«Химера: второй облик чудища»
Искусство и Мир Оккультизма - Оккультная мифология

 

Химера: второй облик чудища


ХимераПо своему многообразию мир фантастических существ должен был бы превосходить реальный, ведь фантастическое чудовище — всего лишь комбинация элементов, встречающихся у живых существ, а количество таких комбинаций практически бесконечно. Мы могли бы произвести на свет бесчисленное множество существ, созданных из рыб, птиц и рептилий. Нас ограничивали бы только два чувства — пресыщение и отвращение. Общее число чудовищ велико, но подействовать на воображение могут совсем немногие. Фауна людской фантазии гораздо беднее фауны Божьего мира.


Х. Л. Борхес. «Книга вымышленных существ» [1]


Из-за ослепительного света эпохи Просвещения сверхъестественные духи, создания или демоны старых времен вместе со своими космологиями постепенно поблекли и были преданы забвению. Их былое сверхъестественное предназначение было забыто, но их следы отчеканились в алхимии нового «научного» лексикона, так что духи их неожиданных приемников («внутренних объектов») продолжают являться человеческим существам  с приходом модернизма до эпохи современного пост-модернизма.


Химера -  в греческой мифологии извергавшее огонь чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы и хвостом дракона (по другой версии Химера имела три головы - льва, козы и дракона). По-видимому, Химера - олицетворение  огнедышащего вулкана. В переносном смысле химера -  фантазия, несбыточное желание или действие. В  скульптуре химерами называются изображения фантастических чудовищ (Горгулий) (например, химеры собора Парижской богоматери), но считается, что каменные химеры могут оживать, чтобы наводить ужас на людей. Химера - рождённое Эхидной и Тифоном чудовище - была убита Беллерофонтом, поднявшимся в воздух на крылатом Пегасе  и тем самым выполнившим волю ликийского царя Иобата.


Вскормил её ликиец Амисодар. Первое упоминание о Химере находится в шестой песне «Илиады». Голова льва, брюхо козы и хвост змеи — таково самое естественное её описание, содержащееся у Гомера, однако «Теогония» Гесиода приписывает ей три головы, и так она представлена в знаменитом бронзовом изваянии из Ареццо, датируемом V веком. Посредине хребта у неё козья голова, на одном конце змеиная, на другом — львиная. Либо это чудовище о трёх головах на одном теле.


Убил её, как и было предсказано богами, красавец Беллерофонт, сын Главка, который поразил её стрелой из лука . Она упала на Алейские равнины .


В шестой песне «Энеиды» снова появляется «огнедышащая Химера»; комментатор Сервий Гонорат отмечает, что, по мнению всех авторитетных ученых, чудовище это было родом из Ликии, а в этом краю имеется вулкан, носящий такое название. У основания вулкана кишат змеи, на склонах много лугов и козьих пастбищ, из вершины пышет пламя и там же, наверху, логовища львов; вероятно, Химера — метафора этой необычной горы. Согласно Страбону, ущелье Химера в Ликии находилось между горами Краг и Антикраг . Ныне этим местом считают район близ турецкой деревни Чирали (тур. Çıralı), где находятся выходы на поверхность природного газа в концентрациях, достаточных для его открытого горения.
По интерпретации, это вероломная женщина, у которой было два брата: Лев и Дракон . По другим версиям - это гора, от которой отражались солнечные лучи, а Беллерофонт разрубил её. По ещё одной интерпретации - это начальник пиратского корабля по имени Химар, у которого на носу изображение льва, на корме - дракона, а посередине - змеи.


Имя Химеры стало нарицательным не только для обозначения всех животных, состоящих из частей разных видов, но и для нелепых фантазий и несбыточных проектов. Как сказано Гомером, юноше Беллерофонту было поручено убить Химеру, «лютую, коей природа была от богов, не от смертных: лев головою, задом дракон и коза серединой, страшно дыхала она пожирающим пламенем бурным».


Соответственно, у Химеры было три головы: спереди — льва, посередине — козы, а голова змеи располагалась на самой задней точке, на кончике хвоста . Химера весьма злобное существо, ее следовало убить, потому что она пожирала скот. Делала это, очевидно, львиная голова, убивать жертву, возможно, помогала змея, а что делала голова козы? Существует интересное, но пока еще не подтвержденное предположение, что когда Химера сидела в засаде, подстерегая очередную жертву, из кустов высовывалась только голова козы, которая вела наблюдения, не вызывая подозрений.


Амфигетероцефалия Химеры усложнена расположенной на спине третьей головой, она имела как бы третий передний конец, но едва ли можно сомневаться в том, что передвигалась она на четырех ногах львиной головой вперед.


Нетрудно заметить, что во всех рассмотренных случаях гетероцефалии (кроме Анзериканиса) одна какая-то голова (обычно человеческая, если таковая имеется) играет ведущую роль, так что сохраняется главная переднезадняя ось, а у всех — билатеральная симметрия. Тем не менее, наличие нескольких голов создает предпосылку для возникновения радиальной симметрии, направление оси которой зависит от их расположения. У Химеры она могла бы пройти во фронтальной плоскости в поперечном (право-левом) направлении, на том месте, где ось головы и шеи козы соединяется с главной продольной осью.


Юноше Беллерофонту убить заповедал Химеру
Лютую, коей порода была от богов, не от смертных:
Лев головою, задом дракон и коза серединой,
Страшно дышала она пожирающим пламенем бурным.
Грозную он поразил, чудесами богов ободренный.

Гомер. Илиада, VI, 179-183


Говоря о божественном покровителе животных, следует отметить, что традиции античной “химерической” гибридизации иногда перекликаются с христианской догматикой. Например, трое из четырех евангелистов ассоциировались с животными: Иоанн — орел, Лука — бык, и Марк — лев (символом Матфея был ангел).


Среди всех реальных животных наибольшую популярность в готических бестиариях имел лев. Образ этого существа некогда служил метафорой для восхваления ассирийских и персидских царей. Христианская церковь унаследовала данную традицию, отождествляя льва с Христом — «королем иудейским».


Богословы сравнивали льва, который якобы заметал свои следы хвостом, со Спасителем, незримо странствующим среди людей. Считалось, что если львица родит мертвых львят, то через три дня к ним придет отец-лев и оживит их. Еще одним распространенным поверьем было то, что больной лев мог исцелиться, съев обезьяну (олицетворение зла в раннехристианском символизме). И, наконец, люди полагали, что лев всегда спит с открытыми глазами, представляя собой образец бдительности и осторожности — именно поэтому статуи львов охраняли памятники, могилы и входы в церкви, а также удерживали в зубах дверные ручки-кольца.


Однако готический лев также мог обозначать и нечто негативное. Так, если львиная голова украшала дверные пороги, либо держала в зубах ягненка, такой «царь зверей» был воплощением дикой злобы (в определенных случаях — гордыни, одного из смертных грехов).


Другие символические животные из готического бестиария — овен (пастырь, ведущий стадо), собака (преданность), лиса (хитрость, искусность, реже — смерть), обезьяны (грехопадение человека), коза (всеведение) и козел (плотский грех).


«Крохотным созданием родилась крылатая Химера. Сверкала она красотой звездного Аргуса и ужасала уродством Страшного Сатира: чудом была она и чудовищем. И любила ее Ехидна, как раковина любит скрытую в ней жемчужину, и любовалась, как порхает вокруг пещеры невиданное создание, сверкая переливами своих удивительных перламутровых чешуек».

Я.Э.Голосовкер «Сказания о Титанах»


ХимераПо некоторым источникам химера питается огнем. А в средневековой геральдике ее нередко изображают с женской головой и грудью.


«Со временем Химера превращается в понятие «химерического». Нескладный образ исчезает, а слово остается для обозначения невозможного. «Ложная идея, пустой вымысел» — такое определение химеры дает сегодня словарь». [1]


Также химерами называются «...животные или растения, разные клетки которых содержат генетически разнородный материал, в отличие от обычных организмов, у которых каждая клетка содержит один и тот же набор генов. Химеры являются частным случаем мозаицизма. Возникает в результате мутаций, рекомбинаций, нарушения клеточного деления.


В Средние века под химерами подразумевались скульптурные изображения фантастических животных, в наше время в обиходе часто химерами называют монстров и мутантов всех возможных и невозможных видов, а также неосуществимые мечты и фантазии.


Разновидностью химеры считается мантикора. «Крупный и весьма опасный зверь, тело и морда которого напоминают кошачьи (обычно – львиные), но на спине из лопаток растут кожистые крылья, как у летучей мыши, а хвост напоминает скорпионий и имеет ядовитое жало на конце. Крылья довольно большого размаха, способны около часа выдерживать довольно тяжелого зверя в воздухе, но на длительные перелеты мантикора не способна. В основном монстр предпочитает планировать на крыльях на спину жертве или же поражает ее ядовитым жалом, что позволяет длина и гибкость хвоста. Яд парализует добычу, в больших дозах смертелен. Обитает мантикора в труднопроходимых лесах, чащах, на болотах, в горах. Очень умна, осторожна и вместе с тем любопытна – может часами следить за охотником, не делая попыток напасть. Забирается в деревни, но на людей нападает редко, предпочитая мародерствовать в хлевах. Иммунитет к боевой магии, но легко убивается обычным оружием (если вы сумеете избежать клыков, когтей и жала)».


«Химера – Нага. Тело наг покрыто блестящей прочной чешуей, морды напоминают крокодильи, вместо ног - длинные змеиные хвосты, руки заканчиваются когтями, а в пасти скрываются длинные ядовитые зубы. Длинные волосы нагам-женщинам заменяют змеи. Полуразумная раса со своим племенным укладом жизни, обрядами, традициями. Живут обычно большими колониями поблизости любых водоемов, могут использовать оружие, в редких случаях – магию. Сами на конфликт обычно не идут, достаточно миролюбивы и спокойны (пока их не трогают). Среди простых крестьян наги считаются монстрами, подлежащими истреблению, но эти существа, хоть и обладают довольно примитивным мышлением, часто нанимаются в отряды феодалов или королевские армии, служат телохранителями».


«Грифон – также разновидность химеры. Задняя часть туловища и хвост чаще всего львиные, передние лапы, крылья и голова «позаимствованы» у орла. Соответственно, этот зверь обладает львиной силой, орлиным зрением, тонким слухом и чутьем, не уступающим собачьему. К тому же этот величественный монстр прекрасно летает и способен унести в лапах овцу, если не теленка. Поэтому уничтожение грифонов обычно хорошо оплачивается разозленными крестьянами. В целом, грифон представляет собой гордого, храброго, своенравного и свободолюбивого зверя, не признающего чьего-либо господства. Гнездится в основном в предгорьях, но встречается и в густых лесах и в разных труднодоступных местах».


«Химерический» — прилагательное, образованное от слова chimaira, что значит «коза». Четыре тысячи лет назад Химера воспринималась так же естественно, как сегодня нами воспринимается любая религиозная, геральдическая или коммерческая эмблема. Это было общепринятое изображение «составного» зверя, имевшего (по свидетельству Гомера) голову льва, туловище козы и хвост змея. На стенах хеттского храма в Кархемише найдено одно из изображений Химеры, которая, как и другие составные существа, например Сфинкс и Единорог, первоначально являлась календарным символом: каждая составная часть соответствовала определенному времени года в священном году небесной царицы. Аналогичным образом, согласно Диодору Сицилийскому, временам года соответствовали и три струны ее черепаховой лиры. Древний год, состоявший из трех сезонов, рассмотрен Нильссоном в его работе «Архаическое восприятие времени» (1920 г.).


Однако только небольшая часть огромного, разнородного корпуса греческой мифологии, содержащего критские, египетские, палестинские, фригийские, вавилонские и другие заимствования, может быть классифицирована как миф, восходящий к Химере. Собственно миф можно определить как стенографическую запись ритуального мифа, исполнявшегося на народных празднествах. В большинстве случаев мы находим такую запись на храмовых стенах, вазах, печатях, чашах, зеркалах, ларцах, щитах, гобеленах и других предметах подобного рода. Химерa и аналогичные ей календарные животные не могли не играть важной роли в таких театрализованных представлениях, которые в виде иконографической и устной передачи превратились в высшую инстанцию или устав религиозных институтов каждого племени, клана или города. В их основе лежали архаические магические действия, призванные обеспечить богатство и непоколебимость священных царств, во главе которых стояли царицы или цари, причем похоже, что первый тип царств появился раньше на всей территории распространения греческого языка. При необходимости в такие представления вводились поправки. В своем трактате «О пляске» Лукиан перечисляет впечатляющее количество ритуальных мифов, сохранившихся вплоть до II в. н.э. Данное Павсанием описание храмовых росписей в Дельфах (X.25,2—31,4) и украшавшая ларец Кипсела (Павсаний V.17,4) резьба говорят о том, что в те времена еще существовало огромное количество указаний на мифы, от которых ныне не осталось даже следа. [6]


химераПопытки осмысления образа химеры, подчас столь же неуклюжие, как и она сама, предпринимались еще в древности. Плутарх, например, отождествлял ее с неким пиратским адмиралом, вздумавшим украсить носы своих кораблей фигурами, изображавшими головы льва, козы и дракона. Такая мода, как известно, существовала чуть ли не до конца эпохи парусного флота, поэтому данная версия знаменитого биографа представляется несколько надуманной. Гораздо более правдоподобно выглядит гипотеза латинского грамматика Сервия, комментатора произведений Вергилия, заново воскресившего химеру в своей «Энеиде». Сервий обратил внимание на то, что в Ликии находится вулкан по имени Химера. У его подножия кишмя кишат змеи, на зеленых склонах пасутся многочисленные козы, а наверху имеются логовища львов. В довершение сходства из жерла горы время от времени показывается огонь. Таким образом, делает вывод Сервий, огнедышащая химера — всего лишь олицетворение неоднократно извергавшегося грозного вулкана. [6]


В средневековом искусстве химерами назывались любые гибридные существа, а не только помесь козы, льва и змеи. Их изваяния персонифицировали адских демонов или служили аллегорией человеческих пороков. Яркий тому пример — разнообразные скульптуры крылатых, рогатых и когтистых монстров, облепивших собор Парижской Богоматери. Каменные химеры, украшавшие многие готические храмы Западной Европы, часто были выполнены с таким мастерством, что суеверные обыватели уверовали в их способность оживать по ночам. Разумеется, с самыми дурными намерениями.


В психиатрии единая, но многоликая химера сделалась аллегорией чудовищной деформации психики, ведущей к внутреннему «расщеплению» и окончательному распаду личности.


Коротко остановимся на «женской» ипостаси химеры. Кроме нее в греческой мифологии женскими существами считались Сфинкс, Медуза, Гидра, Ехидна и некоторые другие. В других культурах также имеются подобные образы. Возможно, эти существа отражают отрицательные черты Великой Богини времен матриархата. Три части химеры могли служить символами времен года: лев - весна, коза - лето, змея - осень и зима.


Одним из главных ритуалов в матриархальных религиях являлось жертвоприношение Священному Царю и Царице - людям, представляющим на земле Великую Богиню. Возможно, из этого ритуала позднее возник миф о химере - пожирательнице человеческой плоти. Во 2-м тысячелетии до н. э. матриархату в Греции бросила вызов патриархальная эллинская религия. В мифологии борьба между ними и победа патриархата отражены в мифах, где герои-мужчины побеждают чудовищ-женщин: Персей - Медузу, Геркулес - Гидру, Беллерофонт - Химеру. Согласно мифам, в это время Зевс становится верховным божеством, подчинившим себе Землю-Геру. Победа над химерой может символизировать и реальный захват эллинами матриархальных святилищ Горной Богини на горе Геликон и в Коринфе.
Наконец, с точки зрения современной психологии, химера олицетворяет «темную», подсознательную сторону человеческого существа, с которым сражается мужское Я. Такие монстры, как химера, не менее важны, чем герои. Если подсознательное убивают или грубо подавляют, даже «герой» может потерять человеческое лицо, и тогда его, как честолюбивого Беллерофонта, ожидает божественная кара. Следует опасаться химеры и даже сражаться с ней, однако не нужно тешить себя мыслью, что ее можно когда-нибудь окончательно победить. [3]


Кинокефалы, собакоголовые, песьеголовцы или псоглавцы, по описанию древнегреческих историков и писателей (Гесиода, Геродота, Мегасфена, Плиния Страршего и, в первую очередь, жившего в V в. до н.э. Ктезия), жили в Индии, Ливии, Эфиопии и Скифии.
Симмий Родосский (IV-III вв.до н.э.) писал в «Аполлоне»: «И увидел я знаменитое племя людей-полупсов, у коих поверх крепких плеч выросла песья голова с наисильнейшими челюстями; у них, как и у псов, лай, и вовсе не знают они славную именем речь других смертных».


Согласно свидетельским показаниям, голова у кинокефалов была собачья, все остальное тело - как у человека. Они пользовались инструментами и оружием, а также носили одежду.
О кинокефалах упоминают древнеиндийские, китайские, египетские, персидские, римские, византийские  и даже русские предания и авторы.


В Древнем Китае кинокефалы назывались племенем песьеголовых или людьми мяо. Они вели войну с людьми Чжуань-сюя. [5]


Марко Поло говорил, что они населяли побережье Индийского океана. Александр Македонский встретил их на пути к побережью, возле Гедрозийской пустыни.


Составитель жития святого Макария Великого (IV в.) писал, что племя это жило в пустыне далеко за пределами Сирии. Византийский историк Цецис называл их жителями Индии, частью которой был тогда нынешний Пакистан. Некоторые исследователи полагали, что именно оттуда пришел на территорию Римской империи Варфоломей с песьей головой, впоследствии ставший святым.


В коптских «Деяниях апостола Варфоломея», восходящих к апокрифическим «Деяниям апостолов Андрея и Матфея», кинокефал, ставший затем святым Варфоломеем, выступает в качестве одного из главных действующих лиц. Направляя апостолов в страну хазаренов, Господь говорит им: «Я пошлю вам человека из земли кинокефалов [собачьих голов], у которого голова песья, и при его посредстве уверуют в Меня» (Варварская энциклопедия).


Апостол Варфоломей - кинокефал, ставший святым.


Существуют разные версии, как Христофор (Офферо или Репрев) с песьей головой стал святым. Во время императора Деция Траяна (III в.) он был воином и разбойником гигантского роста, наводившим ужас на всю Палестину. Песья голова помогала ему в этом. Христофор говорил, что согласится служить тому, кто страшней и могущественней его. Затем он понял, что на свете нет никого ужасней дьявола, и решил ему поклониться и сделать своим господином. Так он и сделал. Однако узнав, что дьявол боится Иисуса и бежит от знака креста, он покинул его и стал ревностным служителем Божьим, обратив в христианство множество народу. [2]


По другой версии, великан Христофор согласился перенести через реку Христа и удивился его тяжести, а тот сказал, что несет на себе все тяготы мира, чем и убедил Христофора, что могущественней Христа нет никого на свете. Пытаясь крестить население Ликии, Христофор встретил яростное сопротивление и погиб. Церковь чтит его как великомученика.


В 1722 году священный Синод постановил не рисовать святого Христофора с песьей головой. Православные справляют его день 22 мая.


В средневековье о кинокефалах писали Блаженный Августин (354-430 гг.), Плано Карпини (ок. 1182 - 1252 гг.), Марко Поло (около 1254 - 1324 гг.) и другие путешественники, философы, монахи и писатели. Области, отмеченные как «населенные псоглавцами», присутствовали на средневековых картах. На карте  Генриха Майнцского (XV-XVI в.) написано: «Рифейские горы - граница Азии и Европы; река Танаис. Здесь живут мерзкие люди Грифа, кинокефалы». На Эбсторфской карте мира XIII в. песьеглавец вооружен луком и стрелой, рядом значится легенда: «Кинокефалы зовутся так, потому что у них песьи головы и личина; одеждой им служат звериные шкуры, а голос их - собачий лай». На «Херефордовской карте мира» (ок. 1300 г.) псоглавцы поселены в Скандинавии.


ХимераГерой «Космографии» (трактата VIII или IX в. архиепископа Вергилия Зальцбургского) - философ Этик - огибает Испанию, посещает Ирландию, Британию и Фулу, затем Оркадские острова, после чего попадает на остров кинокефалов, которые описаны следующим образом: «Эти язычники ходят с голой грудью. Волосы отращивают, намазав маслом и напитав жиром, до невероятной длины. Они ведут нечестивую жизнь, питаются нечистыми и недозволенными четвероногими, мышами, кротами и всем прочим. Достойных строений у них нет, они пользуются плетеными навесами и войлочными шатрами. Они обитают в лесах и местах труднодоступных, на болотах и в камышовых зарослях. У них неслыханное изобилие скота, множество птицы и овечьих стад. Не зная Бога, они почитают демонов и приметы. Царя у них нет. У них в ходу больше олова, чем серебра, а мягкое и блестящее серебро они называют оловом. В их стране не обнаружить селений - разве что кроме тех, которые когда-то были разрушены. На берегу их [острова] находят золото. Плоды и зелень там не растут; молока у них великое изобилие, а меда мало». Примечательно, что женщины народа кинокефалов, согласно «Космографии», имеют самый обычный человеческий облик, в то время как у мужчин - собачья голова, а остальные члены совсем как у людей. В «Космографии» также отмечается, что купцы, приезжающие на остров кинокефалов торговать, называют этот народ хананеями (Варварская энциклопедия).


В четвертой книге «Истории гамбургских архиепископов» Адама Бременского, он рассказывает о людях, обитающих на островах, расположенных возле славянского берега Балтийского моря, в том числе о кинокефалах: «…Кинокефалы - это те, у кого глаза на груди, их нередко можно встретить в плену на Руси, их речь - смесь лая и слов». Кроме них он упоминает о многих других интересных людях: «…Там живут люди - бледные, юные и долгожители,- которых называют «хусы». А также те, которых называют антропофагами, они питаются человеческим мясом…». Затем А.Бременский продолжает: к востоку от Швеции простираются Рифейские горы «и дальше - огромная пустыня, высокие снега, где полчища чудовищ преграждают людям путь. Там обитают амазонки, кинокефалы, циклопы, у которых один глаз на лбу; там живут те, кого Солин называет имантоподами, прыгающие на одной ноге, и те, кто предпочитает в качестве пищи человеческое мясо» (Марко Поло, «Средневековые чудовища»).


Вот как еще описываются кинокефалы:


«Типичный псеглавец довольно высок и достигает от двух до двух с половиной метров в высоту, хотя выпрямленным его почти никто не видит… Впрочем, существуют и карликовые разновидности, всего в половину человеческого роста. Хвост у псеглавца наблюдали немногие, но некоторые авторы отмечают наличие хвоста - не метелкой, как у большинства собак, а гладкошерстного, как у дога. Пальцы снабжены небольшими когтями - не настолько крупными, чтобы мешать пользоваться орудиями. Руки и грудь изрядно волосаты, но не полностью покрыты шерстью; а вот голова целиком зарастает коротким волосом; иногда на затылке бывает обильная грива. Цвет волос - обычно рыжеватый, но встречаются бурые, изредка - серые и даже серо-зеленоватые, под характерный цвет гиен. Судя по всему, голову киноцефала нельзя назвать однозначно ни собачьей, ни шакальей, ни гиеньей. Она представляет собой нечто среднее между ними: удлиненная морда, как у шакала, даже заостренная, но круглые гиеньи уши, к тому же поставленные по бокам головы, как у человека. Язык псеглавцев напоминает лай, но никто из авторов не хвалился тем, что его понимает.


Псеглавцы хищны (либо всеядны, но все равно предпочитают мясо), агрессивны и не прочь полакомиться разумными существами - лучше всего людьми, но сойдут и другие, даже соплеменники. Племя псеглавцев организовано наподобие волчьей стаи: правит сильнейший из мужчин, при нем несколько бойцов послабее, и власть вожака тем крепче, чем ближе опасность или дичь. У женщин своя сходная иерархия, и предводительница женской части стаи практически всегда становится супругой вожака, а не наоборот - супруге вожака не вручается власть, если она не самая сильная в «прекрасной»  половине стаи, наоборот, она лишится своего статуса супруги.  Правда, лишится не полностью - моногамией псеглавцы отнюдь не отличаются».


Таким образом, полулюди-полусобаки кинокефалы жили практически по всему миру, их замечали в Азии, Африке, Европе и даже в Америке (по свидетельству Христофора Колумба). Последнее упоминание о встрече с ними в Новом Свете датируется 18 веком.

 


Литература

1. Хорхе Луис Борхес «Книга вымышленных существ» — Мн.: Старый свет, 1994
2. Голубев, Максим «Энциклопедия чудес, загадок и тайн» — 2003
3. Большая Советская Энциклопедия. Т.1-30 — М.: Советская энциклопедия, 1970-77
4. Я.Э.Голосовкер «Сказания о Титанах» — М.: Нива России, 1993
5. Умберто Эко «Баудолино» — М.: «Симпозиум», 2007
6. Гесиод. Полное собрание текстов.// Пер. В.В.Вересаева, О.П.Цыбенко — Лабиринт, 2001
7. Вергилий. Собрание сочинений.// Пер. С.Ошерова — СПб.: «Студиа Биографика», 1994
8. Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. М., 2001. В 3 т. Т.1.

 

 

 

Back