Home Психургия: — Месмеризм, Магнетизм, Ментализм, Гипнотизм и Астрал Астрал, О.С. Общая теория «Ars Memorativa. Теория и история Искусства Памяти», — Джон Майкл Грир
«Ars Memorativa. Теория и история Искусства Памяти», — Джон Майкл Грир PDF Печать
Астрал, О.С. - Общая теория

 

Ars Memorativa

Введение в Герметическое Искусство Памяти

 

Часть первая: Использование Памяти


Представители нынешнего Оккультного Возрождения из всех эзотерических методов Ренессанса, вероятно, более всего пренебрегли Искусством Памяти. В то время, как исследования покойной леди Фрэнсис Йейтс1, а также более приближенное к нашему времени, пробуждение интереса к мастеру мнемонических техник Джордано Бруно2, повлекло за собой известность Искусства Памяти в узких академических кругах, мы не можем сказать того же самого о широкой общественности. Упомянуть об Искусстве Памяти в оккультных кругах нашего времени - значит ничего не сказать присутствующим, и привлечь к себе озадаченные взгляды.


Во времена эпохи Ренессанса мнемонические техники Искусства Памяти занимали особое место среди остальных инструментов умственного развития мага. Мнемонические техники магов эпохи Ренессанса развивались в рамках Неоплатонической традиции, которая служила основанием для всех магических штудий эпохи Ренессанса. Мнемонические техники стали занимать едва ли не главенствующее место в деле внутреннего преобразования мага. В свою очередь, таковое применение и интерпретация памяти привела к новому пониманию Искусства Памяти, и так обыкновенная практика улучшения способностей запоминать превратилась в дисциплину, связанную с медитацией, требующей задействования как силы воли, так и силы воображения.

С помощью данной статьи мне хотелось бы заново представить вниманию представителей современной Западной Эзотерической Традиции Искусство Памяти, теперь показав ее практическую сторону, к применению которой можно прибегнуть. Первая часть статьи «Использование Памяти», предоставит читателям краткий обзор самого Искусства Памяти, а также истории его развития, и, кроме того, мы объясним, по какой причине данное Искусство может оказать ценным для современных эзотериков. Во второй части под названием «Сад Памяти» будет представлена базовая Герметическая система Искусства Памяти. В ней будут описаны традиционные элементы данного Искусства, приведены примеры магических символов эпохи Ренессанса, - для того, чтобы предоставить читателям возможность для экспериментов и практического использования всех изложенных сведений.

 

Методы и их развитие3


Неправильно с нашей стороны было бы начать статью, посвященную Искусству Памяти не с легенды о происхождении данного Искусства, а чего-нибудь иного.


Поэт Симонид Кеосский, согласно легенде, должен был прочитать оду на пиру одного аристократа. Повинуясь обычаям современной ему эпохи, поэт начал с восхваления богов, - Кастора и Поллукса, - чтобы затем перейти к торжественным словам в адрес нанявшего его аристократа. Однако аристократ не был доволен тем, что не ему одному были произнесены хвалебные речи, вычел половину платы, полагавшейся Симониду, и сказал поэту искать остаток платы у тех богов, которых он восхвалял. Вскоре поэту доставили весть о том, что у двери стоят двое молодых человек, и что они хотят поговорить с ним. Когда Симонид пошел к ним, за дверями никого не было, однако, пока он отсутствовал, зал, в котором проводился пир, обвалился, и нечестивый аристократ вместе со всеми гостями был погребен под обломками здания. Действительно, Кастор и Поллукс, то есть два молодых человека, заплатили половину из причитавшегося поэту.


Рассказы подобного рода были вполне обычны для греческой литературы, однако в данной легенде содержится совершенно неожиданная мораль. Когда глыбы камней были расчищены, жертвы разрушения оказались настолько искалечены, что их родственники не сумели их опознать. Однако Симонид по памяти составил изображение зала, и таким образом стало возможно определить порядок гостей, сидевших за столом. Размышляя над случившимся, Симонид впервые стал разрабатывать самые начала Искусства Памяти. Разумеется, сама эта история не является достоверной, однако в ней используются основные черты техники Искусства Памяти, - то есть использование некоторых мысленных образов, расположенных в определенном порядке. Данная техника является основополагающей для традиции Искусства Памяти, и именно на данном основании была построена Герметическая адаптация данного Искусства.


В римских школах риторики эта мнемоническая техника была усовершенствована, она стала весьма ценной практической системой. Студентов учили запоминать предметы, располагавшиеся внутри огромных зданий, пользуясь при этом определенными правилами. Пространство в этих зданиях разделялось на несколько «местностей», причем каждая пятая и десятая «местность» была помечена специальным знаком. Сведения, которые необходимо было запомнить, преобразовывались в поражающие воображения зрительные образы. Они располагались один за другим в специально отведенных для них местах; когда это было необходимо, риторы шествовали в своем воображении по тому же самому зданию, по порядку рассматривая изображения и вспоминая о их значении. На более высоком уровне обучения Искусству Памяти образы создавались для отдельных слов и предложений, и целые отрывки из текстов было возможно запомнить тем же самым образом. Римские риторы, использовавшие данные методы, достигали великолепного мастерства в мнемоническом искусстве; один из знаменитых практиков данного искусства, согласно некоторым сведениям, весь день присутствовал на некотором аукционе, и, по завершению торгов, по памяти назвал все наименования проданных предметов, их цену и покупателя.


После распада Римской империи те же самые техники стали наследием Христианского мира. Искусство Памяти обрело свой моральный аспект, поскольку причислялось к добродетели благоразумия, и именно в этом виде Искусства Памяти пользовалось почтением у монахов Доминиканского Ордена. Именно из этого источника бывший доминиканский монах Джондано Бруно (1548-1600) перенял азы этого Искусства для развития собственных техник.4


Средневековые методы Искусства Памяти совсем немногим отличались от классического его образа, однако некоторые изменения, привнесенные в эпоху Средневековья, помогли заложить основание Герметического Искусства Памяти, появившегося в эпоху Ренессанса. Одним из наиболее значимых изменений было непосредственное обрамление предметов, применяемых для запоминания. Вместе с предметами архитектуры, чаще всего использовавшимися в классической традиции, средневековые мнемонисты стали использовать Сферы Птолеемеевского Космоса в качестве окружающей обстановки для мнемонических образов. Каждая Сфера Вселенной, начиная от Обители, где не пребывает никто, кроме Самого Бога, с которой все начиналось, и так Сферы Ангелического Мира, Сферы уровней Элементов, и так до самой адовой сферы, располагавшейся в центре здания, занимали один или более отделов здания, и все они были означены мнемоническими изображениями.


Между данной системой и системой Герметизма эпохи Ренессанса существует лишь одно весьма примечательное отличие, заключающееся в интерпретации Искусства Памяти, не касающаяся вопроса самих техник. Погруженные в философию Неоплатонизма, представители Герметической магии эпохи Ренессанса считали Вселенную образом Божественных Идей, а индивидуального человека – образом Вселенной; они также принимали утверждение Платона о том, что все «познание» сводится к воспоминанию вещей, которые были известны человеку до его рождения в материи. Сведенные вместе, эти концепции привели Искусство Памяти к совершенно новому значению. Если человеческую память возможно переорганизовать в соответствии с образом всей Вселенной, то, согласно данным представлениям, память станет отражением всего мира Идей, - то есть она станет ключом к познанию всей Вселенной. Данная концепция стала движущей силой всех мнемонических систем, созданных несколькими представителями Герметизма эпохи Ренессанса, и прежде всего – системы Джордано Бруно.


Герметическую систему Джордано Бруно можно считать высшей формой проявления Герметического Искусства Памяти. Его методы включали в себя потрясающее количество задействованных элементов, в них были включены комбинации изображений, идей и алфавитов, и требовались выдающиеся мнемонические способности для того, чтобы запомнить их! Его работы всегда наполнены традиционными изображениями астрологической магии и герметической философии, эти элементы отражают в себе связь с магическим космосом. Сложность техники Бруно, тем не менее, еще более усложнялась, совершенно излишне, другими авторами, у которых не было значительного опыта в данном Искусстве, и потому они ошибочно принимали обыкновенные мнемонические методы за сложные философские концепции.


Например, замешательство вызвала практика Бруно связывания изображений с комбинациями из двух букв. Интерпретация Йейтс этой техники Искусства Памяти Бруно всецело основывалась на ее отождествлении с комбинациями букв Раймонда Луллия (1235-1316), причем данная система Луллия является полу-Каббалистической философской системой.5 Влияние Раймонда Луллия на систему Бруно, конечно же, было значительным, однако интерпретация такого толка данной системы Бруно полностью исключает практическое использование буквенных комбинаций: с помощью них возможно было одну и ту же серию изображений использовать для воспоминания идей, слов, а также идей и слов в одно временно.


Следующий пример поможет нам прояснить данный момент. В сочинении Джордано Бруно «De Umbris Idearum» («Тени Идей») (1582) приводятся различные изображения. Традиционное изображение первого декана Знака Зодиака Близнецы, то есть слуга с посохом, может означать комбинацию букв «be»; изображение Suah’а, легендарного изобретателя хиромантии, могло означать буквы «ne». В цепочке образов символы деканов являются первичными по отношению к образам изобретателей. Таким образом в этом методе устанавливается последовательность слогов. Когда эти образы будут помещены вместе в locus, мы получим, в результате, слово «bene»6.


В свой алфавит Бруно включил тридцать букв, то есть буквы латинского алфавита вместе с греческими и еврейскими буквами, у которых нет своих латинских эквивалентов; таким образом, его система позволяла запоминать любые тексты, написанные на данных языках. Он комбинировал эти буквы с пятью гласными, и таким образом получал дополнительные образы для одной буквы, чтобы получались более сложные комбинации. Помимо астрологических образов и изобретателей, он так же использовал списки дополнений и прилагательных, соответствующих этому ряду буквенных комбинаций, и весь этот ряд образов он мог скомбинировать в единый образ Памяти, чтобы представить слова, состоящие из нескольких слогов. В то же самое время, многие из этих образов обозначают не только идеи, но и звуки. Так, персонаж по имени Suah, который был упомянут ранее, может также обозначать и само искусство хиромантии, если только его нужно будет запомнить в том или ином контексте.


Влияние Бруно может быть замечено практически в каждом последующем Герметическом трактате, посвященном Памяти, однако его собственные методы, кажется, показались слишком требовательными для большинства магов. В масонских записях значится, что мнемонические техники, переданные его учеником Александром Диксоном, вероятно, изучались в Шотландских масонских ложах в XVII-м столетии.7 Более распространены, однако, были методы, подобные тем, что были схематически изображены герметическим энциклопедистом Робертом Фладдом в его «Истории Макрокосма и Микрокосма». Это была довольно прямая адаптация метода, использовавшегося в поздний период Средневековья. В этой адаптации небесные сферы использовались в качестве loci, и, тем не менее, Фладд отнес этот метод в один ряд с предсказаниями, геомантией и астрологией, которые он определил как «микрокосмические искусства» человеческого самопознания.8 Этот подход к Искусству Памяти, а также данная классификация, были устойчивыми в эзотерических кругах до того момента, пока не восторжествовал декартов «механизм», который предал забвению как саму Герметическую традицию, так и Искусство Памяти.

 

Метод и его значимость


Мнемонических методов существует огромное множество, однако мы должны ответить на два вопроса относительно места Искусства Памяти в Западной Традиции. В первую очередь, нам нужно ответить на вопрос о том, являются ли методы Искусства Памяти действенными?


Справедливости ради скажем, что этот вопрос является предметом дискуссий начиная еще с древних времен. Главным образом в наше время люди, оспаривающие эффективность Искусства Памяти, на самом деле никогда им и не пользовались. Но мы должны отметить, что Искусство Памяти на самом деле является действенным, оно позволяет более надежно запоминать те или иные сведения, причем сведений этих может быть огромное количество. Методы Искусства Памяти более действенны, чем обыкновенные механические способы запоминания. И это легко объяснить, если мы обратимся к самому устройству человеческой памяти. Человеческий разум вспоминает образы легче, чем идеи, и еще проще ему вспоминать изображения, подкрепленные некоторым эмоциональным содержанием; не так часто человек хорошо запоминает абстрактные идеи. Человеческий разум более использует ассоциативные цепочки, чем логический порядок, для того, чтобы соединить одно воспоминание с другим. Простые мнемонические трюки, такие как завязывание петли вокруг пальца, опираются именно на эту особенность. Человеческий разум обычно прислушивается к ритмам и к повторяемым формулам. Поэтому нам зачастую проще запоминать поэтические произведения, а не прозу. Искусство Памяти систематически использует все три этих фактора. В согласии с этим Искусством человек создает живые, приковывающие к себе внимание образы, которые подобны якорям для цепей, и размещает их в упорядоченном и повторяемом контексте, используя воображаемое здание или символическую структуру, в которой каждый образ и каждый locus автоматически приводит к последующему. В результате, если человек тренируется и практикуется в Искусстве Памяти, он обретает память, которая работает гармонично, в согласии с теми естественными силами, которые в ней заложены.


Тот факт, однако, что что-либо возможно сделать, еще не доказывает, что этим следует заниматься. Сейчас, когда цифровое хранение данных имеет все шансы занять место печатных средств хранения информации, вопрос о том, как человеку запоминать те или иные сведения, может показаться столь же уместным, как и вопрос о том, как лучше изготавливать глиняные таблички для письма. Конечно, некоторые методы этой некогда жизненно важной работы лучше, нежели другие; но что с того? И эти размышления приводят нас ко второму вопросу, с которым должно встретиться Искусство Памяти в современную нам эпоху: в чем заключается ценность данной техники?


Этот вопрос в особенности является важным в контексте нашей культуры и степени ее технического прогресса, поскольку в наш век все более и более люди пренебрегают внутренне присущими человеческими способностями, стремясь заменить их, где только это возможно, механическими эквивалентами. Не сложно разглядеть в современной Западной технологии образ системы последовательного протезирования. В этой системе печатные и цифровые средства хранения данных являются протезированной памятью. Эти технологические средства совершают то, что в старинном обществе выполнялось натренированными умами мнемонистов. Также следует признать, что эти средства хранения данных могут содержать в себе целые тома с различной информацией, что явно превышает способности человеческого разума. Ни один практик Искусства Памяти не способен помнить столько информации, сколько хранится в средней по размерам общественной библиотеке.


Практическая ценность этих способов хранения информации, подобно ценности нашей протезирующей технологии, велика. В то же самое время, есть и другая сторона у рассматриваемого нами вопроса, которая в особенности затрагивает Герметическую традицию. Любая техника оказывает определенное воздействие на того, кто ей пользуется, и не обязательно это воздействие во всем должно быть благоприятным. Этот процесс протезирования посредством технологий ослабляет естественные способности. Человек, использующий машину для того, чтобы поехать в какое-либо место, которое располагается дальше от него на два квартала, даже небольшие прогулки сочтет затруднительными для себя. То же самое верно и для способностей разума. В исламских странах, например, как правило люди помнят весь «Коран», с религиозными целями. Отставим пока вопрос о ценности; сколько людей на современном Западе были бы способны запомнить наизусть Библию?


Однако рассмотрим теперь значимость Искусства Памяти относительно Герметической традиции. Одна из целей Герметической традиции состоит в том, чтобы усилить те человеческие способности, которые могут служить в качестве инструментов для внутренних преобразований, которые ценились последователями Герметизма. Многие элементарные практики данной традиции, - что также верно и для других Эзотерических систем, существующих по всему миру, - можно рассматривать в качестве своего рода умственной гимнастики, предназначенной для того, чтобы «размять» ум, ставший слишком грубым по той причине, что он, в общем-то, и не использовался. Эти упражнения, предназначенные для того, чтобы увеличить силы самого человека, противостоят культуре протезирования, в которой человек стремится отдать всю свою силу внешнему миру. Различие между двумя этими точками зрения заключает в себе широкий диапазон философских, религиозных и (в гораздо меньшей степени) политических аспектов, однако Искусству Памяти всегда среди них найдется место.


Согласно той точке зрения, которую мы назвали защищающей технологической протезирование, Искусство Памяти устарело, поскольку оно менее эффективно, чем методы хранения данных, таких как книги, а также неприятно, поскольку для его применения требуется медленное прохождение процесса развития внутренних способностей человека, а не покупка механистического оборудования. С Герметической же точки зрения, Искусство Памяти является ценным, поскольку, во-первых, оно является средством развития человеческих способностей, памяти человека, и, во-вторых, поскольку во время пользования техниками Искусства Памяти задействуются и другие человеческие способности, такие как внимание, воображение, создание воображаемых образов. Все эти способности играют значимую роль в иных аспектах Герметической практики.


Подобно иным методам саморазвития, Искусство Памяти также привносит изменения в природу тех способностей, которые оно формирует, не только лишь в том, что эта способность становится более эффективной и способной к исполнению больших задач. Эффективность Искусства Памяти столь же качественная, как и количественная, что не учитывается сторонниками технического протезирования. Обычно память человека не особенно поддается воздействию его сознания. Неуместные воспоминания забываются, и зачастую нам может потребоваться длительное время создавать сложную ассоциативную цепь, чтобы поднять это воспоминание с глубин Памяти. Когда же Память становится натренированной посредством Искусства Памяти, то, напротив, ассоциативная цепочка всегда к нашим услугам, и нам не составляет сложности вспомнить о чем-либо. Равным образом, для мнемониста намного проще определить, что ему известно или же неизвестно, создать связи между различными известными ему сведениями, или же сделать вывод из ряда определенных воспоминаний; то, что было сохранено посредством Искусства Памяти, с легкостью можно будет предать повторному рассмотрению.


Несмотря на все то отвращение, которое наша культура испытывает к процессу запоминания, а также к развитию ума вообще, Искусства Памяти все же обладает практической ценностью, даже если мы не рассматриваем его в качестве свода упражнений эзотерического толка. Во второй части данной статьи, которая называется «Искусства Памяти», мы рассмотрим некоторые из предоставляемых Искусством Памяти возможностей, посредством изложения вводной системы запоминания, основанной на традиционных принципах Искусства Памяти.



Примечания:

1. – Йейтс, Фрэнсис А., «Искусство Памяти» (Chicago : U. Chicago Press, 1966), по сей день остается образцовой работой, посвященной традиции Искусства Памяти.
2. – Бруно, Джордано, «О составлении Образов, Знаков и Идей» (NY : Willis, Locker & Owens, 1991), а также Кулиану, Иоан, «Эрос и Магия в эпоху Ренессанса» (Chicago : U. Chicago Press, 1987) являются тому примерами.
3. – Краткая история Искусства Памяти, приводимая здесь, была заимствована из Йейтс, op. cit.
4. – Касательно Бруно, см. Йейтс, op. cit., глава 9, 11, 13-14, а также ее сочинение «Джордано Бруно и Герметическая Традиция» (Chicago : U. Chicago Press, 1964).
5. – См. Йейтс, «Искусство Памяти», Гл. 8.
6. – Там же, с. 208-222.
7. – Стивенсон, Дэвид, «Происхождение масонства: Шотландский век» (Cambridge : Cambridge U.P., 1988), с. 95.
8. – См. Йейтс, «Искусство Памяти», Гл. 15.



Автор © Джон Майкл Грир

перевод © Eric Midnight для Teurgia.Org, 2012 год

 

 

 

 

Back