«Саламандра»
Искусство и Мир Оккультизма - Оккультная мифология

 

Саламандра

 

Саламандра

 

Одно из самых загадочных существ Древнего мира и Средневековья – Саламандра – представлялась как маленький дракон, живущий в огне. Средневековые маги и алхимики считали саламандру духом огня. Было принято считать, что для поддержания равенства четырех стихий — огня, земли, воздуха и воды — должны существовать животные, которые могли жить в огне. Таковым животным и стала саламандра.


Вера людей в способность саламандры жить в пламени сохранялась до конца эпохи Возрождения, и многим виделись в огне пляшущие маленькие ящерицы. Под видом саламандровой кожи продавали ткани, изготовленные из асбеста, и они казались неоспоримым доказательством существования саламандры. Утверждали также, что саламандра настолько холодна, что, лишь только прикоснется к пламени, оно тотчас погаснет, словно бы в него положили кусок льда, и что ее ядом можно отравлять воду и фрукты [1].


Образ саламандры широко использовался в символике. В средневековой алхимии саламандра была символом философского камня. Христиане воспринимали саламандру как символ борьбы христианской души против грешных желаний плоти. В геральдике четырехлапая саламандра, окруженная пламенем, символизировала стойкость и презрение к опасности.


СаламандраПо поверьям, появляется она при трении дерева о дерево перед возникновением пламени. Все, с чем соприкасается саламандра, превращается в пепел. Иногда саламандр представляли в виде огненного шара, но чаще ящерицей, извивающейся внутри языков пламени (вероятно, по ассоциации со стремительностью земных ящериц; сравн. амфисбена; бинфэн; дракон). Саламандр изображали также в виде гигантских пламенных фигур, одетых в сверкающие латы, что связано с персидским культом бога огня Оромазиса (Ормузда), величайшего из Саламандр. Повелителем саламандр считали Джина. Саламандры опасны для людей, но они покровительствуют избранным смельчакам с «огненным темпераментом». В описании Плиния Старшего («Естествознание») «саламандра столь холодна, что, ежели хоть прикоснется к пламени, оно тотчас погаснет, словно бы в него положили кусок льда» (отсюда позднейшее выражение: «лед и пламень»). Саламандр также представляли в образе лягушки с черной кожей, усеянной желтыми пятнами. В связи с этим упоминают и мифическое животное пираллис, или пирауста (лат. pyrallis, pyrausta, от греч. pyra — «огонь»), которое может жить только в огне. В мистической восточной философии саламандра это не животное, а невидимая субстанция, «огненная материя». В алхимии — дух стихии огня, «красное воплощение» «философского камня». В античной философии, в частности, в учении Аристотеля (384—322 гг. до н. э.) о четырех стихиях — огне, земле, воде и воздухе — предполагается их равенство, следовательно, если есть существа земные, водяные и воздушные, то должны быть и обитающие в огне. В жизнеописании Бенвенуто Челлини (1500—1571 гг.), выдающегося художника, работавшего на закате эпохи Итальянского Возрождения, есть интересный эпизод, в котором рассказывается, как отец малолетнего Бенвенуто однажды сидел у очага и увидел саламандру: «Глядя в огонь, он вдруг увидел посреди наиболее жаркого пламени маленького зверька вроде ящерицы, каковой резвился в этом наиболее сильном пламени [4]. Сразу поняв, что это такое, он велел позвать мою сестренку и меня и, показав его нам, малышам, дал мне великую затрещину, от каковой я весьма отчаянно принялся плакать. Он, ласково меня успокоив, сказал мне так: «Сынок мой дорогой, я тебя бью не потому, что ты сделал что-нибудь дурное, а только для того, чтобы ты запомнил, что эта вот ящерица, которую ты видишь в огне, это — саламандра, каковую еще никто не видел из тех, о ком доподлинно известно». Таким способом образы художественного воображения становились реальностью. В христианской символике саламандра олицетворяет праведника, «который в огне не горит и в воде не тонет». Этот образ связан с ветхозаветным сюжетом о «трех отроках в пещи огненной»,  который восходит к пророчеству Исайи об Израиле: «Пойдешь ли чрез огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя» (Ис. 43:2). Саламандру также считали бесполой, и поэтому она означала целомудрие. В геральдике изображение саламандры в пламени символизирует храбрость, мужество и хладнокровие христианского воина, способного, подобно саламандре, гасить пламя (см. рыцарь; «Рыцарь, смерть и чёрт» ; Энхиридион). Отсюда рыцарский девиз: «Nutrisco et extingo» (лат., «Питаю и гашу»). Коронованная саламандра среди языков пламени — эмблема французского короля Франциска I (1515—1547 гг.; см. Фонтенбло стиль, школа; французский Ренессанс). Эту эмблему можно видеть в интерьерах и на фасадах многих ренессансных дворцов, расположенных в долине р. Луары (см. «Валь-де-Луар»), в частности в Блуа, Амбуазе, Коньяк, Орлеане, Шамборе, Шенонсо. К своей саламандре король Франциск сочинил иной девиз: «Notrisco al buono, stingo el reo» (итал., «Питаю хорошее, уничтожаю дурное»; в иной версии: «Я повсеместно разжигаю пламя, но сам не сгораю в огне»). Эмблему «саламандра» позднее использовали в весьма прозаическом контексте [4].


саламандраПо легендам, саламандра иногда может гасить пламя своим холодным телом. Появление саламандры в очаге обычно не предвещает ничего плохого, однако и не приносит особой удачи. С точки зрения воздействия на судьбу человека, это существо смело можно назвать нейтральным.


В некоторых старинных книгах внешний вид саламандры описывается следующим образом. У неё тело молодой кошки, за спиной довольно большие перепончатые крылья (как у некоторых драконов), хвост напоминает змеиный. Голова этого создания похожа на голову обыкновенной ящерицы [5].


Шкура саламандры покрыта небольшими чешуйками из волокнистой субстанции, напоминающей асбест. Дыхание этого существа обладает ядовитыми свойствами и может поразить насмерть любое животное небольших размеров.


Довольно часто саламандру можно встретить на склоне вулкана во время извержения. Она появляется и в пламени костра, если сама пожелает сделать это. Считается, что без этого удивительного создания появление тепла на земле было бы невозможным, ведь без его повеления не может загореться даже самая обыкновенная спичка.

 

Средневековые алхимики называли это создание духом и душой огня. Они всерьез верили, что тело саламандры состоит из затвердевших частиц древнего пламени. В некоторых старинных рецептах получения философского камня саламандра упоминается как живое воплощение этого волшебного вещества. Однако в других источниках уточняется, что несгорающая саламандра всего лишь обеспечивала поддержание необходимой температуры в тигле, где происходило превращение свинца в золото.


Согласно большинству трактатов каббалистики, чтобы заполучить себе это диковинное создание, следует отыскать сосуд из прозрачного стекла, имеющий круглую форму. В центре его при помощи особым образом расположенных зеркал необходимо сфокусировать солнечные лучи. Через некоторое время в сосуде появляется так называемая солнечная субстанция саламандры, то есть её истинная сущность, которая затем может быть использована алхимиком для опытов [3].


По мнению оккультистов, саламандры обитают в жарких южных странах и на склонах потухших вулканов, однако они способны в любой момент и в любом месте внезапно материализоваться из огня. Подобно хамелеону, саламандра может менять цвет тела: в зависимости от накала пламени она становится красной, алой, белой или голубой.


СаламандраВ алхимиисаламандра символизировала очищающую силу огня или даже искомый мистический философский камень в его красном воплощении. Средневековые алхимики полагали, что властительница огненной стихии способна не только гасить собственным телом самое жаркое пламя, но и наоборот, поддерживать своим ядовитым дыханием процесс горения и необходимую для Великого Делания температуру. Уверившись в столь важной роли саламандры, они искали способы подчинить таинственное существо своей воле, чтобы получить наконец возможность превращать обыкновенный свинец в чистейшее золото.


В оккультизме, и прежде всего в трактатах некоторых каббалистов, можно найти описание различных способов охоты на саламандр. Простейший из них заключается вот в чем: при помощи системы разнокалиберных зеркал следует уловить солнечные лучи и направить их в стеклянный сосуд, где через определенное время должна выкристаллизоваться сама солнечная (огненная) субстанция. В изобразительном искусстве Ренессанса саламандра, что вполне логично, является главным атрибутом персонифицированного Огня [2].


В христианской иконографии саламандра выступает сразу в двух ипостасях. Во-первых, она символизирует целомудрие, поскольку считалось, что эти существа бесполы и, следовательно, не подвержены плотскому греху. Во-вторых, саламандра олицетворяла у церковников идеального христианина, стойко противостоящего жаркому огню искушения и пылу греховных страстей [2].


В средневековой эмблематике мистическое существо пользовалось большим спросом не только у одних алхимиков и каббалистов. Эмблема саламандры с девизом: «Питаю хорошее и уничтожаю плохое» принадлежала французскому королю Франциску I (1515—1547 гг.), храброму воителю и покровителю искусств. Позднее права на эмблему саламандры предъявили первые страховые кампании, страховавшие имущество от пожаров.


В западноевропейской геральдике саламандра рассматривалась как гордый символ храбрости и стойкости, но в российской геральдике огненный след саламандры почти неразличим.


По другим данным бестиариев, саламандра – мифическое существо в виде обычного животного, но со сверхъестественными возможностями. Саламандра обычно изображается в виде маленькой ящерицы или бескрылого дракона, иногда с фигурой, похожей на человеческую или собачью, среди языков пламени. Эти существа считаются наиболее ядовитыми из созданий, их укус смертелен. Саламандра – элемент огня и способна жить в огне, поскольку у нее очень холодное тело. Это символ борьбы с чувственными соблазнами.


Богословы приводили Феникса как доказательство воскресения во плоти, а саламандру - как пример того, что живые тела могут существовать в огне. В книге XXI «Града Божия» святого Августина есть глава с названием «Могут ли тела существовать в огне» и начинается она так:


«К чему стал бы я приводить тут доказательства, ежели не для того, чтобы убедить недоверчивых, что тела человеческие, наделенные душой и жизнью, не только не распадаются и не разлагаются после смерти, но бытие их продолжается среди мук вечного огня? Поскольку неверующим недостаточно того, что мы приписываем сие чудо всесилию Всемогущего, они требуют, чтобы мы это доказали каким-нибудь примером. И мы можем им ответить, что действительно существуют животные, создания тленные, ибо они смертны, которые тем не менее обитают в огне».


К образам саламандры и Феникса прибегают и поэты - как к поэтическому преувеличению. Например, Кеведо в сонетах четвертой книги «Испанского Парнаса», где «воспеваются подвиги любви и красоты»:


«Я, точно Феникс, яростным объят
Огнем и, в нем сгорая, возрождаюсь,
И в силе мужеской его я убеждаюсь,
Что он отец, родивший многих чад.
И саламандры пресловутый хлад
Его не гасит, честью в том ручаюсь.
Жар сердца моего, в котором маюсь,
Ей нипочем, хоть мне он сущий ад».


СаламандраВ середине XII века в странах Европы распространилось подложное послание, якобы арестованное Протопресвитером Иоанном, Царем Царей, византийскому императору. В послании этом, представляющим собой перечень чудес, говорится о чудо-муравьях, добывающих из земли золото, и некой Реке из Камней, и о Море из Песка с живыми рыбами, и о гигантском зеркале, показывающем все, что происходит в королевстве, и о скипетре, выточенном из цельного изумруда, и о камешках, делающих невидимым или светящихся в темноте. В одном из абзацев сказано: «В наших краях водится червь, называемый «саламандра» [3] . Саламандры живут в огне и делают коконы, которые придворные дамы затем разматывают и ткут из нитей ткани и одежды. Чтобы эти ткани очистить, их бросают в огонь». О несгораемых тканях, которые очищаются огнем, есть упоминание у Плиния (XIX) и у Марко Поло (XXXIX). Поло поясняет: «Саламандра не животное, а субстанция». Однако ему вначале никто не верил: ткани, изготовленные из асбеста, продавали под видом саламандровой кожи, и они были неоспоримым свидетельством того, что саламандра существуют.В алхимической символике саламандры - духи стихии огня. При таком толковании, подкрепленном рассуждениями Аристотеля, которое сохранил Цицерон в книге «De natura deorum» [«О природе богов» (лат.), становится понятно, почему люди были склонны верить в саламандру. Сицилийский врач Эмпедокл из Агригента сформулировал теорию четырех «корней всего сущего», разъединения и соединения коих, причиняемые Враждою и Любовью, образуют историю вселенной. Смерти нет, есть лишь частицы «корней», которые римляне позднее назовут «элементами», они-то и разъединяются. Эти «корни» - огонь, земля, воздух и вода. Они - несотворенные, и ни один из них не сильнее другого. Ныне мы знаем (или полагаем, что знаем), что это учение ложно, но люди охотно ему верили, да и теперь считают, что оно было полезно.  «У четырех стихий, которые составляют и поддерживают жизнь мироздания и еще продолжают жить в поэзии и народной фантазии, - долгая и славная история», - писал Теодор Гомперц. Так вот, согласно этому учению, требовалось равенство всех четырех стихий. Коль есть животные на земле и в воде, должны существовать животные, обитающие в огне. Для престижа науки требовалось, чтобы существовали саламандры. Леонардо да Винчи полагал, что саламандра питается огнем, и именно огонь помогает ей менять кожу [5].


Список литературы:

1. Хорхе Луис Борхес — «Книга вымышленных существ»
2. Пчелов Е. В. Бестиарий Московского царства: животные в эмблематике Московской Руси конца XV—XVI вв. / Отв. ред. акад. РАН Вяч. Вс. Иванов. — М.: Старая Басманная, 2011. — 204 с.
3. Средневековый бестиарий / Вступ. cт. и коммент. К. Муратовой. М., 1984; Белова О. В. Славянский бестиарий. М., 2000.
4. Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентинца, написанная им самим во Флоренции. М.: Худ. лит., 1958.
5. Н.Н. Непомнящий «Экзотическая зоология» — М.: АСТ, Олимп, 1997


 

 

Back