Home Французская Оккультная Школа и Мартинизм Учение и теория «Курс оккультной философии: письма к барону Спедальери», — Элифас Леви
«Курс оккультной философии: письма к барону Спедальери», — Элифас Леви PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Учение и теория

 

ЭЛИФАС ЛЕВИ

Курс оккультной философии:

письма к барону Спедальери

(часть первая)

 

Предисловие переводчика

 


Представленные здесь письма Элифаса Леви к своему ближайшему ученику, барону Спедальери, написанные им на протяжении 1861–1863 гг., впервые были изданы 16-ю частями в теософском журнале «Люцифер» в английском переводе в период с марта 1894 по декабрь 1895 (с 14 по 17 том) под названием «Unpublished Letters of Eliphas Levi» (Неизданные письма Элифаса Леви). На французском языке эти письма были изданы книгой, под названием «Cours de philosophie occulte: lettres au Baron Spédaliéri» (Курс оккультной философии: письма к барону Спедальери) в  1932 г. Впоследствии многократно переиздавались.


Письма эти написаны с учётом того, что читатель знаком с тремя первыми книгами Э. Л., а именно: «Догмат и ритуал высшей магии», «История магии» и «Ключ к великим тайнам». Первая и третья книги есть на русском в моём переводе, а вот существующий русский перевод «История магии» был выполнен с английского, к тому же, как легко заметить при сличении, разные части книги переводили разные люди, никак при этом не согласовывая между собой терминологию, так что, нужно иметь в виду, что перевод «Истории» крайне неудовлетворительный. Ещё одной незаменимой книгой для понимания содержащегося в этих письмах материала являются составленные Э. Л. «Большие ключи и ключики Соломона». Сам Э. Л. составил их исключительно для личного пользования Спедальери, но впоследствии они были изданы, в том числе и на русском.


Свой курс оккультной философии Э. Л. строит по схеме таро, поэтому письма целесообразно разделить на 10 частей, на 10, а не на 22, потому что изданные письма охватывают только содержание первых 10 карт таро.


Итак, представляем здесь первую порцию писем – с первого по семнадцатое.


(Думаю, читателям будет интересно узнать, что в ближайшее время будет издан мой перевод ещё одной книги Э. Л. – «Наука о духах»).


29 октября 2013
Иван Харун


______________________

 

Письма Элифаса Леви к барону Спедальери


№ 1

Господин Барон!


Мне следует извиниться за то, что я так редко пишу моим друзьям; мне столько нужно всего сделать и написать для блага всех, что и двух моих жизней едва ли было бы достаточно для этого.


Чтобы основательно понять тайны Науки, а наипаче спиритизма, совершенно необходимо иметь ключи Соломона, т.е. Большие Ключи и Ключики. Я отыскал их во всей их целостности и не буду их публиковать, однако я снял с них несколько копий для тех из моих учеников, которых я считаю достойными.


Эти копии сдобрены большим числом рисунков. Вы увидите там семьдесят два отпечатка тридцати шести талисманов и великую иероглифическую азбуку Каббалы с такими пояснениями, что лучшего и не пожелаешь.1


Выражаю Вам, Господин Барон, моё признание за те любезности, что Вы мне сказали, и моё искреннее почтение.


Этим четвергом 24 октября 1861.


***


№ 2


Господин Барон!


Я получил Вашу посылку, и вы вскоре получите мою. Сегодня я отправил железной дорогой копию Святых Ключиков.


Талисманы, числом 36, соответствуют девяти чинам [иерархиям] или, скорее, девяти порядкам ангелов, подразделённых на четыре иерархические степени, которые представлены жезлами, чашами, мечами и кругами, как иероглифы Таро.


Семьдесят два имени, им соответствующие, являются тройными лучами двадцати четырёх жемчужин, образующих буквы священной тетраграммы [см. рисунок в 10 главе «Догмата»]; они являются украшениями апокалиптического венца двадцати четырёх старцев [см. Откр. 4:4].


Смысл этих имён указывает на силу фигур [т.е. изображений талисманов]. Каждый талисман выражает какой-то относительный синтез и может служить для укрепления ума и утверждения воли.


Так как истины, выраженные этими знаками, являются абсолютными, то через эти знаки можно войти в общение со всеми духами света, которых можно заклинать средствами, указанными в тексте, сопровождающем эти фигуры.


Что до флюидических вихрей, которые приводят в движение столы, то Вы должны понимать, что у них нет ничего общего со светом славы, и что они подчиняются слепому року астрального света.


Вы просите у меня письменных уроков. Я доставлю себе большое удовольствие тем, что буду давать Вам любые пояснения, какие Вы только ни попросите, и Вы посылайте мне время от времени то, что хотите, и что можете, дабы светильник бедного старого мага не угас от недостатка масла.


Искренне Ваш.


Этого 11 ноября 1861.



***


№ 3


Господин и возлюбленный ученик!


Блаженны Вы, что испытываете голод и жажду в том живом свете, ведущем к правде, ибо Вы сполна насытитесь. Но чтобы найти, нужно искать; я дал Вам ключи, нужно, чтобы Вы попытались открыть.


Каждый талисман имеет лицевую сторону и обратную; на каждом талисмане есть два имени; таким образом, 72 имени дают 36 талисманов.


Чтобы понять двадцать один ключ букв и 4 ряда рисованных чисел [см. Большие ключи и ключики Соломона], Вам нужно приобрести древнее итальянское Таро; Вы легко найдёте его в Марселе. Когда оно у Вас будет, напишите мне, я научу Вас, как им пользоваться.


А пока перечитайте то, что я сказал в своих книгах, и посмотрите, не приводил ли я некоторые фигуры, аналогичные таковым из «Больших ключей и ключиков». Терпение и настойчивость, Вам всё будет объяснено.


Теперь отвечаю на Ваши вопросы:


1. Разные степени чистоты духов соответствуют их заслугам [достоинствам] и их работе, чтобы ответить на благодать. Первородный грех был духовным повреждением всего рода человеческого.


2. Духи поднимаются со ступени  на ступень через добровольное и полное отречение от эгоистических влечений низшей ступени.


3. Царство человечества, т.е. воинствующей человеческой расы, – это реализация в одном человеке всего человеческого совершенства.


5. Моисей должен вернуться с Илией, когда осуществиться [реализуется] тайна преображения Иисуса Христа.2


6. Иисус отличается от Моисея и Еноха, как синтез от анализа. Но из католического учения, являющегося экзотерическим [внешним], большинство христиан, вместо идеи о совершенном слове, вынесло ложную идею о божестве.


7 и 9. Дебарролль не является серьёзным магистом; это умный человек, который довольствуется игрой с внешней стороной науки, и который никогда не проникнет в её глубины.


8. Они подвержены галлюцинациям и нервным болезням.


10. Антихрист – это учение. Но учение всегда воплощается в человеке.


11. Новое творение будет усовершенствованием и дополнением нашего.


Мне нравится Сен-Мартен, и я смотрю на него как на адепта истинной науки, но слишком увязшего в абстракциях и мистицизме.


Постарайтесь приобрести и прочитать одну небольшую книгу советов Эккартсгаузена, озаглавленную «Облако над святилищем, или нечто такое, о чём гордая философия и грезить не смеет»3.


Весь Ваш во Святой Истине.


Воскресенье, 17 ноября.


***


№ 4

Брат и друг!


Я как раз начал заниматься составлением для Вас Таро, и я Вам его вышлю.


Да будет благословен Бог за то, что вы меня искали и нашли! Священная книга Шем ха-Мефораш уже говорит в Вашем сердце; вскоре, она просветит ваш ум своим великолепным светом славы.


Отвечаю на два вопроса, которые Вы задали мне вторично.


1.    Неподвижная звезда может стать блуждающей, если она позволит себя ранить или разбить блуждающим светилом; то же самое и с духами.


2.    Перевоплощения [реинкарнации], не являющиеся миссиями, могут быть получены духами под предлогом покаяния или испытаний.


Теперь, об опасности медиомании [т.е. занятиями спиритизмом]. Опасно ли предпринимать ряд усилий, чтобы превратить в спектральный свет часть нашего жизненного света? – Очевидно, что да.


Это как если бы вы хотели приучить вашу кровь циркулировать вне ваших вен, её не вернуть назад без огромных потерь.


Это как если бы вы требовали от опьянения и его умопомрачений некого особого ясновидения.


Парацельс употреблял это опасное вызывание астрального света, и он погиб сражённый [молнией]. Однако, это был великий мастер.


Вернёмся к нашим урокам. Я даю своим ученикам, согласно потребности их ума, то, что мне пожалует для них дух.


В моих первых и ближайших письмах, я обрисую план нашего курса.


Отвечайте мне время от времени, чтобы дать мне знать, как  Вы понимаете, и какие новые пояснения Вы желаете получить об уже написанном.


Я укажу Вам книги для прочтения, и, более того, если у меня будет возможность, я помогу Вам их приобрести.


Я как раз начал, – как я Вам о том и сказал, – заниматься вашим Таро.


Тысячу раз дорогой и братский привет.


***


№ 5


30 ноября


Брат и друг!


Я сегодня отправил железной дорогой посылку на ваш адрес. В неё входит:


1)    Колода итальянского Таро, исправленная и очищенная (Вы увидите, что она отпечатана в Марселе);


2)    Драгоценное собрание Каббалистов Пистория,4 полное издание в одном томе, единственном изданном, хотя издатель заявлял и о других;


3)    «Ключ к Второпричинам» Тритемия,5 с одной рукописью, которая является как бы оккультным комментарием к ключикам Соломона;


4)    Экземпляр книги, автором которой являюсь я, и которую я написал до моего посвящения. Она покажет Вам, откуда я вышел, чтобы дойти до Святой горы.


Вы удивлены даром языков, которым, кажется, обладает астральный свет. Но так как он является общим зеркалом воображений и воспоминаний, то вы не должны находить странным, что какой-нибудь припадочный может читать в нём ответы, которые вы держите в своём уме.  – Я был свидетелем одного абсолютно такого же явления, когда медиум написал на латыни бессмысленный ответ, который я держал в уме, всего лишь на основании адресованного ему вопроса.


Перевоплощение для покаяния является благодатью прощения и всегда предполагает предварительное согласие. Тогда память прошлого бесполезна и делала бы даже менее похвальным жертвенное покаяние.


Напишите мне с как можно большими подробностями о вашем больном, – не испытывает ли он сильный страх? Нет ли у него скрытых привычек, совершаемых наедине? Вот что крайне важно знать.


Если в его случае имеет место лишь флюидическая порча, то я уверен, что вылечу его. – Расскажите мне, на что он жалуется, каково его душевное состояние. Исповедует ли он религию, и как он её понимает? Любит ли, или испытывает отвращение к лицам противоположного пола? Бывают ли у него видения, во сне или иначе? и т.д.


Я рекомендую Вам почитать Сефер Иециру, которую Вы найдёте в сборнике Пистория. Это первейшая из всех священных книг оккультной философии.


До скорого начинания наших регулярных и последовательных бесед.


***


№ 6


Эмет


Брат и друг!


Моё общество есть общество семи тысяч, о котором сказано в Библии: Reliqui mihi septem millia virorum qui non curvarerunt genua ante Baal [Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом, – Рим. 11:4]. Эккартсгаузен говорит о нём со знанием дела в своём прекрасном труде «Облако над святилищем», и Вы, определённо, станете его членом, ибо Вы пришли ко мне.


Я дам Вам ещё несколько дней для поиска и нахождения. Вы у источника, и вы жаждете, нет сомнений, что вы напьётесь. Мои мысли с Вами и направляют Вас, придёт слово, чтобы активизировать дело, начатое духом.


Вы мне писали: fac ut videam6 [да прозрю́], и я Вам ответил мысленно: зрите. Прежде чем начинать регулярный курс, – хотя настоящие уроки начались, как только мы стали переписываться, – окажите мне, прошу Вас, одну любезность: сделайте небольшую фотографию себя на бумаге или на полотне, которую отправьте в вашем ближайшем письме; в свою очередь, я Вам отправлю мою. Когда в следующий раз я буду Вам писать, я положу перед собой эту солнечную памятку, Вы можете поступить так же, читая мои письма, и так-вот мы будем друг перед другом, даже физически. Мы будем говорить друг с другом и видеть друг друга.


Отвечаю на ваши последние вопросы.


Цезарь был великим человеком и, в то же время, развратником; он был тщеславным и питал слабости к своим порокам. Если б он не дал никакого повода к презрению, никто не посмел бы его убить.


Если бы Луи-Филипп имел больше величия в характере, и не имел бы таких мелких и мещанских привычек, то он не впал бы в презрение во время революции.


Если бы Наполеон меньше изображал из себя печального и фатального героя по примеру героев Оссиана, то он не доверил бы свою такую поэтичную удачу ужасной и холодной практичности Англии.


Милый кюре Вианней7 не был адептом; это был видящий от природы, чьи способности были усилены верой.


Сегодня я имел честь принимать одного учёного представителя из Англии, срочно прибывшего из Лондона, чтобы увидеться со мной.


Вечер четверга.



***


№ 7

 

Письма Элифаса Леви


Брат и друг!


Вы работаете успешно, и вот Вы уже просите у меня решений, которые Вы прекрасно находите сами. Успокойте нетерпение вашего ума и действуйте по порядку, и Вы достигнете вашей цели.


Под Высшей Наукой понимаются две вещи: слово, или дееслово [глагол]; и дела, которые являются последней формой, или исполнением, дееслова.


Знание знаков и их соответствий посвящает в знание слова; знание света и огня – вот секрет дел.


Наука знаков и их соответствий – это Каббала.


Наука света – это магия; наука огня – это герметизм.


Знание знаков начинается со знания букв.


Буквы являются абсолютными идеями.


Абсолютные идеи являются числами.


Числа являются совершенными знаками.


Соединяя идеи с числами, можно работать с идеями как с числами и прийти к математике истины.


Таро – это ключ к буквам и числам; тридцать шесть талисманов – это ключ к таро.


Поясняющий текст к талисманам, буквам, числам и таро – это Сефер Иецира.


Всё это будет Вам показано.


Спасибо что выслали свою серьёзную и благородную голову [в смысле, фотографию]. Я отправил Вам отпечаток моей, и отныне мы будем Вас видеть.


Правило, о котором Вы у меня спрашиваете, такое: не учите всё за раз, и будьте спокойны, как если бы вы были вечны.


Начинайте с числа 1 и буквы Алеф, фокусника таро, туза жезлов, или жезла Моисея, первых глав моего «Догмата» и моего «Ритуала», первой главы книги Сен-Мартена «Природная скрижаль соотношений и т.д.»9, первой сфироты, или Кетер, и сделайте из всего этого заключение, которое Вы мне вышлете, а я верну Вас на правильный путь, если Вы собьётесь. Так же мы поступим и с другими числами.


Больной, о котором Вы мне говорили, простой идиот-эпилептик. Он подвержен, как я и предполагал, сильному страху, обусловленному крайней чувствительностью нервной системы. Эта чрезмерная чувствительность часто приходит с преждевременными [раньше полового созревания] и скрытыми привычками, или от глупых повадок нянек, которые усыпляют детей, щекоча им половые органы; но во всём том, что Вы мне написали, я не вижу ни малейшего признака порчи.


Мне нечего больше сказать Вам о чуде святого Януария10, чем то, что Вы сказали сами; это чудо электро-биологии и воодушевлённой и флюидической симпатии.


Я просмотрю и тщательно исправлю ваш перевод Сефер Иециры. Книга Зогар почти ненаходима, иначе я Вам купил бы её. Но так как у меня она есть, и я занимаюсь её переводом, то я буду передавать Вам самые важные места.


Искренне Ваш во Святой Хохме.

_______________


***


№ 8

Письма Элифаса Леви

 

Брат и друг!


Постарайтесь себе составить из каждой буквы универсальное и абсолютное понятие, определяемое лишь числом, представляемым этой буквой.


Итак, постарайтесь увидеть в Алеф всё, что является одним: бытие, понимаемое в его целостности; дух Божий; дух человека; начало мысли; начало гармонии и т.д.


Буквы являются геометрическими иероглифами.


Буквы еврейской азбуки получены из одного пантакля11, называемого планом земного рая, который представлен четырьмя кругами, вписанными во столько же квадратов, с общим центром и друг в друге.


Письма Элифаса Леви

 

Видите, Алеф в одночасье представляет диаметр и окружность с круговым движением в двух направлениях, – восходящем и нисходящем, что указывает на единство бытия, движения и равновесия. Ну, разве точность этой фигуры не чудесна? Я дам Вам также и все остальные в свой черёд.

 

Письма Элифаса Леви

 

И, как следствие, десять, т.е. [все] числа.


Теперь напишите имя этой буквы с ключами таро.


Письма Элифаса Леви

 

Вы имеете [слова]: Бог (אל) и природа (פ).


Вы имеете бытие – 1.


Совершенное движение – 12, и полную жизнь – 17 [1, 12, 17 – порядковые номера вышеупомянутых букв алфавита].


Фокусник, или πανυργοζ (панург)12, – человек универсальных познаний.


Повешенный, или жертва, и сияющая звезда, или ум природы, и вы поймёте символизм той головы с тремя лицами, которую можно увидеть среди фигур Энхиридиона [Руководства] Льва III с такой тройной надписью:13

 

Письма Элифаса Леви

 

Теперь найдите в Псалтыри алфавитные псалмы [т.е. строфы которых начинаются с букв, следующих в алфавитном порядке]; таковых там четыре [на самом деле алфавитными являются: Пс. 9, 24, 33, 36, 144; в Пс. 118 в алфавитном порядке идут первые буквы восьмистиший, в Пс. 110 и Пс. 111 с букв в алфавитном порядке начинаются полустишия], и поразмышляйте над четырьмя строфами, начинающимися с Алеф.


Вы знаете, что три буквы-матери таковы: Алеф, Мем, Шин, или: Алеф, Мем, Тау, так как Шин и Тау – это две противоположные и аналогичные буквы, представляющие бытие и жизнь, как мы это увидим позже. Так образуется слово Амет, стоя́щее во главе этой буквы и которое означает: мир, правда и истина.


Теперь Вы видите, мой друг, сколько можно извлечь из четырёх маленьких страниц плотного писания; поразмышляйте над всем этими, и до скорого.


Ваш брат.


***


№ 9


Брат и друг!


Моё последнее письмо уже было отправлено почтой, когда я получил Ваше. Отвечаю на ваши вопросы.


Дух божий, что в нас, не есть часть нас или, скорее, не делает нас частью себя, до времени нашего полного оправдания [лучше было бы сказать духовного исцеления, но в католичестве часто используют юридическую терминологию, говоря об оправдании человека от его грехов]. Этот дух оставляет нас, когда мы закрываем глаза нашей внутренней сущности для его света, и возвращается, когда мы открываем глаза; он есть жизнь души.


Сказать, что он возвращается на небо – это выражаться иносказательно; это, как если бы сказать, что свет возвращается к Солнцу.


Память никогда не теряется у живых, но она угасает у мёртвых. Поймите это хорошенько: non landabunt te, Domine, mortui neque omnes qui descendunt in infernum [Ни мёртвые восхвалят Господа, ни все нисходящие в могилу, – Пс. 113:25].


Об аде много разглагольствовали, но есть одно определение этого состояния, содержащее больше ужаса и страха, чем все муки, которые грезились монахам средневековья; вот оно: Ад – это забвение Бога!


Вы меня спрашиваете, сохраняются ли связи [т.е. родственные, дружественные и т.п.] этой жизни в другой. Это как если бы вы меня спрашивали, сохраняем ли мы швы, выбрасывая изношенную одежду.


Ecce facta sunt omnia nova

[теперь всё новое, – 2 Кор. 5:17].


Впрочем, я вижу, и с удовольствием, что Вы предвидели мой ответ.


Мой взгляд на гомеопатическую медицину совпадает с вашим: она лечит, когда в неё верят, она воздействует на воображение сильными именами своих лекарств и прибавляет к этим преимуществам режим и водолечение. Но есть медицина выше этой, это – медицина профилактическая, которая состоит в совершенно уравновешенной жизни и избегании всяческих излишеств, даже духовных и душевных: Глубокого мира, мои братья! – говорили наши предшественники, древние Розенкрейцеры.


Великая безмятежность ума, великая чистота тела, всегда одинаковая температура, лучше немного прохладнее, чем слишком теплее, проветриваемое и сухое жильё, где ничто не отвлекает и не напоминает о грубых нуждах жизни (если бы у меня увидели унитаз, я испытал бы такой же стыд, как если бы вышел на улицу без штанов), регулярная еда пропорциональная аппетиту, не возбуждающая, но удовлетворяющая. Простая и плотная пища; оставлять работу прежде наступления утомления; умеренно и регулярно заниматься зарядкой; никогда не разгорячаться или перевозбуждаться вечером, дабы сну предшествовала безмятежность. С такой жизнью можно предупредить все болезни, которые всегда проявляются под видом недомогания, которое легко победить самыми простыми и самыми приятными лекарствами… чаша тёплого вина при ослаблении или простуде; несколько стаканов медового напитка, в качестве слабительного; настойка бурачника и молоко при насморке; много терпения и радости сделает остальное. Вот, мой дорогой друг, все тайны моей медицины, и вот уже более тридцати лет, я чувствую себя хорошо.


Искренне Ваш.


***


№ 10


Брат и друг!


Есть четыре способа понять Единицу:


1.    Как универсальную, порождающую и обнимающую все числа, и как следствие, не имеющей и намёка на двоицу, неисчислимая, немыслимая единица, бесконечная, универсальная, абсолютно необходимая и абсолютно непостижимая;


2.    Как относительную и проявленную, имеющей двоицу, начинающей число и его резюмирующей, всегда увеличиваясь; что делает её постоянно неопределённой;


3.    Как живую и оплодотворяющую в самой себе движение жизни;


4.    Как видимую и открытую в универсальной форме.


Эти четыре понятия Единицы представлены божественной Тетраграммой, чьей иероглифической фигурой является крест.


Письма Элифаса Леви

 

Заметьте, что эта фигура аналогична нашей букве Алеф.


Но в Алеф высота наклонена, потому что Бог, дающий святые буквы, как бы снисходит [склоняется] к нам. Это древо познания, которое наклоняется к людям, и которое обвивает змей жизни.


Такое расположение фигуры Алеф имеет ещё целью указать на круговое движение креста, которое является жизнью солнц, и которое образует круг вечным движением квадрата – единственная и истинная квадратура круга.


Универсальная и непостижимая единица – это Бог.


Открытая и открывающая числа единица – это его Слово.


Живая единица – это Дух Святой.


Видимая в гармониях вселенной единица – это провидение.


Верховная единица имеет своим иероглифом вертикальную линию, скипетр и жезл таро.


Открытая единица имеет своим символом горизонтальную линию или кривую:

 

Письма Элифаса Леви

 

Чаша:

Письма Элифаса Леви

 

Живая единица соединяет две предшествующие и образует крест или меч:

 

Письма Элифаса Леви

 

Четвёртая представлена кругом:

 

Письма Элифаса Леви

 

***


№ 11


Брат и друг!


Тысячу раз спасибо за то, что выслали свой новый портрет. Знайте, я считаю себя великим кудесником, и похвастаюсь тем, что одним только действием своей мысли омоложу Вас не меньше, чем на десять лет.


Вы уж слишком не верите в свои силы, и иногда немного напоминаете тех детей, которые заверяют вас, что не могут правильно произнести такое-то слово на иностранном языке, но, говоря это, произносят его в совершенстве.


Имейте лишь терпение и не желайте понять всё сразу. Нельзя прочесть целую страницу за одно мановение глаза, необходимо строго следовать строка за строкой и слово за словом.


Мы пока ещё находимся на единице и на первой букве, так займёмся же исключительно этим, пока не узнаем её хорошенько.


Знак абсолютной единицы – 1, представляющий число 1, смешивается с первой буквой алфавита в таких языках:


Письма Элифаса Леви

 

В еврейском, абсолютная единица, взятая как синтез чисел, находится только в числе 10, это – буква йод, от которой произошла наша J, абсолютно похожая первой букве сирийского письма.


В письме эстрангело [древний вид сирийского письма], или древнехалдейском, Алеф изображена дугой круга, которая кажется идущей на двух прямых углах, а Йод представляет нечто аналогичное индийскому лингаму, но с большим расширением пассивной единицы.


Письма Элифаса Леви

 

Нужно перечитать в Сефер Иецире то, что относится к первому и второму пути, поразмышлять над этим и постараться это понять.

Нужно также изучить в «Бытии» дело первого дня.

Вот и всё что нужно изучить, чтобы понять первую букву; но нужно читать как Христос из легенды: Я не скажу Бет, пока не пойму в совершенстве Алеф. – Вы читали апокрифические евангелия?

Моё почтение и до скорого.


***


№ 12


Брат и друг!


Четыре единицы, которые лишь одно, выражены четырьмя буквами божественной Тетраграммы и иероглифически представлены жезлом, чашей, мечом и монетой Таро.


Числовая единица, или буква Алеф, относящаяся к одиннадцатому пути Сефер Иециры, изображена в таро символом фокусника:


Письма Элифаса Леви


Фигура этого фокусника является также фигурой буквы Алеф; он увенчан нимбом в форме опрокинутой 8, напоминающим поля большой шляпы; перед ним, на столе имеются: чаша, монеты, мечи, в руке у него жезл. Это первое понимание символов и чисел. Нимб, которым он увенчан, – это свет жизни, уравновешенный как змеи Гермеса, через гармоничный антагонизм движения.


Буква Альфа греческого языка и буква А нашего алфавита не менее любопытны. Это – образующая точка угла с параллельным движением и уравновешенным двумя линиями, пропорциональные и увеличивающиеся до бесконечности участки которых заранее урегулированы первым участком, тогда как две линии неопределённо долго продлеваются, тем самым буква остаётся необходимо открытой, как пространство А.


Еврейские буквы определены геометрически через пантакль, называемый планом Эдема, фигуру которого я вам уже давал. Греческие буквы и латинские, каковые также являются и французскими, образуются и рассчитываются из другого пантакля, который является планом Фив, фигуру которого вы найдёте в моём «Ключе к великим тайнам».

 

Письма Элифаса Леви

 

Этот пантакль даёт вам значение, в иероглифической геометрии, не только всех букв, но ещё и всех наших чисел.

 

Письма Элифаса Леви

 

Вы легко найдёте по этим образцам все остальные фигуры, как алфавитные, так и числовые.


Видите, все числа [цифры] и все буквы выражают идеи совершенно абсолютные в одном смысле и относительные в другом. Таким образом, в этом есть истина и уверенность, как я вам вскоре то покажу.


Письма Элифаса Леви


***


№ 13

Эмет

 

25 декабря 1861


Б. и д.!


Великая и неделимая единица представляется в нашем уме двумя способами:


Как духовная и как материальная;


Как оккультная [тайная] и как явленная.


Материя необъятна, как и пространство, она становится видимой и осязаемой не иначе, как в совокупностях и сочетаниях; иначе она делится и подразделяется до бесконечности, ускользая, как дух, из наших тюрем и от наших анализов.


Итак, есть две Алеф: белая алеф и чёрная алеф; чёрная – это тень белой, а белая – свет чёрной.


Дух отражается в материи, и материя показывается не иначе, как чтобы раскрыть дух. Материя – это буква духа; дух – это мысль материи.


Если бы не было тени, то свет был бы невидим; если бы не было света, то тень была бы невоспринимаема и безо́бразна.


Бог пишет на чёрной странице ночи сиянием звёзд, а на белой странице дня – чернотой земли.


Единая жизнь извивается змеёй между днём и ночью, и поддерживается их равновесием. Это то, что китайцы выразили пантаклем Конфуция:


Письма Элифаса Леви

 

Эта тень и этот свет существуют также и в мысли. Невыразимая мысль – это тень; мысль, доступная слову – это день.

Вы можете уже понять, что наша тень – это день Бога, и что свет Бога для нас – это бесконечная тень.

Имя Иеговы выражает эти две умопостигаемые формы невидимой единицы буквами יה, а две формы видимой единицы – וה. Эти две вторые буквы являются отражением двух первых, и во второй паре, как и в первой, одна является отражением другой.

Таким образом, в основании священной Тетраграммы есть только одна буква, – Йод, – сначала не явленная и существующая сама в себе, затем явленная посредством своего отражения и в своём союзе с этим отражением, образуя супружескую букву – Вау.

Числа существуют только благодаря единице и сами по себе не являются чем-то иным, кроме как видами, или видоизменениями, единицы; существует только одна единица, она одна делится и множится.

Задав единицу и движение, которое заставляет её воспроизводиться, вы получите математику всех её сочетаний.

В этот самый момент звонят колокола, и вскоре часы пробьют час рождения Иммануила [т.е. Христа].


***


№ 14


Б. и д.!


Точно так же, как есть только один Бог, одна субстанция, одна вселенная, один закон, одна жизнь, также есть только одна религия и одна Церковь.


Религия состоит из четырёх вещей, которые есть одно:


1)    Предмет веры – י йод;

2)    Закон, бесконечный как и его объект – ה хе;

3)    Культ, оплодотворяющий веру – ו вау;

4)    Народ, исповедующий и практикующий – ה хе.


Церковь – это внешняя форма религии; религия создаёт церковь, проявляясь вовне, как Йод порождает Хе.


Церковь создаёт религию, проявляя её. Союз этих двух изображён крестом +, а сила креста пребывает в чаше (второе Хе).


Церковь не может существовать без следующих четырёх неразрушимых и неразделимых вещей:


1)    Главы́, всегда одного и того же по духу и, как следствие, таинственного и божественного – י

2)    Неизменяемого символа – ה

3)    Вечной жертвы – ו

4)    Школы с непогрешимым обучением – ה


Церковь, как и мы, имеет дух и тело.


Нетленный дух и тленное тело. Но дух, у неё, обновляет тело, когда тело истлело.


Настоящее зло, которое умерщвляет видимое тело римской Церкви, – это духовная анархия; я достаточно сказал об этом в своих трудах. Но если моя мать становится прокажённой и больной, разве она становиться меньше матерью?


Не бойтесь того, что Рим проклинает меня. Я уже представил свои книги церковному суду Парижа, который вынес решение от имени римской Церкви; вот его ответ:


«Мы ни одобряем, ни неодобряем; ваши книги не являются ни еретическими, ни безбожными; они экстравагантны


Заметьте, что на богословском языке слово экстравагантный не означает безумный, ведь весь свод постановлений понтификов носит имя экстравагантные, что означает – тот, кто свободно идёт вне обычных линий: экстра-вагант [блуждающий вовне]. Перечитайте большое предисловие ко второму изданию моего «Догмата и Ритуала», и вы поймёте меня лучше:


Modicae fidei quare dubitasti?

 

[Маловерный! зачем усомнился? – Мф. 14:31]


Истина одна, её не зовут ни Жозефом де Местром, ни Сен-Мартеном, ни Яковом Бёме. Эти великие люди были, как и я, только экстравагантными в богословии – экстра-вагантными [блуждающими вовне].


Ecclesia autem non extra vagatus, sed regnat intra et extra. [Церковь же вовне не блуждает, но правит внутри и вовне]


Именно поэтому, идя свободно вовне, чтобы исследовать и разравнивать путь, я держусь за путеводную нить, которая меня привязывает к святилищу. Ну как вы этого ещё не поняли?


Philippe, tanto tempore vobiscum sum et non cognovisti me?!... [Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? – Ин. 14:9]


Я и забыл здесь, что вот уж как месяц, как я Вам даю уроки. – Но и сколько всего в один месяц!


***


№ 15


Брат и друг!


Человек четверной и один: дух и душа, свет и тело; его душа также четверная: её мысль, её воля, её любовь, её слово; её активная мысль – י, её пассивная и реактивная воля – ה, её любовь – ו, её слово – ה. Человек есть синтез жизни в уравновешенной субстанции. Субстанция одна в четырёх формах: активная – י, пассивная – ה, уравновешенная – ו, производная – ה; ставшая стихийной, субстанция: тёплая, холодная, влажная и сухая становится: огнём, воздухом, водой и землёй, или, выражаясь современным языком: кислородом, азотом, водородом и углеродом; но прежде всего этого, она была светом, и она всегда остаётся насыщенной и живущей мировым светом.


Свет один и четверной в своих проявлениях.


Он активный или пассивный, видимый или скрытый.


Он не есть ни флюид, ни колебание; он – первичная субстанция, реальная и живая, имеющая в самой себе начало своего движения.


Субстанция, чья видимость, осязаемость и т.д. являются всего лишь условными явлениями. Субстанция, молекулы которой, пусть даже простейшие (гипотетически), невозможно себе представить иначе, как скоплениями и внешними видоизменениями, поскольку всякое тело содержит части, поскольку всякая часть есть тело и, следовательно, делима и т.д.


Субстанция, являющаяся постоянным результатом своей собственной производительной силы.


Змей, пожирающий себя и выходящий из себя.


То, что́ Бог сотворил в вечности, в первый день и даже прежде первого дня.


Ведь книга «Бытия» – это не история прошлого, это – откровение вечной работы.


Свет есть, потому что Бог хочет, чтобы он был, и всё начинается и завершается в нём.


Бог – причина бытия света; свет – внешнее проявление вечного слова Бога.


Свет беременен ведением, и он порождает разум, потому что он оплодотворён духом.


Мировой свет – это астральный свет в звёздах; это жизненный, или магнетический, свет в существах, которых порождают звёзды.


Он связывает между собой всех существ, потому что все они выходят из него и живут им.


Он в них не является ни частным флюидом, ни особым колебанием; он в каждом является частным видом мировой жизненной силы.


Весь Ваш во Святой Науке.


***


№ 16


Б. и д.!


Тысячу благодарностей за то доброе, что Вы мне сказали, и за то, что мне прислали; я далёк от того, чтобы смешивать вас с вашими сухофруктами; однако, они с вами имеют нечто общее – они превосходны.


После того, как я Вас поблагодарил и полюбезничал с Вами, полагается, чтобы я Вас побранил. Ваш ум всё время мчится, как почтовый поезд, и Вы хотите увидеть всё сразу. Вы просите меня объяснить Вам Сфироты! Но погодите, пока Вы не узнаете ваши буквы и ваши числа, и пока мы не перейдём от А к Б.


За всеми единицами, или скорее всеми понятиями единицы, необходимая гипотеза вынуждает нас принять абсолютную и непостижимую единицу, безначальное начало, беспричинную причину. То, что есть само по себе, не будучи ни существом, ни одним из существ. Единицу без пары и, как следствие, без двоицы. Здесь останавливаются все понятия, все сравнения начинают хулить, все образы становятся идолами. Это страшное неизвестное не имеет имени, чтобы мы могли его произнести, ибо сама тетраграмма прилагается лишь к его условному и иероглифическому образу, но он есть Алеф и Тау, Альфа и Омега во всех существах; мы не можем утверждать о нём ничего, кроме того, что он есть אהיה  (Эхих).


Он проявляется неизменной мудростью и всегда активным ведением.


Согласие этой мудрости и этого ведения  составляет верховную власть, более чем власть – духовный венец, сущность верховного царства, Бытие – Истина – Реальность – Разум – Правда: Божество.


Итак, Божество одно, потому то оно неисчислимо; безлично, потому что оно несопоставимо и несравнимо, совершенно невыразимо, совершенно непостижимо в самом себе.


Всё, что о нём говорят, говорят не о нём, а о создаваемой о нём идее, на основании его дел, – идее, ограниченной, как и мы, – идее, создаваемой по нашему образу и по нашему подобию, – о призраке человека, увеличенном с помощью солнечного микроскопа.


O luce qui mortalibus
Lates inaccessa Deus!


[От взора смертного
Скрываешься неприступный Боже!]14


Мы здесь под страшным облаком. Падём ниц и поклонимся!


2 января 1862


***


№ 17


Б. и  д.!


Древние герметические философы говорили, что универсальная субстанция, экстериоризируясь, принимает три формы и четыре15 способа существования.


1)    Форму активную и двигательную – Сера (они не понимали под серой таковую земли);


2)    Форму пассивную и движимую – Ртуть (ничего общего с обычной ртутью);


3)    Форму уравновешенную и смешанную – Соль, субстанция осаждённая и неразложимая, хотя и составленная из двух сил.


Что касается способов существования, то их называли четырьмя стихиями, аналогичными, как я вам уже сказал, кислороду, водороду, азоту и углероду.16 Их принципом было то, что субстанция одна, что она становится различной через движение и принимает различные виды в зависимости от углов её полярных притяжений (каждая молекула субстанции оказывается намагниченной и поляризованной как миры). Они верили в вечное движение, которое является верховным арканом физики, и разумно полагали, что через искусственное управление природными силами можно, в определённом круге и согласно определённой мере, ускорить или замедлить движение.


Секрет же этот и есть секрет творения.


Великое Дело не есть химерное искусство творения золота, но искусство управлять природным огнём, как садовник управляет водой, чтобы заставить плодоносить растения. С помощью этого управления не создают минералов, их заставляют плодоносить.


Абсолют в физике и химии существует также неизбежно, как и абсолют в философии и религии.


Каждый из этих трёх способов существования абсолюта обусловлен двумя другими.


Мудрый Эккартсгаузен не грезил, когда он, вместе с Яковом Бёме, увидел в догматах религии символ и образ тайн природы.


Наши предшественники, братья розенкрейцеры, не были глупцами, когда они утверждали, что обладают ключом к Великому Делу. Этот ключ – это универсальное лекарство душ и тел.


Это – нимб Адама и скипетр Соломона.


Это – земное осуществление Святого Царствия.


Здесь кончается то, что я имел вам сказать о Единице.


Вы знаете первую букву!

 

№18

 

Б. и Д. [Брат и Друг],

Сегодня мы отмечаем праздник Богоявления. Богоявление – это проявление света; того <самого> света, который творит разум душ и раскрывает гений народов. Lumen ad revelationem gentium [Свет во откровение народов. – Лк. 2:32]. Этот свет нисходит из божественной мудрости; это от него приходит знание, а оно порождает свободу. Мы приступаем к страшной и славной двоице, страшной, потому что <здесь> начинается антагонизм, падает тень, утверждается плоть, становится необходимым ад. Славной, потому что лицо человека озаряется лучами Бога, потому что человек и Бог входят во взаимообщение. Вот, Адам стал подобен одному из нас [Быт. 3:22], – сказал Бог в книге Бытия, что́ халдейская версия толкует так: Вот, я единственный на небе, а человек единственный на земле! Вспомните те два лица, смотрящих друг на друга и отражающихся друг в друге: одно – чёрное, другое – белое; одно – прямое, другое – перевёрнутое, и заключённые в двух треугольниках, которые образуют звезду Соломона. Я дважды воспроизводил эту фигуру в своих трудах; она [т.е. звезда Соломона] изображает творение двоицы. Сифра де Цниута [Siphra Dzeniuta], или Книга Тайны, являющаяся первой книгой и ключом к Зогар, начинается с таких слов: «Книга Оккультизма – это книга, которая описывает равновесие мировых Весов. До проявления Весов, два лица не смотрели друг на друга. Таким образом, цари древнего мира были низложены, потому что природа отказалась предоставить им питание. И мир оставался безутешным вплоть до появления досточтимой головы.» В этом замечательном отрывке <заключена> вся теория двух форм двоицы: 1) двоицы не уравновешенной, подвергающейся действиям и противодействиям, когда её силы разбиваются, лишённые питания или сохраняющего элемента; и 2) двоицы уравновешенной, дающей голову в качестве вождя для гармонии членов. Таким образом, злая двоица существует лишь для того, чтобы проявить добрую двоицу. Нечистое существует лишь для торжества чистого. Иаков, прежде чем наречься Израилем, должен был бороться с ангелом и стать хромым в этой битве, которой Адонай его одновременно и наказал, и вознаградил. Торжество – это цена отваги, но отвага разбивается о вечный разум, если она не падает ниц со смирением перед своим победителем, говоря ему: Благослови меня!

 

№ 19

(9 января 1862)

 

Б. и Д., Оставим Индии её поэзию и туманные вымыслы, обновлённые раскольническим гностицизмом. Апостол Павел не хотел, чтобы мы занимались тем, что он называет aniles fabulas [бабьи басни, – 1 Тим. 4:7] касательно родословной ангелов. Ничто из всего этого не принадлежит ни науке, ни вере, и не может быть даже одобрено разумной поэзией. Первородное падение было не чем иным, как духовным [morale] споткновением, подобным неверному шагу ребёнка, который пытается идти; а что касается ангелов, то припомните, что падшие цари не являются больше царями; и что главари разбойников не находят сочувствия в благоустроенных Государствах. Никто не может любить зло за <то что оно> зло. Зло любят, ошибочно принимая его за благо. Сыны света не могли влюбится в ночь иначе, как в надежде оплодотворить её и заставить её принять новый свет. Взбунтовавшиеся ангелы прониклись завистью к Богу – они захотели творить. Женщина прониклась завистью к Слову – она захотела знать. Мужчина проникся завистью к Утешителю [Paraclet –Святой Дух Утешитель] – он захотел любить. Все захотели идти сами, и Бог убрал свою руку. Не из гнева, но из уважения к свободной воле своих творений. Но разве он не взял ответственность за их грех на себя, и разве он, в лице своего сына, не возложил всю безмерность искупления на одного себя! O felix culpa! [О, счастливая вина! – католический богословский термин, обозначающий вину Адама.] А не раскаялся ангел по причине своей совершенной природы, не имеющей наших немощей; его выбор, вызванный не влечением, необходимо должен был стать бесповоротным. Это не Бог его не прощает, это он не прощает Бога. Презрением к Несовершенному и любовью к силе, он пытается разбить всё слабое. Но он имеет силу лишь в меру своего права. Он ничего не может против добра, да и зла он никогда не делает. Это – Самаэль Разрушитель, и место его – в кругу ангелов! Adfuit inter eos etiam Satan. [Пришёл между ними и Сатана. – Иов. 1:6] Этот ангел, который также называется легион, – потому что их великое множество, – есть не личность, но дух или скорее образ бытия духов. Его истинное имя – гордыня, это – гений [дух] античного Прометея. Прежде чем запечатать моё письмо, я вложил в него листок чистеца сибирского, дабы вы поняли, как растения острова Крит могут быть переносимы ду́хами. Этот листок оказался в одной из моих книг, и я совершенно не представляю, кто его туда мог положить… Что это доказывает?

 

№ 20

(12 января 1862)

 

Б. и Д., У природы нет центра; любая воображаемая точка является центром кругов, умножаемых до бесконечности. Миры вращаются вокруг солнц, солнца вокруг архи-солнц и так далее до бесконечности, без общего центра, иначе была бы общая окружность, и бесконечность была бы единицей. Всё что живёт – жило и будет жить, и духи упорядочены по чинам, как и звёзды. Любая частная жизнь, что прекращается, возвращается в жизнь мировую. Трупы не разлагались бы, если бы они не были живыми. То, что вверху – как то, что внизу. Духи бесконечны, по числу и по чинам, как и звёзды, и когда они умирают, отчуждая свою свободную волю, мировая духовная жизнь их вновь поглощает и разлагает – вот где подлинный адский огонь. Он вечен и безжалостен, потому что он – это жизнь, которая не может заключить соглашение [или прийти к компромиссу] со смертью. Один только Бог есть чистый дух, владеющий всеми оболочками, но не имеющий оболочки. Ограниченный дух уничтожился бы, если бы не имел оболочки. В действительности он был бы повсюду, но как бы в нулевом количестве. Оболочки духов прямо зависят от среды, в которой они обитают. Дух, освобождённый от земного тела, тем самым не может жить и дышать на земле. Астральный свет, став жизненным светом, или магнетизмом, в живых <существах>, оказывается магнитом великой силы, он притягивает и отталкивает объекты, которые ему определяет скорее инстинкт, чем воля. Медиумы – это расстроенные магниты. Изучив мои книги, вы узнаете и поймёте всё это. Это – иерархические законы, без которых ничто в природе не могло бы существовать и мгновенья. Демоны, Dei-monas [боги-монады], – это обособленные [изолированные] боги, на что указывает их имя; это – одиночные и необщественные духи. Дьяволы – Δια и βαλλω – это духи, бросающиеся наперекор гармонии; они не могут существовать в нашей атмосфере без грубых оболочек. Каббалисты и их самих называют оболочками, скорлупами, корками, потому что они лишены внутренней жизни. Они – немощи, а не силы. Вечная справедливость уравновешивает их, бросает их и перемалывает их, – в зависимости от того, в чём она нуждается. Вскоре мы подойдём к двоице.

 

№ 21

(13 января 1862)

 

Б. и Д., Чем я заслужил, что вы меня спрашиваете, не докучают ли мне ваши письма? Не уж то вы находите меня слишком резким в ответах? Если так, то это было неумышленно, так что, мой друг, меня нужно простить за это. Вы принимаете меня в качестве учителя, и <поэтому> я говорю немного как учитель; в конце концов, это ваша ошибка, и вы неправы наказывая меня за это. Я восхищаюсь, с каким достойным недоверием вы сами дали мне, сами того не подозревая, решения, о которых меня спрашиваете. «Из того, что этот лист оказался без вашего ведома в одной из ваших книг, ещё не следует, что это какой-то дух туда его поместил.» Таково ваше <решение>, и это очень хорошо. Я не могу вам сказать ничего лучшего насчёт вашего растения с острова Крит. Теперь в принципе: 1) Я отрицаю, что дух может действовать без тела на тело, – иначе всё телесное творение становится бесполезным; 2) Я отрицаю, что духи из одной обители могут смешиваться с духами из другой; поразмышляйте над словами из притчи о злом богаче [о богаче и Лазаре]: Великий хаос утверждён, так что здешние не могут перейти к тамошним [Лк. 16:26]. Изучите механизмы пищеварения и кровообращения; посмотрите с какой заботой природа затворяет двери за субстанциями, которые она движет вперёд, и подумайте о мировых аналогиях, которые так хорошо показывают единство Великого Дела. Именно поэтому нужно затворять двери за потерянными иллюзиями, дабы они никогда не вернулись. Перед нами бесконечное число высших реальностей, которые должны не дать нам сожалеть о наших иллюзиях. Миссия человека в этом мире достаточно ясно определена миссией самого Иисуса Христа, который является живым образцом человечества. Хорошенько поразмышляйте над вот этим: Ego veni ut vitam habeant et abundantius habeant (J.-C). [Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. – Ин. 10:10] Развивать и распространять жизнь, жизнь полную, и, как следствие, умалять и уничтожать смерть. Novissima omnium destruitur inimica mors (Saint Paul). [Последний истребляющийся враг – смерть. – 1 Кор. 15:26] Вы хорошо делаете, что верите в меня за то, что я шагаю, опираясь на вечный разум и на определённую науку, которая его доказывает; и в этом <смысле>, я могу сказать, как и учитель [подразумевается Христос], что я есть не человек, но говорящее начало: Principium qui et loquor vobis. [Начало, как и говорю вам. – Ин. 8:25] Теперь я молю Вас запастить терпением в своей жажде к истине, и хорошенько понять, что вечный источник не иссякнет. Итак, пишите мне в любое время; я рад читать ваши письма, но постарайтесь как можно меньше отклонять меня от рассматриваемой нами темы; иначе мы никогда не закончим. До скорой встречи с буквой ב.

 

№ 22

 

Б. и Д., Вы сожалеете о своих гипотезах, которые я, однако, разрешаю вам при условии, что вы согласны видеть в них лишь аллегории, и называть учениями только то, чему учат, т.е. то, что одновременно одобрено законом и приемлемо для науки, и наоборот. Вне науки и веры простирается неопределённая область свободных гипотез, одни из них приемлемы в силу аналогии, другие совершенно невероятны. Центральная точка веры – это учение Церкви; отсюда [т.е. из этой точки], она [т.е. вера] выходит и развивается в науку, но <развивается> по спирали [circulairement] и пропорционально двум силам, аналогичным силам звёзд – силе центростремительной и силе центробежной. Внимательно рассмотрите и изучите те четыре звезды, что я напечатал [lithographier]: одну – во главе моей «Истории Магии», и три других – в моём «Ключе к великим тайнам»; читайте, исходя из центра и вдоль каждого луча, то что написано. Там заключены учения, и абсолютные учения, потому что они неоспоримы как для науки, так и для веры. Я оставил некоторые из ваших вопросов без ответа – это по забывчивости. Вы спрашивали меня, доволен ли я моим английским гостем. Я нахожу его весьма образованным, но слишком увлечённым магическими и магнетическими опытами – это характерная черта всей их нации. Англичане любопытны до ребячества, и понимают исключительно факты и внешние осуществления. Вы интересовались моим возрастом, мне 52 года, что не мешает мне чувствовать себя таким старым как Мафусаил [библейский долгожитель]. У меня так мало свободного времени, что я пока не могу заняться книгой, о которой вы мне сказали. Я работаю меньше, чем мне бы хотелось, но быть может даже больше, чем нужно. Представьте себе человека, открывшего подземный мир, и который, будучи не в состоянии увлечь туда народ, вынужден один вести раскопки и сообщать свои открытия! Мне пишут со всей Европы и ещё других стран… Я стараюсь ответить всем. Бедные и больные приходят ко мне, – я не могу их прогнать.

 

№ 23

(19 января 1862)

 

Б. и Д., O vere necessarium Adae peccatum! [О, воистину необходимый грех Адама! – фраза из латинского богослужения] – говорит Церковь в своей литургии. Действительно, грех был как бы духовным рождением человека, выявившим [extériorisant] его свободу и отделившим его от Бога, – как перерезая пуповину, отделяют дитя от матери. Вся эта тайна великолепно объяснена в притче о блудном сыне. Бог, позволив человеку пасть на землю, решает пойти туда его искать, и поэтому человек взойдёт на небо, опираясь на крест того, кто оттуда спустился. O felix culpa quae talem et tantum habere meruit redemptorem! [О счастливая вина, которая заслужила иметь такого великого искупителя! – из богослужения] Nemo ascendit in caelum nisi qui descendit de caelo. [Никто не восходил на небо, как только сошедший с небес. – Ин. 3:13] Все люди согрешили в первом человеке, и все ангелы согрешили бы в первом ангеле, если бы ангелы были подчинены рождению по плоти. Но секрет падения ангелов и ещё более глубокий секрет о возможности их возвращения – вне досягаемости нашего ума. Всё, что мы можем сказать, так это то, что у нас очень ошибочное представления о милости Божьей, если мы верим, что он прощает не искуплённый грех. Когда Бог прощает – это значит, что грех больше не существует и превратился в добро. Ангелы не могут сделаться людьми, так же как и золото не может превратиться в свинец. Расин заставил Иодая сказать нелепость, когда он выкрикнул: «Как в свинец ничтожный, золото чистое обращается?» Святое Писание, которое в этом месте переведено крайне худо, говорит: Quomodo obscuratum est aurum? mutatus est color optimus. [Как потускло золото, изменился цвет наилучший. – Плч. 4:1]. Золото можно почернить, но оно всегда остаётся золотом, даже когда оно потеряло свой царский цвет. И поэтому нужно отбросить сказку о воплощении ангелов, <неважно какова его цель> для того ли чтобы любить дочерей человеческих, или даже чтобы окунуться в животворящие источники искупления кровью; и точно так же нужно отбросить те нелепости насчёт метемпсихоза, согласно которому люди, в качестве наказания, посылаются в тела животных. Иудейский догмат, завершённый догматом католическим, является в религии нерушимой основой истины. Этот догмат – тёмная ночь для неверующих и для слепых верующих, <и так будет> вплоть до прихода того духа истины, который обновит лицо земли, и который уже есть в мире. Вот, мой друг, что́ я даю вам к размышлению, чтобы вы утешились от потери некоторых поэтических иллюзий.

 

№ 24

(21 января 1862)

 

Б. и Д., Буква убивает, а дух животворит [2 Кор. 3:6]. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине [Ин. 4:24]. Эти слова, как вы это знаете, из Святого Писания. Они должны дать вам понять, что догмат вселенской Церкви имеет свою светлую и свою тёмную стороны. Множество католиков, следуя букве, оказываются глупыми идолопоклонниками, мы же должны держаться за католичество по духу. Нынешнее духовенство в основном погружено во тьму буквы; таким образом, у нас иерархия наизнанку. Самые невежественные и самые приверженные к мёртвой букве являются вождями; и эти слепые поводыри слепых падают со своим стадом в яму. Так нужно ли из-за этого отделиться от их причастия? Конечно же, нет, ибо они хранители буквы, которая является хранителем духа. Они сидят на престоле святого Петра, как фарисеи сидели на престоле Моисея. Нужно причащаться их пшеницы, но остерегаться примешиваемой ими к ней закваски. Cavete a fermento Pharisaeorum. [Берегитесь закваски фарисейской. – Мк. 8:15 или Мф. 16:6] Я пишу вам всё это потому, что вижу, как вы терзаетесь, и мне хотелось бы привнести мир в ваш ум, прежде чем продолжить великие объяснения наших святых букв. Придёт день, когда папа <римский>, вдохновенный Святым Духом, провозгласит, что все отлучения сняты, что все анафемы отозваны, что все христиане присоединены к Церкви, что иудеи и мусульмане благословенны и призваны ею. Что, сохраняя единство и нерушимость своего догмата, она позволяет всем культам постепенно приближаться к ней, обнимая всех людей в причастии своей любви и своих молитв; тогда не будет существовать более протестантов. Против чего им тогда протестовать? Верховный Понтифик тогда воистину станет царём религиозного мира [речь идёт об Антихристе, и Элифас не настолько наивен, чтобы не понимать этого], и он сделает то, что пожелает со всеми областями земли. Нужно, распространяя дух всеобщей любви, подготовить приход этого великого события, ибо дух наций делает гения из князей [прямое указание на Антихриста]. Мужайтесь же, брат и друг, и не позволяйте трудностям этой переходной эпохи сразить вас. Мы страждем, но мы идём.

 

№ 25

(24 января 1862)

 

Б. и Д., Я почти ответил на ваше последнее письмо, ещё не получив его, и я симпатически предугадал вашу озабоченность. Я мало что могу добавить по поводу Марианизма [почитание Девы Марии], который, по-вашему, замещает Христианство. Поклоняться Провидению в символе матери, любить чистоту любви в образе девы, возвысить до Бога женщину [femme], имя которой образует имя семья́ [famille], объявить непорочной эту Марию, которая освящает брак – это быть более чем христианином, это – быть католиком, потому что семья́ универсальна. Прочтите мою книгу, озаглавленную «Матерь Божья». Это ещё не первое слово посвящения, но это уже последнее слово католицизма, и так как посвящение всегда будет привилегией очень немногих, эта книга представляет религию будущего. Вы являетесь протестантом, не сомневаясь в этом, потому что вы слишком привязаны к букве Писания. Перечитайте тот маленький рукописный ритуал, вставленный между печатных страниц Тритемия, и ближе к концу посмотрите, что́ я сказал о таинствах, и вы поймёте, что их семь, и что их должно быть семь. Следствием моих письменных уроков, которое я жду от вас, будет понимание моих книг [имеются в виду три книги: «Догмат и ритуал высшей магии», «История магии» и «Ключ к великим тайнам»], которые содержат всё учение, но в сокращённом и урезанном виде. Вы спрашиваете меня, являются ли мои теории об ангелах учениями. Ответьте на это сами, после того как исследуете, основаны ли мои гипотезы на аналогиях науки и на потребностях веры. Я не представляю из себя ни вдохновлённого, ни нового открывателя. Бог дал мне дух ведения [понимания], который он обещал миру, и этот дух не желает слепой веры. Наоборот, он дотрагивается до глаз слепых и говорит им, как Спаситель: Еффафá! Отверзись! [Мк. 7:34] Терпение и кротость! Помолимся за тех несчастных священников, которые сожгли бы меня, если б могли, на костре Савонаролы и Урбана Грандье, а я при этом сказал бы вместе с величайшим из учителей: Отче! прости им, ибо не ведают, что творят [Лк. 23:34].

 

№ 26

(26 января 1862)

 

Б. и Д., Буква бет (ב) образуется из соединения двух линий: одной – кривой, другой – горизонтальной прямой. Эти две линии символизируют движение и жизнь. Прямая горизонтальная линия есть иероглифический образ пассивного творческого начала – субстрата, идеализированной материи. Это – экстериоризация, буква, субъект слова. Зачастую буква бет также изображается двумя горизонтальными прямыми, соединёнными сегментом кривой, ) , для обозначения того, что жизнь и материя воспроизводятся движением. Имя Абба, отец, от которого происходит имя аббат, содержит полную тайну великой двоицы, и оно есть экстериоризация, объяснение священной тетраграммы. Алеф-Бет объясняет Йот-хе. Прибавьте к этому слову [т.е. к АБ], обращая его, его отражение, его тень – Бет-Алеф, и у вас будет слово Абба. Если вы отделите Бет от Алеф, то вы сделаете из них простую единицу. Это будет первое внешнее число; и вместо изначальной единицы, у вас будет числовая единица. Но это обезглавленная единица, Truncatio regni, – как говорят каббалисты, и если её не соотносят с Алеф, то утверждают следствие вместо причины. Вот так создаётся двоица зла, или культ природы без творца. Это – преступление Тифона, который делает Исиду вдовой, и который разбрасывает члены Осириса. Сама природа, Исида, отыскивает члены своего супруга, за исключением детородного органа, невыразимого Йот, который сокрыт в колыбели Моисея, и которого невозможно узнать иначе, чем через высшее откровение природе. Так, в священных иероглифах Египта, орган Осириса изображается открытым глазом, сопровождаемым мужскими знаками: ибо божественный Йот – это ведение и свет, и природа не объясняет Бога, а даёт человеку внутренний глаз, который может открываться, чтобы созерцать истину. Поэтому-то Осирис не является ни человеком, ни Богом, но образом, тенью. Поэтому-то последнее слово древних мистерий было вот таким, брошенным на ходу в ухо неофита: Осирис – чёрный бог. И так обстоит дело со всяким антропоморфным богом. Между божественностью и человечностью возможен только один союз. Это – ипостасный союз истинного Бога с реальным человеком.

 

№ 27

(1 февраля 1862)

 

Б. и Д., В принципе, брак нерушим, за исключением прелюбодеяния [fornicationis causa – (лат.) по причине разврата]. – Таковы слова Христа. Женщина, – муж которой смотрит на других женщин и у неё в этом не может быть сомнений, и он этого не отрицает, когда он хочет с ней сблизиться, – совершает прелюбодеяние, отдаваясь ему. Более того, женщина, которая является матерью, должна своим детям больше, чем недостойному супругу. Нужно любой ценой избегать попадания детей в тот ад, который называют неблагополучной семьёй [mauvais ménage]. Но нужно, чтобы женщина, отделяясь, всегда бы была готова простить мужу, если он исправится. Вот что касается того деликатного вопроса, который вы мне задали по поводу мадам вашей племянницы. На ваше затруднение по поводу Осириса, я отвечаю: Да, Осирис есть чёрный бог, потому что он антропоморфен. Да, великие иерофанты Египта знали истину. Вы христианин по духу, мессианский католик, и я не понимаю ваших недоумений, вызванных буквой Писаний. Повторяю вам, что буква убивает, и лишь дух животворит. Моя книга о Богоматери содержит три части, которые соответствуют пантаклю из «Энхиридиона» Льва III (Есть ли у вас Энхиридион?): - Образование; - Преобразование; - Преображение. - Католицизм, таков каков он есть, - революция, которая его ждёт, - и его новая форма в будущем. Вас шокирует первая часть. Она, если можно так сказать, гусеница; затем будет куколка и наконец бабочка. Прочтите и перепрочтите эту книгу. Прочтите также мой «Словарь христианской литературы»; я дам вам его, если у вас нет. Так как Бог соединил нас в причастии духа, то нужно, чтобы вы узнали всё слово, которое Бог дал мне. Верьте в Бога, который меня озаряет, но не обращайте внимания на человека. Несчастная старая свечка из вонючего жира может освещать – она не есть свет, но орудие света. Часто я сам первый восхищаюсь тем, что́ я пишу. Да вы и сами сказали, что я ничего себе не приписываю. Пусть же слово истины принесёт вам глубокий мир детей Божиих.

 

№28

(4 февраля 1862)

 

Б. и Д., Раскрыв вам истинное учение Церкви о вероисповедании, я полагаю, что дал средство для полного примирения ваших привычек с вашими принципами. Ибо вы знаете, что истинный разум никогда не воюет с истинной верой. Это-то и обозначает rationabile obsequium [разумное служение, – Рим. 12:1] Святого Павла. Это подчиняющийся разум; и когда верующий пишет: Credo quia absurdum [Верю, ибо абсурдно]! Видящий понимает эту фразу и говорит: Credo quia absurdum non credere [Верю, ибо абсурдно не верить]. Мадам Баронесса напрасно обвиняет меня в лести ей. Дары Бога восхитительны, и самый восхитительный из всех – это любовь [т.е. милосердие]. И если уж я ей сказал о своём восхищении, так это той любви, к которой относится вот это вот совершенно законное высказывание: mirabilis Deus in sanctis suis [дивен Бог во святых своих, – Пс. 67:36]. Вот беды, которые занимают меня в этот момент: Две молодые матери, одна из которых вдова, и дети которой уже отлучены от груди. Так что речь идёт не о пелёнках, а об одеждах, пригодных для детей от одного до двух лет. Один отец, рабочий без работы, или скорее художник, ибо он выдающийся, но ещё не известный, поэт, – у него четыре дочери, все разумные, как и он, и которые едва выживают с работы своих рук, когда им удаётся найти работу. Эти девушки скорее умрут с голоду, чем сделают что-либо, что может нарушить их невинность, – им от пятнадцати до двадцати лет. Я сделал, что смог, и вчера я пригласил к себе на ужин всю эту небольшую семью; они на короткое время забыли о своей глубокой нищете, я развеселил их, и они меня сильно опечалили. О, мой друг, не слишком уж презирайте богатства этого мира. Я достаточно часто страдаю от того, что не богат, и мне иногда кажется, что ради денег я готов на всё, за исключением бесчестных поступков. Первого января первый мой визит был к одному бедному чернорабочему, который написал одному из моих друзей. Я увидел в лачуге без очага больную женщину, кормящую грудью бедненького ребёночка. Мне пришлось раздеться, чтобы их укрыть, к счастью, у меня в кармане было 15 франков, – всё там осталось, как вы правильно понимаете; затем я написал, и пришла помощь: одежда, бельё, хлеба на месяц. Страждущий Иисус получил свои маленькие подарки. О, тысячу раз блажен Тот, кто смог помочь всем страждущим и дать всему человечеству свою плоть в снедь и свою кровь в питие! Он вполне заслужил быть бессмертным.

 

№29

(9 февраля 1862)

 

Б. и Д., Однажды беседовали неверующий и набожная женщина, и они говорили об Иисусе Христе. Это был великий человек, – сказал неверующий. Да, – ответила верующая, – и великий Бог. Я слышал, как священники восхищались этим ответом. Они, как и эта женщина были идолопоклонниками. Иисус Христос – это Бог, но это не какой-то [un] Бог. Он является Богом в силу личного, или ипостасного, союза с единым и неделимым Божеством, единым и неизменным Отцом. Если поклоняются Иисусу Христу, как некому [un] отличному и отдельному Богу, <то тем самым> из него делают антропоморфного бога, чёрного бога Осириса. Ипостасный союз – это духовное и совершенное склеивание двух природ, однако без слияния и прежде всего без смешения; это то, что делает человеческую природу отражением природы божественной, и делает её причастной, через озарение и через проникновение божественным светом, который она приемлет путём полного отождествления своей воли с божественной волей. Однако эти двое остаются совершенно отличными <друг от друга> и в то же время совершенно едиными. Вы видите, что большинство людей ошибаются, говоря о божественности Иисуса Христа. Как если бы в нём могла быть другая божественность, чем божественность Бога, которого Иисус Христос назвал: Ваш отец и мой отец, ваш Бог и мой Бог [Ин. 20:17]. То, что Иисус Христос был очеловеченным Богом и обожествлённым человеком, – это неоспоримо; то, что имело место поглощение человеческой личности в личности божественной таким образом, что в нём можно видеть лишь одну божественную личность с двумя совершенно едиными волями, – это ясно. Но от этого он не становится антропоморфным Богом; человеческая форма, принадлежащая в нём исключительно истинному человеку, как божественный свет – истинному Богу. Всё это, мой друг, строго ортодоксально; и мы не выходим из здравой католической теологии, единственной, имеющей авторитет, потому что она каббалистическая, т.е. традиционная, апостольская и универсальная [всеобщая]. Глубокое невежество покрывает сейчас святилище своей тьмой. Святой светильник покрыт, но он всегда горит, да и как он погаснет, ведь это свет Бога!

 

№ 30

(10 февраля 1862)

 

Б. и Д., Буква Бет – первая буква Библии, с неё начинается слово Берешит, которое обозначает Бытие, или рождение. Она, таким образом, представляет единицу, которая экстериоризуется, творя; и речь идёт как бы о пояснении или толковании, когда слово Берешит переводят словом Вначале [Dans le principe], или началом [par le principe], или, ещё более несовершенно, – в начинании [au commencement], так как всё начинается в начале, и так как всякое рождение предполагает начинание рождаемого. Бет, таким образом, является здесь иероглифическим образом той божественной матери, которую каббалисты называют Imma. Рисунок Таро, который соответствует этой букве, представляет великую жрицу, или саму божественность с женскими чертами. Она носит тиару с тремя венцами, ибо она – царица трёх миров; она открывает книгу, которую наполовину прикрывает, ибо это божество сделано по образу наших любимых, это человеческое понятие Провидения, это божественный Гнозис, это таинственная Исида египтян, но она не носит символические рога, которые можно было увидеть по бокам её первого венца. Двоица – это также число Элоимов, или сил, которые устанавливают равновесие всемирных весов. Liber occultationis est ille qui describit librationem bilancis [Сокровенная книга – та, что определяет равновесие весов]. – Это первые слова из Сифра де Цниута, книги Тайн, оккультной Теогонии Зогар. Antequam enim bilanx esset non respiciebat facies ad faciem [До весов не видно лицом к лицу]. Мы понимаем, что́ здесь обозначает это символическое выражение: видеть Бога лицом к лицу, или, другими словам, что такое интуитивное видение Бога. Это озарённые чувство и осознание гармонии Элоимов. Это совершенное ведение [понимание] двоицы. Это человечность, озаряемая божественным отражением и отбрасывающая в свою тень светлый образ, который является божественной идеей. Это человек, отражающийся в Боге, который [т.е. Бог] символически отражается в нём [т.е. в человеке]. Это смысл того таинственного слова, которое прозвучало во время исступления святой Терезы: Ищи себя во мне, и ты найдёшь меня в себе. Это последнее слово «Божественной Комедии» Данте, когда тройной свет из центра небесной розы сливается в единое сияние, которое отражает человеческую фигуру.

 

№ 31

(13 февраля 1862)

 

Б. и Д., Бог не подвластен ни времени, ни форме, ни числу. Мы его не знаем. Мы постигаем определённую о нём идею лишь относительно нас, и эта идея высшего единства отражается в двоице. Всё, что мы говорим о Боге, мы говорим о нашем божественном идеале. Videmus eum in enigmate quasi per speculum [Видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно (1 Кор. 13:12)], – сказал святой Павел. Именно этому образу мы придаём три умственно ипостасные формы: Отца, Сына и Святого Духа. Этот образ есть первая единица наших понятий. Однако это и двоица, поскольку это отражение. Бог оплодотворяет человеческую мысль, как супруг, и эта мысль является его супругой. Всё, что для нас может быть исчислено, начинается лишь после неисчислимого. Proeter ineffable [сверх невыразимый], – как говорят каббалисты всякий раз, когда говорят о Боге. Фигурами двоицы являются: сын, который является сиянием отца; слово, которое является формой мысли или, если придать словам подобающий им род, это речь, оплодотворённая духом; луна, которая отражает солнце; женщина, отражающая мужчину; вода, отражающая небо. Двоица Бога – это Хокма, которая для нас единица, имеющая для двоицы [т.е. для пары] Бину. Другими словами, Бог отражается в своей высшей мудрости, и мы постигаем его в отражении этого отражения, ибо Хокма отражается в нас. Из понятия об этой мудрости проистекает идея ведения: In lumine tuo videbimus lumen [во свете твоём видим свет. – Пс. 35:10]. Хокма и Бина – это две опоры для высшего Венца, который представляет для нас царство Невидимого. Это два столпа престола, это два обелиска Соломона, это две руки апокалиптического ангела, это Элоимы. Это две стойки, которые поддерживают гребень, или фронтон, храма, и гармония Элоимов сказала: Да будет свет, и стал свет: oiamar Elohim iai aour! Ouiiai aour [Быт. 1:3 – на еврейском латиницей]. Двоица, таким образом, это также и проявленный свет, сияние Зогар, излучение Шехина (Шехина означает свет славы). Но если этот свет принять за единицу, то его двоицей будет тень, и мы придём к чёрной двоице, которая также является тенью, покровом, мраком, материей, инертностью, иррациональностью, глупостью, греховностью, адом. Ад и небо имеют своё происхождение, и они резюмируют двоицу; они – это альфа и омега, начало и конец.

 

№ 32

(14 февраля 1862)

 

Б. и Д., Тысячу раз спасибо вам и Мадам Баронессе за её безвозмездную и столь материнскую посылку. Я вскоре увижусь с теми людьми, для которых я хлопотал об этих прекрасных и милых вещах, и их радость, при их получении, будет прекрасным воздаянием Мадам Баронессе и мне. Я нашёл эту бедную, но дорогую семью поэта, спящими на соломе, без покрывал, под сильным холодом этих последних дней. Я поделился с ними матрацами с моей кровати и купил им покрывала. Я был очень счастлив от той вести, что вы окажете мне помощь для них в 40 франков. Я уже дал им аванс из этой суммы, и это, вместе с некоторыми другими милостями, которые я собрал, застрахует их от большой нужды, по крайней мере, на месяц. За это время, я надеюсь, они найдут какую-нибудь работу. Я собираюсь отправить вам в ближайшее время несколько книг: 1) Прекрасный труд учёного Кирхера о просветлённом богослове Раймонде Луллие. Это великолепное введение в практическую часть Каббалы, т.е. в науку точных сочетаний, которые составляют математику мысли. Эта книга была мне очень полезна, и я думаю, что и вы её оцените, к тому же, она очень редкая, как и все труды Кирхера, она озаглавлена: Ars Magna Sciendi, и представляет собой большой том. 2) Мой «Словарь христианской литературы». 3) «Магический ключ к вымыслу и действительности» г-на Вайяна , – новый труд учёного, который был бы посвящённым, если бы не был профанатором. Он хочет сорвать вуаль с великой Исиды. Это безумец, но он знает непомерно много, и его работа для нас в высшей степени важна. Этот писатель является одним из наших противников. Я его уже упоминал в моих трудах, ибо, не считая его непонимания иерархии, я придаю большое значение его исследованиям. Его книга сдобрена крайне любопытными фигурами. Как я тронут тем, что вы мне говорите о вашем внутреннем удовлетворении и о том мире души, который вы обрели, исключительно ища царство Божие и правду его. Итак, теперь мы можем обняться во имя Иммануила, как братья Розенкрейцеры, и мы обращаемся <к вам> таким словом истинных адептов: Глубокий мир <вам>, брат мой. Да будет этот мир всегда с вами и с вашей достойной спутницей.

 

№ 33

(16 февраля 1862)

 

Б. и Д., Однажды Христос, будучи спрошен об эпохе своего царства, ответил такими таинственными словами: «Когда двое станут одно, и внутреннее как внешнее, и мужчина и женщина уже не будет ни мужчиной, ни женщиной.» Это изречение учителя не содержится в Евангелиях, но оно передано одним из апостольских мужей – папой святым Климентом. Итак, гармония в двоице, где творческая реализация мирового равновесия, проявление всякой идеи всякой формой, и отождествление полов в поистине одном и нерушимом браке, – таковым в действительности должен быть Мессианизм, или царство Христа, как Мессии; это то царство, прихода которого мы просим каждый день в наших молитвах: Adveniat regnum tuum! [да приидет царствие твое!]. Мессианизм – это свершившееся христианство, и именно оно прекратит антагонизм двоицы. Вплоть до настоящего мы пытались стоять то на одной ноге, то на другой, и ходить на одной ноге. Одни хотят иметь путеводителем разум без авторитета, другие – авторитет без разума. Наука и Вера исключают друг друга и взаимно отвергают; математика осуждает поэзию, а поэзии не хватает правил математики. Папа и император всегда являются двумя соперничающими властями, которые стремятся поглотить друг друга, не понимая, что Самсон, объединив в своих руках два столба Храма, разрушил всё строение. Хорошая двоица – это гармоничная и уравновешенная двоица. Это обязанность, служащая основой права; это право, гарантированное обязанностью; это закон, защищающий свободу. Это свобода, добровольно подчиняющаяся закону. Это женщина – любовь мужчины; это мужчина – ум женщины. Тогда-то двое будут одно, тогда-то внутреннее станет внешним, тогда-то больше не будет ни мужчины, ни женщины, а будет человек, совершенный и единый из двух нераздельных половин. Сама природа хочет, чтобы мы это поняли, наделяя мужчину признаками женщины, а женщину признаками мужчины; мужчине – рудиментарные молочные железы, женщине – эквивалентные и более интимные признаки.

 

№ 34

(18 февраля 1862)

 

Б. и Д., Самое высокое выражение двоицы в божественном смысле – это тайна воплощения. Отождествление без смешения и без слияния божественной природы с человеческой. Бог открывается в человеке, чтобы человек поднялся к божественной жизни. Прямое сыновство вместо простого творения. Божественная идея, переставшая быть смутной и реализовавшаяся в смертной жизни, которую она обессмертивает – вот что такое эта тайна. Так, Бог становится в нас точкой бытия нас самих, не становясь нами самими. Божественное отражение озаряет человеческое лицо, Бог и человек в некотором роде смотрят друг на друга лицом к лицу. Первый из совершенных людей, Христос, священник и царь по сути, даёт нам навсегда всю свою кровь и всю свою жизнь. Мы станем им, как он стал Богом! И при этом Божество не разделяется, не умаляется и не сходит. Солнце, разве оно сходит с неба, когда освещает землю? И всё же наш символ <веры> говорит: Descendit de caelis [Сошёл с неба]. Так и солнечный луч, кажется, спускается сквозь облака, которые он пронзает и рассеивает; но центральный очаг мирового света не расходуется ни на долины, ни на горы. Это земля поднимается, и солнце спускается. Святой Иоанн выразил всю эту тайну религии, когда сказал: Qui solvit Christum hic antichristus est [Кто разделяет Христа, тот антихрист. – 1 Ин. 4:3]. Бог без человечности или человечность без Бога не могут установить религию. Те, кто желают уничтожить человеческое слово, богохульствуют, как и те, кто отрицают слово божественное. Автономия человека необходима божественной биномии. Чтобы заслужить Бога, нужно слушаться Бога. Но чтобы слушаться, нужно иметь независимую волю. Раб не слушается, он подчиняется. Этот божественный и человеческий бином был в некотором роде предугадан Вольтером, когда он резюмировал свои смутные и сомнительные верования этими двумя словами: Бог и свобода. Революционное движение, которое будоражит мир, – это рождение человеческого права, единственного, способного принять и утвердить право божественное. Вы найдёте это пространно развёрнутым в моём введении к «Ритуалу» [точнее к «Догмату и Ритуалу высшей магии»], точнее в «Предварительных рассуждениях» из второго издания. Загадка сфинкса имеет два слова, которые могут быть верными только в третьем. Первое – это Бог, второе – это человек, и третье – это человеко-Бог.

 

№ 35

(21 февраля 1862)

 

Б. и Д., Когда я благодарил мою дорогую и любезную сестру Мадам Баронессу за те прекрасные и милые вещи, я имел в виду тот ящичек; как вы могли подумать, что я мог посчитать дурными те небольшие подарки дружбы? Ваши марсельские апельсины поистине великолепны, и юг нашей прекрасной Франции кажется мне истинным садом гесперид [нимф] с их чудесными золотыми яблоками. Вы читаете Агриппу , и вы испытываете разочарование, – говорите вы мне; неужели вы принимаете его за учителя? Агриппа был всего лишь смелым профанатором, к счастью, слишком поверхностным в своих исследованиях. Он никогда не обладал ключом к Сефер Иецире и к Зогар. Агриппа был отважным, неугомонным и легкомысленным. Однако его книга оказалась первой, которая хоть немного распространила знания о высших науках. Слишком поверхностный, чтобы быть магом, ему нравилось слыть за мага и колдуна. Его даже обвиняли в том, что он делал фальшивые монеты под предлогом герметической науки, да он и не мог делать ничего другого, не зная первооснов натуральной философии Гермеса. И всё же его труды полезно читать тому, кто знает лучше и больше, чем знал он. Это был искатель, подобно отцу Кирхеру, но немного больше шарлатаном и менее стеснённым общественными предрассудками, так как он не был иезуитом <каковым был Кирхер>. Тритемий намного превосходил Агриппу. Парацельс в свои минуты просветлений был более видящим, чем Тритемий. Гийом Постель, – наш отец в Святой Науке, так как мы обязаны ему познанием Сефер Иециры и Зогар, – был бы самым великим посвящённым своего века, если бы аскетический мистицизм и вынужденный целибат не пустили бы в его мозг отравляющие пары́ энтузиазма, которые иногда заставляли бредить его высший разум. Я нашёл один старинный портрет этого святого и учёного человека, который удивительным образом похож на меня, но это меня не удивило, ведь он и я – духовно мы из одной семьи.

 

№ 36

(22 февраля 1862)

 

Б. и Д., Двоица, изображаемая кривой и горизонтальной прямой линией, также является иероглифическим знаком и флюидной двоицы: воздуха и воды, ибо она напоминает форму лебедя, который является птицей и который плавает. Как буква, она представлена в греческом и латыни двумя половинками круга, присоединяющимися к прямой линии: В В руническом алфавите она представляет воду, ниспадающую с неба: Также она представлена рогами Луны и рогами барана Аммона. В письме эстрангело [разновидность сирийского], которое является древним халдейским, эта буква напоминает еврейскую Бет: Но с той разницей, что похожа на лодку с поднятой мачтой и парусом на ветру (опять воздух и вода). В сирийском эта буква образует угол, составленный из двух кривых, и напоминает тем самым щипцы или клещи – орудие демиурга, акушера природы, иногда грубого. Физическое выражение Двоицы – это твердь, которая отделяет воды от вод, т.е. точка неподвижности, которая упорядочивает движения материи. Эта точка расположена между двумя противоположными силами; так что не нужно воображать, что Моисей имел в виду хрустальное небо. Твердь существует между всеми мирами и между всеми частями миров. Не существует ни одной молекулы одушевлённой субстанции, которая не имела бы своей тверди, как всё имеет свою атмосферу, firmamentum [твердь] – это то, что утверждает неподвижную точку сцепления и равновесия. Небесный знак двоицы – это телец, B, – символ видимой субстанции, или материи, как мы это видим на аллегорических изображениях Митры, где дух торжествует, закалывая материю: Молодой бог с колпаком свободы на голове вонзает меч в бока быка, кровь которого становится источником нового плодородия.

 

№ 37

(23 февраля 1862)

 

Б. и Д., Gerenationem ejus quis enarrabit? [Род его кто изъяснит. – Ис. 53:8] Nemo ascendit in caelum, nisi qui descendit de caelo. [Никто не восходил на небо, как только сошедший с небес. – Ин. 3:13] Qui modico quam angeli minoratus est eum videmus propter passionem cruces gloria et honore coronatum. [Видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами. – Евр. 2:9] В Иисусе Христе Бог делается человеком, а человек делается Богом. Misericordia et veritas obviaverunt sibi, justitia et pax osculatae sunt. [Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются. – Пс. 84:11] Christus ad caelos ascendens captivam duxit captivitatem. [Христос на небо восходя, пленницу вывел из плена. – Пс. 67:19]. Итак, Бог сошёл в человека, и он поднялся, увлекая человека, – природы же остаются отличными. Если бы Иисус Христос был ангелом, то тем самым ему нужно было бы ангелизировать Бога, а затем воплотить ангела. Но этот обожествлённый ангел был бы тогда Богом посредником – неким духовным идолом. Нет! Иисус Христос человек, настоящий человек, подобный нам, но удивительно персонифицированный благодаря ипостасному союзу. Божественность, которую мы приписываем его человечности и даже его плоти, – это божественность объединения и причастия [т.е. соучастия]: объединения, которое он совершил для нас, причастия, к которому мы все призваны, так что Церковь – это Христос, а человечество – это Церковь, подобно тому как нация – это Государство. Таким образом, мы действительно и воистину являемся членами Иисуса Христа, всегда присутствующего на земле своим духом и своим словом. Наша беда в том, что мы внутренне всегда сравниваем духовное с материальным, мы представляем себе перемещение Бога, заточение божественности в плоть, наконец, всё то, что совершенно справедливо возмущает иудеев, когда они говорят: Впасть в плоть и кровь для Бога невозможно! Не лучше ль в грязь ему залезть неосторожно. Бог дал себя убить, чтоб сам в себе довольным быть? Какая чушь, какое богохульство, не может сего быть! А чтобы выкупить Адама, спускаться Богу разве надо? Да и кому продать его он мог, ведь он хозяин надо всеми. А время, мера и число, – сие всё в Боге признавать? Да разве ж можно свет марать и тень так искажать. За Бога приняли вы человека! Преступное отребье! И мертвеца вы пьёте кровь, смакуя с наслажденьем! Эти ужасные стихи переведены с еврейского и находятся в одной раввинской книге, которая у меня есть; они являются выражением двойной ошибки и одной великой истины.

 

№ 38

(26 февраля 1862)

 

Б. и Д., Я получил ту книгу, что вы любезно мне выслали. Она у меня уже была в сборнике «Библиотека химических философов». Но я не менее сердечно благодарю вас за неё, ибо хотя я и не получил удовольствия от получения книги, которой мне не хватало, я всё же был рад получить от вас это новое свидетельство крепкой и внимательной дружбы. Трактат Артефия крайне ценен по причине тех указаний, которые он даёт о том тайном огне, или об огне естественного брожения, который с таким старанием скрывался другими герметическими философами. Трактат, приписываемый Фламелю, который следует за ним, обычно считается апокрифом, и фигуры кладбища Невинных представляют всего лишь дар [ex-voto, т.е. подарок для церкви] Фламеля и его жены, поднесённый Иисусу Христу в день последнего суда святыми Петром и Павлом. Этот барельеф есть также, и мы его видели, в музее Cluny. Я обладаю любопытнейшими рукописями по герметическому искусству, и сейчас я уже глубоко знаю все тайны науки Гермеса. Я видел, как возникает тот тайный огонь, я видел, как образуются два металлических семени: белое, напоминающее ртуть, и красное, являющееся вязким маслом, напоминающим расплавленную серу. Я знаю, что можно делать золото, но будьте уверены, что я его никогда не сделаю! Золото – это <денежный> знак труда и обмена между людьми; оно не производится, оно зарабатывается, и тот, кто пользуется другим золотом, чем торговое, тот в моих глазах фальшивомонетчик, к тому же и трус, который уверен в безнаказанности, поскольку его золото хорошей пробы, и его обман не может быть раскрыт, разве что вместе с секретом, знание которого могло бы разрушить Вселенную. Так что существование этого секрета совершенно разумно отрицают, дабы никто его не искал. Нужно быть морально поднявшимся, до некоего высшего понтификата, чтобы узнать его и никогда не злоупотребить им. Этот секрет – это химическое произведение Двоицы в металлическом и минеральном царстве. Из одной субстанции делают две субстанции, и из двух – одну, которая ничем не напоминает первую. У меня ещё будем место рассказать вам об этом пространнее.

 

№ 39

(27 февраля 1862)

 

Б. и Д., Не утомляйте ваш ум сверх меры. Истина – это застенчивая красавица, которая пугается любого страстного движения нашей души. Будем же её искать без возбуждения и озабоченности, ведь нам никогда не будет её хватать. Признаться, я не понимаю, как вам может не хватать памяти для письменных наставлений, которые вы можете в любое время перечитывать. Вы правильно поступаете, что пытаетесь прикладывать к вашей больной руке электричество и магнетизм через симпатию, т.е. направляя более сильное действие на здоровую руку, чем на немощную; затем делайте упражнение с чередованием двух рук, т.е. переносите с одной руки на другую гантель среднего веса. Делайте это упражнение утром и вечером; вечером, перед сном, одевайте двойную перчатку или рукавицу, содержащую древесный уголь из ольхи, или лавра, или лещины, стёртый в тончайший порошок, и приложите себе к вискам с помощью лёгкой повязки мешочки, содержащие этот же порошок. Если у вас нет указанных мною дров, то возьмите древесный уголь из дуба. Теперь я отвечаю на ваши вопросы об оккультной Церкви. В действительности есть только одна Церковь, но в Церкви есть два ведомства [ministère]: ведомство общинное [ecclésiastique] и ведомство пророческое – тиара Аарона и жезл Моисея. Вы знаете, что Аарон не перестал быть суверенным понтификом за то, что поднялся и поклонился Золотому тельцу. Официальное духовенство всегда преследовало духовенство духа; которое, тем не менее, внешне оставалось подчинённым официальному духовенству, и никогда не возводило алтарь против алтаря, что является противным перед Богом. Эккартсгаузен принадлежал оккультному Масонству Мицраимского обряда, и он был там великим учителем. Этот обряд был профанирован во Франции материалистическими учениками загадочного Калиостро. Обряд Мицраим примыкал к Иоаннитам, или Тамплиерам, нынешним Великим Учителем которых является барон Szapari. Их учение материализовано и повреждено, как я вам это докажу, дав вам прочесть их секретную книгу, которую они называют Левитикон [Levitikon]. Spiritus ubi vult spirat. [Дух дышит, где хочет. – Ин. 3:8] Super quem videris spiritum sanctum descendentem, ille est qui baptizat. [На кого увидишь святого духа сходящего, тот есть крестящий. – Ин. 1:33] Нынешний пророческий [т.е. эзотерический] круг – это Мессианизм. Он впервые был явлен через поляков Товянского, Вронского и Адама Мицкевича.

 

№ 40

(2 марта 1862)

 

Б. и Д., Короли иногда женятся через посла [т.е. священник венчает невесту с представителем короля]. Посол в этот момент как бы облачается в личность короля, так как таинство, которое он приемлет, приемлется самим королём. Именно таким образом Иисус Христос является Богом. Он является Богом, как папа является Иисусом Христом. И если человек ему поклоняется с этой мыслью, – папе ли, Иисусу Христу ли, или таинству Иисуса Христа, – он христианин и католик. В противном случае, он идолопоклонник. Разве Иисус Христос не сказал: Vado ad patrem meum et patrem vestrum, et Deum meum et Deum vestrum. [Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. – Ин. 20:17]. Разве не написано, что в конце концов он вернёт царство в руки своего отца. Разве вы не читали, как он сам объясняет божественность в Евангелии? Он приводит тот отрывок из Псалмов, где Давид говорит, обращаясь к царям: Вы боги, но вы умираете, как человеки [Пс. 81:6-7]. И добавляет: если Давид смог назвать богами князей земли, за то что они отчасти осуществляют божественную власть; так почему же вы говорите, что я богохульствую, назвав сыном Бога того, кого Бог освятил и кого послал (т.е. возложил миссию) на землю? [Ин. 10:35-36]. Разве вы не понимаете того, что говорит апостол: Нужно, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено на небе, на земле и в аду [Флп. 2:10]. Пред его именем! – понимаете? – не через него и не посредством него … Но перед одним Богом! Conservus enim tuus sum. Deum adora. [Ибо я сослужитель тебе … Богу поклонись. – Откр. 19:10 или 22:9] Иисус Христос не сказал: всё, что вы у меня попросите, получите от меня. Он сказал: всё, что вы попросите у моего отца во имя моё, вы получите [Ин. 16:23]. Но он также сказал: Pater et ego unum sumus. Qui videt me videt et patrem [Отец и я суть одно… Кто видит меня, видит и отца. – Ин. 10:20 … Ин. 14:9]. Здесь содержится выражение полной власти посла и посредника. Со стороны Бога – посол; со стороны людей – ответчик [адвокат], и поэтому отождествляемый со своей клиентурой и отвечающий за преступления людей, дела которых он взялся вести. Поэтому-то люди ему поклоняются, а Бог его предаёт высшей мере наказания. Разве это не совершенно ясно, и разве может тень сомнения пробежать в вашем уме? Теперь те ужасные стихи раввина падают в пустоту. Так что будьте уверены и да будет с вами глубокий мир детей Иммануила. Также будьте уверены, что ваши терзания ума могут меня огорчить, но никогда не обидеть.

 

№ 41

 

Б. и Д., Я был бы очень рад совершить поездку в Марсель и отдохнуть возле вас несколько дней, но в настоящее время это невозможно. Я привязан к Парижу долгом, мне нужно быть здесь по крайней мере до ближайшей осени. Затем мы посмотрим, как распорядится Провидение. В вашем последнем письме вы задали мне вопросы уставшего дитя, которое хочет, чтобы ему рассказали сказку. Мы все временами бываем детьми, и моё к вам уважение из-за этого не уменьшилось, но если начну вам рассказывать фантастические приключения, то и не знаю, когда закончу. Выберем наугад. В частности, вы меня спрашиваете, не наносил ли мне визит, как Казоту, какой-нибудь мрачный посвящённый, закутанный в широкий плащ. Сразу скажу, что широкий плащ не имел места быть, но я принимал достаточно большое число странных посетителей, например, один, который искал меня восемнадцать месяцев, пришёл с моей книгой под мышкой и кинжалом в рукаве. Я взглянул на него совершенно кротко, заговорил к нему совершенно просто, и он ушёл, весь дрожа. Все мистические секты посылали ко мне своих послов. Великий Восток Франции [Le Grand Orient de France] просил у меня наставлений, и самые развитые масонские ложи принимали меня радушно и без испытаний. Почему вы спрашиваете меня об этом? С какой стати это усилит ваше доверие, если вам не достаточно слова, которое даровал мне Бог?... Впрочем, продолжим, раз уж я начал. Барон или граф Szapary (я не помню точно его титул) послал мне один манифест, содержащий предложение о своей добровольной отставке и своём объединении с официальной Церковью, на что я не имел официальных полномочий, и это вынудило меня оставить его обращение без ответа… Теперь вы меня спрашиваете, знаю ли я великого пророка нашего времени. – Нет, мой друг, я такового не знаю. Если бы такового знал, то бросил бы всё, чтобы послушать его, и я направил бы к нему всех тех, которые обращаются ко мне.

 

№ 42

(7 марта 1862)

 

Я поищу и отправлю вам с другими книгами протестантский перевод маленького руководства с молитвами Эккартсгаузена. Я присовокуплю к ним и Левитикон, который вы сможете держать у себя, сколько вам будет угодно, ибо я в нём совершенно не нуждаюсь. Товянский написал всего лишь несколько брошюр, одна из которых очень примечательна, она озаглавлена «Banquet», и вы сможете найти выдержки из неё в моём «Словаре литературы». Это энтузиаст с великой магнетической силой. Он много чем напоминает галлюцинирующего Винтру, которого я видел в Лондоне. Это люди, опьянённые плохо упорядоченными желаниями, которые видят истину в грёзах среди массы бреда и тысячи фантомов. Вронский был человеком более серьёзным, но менее чистым. Он был удивительно образован и знал истинные основы науки, но он хотел продать эту науку, и писал лишь для того, чтобы спрятать. Его книги неудобочитаемы, – настолько он их разбавлял мраком и недомолвками. Его гений – это светильник, оставшийся под спудом. Так что он погас во мраке и почти в нищете. Упокой Господи его душу! Мои «Предварительные рассуждения» в втором издании «Догмата и Ритуала» резюмируют, освещая их, главнейшие идеи мессианистов, которые мне предшествовали. Формула Абсолюта, которую Вронский хотел продать за 150000 франков, находится вместе со своим дополнением во главе моей «Истории Магии», в той звезде, которая утверждает существование истины, реальности, разума и правды, – таким же неоспоримым способом, как и существование бытия. Эта формула, которую Вронский никогда мне не сообщал, но которую я отыскал вслед за ним, принадлежит мне не больше, чем ему. Великие и фундаментальные истины принадлежат всему миру. Это просто, как детство, и глубоко, как старость. Прибавьте к этому те звёзды, которые находятся в «Ключе к великим тайнам». Соедините, вычтете, сравните – и вы получите совершенно новую науку.

 

№ 43

(8 марта 1862)

 

Б. и Д., Присвоив вам звание друга с самого начала наших отношений, знайте, что я это сделал не легкомысленно, и я рассчитываю на вашу дружбу, как и вы можете рассчитывать на мою. Вы просите у меня талисман для укрепления памяти, но память это такая способность, которая усиливается упражнением, и увеличивается искусственными средствами. Тридцать шесть талисманов Соломона есть не что иное, как вспомогательные средства памяти, так как они являются синтезом знаков, связанным с синтезом чисел. Позже вы увидите это. Научившись однажды читать, никогда больше не забудешь буквы. Нужно немного потерпеть. Это не означает, что я отказываю в вашей просьбе о талисмане, но чтобы талисман был вам полезен, нужно чтобы вы знали суть талисманов, а это придёт в результате наших бесед. Вы спрашиваете, каков мой пантакль? Вот он: [Круговая надпись гласит: (Мем) Venite ad patrem Osphal (Алеф) Cognoscetis veritatem (Тау) et veritas liberabit vos; т.е. Придите к отцу Osphal – Познайте истину – и истина освободит вас (см. Ин. 8:32). О буквах Алеф-Мем-Тау Элифас пишет в письме №8. Что касается слова Osphal, то вместе со всей фразой (Venite ad patrem Osphal) оно встречается в «Истории Магии» Элифаса (кн. 6, гл. 6), где он говорит о духе, вызванном Лаватером, который напророчил приход в 19-ом веке великого мага под именем Osphal. Под этим великим магом, как вы догадались, Элифас подразумевает себя.] Я даю вам его угадать. Это мой тайный, или эзотерический, пантакль. Мой экзотерический пантакль, или печать, представлен солнцем, которое поднимается за отдыхающим львом. Он обозначает, что мир [отдых] даёт свет после победы [в смысле: мир предоставляется светом]. Это ум, который сияет в покое могущественной воли. Вы могли видеть оттиски этой печати на тех сургучных печатях, которые скрепляли конверт рукописи ключиков. Наконец моя малая печать – та, которая служит мне для писем, – представлена вольным [т.е. без узды] конём с надписью: liberté, liberté, liberté chérie [воля, воля, милая воля]; т.е. тройная воля из-за любви к троичному началу. Это белый конь Апокалипсиса, ожидающий своего божественного всадника (т.е. Слово) и уже освобождённого от уз земли. Он кажется готовым покинуть её и устремиться к небу. Я искренне сожалею, что некоторые слова одного из моих последних писем ранили вашу чувствительность. Вы придали им такое значение, которого они не имели в моей мысли. Я лишь настаивал на необходимости любить истину саму по себе и не слишком заморачиваться орудием, которым пользуется Провидение, чтобы сообщить нам её. На вашем месте я больше боялся бы избытка, чем недостатка доверия.

 

№ 44

(12 марта 1862)

 

Б. и Д., Я отправил вам посылку с книгами, которые я вам обещал. Я добавил к томам, о которых я вам говорил, ещё и «Вечное Евангелие» Винтры – крайне любопытный магнетический памятник, полный самых причудливых отражений Науки, погружённых в беспорядочные движения астрального света. Я видел его автора в Лондоне, и именно у него я и купил эту книгу. Этот человек – безграмотный рабочий, но наделённый невероятной флюидической силой. Он непосредственно отражает ум лиц, которые к нему приближаются, и моментально воспроизводит мысли тех, которых он видит впервые. Так, когда к нему подступил, я увидел человека с согбенной шеей, с лицом святоши… Как только он услышал мой голос, всё его тело подверглось трансформации: он выпрямился, поднял голову, взглянул мне открыто в лицо, принял мой тон [манеру говорить] и мой вид, и разговаривал со мной, как если бы в совершенстве знал всё то, что знаю я. Он говорил в тот момент под моим воздействием и как совершенный сомнамбул [т.е. загипнотизированный]. На следующий день я свёл его с одним из моих друзей, который был убеждён, что Винтра его имитирует, так как он в точности воспроизводил его манеру говорить, и заметьте, что мой друг при этом ещё ничего не сказал. Я думаю, что вы с интересом изучите столь любопытный феномен, ибо его книга такая же поразительная, как и он. Ваш знак креста – это знак самого Учителя, так что я могу только полностью его одобрить. Монограмма моего пантакля взята из «Энхиридиона» Льва III; она образует на греческом слово Таро: на латыни – Rota [колесо], на еврейском – Тора. Она также представлена четырьмя иероглифами <карт> Таро: жезл (T), меч (P), чаша (A), монета (O) или золотой цикл; когда-нибудь я объясню вам устно [т.е. при личной встрече] надпись: Venite ad patrem Osphal [Придите к отцу Osphal]. Я, как и вы, думаю о том несчастном казнённом. Он был совершенно сумасшедшим, но общество ещё совершает убийства по невежеству. По этой же причине убили Папавуана, Элисабида [Eliçabide], Верже [известные в своё время убийцы] и многих других, которых следовало бы отдать на попечение врачам. Дюмоллар [Dumollard – серийный убийца, казнённый 8 марта 1862 г., которого видимо и упомянул Спедальери в своём письме] действовал, как во сне, и бородатые люди для него действительно существовали.

 

№ 45

(15 марта 1862)

 

Б. и Д., Я предлагаю вам сперва прочесть в моём «Словаре» полный анализ Библии; ищите сперва статью «Библия», – это введение; затем статью «Бытие» и так далее до «Апокалипсиса». Наконец прочтите статью «Аллегория», и наконец всё то, что захотите. «Книга слёз» была напечатана без моего ведома. Это всего лишь ряд плохо упорядоченных фрагментов, и там есть самые грубые опечатки; тем не менее, вы там найдёте хорошие страницы, которые, я в этом не сомневаюсь, будут вам приятны и полезны. Вам было бы хорошо продолжить небольшими дозами чтение Леона Еврея. Он скучен, но очень учён. В понедельник мы продолжим наши занятия по святым буквам. Мы пока ещё на второй, и нам остаётся ещё двадцать. В дальнейшем мы будем восходить и нисходить по славной лестнице Сефирот. Затем мы повторим науку тридцати двух путей, и мы приложим наши знания к великим началам Берешит и Меркавы; тогда-то драгоценный том Кирхера станет вам полезен, ибо знания Раймонда Луллия прилагаются к тридцати-двум путям. Раймонд Луллий, который не знал секрета ключиков, всё же их в некотором смысле угадал. Он понимал, как и Постель, тайны колёс Иезекииля и пользовался буквами латинского алфавита вместо того, чтобы воспользоваться еврейским алфавитом. Это был великий богослов и великий человек. Мои сердечные пожелания моей дорогой сестре и подруге. P.S. – Счёт за книги, о котором вы меня спрашиваете, составляет сорок франков.

 

№ 46

(17 марта 1862)

 

Двоица была представлена у ворот храма Соломона двумя столпами – Иахин и Воаз, чьи имена обозначают: сила в самой себе и сила в другом. Эти два столпа были мраморными: один из белого мрамора, другой из мрамора чёрного; оба облицованы медью, увенчанные капителью в виде лилии и двумя большими гранатами, сделанными из множества мелких. Символ универсальной гармонии природы. Символ трёх миров в стволе, цветке и плоде: Асия, Йецира и Брия, умноженные на два, как единица, в Элохимах. Ствол колонны – это йод, цветок – это хе, союз двоих – это вау, гранат – это второе хе, или хе Малькута. Эти два столпа, говорят легенды, были полыми и содержали в себе стволы двух эдемских деревьев: древа познания и древа жизни. Скажем лишь, что они представляли те два символических дерева, одно из которых даёт жизнь или день, а другое даёт смерть или ночь. Но смерть готовит жизнь, а ночь провозвестница дня; активное нуждается в пассивном, и пассивное заимствует свою силу у активного. Эти два столпа были представлены обелисками у ворот египетских храмов; они представлены во всех масонских ложах; они являются предметом первых курсов обучения – ученика и соратника [или подмастерья]. В символах высшего посвящения М. можно увидеть нагого ученика, стоящего на коленях перед первым столпом с такой надписью: моя сила в Боге; возле второго столпа стоит на ногах соратник, одетый и с завязанными глазами, с такой надписью: я подвизаюсь в добре. Итак, вера начинает то, что завершает разум. Ученик, становясь соратником, переходит от одного столпа к другому, но чтобы стать учителем, нужно их соединить вместе с помощью угольника и циркуля: угольник неподвижен – символ закона, необходимого и неизбежного; циркуль подвижен, но его нужно привести в полное согласие с угольником, – символ свободного и развивающегося разума, который должен согласоваться с законом под страхом самоубийства и бессилия. Здесь наши беседы о Двоице заканчиваются.

 

***

 

 


Примечания:

1. Данная рукопись Э. Л., посланная им барону Спедальери, была впервые издана в 1895 году, и сейчас доступна всем желающим. – Прим. перев.

2.  В оригинале этот ответ идёт под пунктом 5; п. 4 нет, возможно, опечатка или пропуск, или два вопроса объединены в одном ответе, как в п. 7. – Прим. перев.

3.  Была издана на русском в 1804 г. (в сети есть скан). – Прим. перев.

4.  Речь идёт о книге: Johann Pistorius. Ars cabalistica, 1587. – Прим. перев.

5.  Сочинения с таким названием у Тритемия нет, видимо, Э.Л. смешал названия двух разных книг: «Ключ к Стеганографии» (не путать со «Стеганографией») и «О второпричинах». Кстати, замечу, что французское название «О второпричинах» (Des causes seconds) стало результатом опечатки в издании 1545 г. и последующих, где написано так:  «De septem secundeis», тогда как в издании 1522 г. название такое: «De septem secunda deis», т.е. «О семи вторичных богах» (вторичными богами Тритемий называл семь планетарных гениев). Возможно также, что Э.Л. имеет здесь в виду книгу Тритемия, изданную в 1635 г. под названием:  «Стеганография, а также Ключики Соломона» (Steganographiae nec non Claviculae Salomonis). – Прим. перев.

6.  Букв. «сделай чтобы видел» – слова, с которыми обратился к Иисусу слепой из евангелия (Лк. 18:41). – Прим. перев.

7.  Жан Батист Мари Вианней (1786–1859) – католический святой (канонизирован в 1925 г.). – Прим. перев.

8.  Т.е. Алеф+МЕм+Тау. Далее Э.Л. пишет, что эти три буквы-матери (А М Т) означают Мир, Правду и Истину, так что здесь возможно опечатка (пропущено слово Правда). Слово мир здесь означает умиротворение, а не Вселенную. – Прим. перев.

9.  Полное название: «Природная скрижаль соотношений, существующих между Богом, Человеком и Вселенной» (Tableau naturel des rapports qui existent entre Dieu, l'homme & univers, 1782). Иногда на русский переводят как «Естественная таблица отношений…». – Прим. перев.

10.  Чудо состоит в разжижении «засохшей крови св. Януария», находящейся в запаянной ампуле. В настоящее время «чудо» происходит по расписанию трижды в год в кафедральном соборе Неаполя. – Прим. перев.

11.  Э.Л. пишет пантакль (от гр. пан – всё), а не пентакль (от гр. пента – пять). – Прим. перев.

12.  Французское слово bateleur (название первой карты таро), которое обычно переводят словом фокусник или шут, было бы правильнее перевести (в том смысле, в каком его использует Э.Л.) словом ловкач или мастак, в смысле мастер на все руки, именно это и означает греческое панург. – Прим. перев.

13.  Предложение явно не полное, перевёл, как есть. Что касается головы с тремя лицами в Энхиридионе, то  в изданиях 1633, 1660, 1675 и 1740 гг., которые я просматривал, её нет, надпись же эта есть на одном из пантаклей в этой книге. – Прим. перев.

14.  Строки из одного из гимнов древней Церкви. – Прим. перев.

15.  Написано «три», – явная опечатка, т.к. речь идёт о четырёх стихиях. – Прим. перев.

16.  Кое-какие подробности на этот счёт есть в Приложении к «Ключу к великим тайнам». Любопытно заметить, что подробное учение о «трёх силах» и «четырёх материях» с использованием этой же терминологии присутствует в системе Гюрджиева (см. например, П. Д. Успенского. В поисках чудесного), хотя большинство считают его систему восточного происхождения. – Прим. перев.

 

 


Перевод © Иван Харун, для Teurgia.Org, 2013-2015 гг.

 

 

 

Back