Home Западная Магическая Традиция Астрология «Астрология в эпоху Возрождения»
«Астрология в эпоху Возрождения» PDF Печать
Западная Магическая Традиция - Астрология

 

Астрология в эпоху Возрождения


Астрология РенессансаМагия и астрология в Средние века были сферой демонической и перерастали границы умственного расписания. Осуждению магического соответствует эпоха распространения «низшей магии» или некроманта, осуждение астрологии случается во время, когда устанавливается связь между юдициарною астрологией и обрядовой магией.


Астрологами было много пап. Папа Иннокентий VIII узнает из астрологии о своей болезни, Юлий II - о дне своего коронования. Но магия выходит из подполья культуры и, приняв новый облик, становится общей для всех великих ученых и мыслителей, которыми она якобы освящается, при этом все обязаны их импульсом. Вся богатая гамма мотивов, которые были изгнаны, осужденные, скрытые как нечестивые и дьявольские, выходит на первый план, раскрывает свою плодотворность. Магия и астрология охватили все общество Возрождения, снизу доверху, и были не результатом «невежества», а результатом индивидуальной жажды овладеть таинственными силами природы. Большая часть историографии, начиная с XIX в. и позже, понимала Возрождения как первый шаг к разрыву между картезианской научным мышлением и таинственными жизнедеятельные силами. В противоположность человеку-схеме раздается прославления герметичного идеала, где воля, труд, действие производят и разрушают формы, человеку, который действует, как раз соответствует мир, как неисчерпаемая возможность, где нет силы, которую невозможно было бы подчинить [1].


Бесконечное могущество человека сосредоточивается в целостности событий. И вот мудрец, имеющий власть над звездами, маг, который формирует стихии; вот - единство бытия и мышления, общая открытость реальности.


Итак, с помощью магии и астрологии человек эпохи Возрождения самовыражался и пытался добиться своего прославления. Эпоха Возрождения, или, второе название, Ренессанс, коренным образом меняет общественное мировоззрение на место и роль человека в мире. Отрицается божественное предопределение, человек рассматривается как Творец, великое чудо природы.


Астрология этого времени отвергает теологическое видение мира, провозглашает единство гармонию земной жизни. По словам д’Ареццо, она стала рассматривать небесную сферу как возможность для самосовершенствования человека.


В книге «Картина мира» д’Ареццо знакомит зрителя со своим главным героем – астрологом, который размышляет о являющихся ему пророческих видениях, и обрисовывает тесную связь между событиями, происходящими в Космосе и земными процессами.


В эпоху Ренессанса ни один ученый не остался равнодушным к занятиям астрологией. Ее изучали Джордано Бруно, Галилео Галилей, Иоганн Кеплер, Парацельс, Мишель Нострадамус, Роджер Бэкон, Томмазо Кампанелла – перечислять можно долго.


Гуманисты стремились постичь все тайны и законы Космоса. В своей книге «Город Солнца» Кампанелла пользуется астрологическими терминами для описания города. Иоганн Кеплер, твердо верящий, что в основе мироздания лежит гармония, открыл три закона обращения планет вокруг Солнца [5].


В 1555 году увидело свет первое издание «Пророчеств» знаменитого астролога и врача Мишеля Нострадамуса, которое сразу же приобрело огромную популярность.


Выдающийся ученый Галилео Галилей предсказал себе слепоту, что и оказалось правдой – в 1637 году он действительно потерял зрение.


Пророчества ученых того времени поражали современников. Например, было предсказано в 1484 году рождение лжепророка (к слову сказать – противники Реформации исправили дату рождения Лютера на 1484 год, дабы намеренно объявить его лжепророком) и распространение заболевания, передающегося половым путем – и действительно, в 1484 вспыхнула ужасающая по своим размерам эпидемия сифилиса. Известный врач и астролог Джироламо Фракасторо, который и дал этой болезни название «сифилис», объяснял причину его появления воздействием планет на Землю.


Астрология ВозрожденияВ XIII веке астрология пользовалась покровительством властей, в частности, Гвидо Бонати был официальным астрологом Флорентийской республики. Астрологией занимался также испанский король Альфонс Х Мудрый. В XIV веке своей эрудицией прославились каталонцы Арнольдо из Виллановы и Раймонд Луллий. Арнольдо из Виллановы также отличался знаниями в области астрологии. Его трактат «Nova exposito visionum quae fiunt in somnis» («Новое толкование снов») содержит обоснование влияния планет на человека. Однако Раймонд Луллий в своем труде «Древо знаний» предал астрологию анафеме: «Да будут прокляты те, — сказал он, — кто боится Близнецов и Рака более, чем Бога».


Начиная с XV века происходит коренное изменение мироощущения человека и его отношения к бытию. Образ человека приобретает новые очертания под влиянием воззрений Гермеса Трисмегиста. Отныне человек рассматривается как великое чудо, достойное прославления и поклонения, как подвижный огонь, всепоглощающий и сжигающий, всеразрушающий и возрождающий; не имеющий ни очертаний, ни формы, все формы растворяющий и во всех возрождающийся, всеми обладающий и во все воплощающийся. Человек эпохи Возрождения — ничто, способное стать всем, обращенное в будущее, представляющее собой не данную ему природу, но ее становление, выбор, в процессе которого преодолеваются пределы реального.


Эпоха Возрождения пронизана этим учением Трижды великого, облеченным Кампанеллой в выразительную поэтическую форму, согласно которому все одушевлено, подвижно, гибко в бесконечном мире, не имеющем ни внешних, ни внутренних границ, учением, проповедующим отказ от неподвижного содержания завершенных сущностей, учением, в центре которого находится человек, действующий в соответствии с миром в мире, где нет силы, которую, поступая мудро, нельзя было бы подчинить, и судьбы, которую нельзя было бы победить, где в бесконечном единстве живого стираются все границы. Астрологическая традиция Возрождения опровергла теологическое видение мира, противопоставляющее тело — душе, разум — страсти, дух — природе, знание — действию, и провозгласила единство всего сущего и гармонию потока всеобщей жизни. Двигаясь по пути очеловечивания мира, астрология, по словам Ристоро д'Ареццо, рассматривала живую, населенную духами, небесную сферу не в качестве природы, господствующей над человеком, но в качестве возможности совершенствования самого человека, находящегося в непосредственной связи с бессмертными сущностями, одушевляющими звезды и небесные дома, а человеческую судьбу — не как некое застывшее предопределение, а как зависимость от влияния космических сил (звезд и планет), оказываемого на человека в определенные периоды его жизни. Пожалуй, не было ни одного ученого или общественного деятеля того времени, который сохранил бы свое безразличие в отношении астрологии. Ее приверженцами являлись Джордано Бруно, Джамбаттиста делла Порта, Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола, Помпонацци, Галилей, Кеплер, Кардано, Парацельс, Мишель Нострадамус, Иоганн Батист Морэн, Оже Феррье, францисканец Роджер Бэкон, доминиканец Томмазо Кампанелла, придерживающийся ортодоксальных взглядов, и кардинал святой римской церкви Пьер д'Айли, верившие в зависимость смены культов и традиций на Земле от великих конъюнкций планет. Звезды обладают способностью оказывать благотворное влияние на судьбу человека и помогать ему в его начинаниях, — писал Пьетро д'Абано астролог и врач, сведущий в физиогномии и умевший распознавать скрытый смысл в зримом.


Итальянские гуманисты состязались друг с другом в постижении тайн астрологии. Так, Томмазо Кампанелла в книге «Город Солнца», название которого восходит к астрологической символике, использует ее при описании города и быта его обитателей. Корнелий Агриппа Неттесхеймский составил описание Зодиакального круга, состоящего из тридцати шести знаков, каждому из которых, в свою очередь, присущи 36 обликов. В частности, одним из обликов Овна, согласно Агриппе, является мрачный человек в белых одеждах, могучий, импульсивный, с красными глазами. Второй облик Овна — красивая властная женщина в красно-белом одеянии. Третий облик — мужчина в белых одеждах, с бледным лицом, красными волосами, красным браслетом и деревянной тростью, беспокойный и раздражительный. Меркурий представлялся Агриппе в облике человека, сидящего на павлине, с когтями орла, с гребнем на голове и огнем в левой руке.


Астрологические предсказания видных ученых того времени производили сенсации. В частности, конъюнкция Марса, Юпитера и Сатурна 1484 года в зодиакальном знаке Скорпиона была истолкована как указание на рождение лжепророка (конъюнкция Юпитера с Сатурном считалась источником халдейской религии, Юпитера с Венерой — магометанской и Юпитера с Меркурием — христианской религии), что послужило поводом для противников Реформации исправить дату рождения Лютера (с 10 октября 1483 на 22 октября 1484) с целью присвоения ему титула Лжепророка. Другое истолкование конъюнкции 1484 года касалось возможности распространения эпидемии заболевания, связанного с органами мочеполовой системы, управляемой знаком Скорпиона, что в действительности и произошло, когда в Европе разразилась эпидемия сифилиса.


Знаменитый врач, гуманист, поэт и астролог из Вероны Джироламо Фракасторо, давший болезни название «сифилис», имевшее, очевидно, арабский источник, писал, что невероятное сгущение миазмов, вызванное действием планет, смешивающихся с атмосферным воздухом, послужило причиной его заражения и привело в результате к опасному заболеванию. Подтверждением тому, что планеты влияют на возникновение эпидемий, служит и название, данное в 1611 году заболеванию гриппом: «инфлюэнция», что означает «влияние звезд».

 

Другая зловещая констелляция планет 1524 года, когда Юпитер, Венера и Сатурн сошлись в одном месте в знаке Рыб, была истолкована профессором математики Тюбингенского университета Иоганном Штеффлером как знак приближающегося всемирного потопа.

 

Большое значение в то время придавалось и кометам, считавшимся знаками проявления Гнева Божьего. С появлением комет связывались самые серьезные опасения: так, вскоре после появления кометы 1558 года — писал Кеплер, — умер Карл V, а в Англии, вследствие кончины королевы Марии, дело завершилось переменой конфессии. В 1586, вскоре после появления кометы 1585 года, умер король Польский Стефан, что привело к войне Польши и Австрии [3].


Николай Кузанский в своей работе «Conjecturis» включает Землю во всеобъемлющую сеть космических энергий. Индивидуум у Николая Кузанского оказывается входящим в космическое целое, но имеющим определённую автономность: "Каждое существо во Вселенной наслаждается своей уникальностью, которую он не делит ни с кем иным". В этом пункте становится заметным, что индивидуальная астрология, астрология личности в эпоху Возрождения акцентируется всё больше и больше, в то время как «всеобщая» астрология отступает на второй план.


Марсилио Фичино (1433 - 1499), основатель платоновской Академии во Флоренции, перевёл на латинский язык ряд работ эллинистических астрологов и написал трактат по медицинской астрологии, но при этом отвергал использование астрологии в предсказательных целях. Его друг и коллега Пико делла Мирандола, автор знаменитой «Речи о достоинстве человека», активно интересовался каббалой, астрологией и другими оккультными дисциплинами. Однако к концу жизни он стал склоняться к критике астрологии. Через год после смерти Пико, в 1495 г., было опубликовано его сочинение «Против предсказательной астрологи» [5].


В XIV - XVI вв. наблюдается наивысший подъём интереса к астрологии в Европе. В этот период астрологи работают при дворах большинства европейских правителей. Появляются первые печатные астрологические эфемериды, альманахи и календари.


Среди людей, интересовавшихся астрологией, были и князья, и короли, и даже римские папы. XIII - XV вв. – это эпоха большого количества знатоков «науки о звёздах», для которых астрология была не просто одной из сфер интереса, но главнейшим занятием жизни.  В XVI в. астрология продолжала оставаться предметом рассуждений мыслителей Возрождения.


Астрология ВозрожденияПьетро Помпонацци, знаменитый комментатор Аристотеля, заявлял об отсутствии каких-либо демонических или сверхъестественных сил в астрологических влияниях. Всеобщая закономерность в природе, обусловленная движением небесных тел - важнейшая тема трактата Помпонацци «О причинах естественных явлений».


Парацельс, сам постоянно обращавшийся к астрологии, предупреждал, что нельзя ставить себя в зависимость от небесных светил. Вслед за Пико он горячо призывал людей к личной ответственности за свою судьбу. Если человек подчиняет свою судьбу небесным телам, то, считал Парацельс, «это происходит оттого, что такой человек не знает самого себя и не умеет применить силы, скрытые в нём, он не знает, что сам в себе носит небесные светила, что является микрокосмом и таит в себе небесный свод со всеми его творческими силами!".


Венгерский гуманист Андреас Дудит, активно интересовавшийся астрологией и сделавший новый перевод «Тетрабиблоса» Птолемея, также выступал против фаталистического понимания астрологии. Особенно известны его выступления по поводу появления кометы в 1577 г. В работе «De cometarum significatione» он заявляет, что кометы могут появляться и без того, чтобы быть причиной или предвестием политических бедствий.


В XVI в. астрология (вместе с другими оккультными науками) переживала пик популярности в Европе, и спад этой популярности наступил лишь к середине XVII в. Ряд историков считает переломной датой 1614 г. В этот год было опубликовано открытие швейцарского филолога Исаака Казобона, доказавшего, что трактаты «Герметического корпуса» создавались не ранее I в. н.э. Это открытие произвело своего рода шок и нанесло удар по авторитету оккультной традиции, которая возводила создание «Корпуса» к Гермесу Трисмегисту, современнику Моисея. Вера в единую традицию древнейших знатоков Божественной мудрости, соединявшую в одну цепь Моисея, Гермеса, Орфея, Пифагора, Платона, была решительным образом подорвана, что означало закат герметизма и его влияния на науку [1].


Таким образом, данная эпоха - впервые в истории - стала предметом ожесточённых споров об истинности астрологии и прочих оккультных наук. Отметим ещё несколько причин данного явления.


Во-первых, опубликованный в 1543 г. труд Коперника «О вращениях небесных сфер», обосновывающий концепцию гелиоцентризма, нанёс большой удар по представлениям о Земле как средоточии космических влияний, и астрология, основывающаяся на геоцентрической системе, стала казаться «ненаучной».


Во-вторых, важную роль сыграло основание Ф.Бэконом методологии опытной науки. И теперь краеугольным камнем науки стал считаться Опыт, а не Авторитет. Бэкон указывал на необходимости пересмотра положений традиционной астрологии. Он считал, что астрология должна быть проверена и очищена от средневековых суеверий, и признавал, что небесные тела, помимо света и тепла, оказывают и другие влияния, изучив которые, можно будет предсказывать различные явления на Земле.


В-третьих, XVI в. был также и веком Реформации и контр-Реформации, когда католическая церковь стала особенно активно бороться с ересями. В 1545 г. на Трентском соборе предсказательная астрология была осуждена, а в конце века закрепилась окончательная тенденция к неприятию астрологии со стороны католицизма. Но в протестантской Европе данная дисциплина продолжала пользоваться большим уважением. Хотя Лютер не жаловал астрологию, другие виднейшие деятели Реформации относились к ней благосклонно (в частности, Ф.Меланхтон, автор Аугсбургского исповедания лютеранской церкви, читал курс лекций по астрологии в Виттенбергском университете, а его единомышленник, лютеранский теолог И.Камерарий осуществил первое за всю историю издание оригинального греческого текста «Тетрабиблоса» Птолемея). Поэтому достаточно закономерен тот факт, что после усиления гонений на астрологов со стороны католической церкви центр занятий астрологией переместился в страны протестантизма.


Как бы то ни было, в XVII в. астрология всё ещё играла важную роль в научных представлениях и жизни общества. Создатели новой науки никак не предполагали, что их разработки приведут к упадку астрологии. Многие выдающиеся учёные и астрологи скорее были согласны с мнением Ф.Бэкона, что астрология нуждается в новом научном подходе и может быть очищена от суеверий и обновлена. Так, к примеру, считал английский астролог, астроном и метеоролог Джошуа Чилдри. Он указывал, что путь дальнейшего развития астрологии должен заключаться в сочетании философских концепций Бэкона с коперниканской моделью солнечной системы, и отстаивал мнение о том, что астрология, основанная на гелиоцентрических позициях и аспектах планет «quod naturam» (как они есть), предпочтительнее, чем анализ планет «quod nos» (как они выглядят для нас). Чилдри также указывал на явную нехватку подтверждений астрологических корреляций со стороны физической науки [3].


Сходной была позиция Джона Гоуда, крупнейшего специалиста в области метеорологической астрологии. В своём главном труде «Astro-Meteorologica» (1686) - фундаментальной книге, основанной на тридцатилетних погодных наблюдениях, - Гоуд попробовал найти корреляцию этих данных с положением планет. Пожалуй, это была наиболее решительная попытка проверить воздействие планет на погоду и одновременно очистить и реформировать астрологию через анализ космических и метеорологических корреляций. Как и Чилдри, Гоуд пытался основываться только на дуговых аспектах и был сторонником научного подхода Бэкона. Важно отметить, что Гоуд - один из первых астрологов, использовавших статистические данные в своих исследованиях; он явился предтечей научной астрологии ХХ в.


Астрология ВозрожденияНаиболее знаменитым последователем Бэкона в астрологии был Джон Гэдбери (1628 - 1704). Он также был убеждённым сторонником необходимости реформы в понимании астрологии. Он придерживался естественно-научной точки зрения и считал, что «влияния звёзд являются чисто природними». В противовес остальным астрологам «ненаучного» направления, он называл свои прогнозы «конъектурами» (предположениями), а не «предсказаниями». Между тем в XVI в. заниматься мистикой вовсе не означало бросать вызов «традиционной», «институциональной» науке, как сейчас. Напротив, астрономия и, например, астрология шли рука об руку, противопоставляя себя схоластике. Астрономия расширяла познания человека о Вселенной, непрерывно развиваясь от птолемеевых эпициклов и древних астролябий, через альфонсинские таблицы к теории Коперника и телескопу Галилея; астрология же помещала в центр Вселенной человека и рассматривала силу влияния на него небесных светил. Мало того, что астрология на данном этапе не противоречила общегуманистическому пафосу ренессансных философов — до открытий Кеплера в принципе не было явного противоречия и между астрологией и астрономией; каждая из этих двух «сестёр» занималась своим делом, хотя и пользовалась одинаковыми инструментами (наподобие поэта и типографского работника). И не случайно астролог-романтик Кампанелла активно выступил в защиту Галилея, а герметист Бруно — в поддержку теории Коперника. Изучая мотивы, толкавшие ренессансных мыслителей на путь герметизма, мы более чётко представляем себе их взгляды, отказываемся от упрощений в пользу более тонких, нюансированных построений. Природа и Космос пронизаны энергиями разных видов, однако природа этих энергий, вне всякого сомнения, одинакова. Энергии, которые приходят от самых дальних планет, самых дальних звезд, по сути не отличаются от тех, которыми пронизан человек. В этом смысле человек сам является маленьким небесным телом, как звезда или планета - в зависимости от того, светим ли мы собственным светом или отражаем свет, для того чтобы жить. Но самое важное - это то, что мир превращается в единую сеть, по которой циркулирует бесконечное количество энергии; эта энергия всегда одинакова, на этом основана симпатическая магия: маленькое соединяется с большим, а большое соединяется с маленьким, потому что есть связь, есть то самое условие, которое делает возможной эту связь [4].


Маг, который понимает, осознает, проникает в суть космических законов, может установить контакт с силами космоса и силами, которые существуют на Земле. И отсюда изображения или талисманы, изготавливаемые из камней, металлов, растений, которые внутренне связаны с энергией определенных небесных тел.



Литература:

1. Звёздный путь астрологии. Нострадамус глазами историков.
2. Истолкование доктора Люстрио с комментариями И.Г.Михайловой и Н.В.Скородум, -М.,Рига,1992
3. Энциклопедический словарь. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А., -М.,1890-1907
4. Д.Куталёв «Астрология как историко-культурный феномен» (диссертация на соискание ученой степени кандидата наук по специальности «Теория и история культуры» 2)
5. Жилински К. История астрологии. — М.: Издательский Дом «Профит Стайл», 2007.


 

 

Back