«Иван Владимирович Лопухин» PDF Печать E-mail
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Мартинизм в России

 

Иван Владимирович Лопухин


Иван Владимирович ЛопухинИван Владимирович Лопухин (1756—1816 гг.) — русский философ, публицист, мемуарист, издатель, один из виднейших представителей русского масонства. Действительный тайный советник (1807 г.), сенатор, известный мистик.


В 1775 г. поступил на военную службу и дослужился до полковника; в 1782 г. определен советником Московской уголовной палаты, а потом и ее председателем. В судейскую практику Лопухин внес выработанный в нем чтением взгляд на исправительное значение наказаний и умеренное их применение. В 1785 г. он вышел в отставку и принял деятельное участие в литературных и филантропических предприятиях Новиковского кружка: перевел ряд мистических сочинений, написал в защиту русских масонов «Нравоучительный катехизис истинных франкмасонов» (1790 г., несколько изданий), был великим мастером одной из лож, помогал бедным, благоустраивал школы, открывал типографии в Москве, за свой счет отправил за границу студентов Невзорова и Колокольникова. «Катехизис» имеет важное значение для определения целей и задач франкмасонов вообще и убеждений самого автора. Любовь к Богу и ближнему, не исключая и врагов, и постоянное внутреннее совершенствование — главные основы «Катехизиса», доказывающего отсутствие у масонов каких-либо политических стремлений. Важное значение для определения масонского учения (особенно обрядовой его стороны) имеет другое сочинение Лопухина, написанное в 1791 г.: «Духовный рыцарь или ищущий премудрости». Когда в 1792 г. началось преследование мартинистов, Л. сначала был назначен в ссылку, но потом оставлен в Москве «ради престарелого отца». До конца 1796 г. он проживал в Москве и напечатал «Изображение мечты равенства и буйной свободы с пагубными их плодами» (1794 г.), «Излияние сердца чтущего благость единоначалия» (1795 г.), «Описание нескольких картин и список с некоторых отрывков, находящихся в магазине давнего смотрения на внутренние причины действий и на слепоту развращенных французов» (1795 г.) и «Подражание некоторым песням Давыдовым» (стихами, 1796 г.). С воцарением Павла I он внезапно был вызван в Петербург и назначен статс-секретарем, но в начале следующего года переведен сенатором в Москву. Здесь он занимался главным образом разбором уголовных и следственных дел, проявляя те же черты человеколюбия, что и в уголовной палате. В 1800 г. вместе с сенатором Спиридовым ревизовал губернии Казанскую, Вятскую и Оренбургскую, причем обнаружил особенное попечение о крестьянах. Общий гуманный характер ревизии Л. виден из его брошюр: «Выписка наставлений и приказаний, данных гг. сенаторами при осмотре Вятской губ.». В 1801г. Л. ревизовал Харьковскую губ. и занялся там разбором дела о духоборцах. Гуманное отношение его к ним навлекло на него обвинение в размножении их. Для опровержения этого обвинения он написал «Глас искренности», напечатанный не ранее 1816 г. в «Сионском вестнике». Александр I, однако, был доволен его действиями и много раз давал ему серьезные поручения. Вышедши в 1812 г. в отставку, он поселился в своем скромном имении на Оке и там скончался. За время с 1797 по 1816 гг. им написаны: «Замечания на известную книгу Руссо «Du Contrat Social», где Л., между прочим, высказывает мнение, что государственное устройство является чем-то случайным, а не самобытной органической формой; «Отрывки для чтения верующим» (1805 г.); несколько статей в «Друге юношества» Невзорова; «Вера в Иисуса или кратчайший путь к Богу» и др. Характерным признаком всех сочинений Л. является пламенная религиозность и мистицизм. Большой интерес представляют «Записки» Лопухина, изданные впервые в 1860 г. в Лондоне, а потом в «Русском архиве» (1884 г.) с портретом. Обстоятельная биография Лопухина написана Афанасьевым (в «Архиве исторических и практических сведений», кн. I), «Новиков и московские мартинисты» (1869 г.); «Исторические очерки русского масонства и его главных представителей» (в «Орловских епарх. ведомостях», 1869, № 6 и след.); Незеленов, «Литературные направления»; Полторацкий, «Русские достопамятные люди» («Рус. старина» 1892 г., № 7); Мертвого, «Записки»; Воейков, «Воспоминания» (в «Новостях литературы», 1825 г., № 5); Лубяновский, «Воспоминания» (М., 1872 г.). Несколько писем Лопухина к Руничу, Сперанскому, Львовой помещены в «Русском Архиве».


Лопухин является одним из выдающихся масонов Екатерининской эпохи. Как отмечает Н. Пиксанов, по своим дарованиям и общественному влиянию он уступал только таким «двум вершинам» масонства той поры, как Н.И. Новиков и И.Г. Шварц. Он оставил после себя довольно богатое литературное наследие, что тем более ценно и примечательно, так как, по мнению ряда исследователей, русские масоны большей частью ограничивались переводами иностранных книг и статей по интересующим их вопросам и редко выступали самостоятельно. Здесь уместно будет также напомнить, что И.В. Лопухин был не литератором по роду занятий, а государственным служащим, чиновником. И в то время, когда «на первом плане повсюду стояла по преимуществу физическая, материальная сторона человеческой природы, в явный ущерб духовному и нравственному развитию» [5], он, наряду с добросовестной службой на благо Отечества, стремился изложить моральные принципы масонства с тем, чтобы открыть его для общества. Именно с этой целью он пишет свои масонские произведения: «Духовный Рыцарь» (1791 г.) и «Некоторые черты о внутренней церкви» (1798 г.). Первое из них Лопухин называет в своих «Записках» «пьесой», в которой «краткими чертами представлены главные пункты герметической науки, образ ея святилища, ходъ внутренняго обновления человека и начала самопознания и глубокой морали» [6]. К этой пьесе автором был «присоединен» «Нравоучительный катехизис истинных франкмасонов», изданный как «средство представить в самых истинных и кратких чертах все начала науки и нравственности нашего общества (т.е. масонства)»[7].


Что касается второго упомянутого выше произведения Лопухина, то в нем автор представляет Орден вольных каменщиков как внутреннюю церковь, указывая при этом «единый путь истины и различные пути заблуждения и гибели» [8], присовокупляя к этому труду краткое изображение качеств и должностей истинного христианина. Последнее во многом дублирует содержание «Катехизиса».


Оба произведения Ивана Владимировича глубоко пропитаны духом христианства. В них автор создает идеальный образ масона, к которому должны стремиться все «Ищущие Премудрости».


Итак, какими же нравственными качествами должен был обладать истинный масон. Прежде всего, он должен быть глубоко верующим человеком, любить Бога «паче всего», соизмеряя все свои поступки с Божественными заповедями; «быть точным подражателем Ему» [9], «качествовать себя в нравах и добродетелях Иисусовых». Вся жизнь его должна быть пропитана «Духом любви» не только по отношению к ближним, но и к врагам, «к ненавидящим его». Истинный масон должен любить молчание, «чаще обращаться внутрь себя»[2]. Из всех добродетелей ему подобают в большей мере смирение? глубокое самоотвержение, приводящее порой к страданиям, но способствующее «к таинственному умерщвлению его греховного человека» [3], а также преданность и, конечно же, самопознание, без которого невозможно осознание своих грехов и пороков, а, следовательно, невозможно узреть и пути внутреннего совершенствования.


Немаловажным для масона является также умение «терпеливо сносить, не помогая себе, жесточайшую боль, и быть в готовности на завтра умереть без проптания; сносить величайшую бедность, обладаючи способами производить богатства, превосходящие богатства всего мира; скитаться по земле без роптания, не имея места, где на оной приклонить голову свою». И все это ради «исполнения Воли Небесного своего Владыки»[5]. Истинное счастье для масона – уметь ощутить в себе «тьму невежества» и ненависть к порокам [6]. Обладание вышеперечисленными качествами еще не гарантирует истинность масона. Есть еще нечто, чего должен «опасаться» Ищущий Премудрости. Так, он не должен впадать в отчаяние, ибо оно способно «повергнуть в бездну тьмы», убегать суетности, не «обезображивать» себя самолюбием и не давать волю воображению. Дабы ничто не могло «воспрепятствовать откровению Божественной жизни в душе», «должно воздерживать страстные стремления похоти плоти, похоти очес и гордости житейской, противодействуя в сердце своем движениям, противным чистой любви». Злоба и гнев также не могут украсить масона, поэтому их «всемерно укрощать должно» [5]. Соединив в себе, таким образом, все лучшие нравственные и духовные качества, масон может искать тайн Премудрости в «Обители Мира и Покоя, куды ни какая неприязненная сила приближиться не может». Правда, он не должен забывать при этом, что его основная работа осуществляется «посреди Мира сего», далекого от совершенства. Поэтому он обязан действовать таким образом, чтобы, «не прикасаясь сердцем к суетам Мира», совершать добрые дела бескорыстно, не обращая их на собственную честь, руководствуясь исключительно «Духом собратства» и «любовью к ближним». Нравственный облик масона, воссозданный нами на основе произведений И.В. Лопухина, будет неполным, если мы упустим из внимания вопрос о гражданских обязанностях вольного каменщика. На первой странице «Духовного Рыцаря» Лопухин перечисляет «доблести», которые «давать могут право и достоинство ко вступлению в Общество». На первом месте значится среди них «пламенное усердие к Царю и Отечеству своему». «Непоколебимая верность и покорность к своему Государю с особливою обязанностию охранять Престол Его не только по долгу общей верноподданных присяги, но и всеми силами стремясь изобретать и употреблять всякие к тому благие и разумные средства» [6] - так обозначено второе правило Духовных Рыцарей вслед за «прилежным упражнением в Страхе Божием». Таким образом, истинный масон есть не только верующий христианин, но еще и послушный верноподданный. «Он должен Царя чтить и во всяком страхе повиноваться Ему, не токмо доброму и кроткому, но и строптивому, «быть покорен высшим властям не токмо из страха наказания, но и по долгу совести» [7], примерно наблюдать Законы Государственные и всеми силами «противоборствовать буйной и пагубной системе мнимыя вольности и равенства», противной небесному порядку и земному благоустройству [9]. Вместо того, чтобы увлекаться идеями «лжеправедников» и «модных философов», истинный масон должен заботиться о подвластных ему, должен «пещись о их вечном блаженстве…, соблюдать между ими правду и уравнение, оказывать им снисхождение и обходиться с ними без жестокости». Итак, И.В. Лопухин, говоря словами Н. Пиксанова, «дает читателям не только основы религиозной морали, но и казуистику нравственного поведения». Он создает цельный и гармоничный облик истинного Духовного Рыцаря, который предстает перед нами верующим гуманистом с устойчивыми моральными принципами, избегающим мирских сует, но не убегающим от мира, творящим добро и дающим просящему, законопослушным верноподданным монархистом и заботливым хозяином-крепостником.


Если мы обратимся к биографии автора, то без труда найдем в ней указания на все вышеперечисленные качества. «Один из самых цельных вольных каменщиков, для которых масонство было не только увлечением, но и делом всей жизни» [8] создал идеальный образ масона, которому он стремился соответствовать в действительности. Изображенный И.В. Лопухиным Искатель Премудрости является в большой степени моральным портретом самого автора, отражением его духовного поиска не только как масона, но и как человека мыслящего, человека, которого привлекали идеи пиетизма и квиетизма.


Н. Пиксанов в своей статье говорит о том, что «культурно-психологический образ Лопухина типичен для целой группы знатного и служилого барства». Возможно это и так, если принимать во внимание его приверженность монарху и консервативные крепостнические взгляды. Но что касается духовности, гуманности, устойчивости в своих моральных принципах, то подобные черты не были характерны для общества эпохи Екатерины II, то «были тяжелые времена для тех, кто хотел бы ставить себе нравственные вопросы: грубые нравы, господство насилия и произвола, невежество и последнее даже в большинстве тех людей, которые должны были быть первыми учителями нравственности». Общество конца XVIII века в большинстве своем отторгло «масонский мистицизм», который все же «благотворно подействовал на общественную жизнь», способствуя смягчению нравов и развитию нравственной стороны в сравнении с первой половиной века [9] . Остается лишь предположить, что если бы основные идеи Ищущих Премудрости были восприняты и развиты обществом в полной мере, то скорый исторический прогресс был бы обеспечен, поскольку по определению нравственность является одним из самых важных и существенных его факторов.



Литература:

1. Бакунина Т.А. Знаменитые русские масоны. М.,1991.
2. Ешевский С.В. Сочинения по русской истории. М., 1900.
3. Записки некоторых обстоятельств жизни и службы действительного
тайного советника, сенатора И.В.Лопухина, сочиненные им самим //
Русский архив.-1884.-№ 1.
4. Лопухин И.В. Масонские труды: Духовный Рыцарь, некоторые черты о
внутренней церкви. М.,1997.
5. Масонство в его прошлом и настоящем. М.,1991. Т.1.
6. Пыпин А.Н. История русской литературы. СПб., 1913. Т.4.
7. Русские вольнодумцы в царствование Екатерины II. Секретно-вскрытая переписка. 1790—1795 // Русская старина, 1874. — Т. 9. — № 1. — С. 57-72; № 2.— С. 258—276.
8. Суровцев А. Г. Иван Владимирович Лопухин. Его масонская и государственная деятельность: Биографический очерк. СПб.: Изд. Петерб. учеб. маг., 1901. 124 с.
9. Сухарева О. В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I. — М.: АСТ, Астрель, Люкс, 2005. — 704 с.


 

 

Back