«Микробы астрала», — Марий Декресп (из журнала "Изида") PDF Печать
Астрал, О.С. - Общая теория

 

Микробы астрала

Аавтор: Марий Декресп

 

(пер. с фр. В.М. Федоровского)

Статья из журнала «Изида» №№-9-10, июнь-июль, 1912 г.

 

I

 

До самого последнего времени, положительная и официальная наука не без причины отказывается заниматься вопросом о душе и даже самой возможностью ее существования. Основание для такого систематического воздержания легко понять, уже потому самому, что положительная наука может и должна изучать только то, что обосновано или, по крайней мере, вероятно, то, что поддается восприятию наших чувств, что входит в область опытного исследования; а по той причине, что она наука официальная, она может и должна признавать только факты официально освященные долгим опытом и объясненные строго положительной теорией, которая в свою очередь базируется на точных данных, тщательно проверяемых.

 

Следовательно, вопрос о существовании души относится пока лишь к метафизике. Отсюда следует, что ученый, который, как человек, может быть, верит в существование души, не может в качестве ученого даже предполагать ее существования под опасением отвергнуть принципы своей науки. Ему разрешается на досуге делать, подобно Круксу, Рише, Ломброзо и др. самые разнообразные исследования и извлекать из них свои личные заключения, какие ему угодно, но он не имеет права представлять эти заключения как теорию, пока он не соберет известного числа фактов, добросовестно исследованных и в количестве достаточном для построения единого целого в соответствии с осязаемыми и неопровержимыми данными.

 

К сожалению, приходится констатировать, что значительное число ученых, преимущественно среди врачей, не имеет этого благоразумия, необходимого искреннему и терпимому позитивисту, каким должен был бы быть каждый истый человек науки. Ссылаясь на открытия Юнга и Френеля, и убежденные в существовании нематериальных физических сил, некоторые из них готовы тем не менее видеть в человеке только чисто физический организм – арену различного рода влияний, продуктом которых является совокупность сил, связанных с этими влияниями, и которую называют мыслью, любовью, разумом, памятью и т.п., точно так же, как продукт реакций, происходящих в электрическом приборе, называют электричеством.

 

Было бы слишком поспешно приравнять человека в целом к Вольтову столбу. В небольшой брошюре относительно «объекта магических действия», в которой мы занимались исключительно исследованием принципов оккультной физики, мы настаивали на необходимости, по нашему мнению существующей, - отказаться от устаревших заблуждений той науки, которую называют физиологией, чтобы изучить органическую физику; мы высказали там гипотезу, что тело человека. Но не сам человек в целом, должно быть приравнено к любому самопреобразующему аппарату, к любой паровой машине. В сущности говоря, мы полагаем, что этот сравнительный труд, исполненный с должным благоразумием и беспартийностью, дал бы возможность узреть в человеке кое-что другое, помимо его телесной машины, и увидеть в нем иные формы энергии, кроме чисто физических сил.

 

Но этот результат достиг бы цели лишь в том случае, если бы физиологи отказались от своего ненадежного эмпиризма ради такого логического и ценного метода, каким является математика, служащая основанием всех опытных наук.

 

В противном случае, что бы ни делали, - в этом мы убеждены, - медицина никогда не сделается наукой; она будет простым набором наблюдений и средств, она останется предоставленной самым узким заблуждениям материализма и мистицизму, самому туманному, без всякой надежды когда-либо достичь истинного позитивизма; самый ученый, самый искренний врач, если только он будет руководиться одними принципами современной официальной школы, весьма часто будет в состоянии лечить лишь по вдохновению, чутьем и почти наугад.

 

Оккультизм, который в сущности опирается на т е же самые принципы, как и математика, который руководствуется философией, находящейся с математикой в полном согласии, представляет, таким образом, что бы ни говорили невежды, одну из самых совершенных форм науки, или, по выражению Мальфати де-Монтереджио – «Матезис» - лучшее из определений позитивизма, - который уравновешивает неполные, но ценные утверждения материализма и грандиозные, но смутные чаяния мистического синтетизма. Точно также, разве мы не видим, что, благодаря Оккультизму, сперва Мальфати, а потом доктора А.Пеладан и Ж.Энкосс (Папюс) сумели ввести строгий метод даже в самую медицину, эту наименее методическую из всех человеческих наук.

 

Есть даже основание «опасаться», что этот метод, столь поразительный по своей простоте и многочисленности возможный его применений, будет скоро признан официально; а пока, в ожидании, что сама сила вещей введет его в «касту» врачей, нам кажется своевременным предложить г.г. материалистам этот научный очерк, который, быть может, даст некоторый толчок вперед официальному позитивизму.

 

II

 

Мы уже говорили в нашем предшествующем очерке «Объект магических действий», что, как оптика изучает в настоящее время световые явления лишь в эфире, проницающем все тела, а не в телах, проницаемых светом, точно также придут к тому, что будут изучать явления, называемые физиологическими лишь в астральной среде, проницающей тело человека, а не в самом осязаемом теле, которое представляет из себя только известный вид субстрата явления, скорее даже, чем действительная среда этого явления. Эта идея очень древняя, так как прежде, чем сделаться нашей собственностью, она задолго до этого составляла основание терапевтического метода, который Парацельс заимствовал у греков, египтян и даже индусов, где эта идея существует уже двадцать тысяч лет. Принимаясь лечить больного, Парацельс начинал врачевать его душу или, скорее, астральное тело, но не тело физическое.

 

Предшествующий очерк имел целью показать, что представление об астральном теле, или, если угодно, об «астросоме», не заключает в себе ничего противного науке, что астральное тело есть тело исключительно материальное и состоит из эфиризованных излучений нашего физического тела, но вследствие самого состояния эфирного или лучистого его астральных молекул, действие сил на них отличается от действия тех же сил на молекулы более осязаемых тел; наконец, заключения, выведенные из этих исследований, позволили нам предложить краткий очерк некоторых явлений, изучаемых оккультной наукой.

 

Мы попытаемся все-таки эту идею о жизненной силе, условиях образования и развития астрлаьных тел, или, в сущности говоря, историю возникновения души, которую мы предпринимаем, - сделать положительной и научной. Но в этом очерке, в котором нет ничего философского, и еще менее чего-либо религиозного, мы не можем заниматься, хотя бы мимоходом, рассмотрением атрибутов души в том виде, в каком они известны по своему проявлению в человеке; мы просто исследуем этот принцип, как центр сил; это понятие, достаточно общее, столь же хорошо может быть, по-видимому, принято наиболее мистически настроенными богословами, как и самыми убежденными материалистами-физиологами; лишь под этим названием намерены мы произвести наш физический анализ души.

 

Как бы то ни было, впрочем, мы ничего не утверждаем, хотя для большего удобства мы будем иногда пользоваться утвердительной формой изложения, - мы только предлагаем высказанную выше мысль проверке исследователей, мы указываем им тот путь, который, по нашему мнению, может привести их к некоторым серьезным выводам; мы предлагаем их вниманию ряд постулатов, чтобы разъяснить данный вопрос; будущее покажет, были ли мы правы. Но какова бы ни была внутренняя ценность этой гипотезы, ее можно все-таки временно принять, хотя бы для того, чтобы, опираясь на нее, попытаться построить априорную теорию образования души. Эта теория, за отсутствием других заслуг, по крайней мере направит исследования к достижению определенной цели, по пути точно указанному, через отправные точки, достаточно многочисленные, и, таким образом, даст возможность избежать бессистемного колебания современного эмпиризма.

Тот, кто будет точно пользоваться этой, столь желанной, теорией, наверно овладеет входной дверью к нашей беспринципной физиологии, которая держится именно на этой беспринципности, не смотря, впрочем, на замечательные, хотя и не обобщенные, результаты своих исследований, к которым она пришла за последние годы.

 


Статья из журнала «Изида» №№-9-10, июнь-июль, 1912 г.

Перепечатка текста и редактура © Теургия.Org, 2014 год.

 

 

Back