«Аспекты истории спиритизма» PDF Печать
Западная Магическая Традиция - Статьи о Западной магической традиции

 

Аспекты истории спиритизма


Фотография с призракомСпиритизм — верование в возможность необычайных проявлений духов в мире физическом. Начало его относится к глубокой древности. В Библии есть упоминание об аэндорской волшебнице, занимавшейся прорицанием и вызыванием душ умерших людей. По рассказу Григория Двоеслова, медиоланский епископ VI в. Даций, проезжая через Коринф, изгнал из одного дома злого духа, который не давал жить в этом доме, заставляя раздаваться по ночам рычанье львов, мычанье коров, блеяние овец, шипение змей. В наши дни это верование приняло своеобразную форму [4]. В 1848 г. в штате Нью-Йорке семейство Фокс, состоящее из мужа, жены и двух дочерей, было поражено таинственными стуками в их доме. Одна из дочерей, по имени Кэт, высказала догадку, что звуки производятся каким-то разумным существом. Обратились к таинственному существу с вопросами (оно должно было отвечать постукиваниями). Было условлено, напр., что один удар будет обозначать «нет», три удара - «да». На вопросы попадались целесообразные ответы. Из них узнали, что говорит душа убитого разносчика. Дух продолжал отвечать и тогда, когда спрашивавшие его сестры Фокс оставили родительский дом и поселились у своей замужней сестры. Весть об этих необычайных явлениях быстро распространилась. Они были констатированы различными посторонними лицами. Сестры Фокс были признаны посредницами, или медиумами, через которых живые люди могут входить в общение с душами умерших. Вскоре открылись другие медиумы, через посредство которых стали совершаться другие обнаружения духов. Явились профессиональные медиумы, и вместе с ними сделались необычайные обнаружения духов более многочисленными и разнообразными. К этим обнаружениям относятся прежде всего автоматические движения, происходящие при видимом непосредственном участии медиума. Таковы приподнимание и вращение стола при наложении на него рук медиума; писание и рисование рукой медиума; автоматический разговор в состоянии транса. Вторую группу составляют явления, совершающиеся в присутствии медиума, но без его непосредственного участия и без всякой видимой причины [1]. Сюда принадлежат: стуки, передвижение мебели, игра музыкальных инструментов, появление света, голосов, музыкальных звуков, различных материальных фигур, напр., человеческих рук, лиц или целых фигур, написанных слов и чертежей, фотографий человеческих и других форм, развязывание узлов [1].


Аллан КардекАллан Кардек (настоящее имя — Ипполит-Леон-Денизар Ривайль) начал изучать паранормальные явления, происходившие на спиритических сеансах, в 1850 году. C помощью дочерей своего друга, выполнявших роль медиумов, он узнал о своей «миссии», которая состояла в том, чтобы донести до человечества некие новые представления об устройстве мира и жизни в нём. Кардек, поверив в собственную избранность, взялся формировать собственное «священное писание» путем спиритических диалогов, задавая «духам» вопросы и записывая ответы. Последние формулировались стуками или хлопками (с помощью условного кода) или побуквенно, на планшетке. Два года спустя Кардек решил, что получил достаточно информации, чтобы сформулировать (по его собственным словам) «совершенно новую теорию существования человечества, его судьбы и предназначения». Основные положения этой теории он изложил в «Книге Духов» (фр. «Le Livre des Esprits», 1856), за которой последовали «Книга медиумов» (Le Livre des médiums, 1861), «Евангелие в трактовке духов» (L'Évangile Selon le Spirits) Энн Блэкуэлл, переведшая все труды Кардека на английский язык, дала им следующие краткие характеристики:itisme, 1864):


«Книга Духов» доказывает существование и свойства Верховной Силы, а также природу отношений между этой Силой и Вселенной, наставляя нас на путь Божественного Провидения. «Книга медиумов» описывает разнообразные методы общения между нашим и загробным мирами, «Рай и ад» раскрывает суть Божественного правосудия, рассматривая дьявольскую природу зла, как результат невежества людей, показывая путь дальнейшего просвещения и очищения человека. «Евангелие в трактовке духов» представляет собой комментарии к основным заповедям Христа, сопровождаемые описанием основных событий жизни Христа и сравнением их с современными проявлениями силы духов. «Генезис» подчёркивает согласие философии Спиритизма с достижениями современной науки и связь этой философии с разрозненными летописями событий. Основная идея кардековского спиритизма состояла в том, что духовное развитие человечества движимо колесом реинкарнаций («перевоплощений»). «Окунаясь» в земную плоть, духи совершенствуются и очищаются, возвращаясь, чтобы переживать новые и новые испытания. Дух, прошедший все перевоплощения, становится «чистым» и переходит в вечную жизнь, наслаждаясь её блаженством. Все приобретенное духом в земном существовании им (по Кардеку) не утрачивается. Переродившиеся духи (согласно спиритизму) населяют разные планеты Вселенной [5].


Кардек утверждал, что эту свою концепцию получил из сообщений самих «духов». Один из них на вопрос: «Какова цель перевоплощения?» — ответил:


Это — необходимость, предопределённая Всевышним для достижения совершенства. Для некоторых из них это — искупление, для других — миссия. Для достижения совершенства необходимо пройти через все превратности земного существования. Это испытание имеет целью искупление и приносит неоспоримую пользу. Перевоплощение имеет и другую цель — участие духа в созидательной деятельности, для чего он принимает форму земного существа, живущего в гармонии с государственным устройством каждого мира, в который он попадает и согласно которому он выполняет особую работу в том мире, который был определён ему Божественным Провидением. Он должен внести свой собственный вклад во имя общего блага, тем самым преследуя цель собственного совершенствования. Из Америки это явление перешло во Францию и в другие страны Европы, где в продолжение нескольких лет кружащиеся и говорящие столы были в моде и сделались забавой гостиных; затем они надоели, и их оставили, чтобы заняться другими развлечениями [4].


Люди, не признающие ничего вне материи, верующие только в видимый мир, думающие, что все умирает вместе с телом, одним словом, материалисты, выдающие себя за вольнодумцев, поставили существование невидимых духов в ряд нелепых басней; они назвали сумасшедшими принимающих это дело серьезно и осыпали их язвительными насмешками. Другие, не будучи в состоянии опровергнуть факты и находясь под влиянием особенного рода понятий, приписывали эти явления исключительному влиянию дьявола, чем и старались испугать боязливых.

 

Доска уиджа


Но во время Викторианской эпохи дьявола уже никто не боялся; о нем говорят так много и в таких различных видах его представляли, что освоились с этой мыслью, и многие захотели воспользоваться случаем видеть, каков он есть на самом деле. Следствием было, что, исключая немногих боязливых женщин, объявление о появлении настоящего дьявола имело что-то увлекательное для всех тех, которые его видели прежде только на картинках или на театральной сцене; для многих оно было сильным возбуждением: так что желающие этим средством заградить путь новым идеям поступили против своей цели и сделались помимо своей воли пропагандистами тем действительнейшими, чем сильнее против них восставали [4].


Другие критики не более имели успеха, потому что против доказанных фактов и точных рассуждений они не могли противопоставить ничего более, как только одно отрицание. Читайте их издания об этом предмете, везде вы найдете доказательство их незнания и несерьезного исследования дела и нигде не встретите решительного доказательства его невозможности; вот их доводы: «Я не верю, и, следовательно, это не существует; все верующие сумасшедшие; мы одни имеем привилегию разума и здравого смысла» [2].


Невозможно исчислить адептов, приобретенных серьезной или шутовской критикой, потому что везде находят одно только личное мнение, без доказательств противного. Сообщения посредством ударений были медленные и неполные; узнали, что подвижные вещи, как, например, корзинка, дощечка, к которым приделывали карандаш и на которые клали пальцы, двигались и чертили буквы. Впоследствии увидели, что это были такие принадлежности, без которых можно было обойтись; опыт доказал, что дух, действуя на бездушный предмет и управляя им по своей воле, мог равно действовать и на руку, водить карандаш. Оказалось, что есть пишущие медиумы, то есть лица, которые писали невольно, под влиянием духов и делались таким образом их орудиями и переводчиками. С тех пор сообщениям не было более пределов, и обмен мыслей мог совершаться с такой же быстротой и развитием, как между живыми людьми [5].


Явилось обширное поле для исследования, произошло открытие нового мира: мира невидимых, незримых существ, подобно тому как посредством микроскопа открыли мир существ бесконечно малых.


Что такое эти духи? Какую роль играют они во Вселенной? С какой целью сообщаются смертным? Таковы были первые вопросы, которые надлежало разрешить. Вскоре узнали от этих же духов, что они не отдельные существа творения, но собственные души живых на Земле или в других мирах, что эти души, оставив свою телесную оболочку, витают в пространстве.


Невозможно было более сомневаться, когда между ними узнали своих родственников и друзей, с которыми могли разговаривать; когда они сами привели доказательства своего существования, указали, что умерло в них только тело, что жива их душа или дух, что они здесь, возле нас, видят нас и наблюдают за нами, как во время своей жизни, окружая попечениями тех, которых любили и воспоминание которых доставляет им сладчайшее утешение.


Вообще имеется совершенно ложное понятие о духах; они существа не отвлеченные, не неопределенные, как многие себе воображают, представляя их чем-то вроде слабого света или искры; напротив, они действительные существа, имеющие свою личность и определенный образ. Об этом можно сделать себе приблизительное понятие через следующее изъяснение [3].


Доска уиджаЕсть в человеке три существенные вещи: во-первых, душа, или дух, т.е. разумное начало, в котором находится мысль, воля и нравственное чувство; во-вторых, тело или вещественная оболочка, тяжелая и грубая, посредством которой дух входит в соотношение с внешним миром; в-третьих, перисприт — флюидическая, эфирная, легчайшая оболочка, служащая связующим звеном и посредником между духом и телом [1].


Когда внешняя оболочка ветшает и не может более действовать, она распадается, и дух сбрасывает ее, как плод сбрасывает шелуху, дерево свою кору, одним словом, как оставляют старое платье, негодное для употребления; это называют смертью.


Итак, смерть есть уничтожение грубой оболочки духа: одно тело умирает, дух же никогда. Во время земной жизни дух, так сказать, сжат узами соединенного с ним вещества, делающего часто недействительными его способности; смерть тела избавляет его от этих уз; он освобождается и приобретает свою свободу, как бабочка, выходя из своей куколки, но он оставляет только вещественное тело и сохраняет перисприт, составляющий для него род эфирного тела, воздушного, невесомого для нас, имеющего форму человеческого и, как кажется, первообразного тела.


Следовательно, спиритизм есть учение, основывающееся на существовании, проявлении и учении духов. Философская часть этого учения вполне изложена в «Книге духов», часть практическая и опытная в «Книге медиумов» [3]. По разбору этих сочинений, приведенному ниже, можно судить о разнообразии, обширности и важности предметов, в них заключающихся.


Как мы уже видели, спиритизм возымел свое начало от простого явления: кружащихся столов, но так как такие явления занимали более глаза, нежели разум, и возбуждали более любопытства, нежели чувства, то, удовлетворив любопытство, они перестали обращать на себя внимание, тем более что их не понимали [6].


Но иное было следствие, когда теория объяснила причину, особенно когда увидели, что из этих вертящихся столов, которыми несколько времени забавлялись, выходило целое нравственное учение, говорящее душе, рассеивающее томительные сомнения, удовлетворяющее всем стремлениям, оставленным в неопределенности от неполного учения о будущности человечества.


Люди серьезные приняли новое учение как благодеяние, и с тех пор оно не только не ослабевало, но распространяется с невероятной быстротой. В продолжении трех или четырех лет оно привлекло на свою сторону во всех частях мира бесчисленное множество приверженцев, в особенности людей просвященных, число которых умножается в чрезвычайной прогрессии, так что ныне можно сказать, что спиритизм приобрел право гражданства.


Он опирается на такие твердые основания, что может отразить все нападки своих противников, силящихся из собственных видов его опровергнуть; это доказывается тем, что их нападения и критика не приостанавливают ни на минуту его распространения: это есть событие, подтвержденное опытом, которого противники спиритизма никогда не могли объяснить. Спириты отвечают просто, что, если он распространяется, несмотря на критику, это значит, что его находят хорошим и что его доводы предпочитают доводам его противников [2].


Однако же спиритизм — не новое открытие; факты и начало, на которых он основывается, теряются в глубокой древности, ибо мы находим его следы в верованиях всех народов, во всех религиях, у многих духовных и светских писателей, но события за недостатком исследования часто были объяснены по суеверным понятиям невежества, и из них не вывели всех должных заключений.


В самом деле спиритизм основан на существовании духов, но так как духи не что иное, как души людей, следовательно, с тех пор, как есть люди, есть и духи — спиритизм не открыл и не выдумал их. Если души или духи могут являться людям, значит, что это в природе вещей, и, следовательно, они должны были являться везде, потому-то всегда и везде мы находим доказательства таковых проявлений, в особенности в библейских повествованиях.

 

Спиритический сеанс


Новейшему времени принадлежит только логическое изъяснение событий, полнейшее знание естества духов, их назначения, образа их действий, открытие нашего будущего состояния, наконец, обращение спиритизма и его различных применений в науку и учение [5].


Древние знали начало, в настоящее время знают подробности. В древности изучение этих явлений было привилегией известных каст, которые их открывали только посвященным в их таинства; в средние века на занимающихся ими открыто смотрели как на колдунов и жгли их, но ныне нет тайны ни для кого, и более никого не жгут; все делается среди белого дня, и всякий может, по желанию, просветиться этим учением и упражняться в нем, ибо медиумы находятся везде.


В 1870-1900-е годы пользовались популярностью многие медиумы, а некоторых из них можно смело отнести к разряду выдающихся. С Д.Д.Хоумом, Слэйдом и Монком вы уже познакомились. Вот ещё четыре имени, которые увековечила история спиритического движения: это американцы Ч.Х.Фостер, мадам д'Эсперанс, Иглинтон и преподобный Стэнтон Мозес. Расскажем коротко о каждом из них.


Восторженный биограф Чарльза Х.Фостера назвал его «самым великим духовным медиумом со времён Сведенборга». Такова привычка авторов превозносить без меры именно того медиума, с которым им приходилось лично сталкиваться. Тем не менее, мистер Джордж Бартлет в своём «Салемском ясновидце» также даёт понять, что был хорошо знаком с Фостером лично и не отрицает, что тот, действительно, являлся замечательным медиумом. Благодаря склонности медиума к путешествиям, слава о нём распространилась не только в Америке, но и в Австралии, и в Великобритании. Будучи в Великобритании, он подружился с Булвер-Литтоном, посетил Нибуорт и стал прототипом Мэргрейва в его романе «Странная история».


Повидимому, Фостер был сильнейшим ясновидящим и обладал особенным даром проявлять инициалы или имя духа, с которым он общался, на своём теле - обычно на предплечье. Это явление происходило настолько часто и изучалось настолько тщательно, что сомневаться в его истинности не приходится. Каковы его причины - это другой вопрос. В медиумизме Фостера многое указывает, скорее, на масштаб собственной личности медиума, нежели на вмешательство внешнего разума. К примеру, совершенно невозможно представить, что духи таких великих людей, как Вергилий, Камоэнс или Сервантес, могли контактировать с этим полуграмотным жителем Новой Англии, однако у нас есть авторитетное свидетельство Бартлета, подкреплённое многочисленными цитатами, убеждающее в том, что Фостер беседовал с этими разумными созданиями, которые были готовы цитировать фрагменты собственных произведений с любого указанного места [5].

 

Спиритический сеанс


Подобные случаи осведомлённости в области литературы, осведомлённости, далеко превосходящей образованность медиума, напоминают опыты с книгами, которые проводились в более позднее время и в ходе которых медиум незамедлительно сообщал, что написано на той или иной строке той или иной книги, стоящей на полке в библиотеке. Не следует считать, что для подобного цитирования непременно необходимо незримое присутствие самого автора книги. Скорее, можно предположить наличие неких, неизвестных доселе способностей к освобождению эфирного тела медиума или присутствие какого-то другого существа или высшей силы, способной быстро собирать и передавать информацию. Позиции Спиритизма столь сильны, что самим спиритам нет нужды заявлять обо всех психических явлениях для того, чтобы придать большее значение собственному имени. Более того, автор этих строк должен признаться, что очень часто наблюдал, как описания многих таких случаев в один прекрасный момент появлялись в рукописном или печатном виде, хотя вряд ли авторы этих опусов советовались с медиумом или спрашивали его разрешения [7].


Необычный дар Фостера, благодаря которому на его коже появлялись инициалы, приводил порой к весьма комичным происшествиям. Бартлет вспоминает, как однажды Фостера посетил некий мистер Адамс. «Когда он уже собирался уходить, мистер Фостер сказал ему, что ни разу не встречал столь одухотворённого человека. "Дескать, мистер Адамс привёл с собою столько духов, что они буквально переполняли комнату. В два часа ночи Фостер позвал меня и попросил: "Джордж, не могли бы вы зажечь газ? Мне никак не уснуть: комната до сих пор полна родственниками Адамса. Они исписали своими именами всё моё тело". К моему удивлению, тело Фостера действительно оказалось испещрено надписями - это был список родных Адамса. Я насчитал одиннадцать ясно различимых имён; одно было написано поперёк лба, несколько - на руках и даже на спине.» Этот анекдотичный случай, конечно же, способен повеселить тех, кто любит подшучивать над близкими, однако мы неоднократно убеждались, что в загробном мире чувство юмора не только не угасает, но, даже напротив, приобретает гораздо большую остроту.


Фотография с призракомКроваво-красные буквы на коже Фостера, повидимому, имеют тесную связь со стигматами - отметинами, появляющимися на руках и ногах истово молящихся фанатичных верующих [5]. В случае с верующими концентрация сознания на одном предмете приводит к некоему материальному результату. Что касается Фостера, то концентрированное воздействие со стороны некоего невидимого разумного создания приводит к аналогичному результату. По сути, все мы - духи и неважно, есть ли у нас тело или нет. Все мы обладаем сходными способностями, разница лишь в их силе.


Собственные высказывания Фостера по поводу его занятий весьма противоречивы. Подобно Маргарет Фокс-Кейн и Дэвенпортам, он никогда не заявлял, что демонстрируемые им явления вызваны вмешательством духов. С другой стороны, весь ход сеансов как бы предполагал, что такое вмешательство всё-таки имеет место. Фостер, к примеру, мог подробно описать явившегося духа и передать его родственникам какое-нибудь послание. Подобно Д.Д.Хоуму, он крайне скептически относился к другим медиумам и ни во что не ставил исключительные фотографические способности Мумлера, хотя оне были столь же широко признаны, как и собственные способности Фостера. Медиумам вообще свойственно непостоянство, а у Фостера это качество получило особенное развитие: его одинаково легко можно было склонить как к хорошему, так и к дурному. Вот мнение близкого друга медиума, имевшего возможность наблюдать его долгое время:


«Фостер отличался необычайной противоречивостью. Мало сказать, что в нём жили Джекиль и Хайд - таких Джекилей и Хайдов в нём умещалось не меньше, чем по полдюжины. Он был, с одной стороны, необычайно одарён, а с другой - прискорбно неразвит. В чём-то он демонстрировал почти что гениальность, а в чём-то - безумие. Порой его сердце, казалось, способно было вместить весь мир: он плакал вместе с теми, кто утратил надежду; раздавал деньги бедным; струны его души отзывались на все страдания мира. Потом вдруг он становился жесток и с бессердечием малого ребёнка мог оскорблять лучших своих друзей. Обуздать его попросту было невозможно. Он всегда шёл собственным путём, и зачастую неправедным путём. Подобно ребёнку, он не задумывался о последствиях своих действий. Казалось, он живёт одним днём, не заботясь о будущем. Всегда, когда представлялся случай, Фостер делал то, что ему хотелось в данный момент, невзирая на возможные последствия. Он не следовал ничьим советам, так как был на это просто не способен. Мнения других не значили для него ровно ничего, он подчинялся лишь своим желаниям; при всём том, нисколько не перетруждался, всю жизнь оставаясь в добром здравии. Когда его спрашивали: «Как вы себя чувствуете?», он всегда отвечал: «Превосходно. Меня буквально распирает от избытка физического здоровья». Столь же двойственно проявлялась его натура и во время работы. Порой он сидел за столом день и ночь, пребывая в величайшем умственном напряжении. В таком состоянии он мог находиться в течение многих суток. После этого, в течение нескольких недель он абсолютно ничего не делал, теряя при этом сотни долларов и расстраивая людей без всякой видимой причины, единственно от того, что его одолевала лень». В книге Артура Лилли «Современная мистика и магия» воспроизводится рисунок, показывающий, какие фигуры могут быть составлены духами из обыкновенных предметов туалета. Другие примеры читатель может найти в приложении.


Фотография с призракомВо время проведённых совместно с доктором и миссис Спиэр сеансов Стэнтон Мозес неоднократно общался с духами, дававшими неизменно правильные ответы на вопросы об именах, датах и местах конкретных событий. Считается, что его медиумизм осуществлял контакт с целой группой духов, передавших через него методом автоматического письма основные положения Учения. Этот процесс начался 30 марта 1873 года и продолжался до 1880 года. Выдержки из этих сообщений собраны в книге «Учение Духов». В предисловии к ней Стэнтон Мозес пишет:


«Сообщаемые сведения всегда носили самый чистый и возвышенный характер, по большей части они содержали наставления и указания, предназначенные мне лично. Могу подтвердить, что за всё время этого письменного контакта, длившегося непрерывно до 1880 года, не поступало, насколько мне удалось в этом убедиться, ни одного сообщения, имевшего хотя бы намёк на легкомыслие, вульгарность или недостоверность. Ничто не могло поставить под сомнение истинность высочайшей духовной природы создания, непрестанно передававшего путеводные наставления. Насколько я в состоянии судить, эти духи являлись именно теми, кем они себя называли. Их слова были полны искренности и служили благородной, возвышенной цели». [1]


В книге мистера А.У.Тресью «Духи-наставники Стэнтона Мозеса» можно найти полный перечень всех, зачастую весьма известных личностей, контактировавших с мистером Мозесом. В 1882 году Стэнтон Мозес участвовал в создании Общества психических исследований, однако покинул эту организацию в знак протеста против нападок на медиума Уильяма Иглинтона. Он же стал первым президентом Лондонского спиритического объединения, основанного в 1884 году, и занимал этот пост вплоть до самой своей смерти.


Мозес написал множество трудов; кроме уже упомянутых, можно назвать такие, как «Подлинность духов» (1879), «Психография» (1882, второе издание)[3]. Помимо этого, он часто выступал на страницах спиритической прессы, а также в «Сатердей ревью», в «Панче» и в других аристократических газетах.


Результаты его работы были мастерски обобщены мистером Фредериком Мейерсом на страницах трудов Общества психических исследований. Вот строки из некролога, посвящённого памяти С.Мозеса и составленного мистером Мейерсом: «Лично мне он представляется одним из самых выдающихся людей нашего поколения. Он был в числе тех немногих, от кого мне удалось почерпнуть сведения поистине первостепенной важности».


Можно смело сказать, что те медиумы, которым мы посвятили эти строки, олицетворяют собой разные типы медиумизма той поры. Кроме них было ещё великое множество не менее знаменитых: миссис Маршалл, которая познакомила со своими знаниями множество людей, миссис Гаппи, обладавшая способностями, в чём-то непревзойдёнными и по сей день; миссис Эверит - медиум-любитель, всю свою долгую жизнь бывшая сосредоточением психической силы; миссис Меллон, показавшая свои способности к материализации в Англии и Австралии.

 


Литература


1) «Материалы для суждений о спиритизме», изд. Менделеева (СПб., 1876);
2) А. Аксаков, «Памятник научного предубеждения» (СПб., 1883); «Спиритизм и наука. Опытное исследование над психической силой» Вильяма Крукса (СПб., 1871);
3) Бутлеров, «Статьи по медиумизму» (СПб., 1889);
4) Карпентер, «Месмеризм, одилизм, столоверчение и спиритизм» (СПб., 1878);
5) Э. Гартман, «Спиритизм» (СПб., 1878).
6) А. Кардек. Книга Духов
7) А. Конан Дойль История спиритуализма. Глава 21


 

 

Back