Home Французская Оккультная Школа и Мартинизм Учение и теория «Духовное Тело и Тело Славы в Мартинизме», — Доминик Клеромбо
«Духовное Тело и Тело Славы в Мартинизме», — Доминик Клеромбо PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Учение и теория

 

Духовное Тело и Тело Славы в Мартинизме

 

Картина Уильяма Блейка

 

«Такое понятие, как "Тело Славы" занимает в особенности важное место в Мартинистской традиции. Сен-Мартен упоминает о нем, когда говорит о непроницаемых доспехах, в коии человек вновь обязан облачиться. Понятие это как таковое не присуще Иудео-Христианской традиции, на коию опирается Мартинизм. В действительности, речь идет о понятии, присущем Зороастризму, неоплатонизму, а также и Христианской Каббале. В сих отличных друг от друга традициях заключены сокровенные сведения, способные пролить свет на данный вопрос».

 

Сварна персов


Древняя религия персов, Зороастризм, говорит о Свете Славы, Сварне, созидательной энергии, которая была задействована еще в начале Творения, и которая будет существовать вплоть до последнего действия, предпринятого для преображения мира1. Сей свет являет собой субстанцию, составляющую Ахура Мазду. В иконографии он представлен в виде сияющего нимба, Славы. Сия Слава есть Земля Небесная, мать мира, Spenta Armaiti, божество, соотносимое с известной в Западном мире Софией. Она является посредником между душой и Божественным, который пребывает в промежуточном мире, сущем между миром материи и миром чистого духа. Это mundus imaginalis (мир воображения). В этом мире нематериальное приобретает свои чувственные формы, и чистый разум обретает духовное тело. На этом плане воображения Земля представляется в образе ангела по имени Spenta Armaiti.


Сварна весьма схожа со Святым Элементом Якоба Бёме, то есть с духовной телесностью, в коией обитает демиург София, Мудрость, Душа Мира. Сей воображаемый мир располагается в Восьмой Сфере, называемой Хургалиа (Hûrqalyâ). Восьмая Сфера располагается выше семи остальных, коии доступны восприятию наших чувств. Душа может достигнуть сего плана, если человек еще не умер, пользуясь способностью исключительно духовного и не зависящего от тела характера, - активным воображением. (Парацельс называет его «воображением истинным»). Именно здесь происходят великие визионерские опыты, мистические экстазы, а также и Посвящения. Именно начиная с приобщения к сей Земле Небесной душа начинает восстанавливать свое тело, в коием Монаде возможно будет воскреснуть, то есть Тело Света.

 

Персидская Сварна - Тело Света

 

Активное воображение есть созидательная способность тела воображения человека, то есть его тонкого тела, неотделимого от души, поскольку именно в нем создается духовная индивидуальность человека. Если смотреть на сей вопрос с данной точки зрения, то возможно сказать, что обретение Тела Славы является в прямом смысле этого слова принятием участия в процессе появления Земли Небесной, то есть в преображении Творения. В ходе данного процесса душа (âme) обеспечивает сохранение, после смерти человека, его духовного тела, тела, в коием он воскреснет2, и коие причастно к жизни в Мудрости и в Свете Славы.

 

Одеяния Света


В Иудео-Христианской традиции идея о существовании Тела Света существует с давних времен. Ее корни лежат в истолковании следующего стиха из Ветхого Завета, в коием сказано: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их». (Быт. 3:21). Еще в давние времена некоторыми толкователями высказывалось предположение, что в сем стихе говорится о положении человечества не после его духовного падения, но о положении его в более раннее время. Они упоминали, что одежда, о коией говорится в данном стихе, сделана не из кожи, а из Света. Для доказательства они опирались на тот факт, что на иврите слова «кожа» (âur) и «свет» (aur) весьма подобны друг другу.

 

Уильям Блейк - Сотворение Богом Адама

 

В тавматургической традиции относительно данного стиха существует то же самое мнение: речь идет об Одеждах Света. В Мидраше Раббы также поддерживается сей тезис, причем Рабба опирается на видение рабби Меиля (I в. от Р.Х.), относительно данного стиха, в котором так же речь шла не о «коже», но о «свете». Эта идея относительно первоначального человека, облаченного в одежды света, пользовалась большой популярностью, и не только у иудеев, но также и у мандеев и манихеев. Помимо сего, она была известна и Христианам Сирии. Также о Теле Света часто упоминает Святой Ефрем, живший в VI веке от Р.Х.. Некоторое апокрифические сочинения, такие как, например, «Восхождение Исайи», так же обращаются к сей изначальной одежде человеческой. Позже, в XIII веке, в «Зоhаре» тоже будет сказано об одеждах Адама и Евы, описанных в приведенном нами стихе, с таковыми уточнениями: «вначале, соблюдая подобие с тем, что есть наверху, у них были одежды Света, и лишь затем, после того, как они пали, они облачились в одежды из кожи».3

 

Слава

 

Преображение Христово

 

Это Славное Тело есть аллюзия на «Славу Божью», библейское выражение, применяемое для описания Самого Бога, Сияния Его Святости, когда Он становится Проявленным, и люди знают о Его Присутствии. В Ветхом Завете она означивается ярким Светом, Огнем. Именно светящееся облако является пред Моисеем на горе Синай, и именно она направляет народ Израильский во время его скитания по пустыне, и затем спускается в Храм Соломона. В Новом Завете сие Светящееся Облако нисходит на Иисуса Христа во время его Преображения на горе Фавор. После Его Воскресения Он входит в Славу Божью.


В Христианском Символизме сию Славу Божью означивают нимбом (от лат. «nimbus», облако), ореолом Святых, коий связан с проявлением Славы Божьей, и свидетельствует о присутствии в Святых Света Духовного. Данный символизм присущ также и мандеизму. Ореол является для мандеев предвосхищением их воскресения в Теле Славы. Согласно Оригену, сия форма, необходимая для воскресения из мертвых, является сферической по своим очертаниям.

Воскресение

 

Воскресение Христово

 

Святой Павел связывает Тело Славы с Воскресением. (Мари-Эмиль Буасмар описывает это положение в своем сочинении «Что еще сказать о Воскресении?», Париж, издательство. «Cerf», 1995). Данная идея о воскрешении из мертвых высказывалась также и в тексте Ветхого Завета, в «Книге Пророка Даниила», глава 12. («И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге. И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление. И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде - как звезды, вовеки, навсегда». (Дан. 12:1-3)


Именно Святой Апостол Павел развил идею о Воскресении в Христианской традиции. Поначалу он принимает идею, близкую к концепции пророка Даниила («Первое послание к Коринфянам», «Первое послание к Фессалоникийцам»). Затем, вопреки воззрениям иудеев, для коих не существует души без тела, он высказывает мысли о том, что душа будет продолжать существовать и после вещественной жизни человека.


Вскоре он допустит, что душа, после смерти человека, открывает для него иное тело. Вместе с тем, эта новая оболочка более не связана с земным миром, это «Тело Славы», то есть Духовное Тело.


Данное развитие воззрение Апостола мы можем наблюдать во «Втором послании к коринфянам». Это новое положение он раскроет благодаря своему проповедованию у греков, коии отказывались принимать Христианство, по причине предположений о том, что земное тело может воскреснуть. Цельс в своих сочинениях, обращенных против Христианства, называл воскресение земных тел «смехотворной идеей». (Цельс, «Против христиан», Phébus, 1999, с. 125).


Апостол Павел в рамках идеи о Воскресении говорит о бессмертии души. Данная идея представлена в Евангелиях, где под победой над смертью подразумевается именно бессмертие, а не воскресение земного тела. Между тем, для того, чтобы взойти на Небеса, как пишет Павел, душе надобно принять форму «Тела Славы». Согласно Апостолу Павлу, мы одеваемся в зачаток сего Тела во время нашего Крещения, «облачаясь» во Христа.

 

Фридрих Кристоф Этингер

 

Портрет Этингера - христианского мистика

 

Согласно Парацельсу, человек обладает не только лишь земным телом и астральным телом, но также и тем, что предназначено для продолжения существования человека и после его материальной смерти. И это - limbus æternus, вечное тело души. Сие Духовное Тело мы приобрели в следствии Жертвы, что принес за человечество Христос, умерев за грехи наши на Кресте. Следуя идеям Парацельса, другие мыслители, такие как Герхард Дорн, Валентин Вайгель и Якоб Бёме так же весьма заинтересовались сим вечным телом. Герхард Дорн в своем сочинении «Speculativa Philosophia» (1567) призывает алхимиков работать над трансмутацией, коия обеспечит им обретение одежд Света, в коию облачен был человек до его духовного падения. Поиски Золотого Руна, о коих говорится в алхимической литературе XVII века, так же указывают на живой интерес к данной теме среди думающих и ищущих людей.4


Фридрих Кристоф Этингер (1702-1782), Христианский Каббалист, весьма вдохновившийся идеями Якоба Бёме, также упоминает о Теле Славы в своих работах, и его описания довольно примечательны. Согласно Этингеру, в начале Творения Бог явил Себя в «Первоначальной Славе», коия является Мудростью (Иисусом Христом, Словом). Сия Мудрость есть Храм, в коием проявляет Себя Бог, и сие есть изначальное пространство, существовавшее во Вселенной. Мудрость сия есть Небеса, в коих пребывают Ангелы и Избранные. Она составляет Тело Христово.


Именно Сияющая Субстанция заложена в основании всего сущего. Она есть тело ангелов, Святой Элемент, о коием писал Якоб Бёме. Если мы вспомним теории Ньютона, тогда увидим, что она также есть «Sensorium de Dieu», средство, с помощью коиего Бог воспринимает Свое Творение. Это Тело есть не что иное, как Свет Божий, если можно так выразиться, Архетип Славных Тел человеческих. Это первоначальное небо содержит в себе также и все идеи, коии так же представляют собой зачатки, сущие в Теле.


Мир, в коием мы пребываем, располагается там, где некогда было Царствие Небесное. Однако оно и остается здесь же, но теперь его образ был искажен Люцифером. Согласно Этингеру, мы пребываем там же, где будет происходить воссоединение Иисуса с Избранными Его. Сие Универсальное Восстановление начнется с людей, однако оно посвящено всецело Воскресению Иисуса Христа, поскольку Воскресение Тела Христова есть «последняя материя», вновь сформированная Мудрость. При своем воскрешении человек также облачится в свои Духовные Одеяния.


Этингер утверждает, что человек воплощается дважды. В первый раз – когда рождается, и во второй раз – когда преисполняется веры. Сие второе рождение было предзнаменовано в человеке Воскресением Христовым. Небесное Тело Иисуса Христа наполняет мир и дарует нам пищу (тело и кровь), необходимые для нашего восстановления. Таким образом, человек, после прекращения его земного существования, сохраняет свою телесность. Он указывает также на то, что душа и тело соединяются друг с другом весьма основательно. Этингеру принадлежит и видение Славного Тела человеческого, коие принимает участие в восстановлении первозданной чистоты Творения, становясь частью «Земли Небесной».

 

Мартинес де Паскуалли


В Мартинизме понятие Тела Славы связано непосредственно с тем положением, коие занимал человек до его падения. Согласно Мартинесу де Паскуалли, мир был сотворен для того, чтобы служить обиталищем для первичных духовных разумов. Сии первоначальные разумы поначалу пребывали в Божественной Безграничности, но затем мятеж, учиненный некоторыми из них, привел к необходимости появления пространства, предназначенного для того, чтобы сдерживать их пагубное воздействие. Вне Божественной Безграничности существует несколько уровней бытия: Сверхнебесная Безграничность, Небесная Безграничность и Земной Мир. Человек исшел от Бога для того, чтобы продолжать контролировать падших духов, коии были заключены в сотворенный мир.


Человек есть дух, он не обладает телом. Он пребывает в центре Небесной Безграничности, в том месте, коие называется Земным Раем. Между тем, для того, чтобы иметь возможность воздействовать на мир, ему необходимо выйти из сего положения, он должен образовать Славное Тело, нечто вроде покрова, коий позволит ему проявиться и воздействовать на Творение. Человек способен придать Телу сему такую форму, какую пожелает. Согласно «Трактату о Реинтеграции существ» (§ 22), именно из-за неправомерного пользования сей привилегией человек утерял свое Тело Славы, и был поглощен телом материальным, коие отныне обрекло его на пребывание в материальном мире.


Пребывая в изгнании, в своем материальном теле, на Земле, человек, тем не менее, все еще хранит верность своему предназначению. Между тем, он усложнил свои условия выполнения его задачи, поскольку теперь он вновь должен завоевать свое место в Творении для того, чтобы успешно завершить свою миссию.


Строение Вселенной по Луи-Клоду де Сен-Мартену и Мартинесу де Паскуалли

 

Трактат о Реинтеграции


В анонимной рукописи, коию обнаружили среди документов Сен-Мартена после его смерти (хранится в Фонде Z), в особенности интересно рассказывается о Теле Славы. Вероятно, автором сей рукописи является Пьер Фурнье (1738-1825), который был секретарем Мартинеса де Паскуалли до тех пор, пока его место не занял Сен-Мартен. Текст никак не озаглавлен, но по его содержанию можно сделать вывод о том, что он написан на основании «Трактата о Реинтеграции».


Пьер Фурнье часто цитирует изречения Святого Павла и объясняет, что душа, подражая совершенству Святых, способна достичь своего воскресения. В остальном он повторяет схему картины мира Мартинеса де Паскуалли, говоря о том, что Творение подразделяется на три уровня: Сверхнебесная Безграничность, Небесная Безграничность и Земная форма. Однако вместо того, чтобы рекомендовать для достижения подобных результатов Теургию, как то делает Мартинес де Паскуалли, Пьер Фурнье советует прибегать к Духовной Алхимии, коия призвана привести человека к Духовному воскресению. Пьер Фурнье говорит, таким образом, о создании Философского Камня, трансмутирующего материальное земное тело в Тело Славы. Он также говорит о восхождении души сквозь семь Сфер Небесной Безграничности. Подобно Мартинесу де Паскуалли он разделяет Небесный Септенер на три части: Чувственный Круг (Луна, Венера, Юпитер, Марс, Меркурий), Зримый Круг (Солнце) и Умственный Круг (Сатурн). К сему Тернеру он приводит соответствие в виде трех богословских добродетелей: вера, надежда и милосердие. Его описание Восхождения чрез Семь Небесных Сфер напоминают Диалог между Павлом и душой Марсилио Фичино, текст, коий сам по себе содержит множество заимствований из «Corpus Hermeticum».

 

Доспехи

 

Святой Георгий побеждает змия

 

Луи-Клод де Сен-Мартен очень много писал относительно Тела Славы. Между тем, что и свойственно ему, Неизвестный Философ скрывает суть его речей под весьма туманным изложением, коие очень сложно истолковать тем читателям, которые мало знакомы с Мартинистской Доктриной. Здесь мы удовольствуемся тем, что приведем только некоторые его высказывания относительно Тела Славы. В своем первом сочинении, «О заблуждениях и истине», в описании Сен-Мартена непроницаемых доспехов изображался человек, пребывавший в центре Сада Эдемского, в коием было Семь Деревьев (подразумевается Небесная Безграничность), под которыми Сен-Мартен и подразумевает Тело Света.5


В «Естественной Таблице» Сен-Мартен также обращается к Телу Света. Он объясняет, что «нагота», присущая первому человеку, и означенная словом «gharoum», происходит от арабского слова «ghoram», означающего «кость, лишенная плоти». Он делает уточнение, говоря, что в иврите корень «ghatzam» означает «силу, добродетель». Таким образом, «нагота», о коией сказано в Библии в отношении Адама, для Сен-Мартена означает то, что Адам был нематериальным, лишенным плотского тела.6 Об этом первоначальном одеянии Сен-Мартен также упоминает в «Новом Человеке». Он говорит, что первоначальному человеку не должно было разделяться, поскольку сие первоначальное одеяние должно было изливать сияние Света Небесного на все Творение.7

 

София

 

София - Мудрость

 

Во второй главе «Руководства Духовного Человека» Неизвестный Философ уточняет, что во время нашей Духовной Работы мы оживляем наше Тело Славы, порождаем в самих себе Софию. Давая пояснения к этому тезису своему другу Кирхбергеру,8 Сен-Мартен говорит, что София вместе со Славным Телом и есть земля обетованная для человека. Здесь видно сильное влияние Зороастризма. Действительно, Spenta Armaiti, вечная дева, приравнивается к Земле Изумрудной, к Восьмой Сфере. Согласно Ибн Араби, эта мистическая земля содержит в себе закваску праха земного, посредством коиего был сотворен Адам.9


Интересно, что в исламской традиции, о чем сообщает Табраси Масуди, тело человеческое было сотворено с помощью трех видов земли: одна из земель, при этом, красного цвета, другая – белого, и третья – черного.10 Нет ничего удивительного в том, что во время Посвятительного Ритуала в Степень Ученика Избранного Коэна Мартинес де Паскуалли предписывал одевать кандидата в одеяния из трех тканей: черного, красного и белого цвета. Вероятно, это символ водворения Адама в его Тело Славы.


В «Руководстве Духовного Человека» Неизвестный Философ объясняет также, что тот Путь, коий проделал Христос для того, чтобы воплотиться в мире сем, должен предпринять и человек. Созерцая Себя в зеркале вечной девы Софии, он был облечен в Тело Славы. И именно после сего созерцания он обрел тело, вверенное земной деве. Согласно Сен-Мартену и Виллермозу, после Своего Воскресения Христос, выполнив свое Предназначение на земле, явился не в земном теле, а в Теле Славы. То же самое произойдет и с человеком, когда он закончит свое земное существование. Сен-Мартен, как и Мартинес де Паскуалли, говорит о Небесном Восхождении как о восхождении на гору Синай, вершина коией представляет собой наиболее возвышенное место Мира Небесного, Врата Сатурна, позволяющие взойти к Миру Сверхнебесному. По мере того, пишет Сен-Мартен, как мы поднимаемся по сей горе, мы облачаемся в плащ Илии, то есть в наше чистое первоначальное одеяние, коие является девственным телом, единственным, способным запечатлеть в нас Слово.


Тело Славы, не смотря на то, что оно является нашим первоначальным одеянием, тем не менее не является самим человеком. Согласно Мартинесу де Паскуалли, оно являлось только лишь инструментом, посредством коиего Адам был способен воздействовать на Творение, дабы осуществлять в нем переданные ему полномочия. То же самое относится и к Христу, как пишет Сен-Мартен, в своем прекрасном письме, коие адресовал он к Валатэ д’Альнену. Он уточняет, что «это только лишь нетленная оболочка», поскольку жизнь тела есть «вечное Слово, приближенное к человеческому облику, предназначенное для того, чтобы возвратить нас к образу, ранее искаженному грехом».11 Сен-Мартен также пишет в своем сочинении «О заблуждениях и истине» о том, что Христос, Коиего символизирует число Восемь, есть единственная опора, единственная сила, посредством коией человек может вознестись над тьмой, в коию он столь глубоко пал. Сей символизм весьма подобен сути Восьмой Сферы, Мира, коиего, согласно иранскому мистицизму, достигает Человек Света.12

 

Воскресение Христово

 

Плащ Илии


Итак, именно неверное использование Тела Славы привело к тому, что человек его лишился. Таким образом мы видим, что наиважнейшей задачей для человека является вновь отыскать Плащ Света, коий он утерял. Фибры сего Плаща человек способен соткать в каждый момент выполнения им Духовной Работы. Для того, чтобы полностью обрести свои первоначальные одежды, человеку необходимо покинуть свое земное существование, и то, насколько сильно он преуспел в процессе возвращения к Телу Славы, он может почувствовать исключительно в эти моменты совершения Духовной Работы, когда он облачается в молчание для того, чтобы соединиться с Царствием Света.

 

 


Примечания:

1. - Сей вопрос в должной мере рассматривается в сочинении Анри Корбена «Духовное Тело и Небесная земля в иранском маздеизме и шиитизме», Париж, издательство «Buchet/Chastel», 1979 – прим.
2. - Таковая же концепция существует и в неоплатонизме, она описывалась Проклом, который рассуждает о высшем «охема», то есть Теле Света, в коие демиург вместил душу человеческую, и коие сохранит душа и после смерти человека, вопреки действию низшего «охема», тела духовного, коие исчезнет после смерти. – прим.
3. - «Зоhар», «Книга Руфь», перевод Шарля Мопсека, издательство «Verdier», 1987, с. 84. – прим.
4. - См. Антуан Фавре «Золотое Руно и Алхимия», Милан, издательство «Archè», 1990. – прим.
5. - «О заблуждениях и истине», Луи-Клод де Сен-Мартен, Вито, издательство «Le Lis», 1979, с. 35-37, 43 и 49. – прим.
6. - «Естественная таблица отношений между Богом, человеком и Вселенной», окончание главы XIII. – прим.
7. - «Новый Человек», №66. – прим.
8. - Письмо от 23 августа 1793 года, «Неизданные письма из корреспонденции между Луи-Клодом де Сен-Мартеном и Кирхбергером», Париж, издательство «L. Schauer et Alp. Chuquet», 1862, с. 101. – прим.
9. - «Книга о духовных победах Мекки», глава CIII, Анри Корбен. Здесь Анри Корбен приводит множество сведений относительно Духовного Тела и Небесной земли», цит. раб., с. 164-172. – прим.
10. - В исламе также существуют и иные воззрения, уже относительно семи цветов, о чем пишет, например, Джалладин Руми. См. также «Мистические соединения» К.Г. Юнга, Париж, 1982 г., том II, глава V. – прим.
11. - См. письмо от 22 октября 1795 года в «Мартинистских документах», Париж, издательство «Cariscript», 1980, №13, с. 33. – прим.
12. - См. Анри Корбен, «Человек Света в иранском суфизме», Париж, издательство «Présence», 1971. – прим.

 


© Доминик Клеромбо

Оригинальный материал расположен на сайте www.philosophe-inconnu.com

Перевод © Eric Midnight, для журнала «Пламенеющая Звезда» № 7, 2012 г.


 

 

Back