«Мистерии Сабазия», — Ahhyrr Atman PDF  | Печать |
Античная Теургия - Древние тексты, церемонии и заклинания

 

Мистерии Сабазия

 

Религиозный синкретизм Римской Империи

 

 Часть I. Мистерии Сабазия

 

Среди загадок религиозной жизни древних римлян, таких как Мистерии Исиды, Мистерии Митры, гностические учения, и других, находятся и Мистерии Сабазия. Эти религиозные течения оставили после себя несколько упоминаний в текстах античных авторов и многочисленные археологические свидетельства.

 

Сабазий

 
Бронзовая фигурка Сабазия, I-IIв. Н.э.

 

Имя бога Сабазия имело множество вариантов написания: Sabadios; Sauazios; Saazios; Sabos; Sebazios; Sabadius; Sebadius; Sabasiua; Se'beziu; Sabadiua; Sebadi; Sebadas; Sabazis; Sabasius; Sebesius; Sabadius, etc.


Сведения о Сабазии фрагментарно встречаются у нескольких античных авторов.  Он отождествляется с Дионисом, иногда называется первым Дионисом (Diod. 4,4), иногда считается фракийским Дионисом (Johann. Lyd. De men. 4,51), иногда отцом Диониса (Orphei Hymni, 48 et 49). Сабазий, культ которого распространился по римской империи, считается восточным божеством, так как много надписей сохранилось в Малой Азии и Фракии. Связан он также с Кибелой и Аттисом (Strab., X, 3, 15; Lucianus, Deor. Con. 9). Также Сабазия отождествляли с Зевсом или Юпитером. Само окончание имени Сабазия – «zios», однокоренное с греческим «zeus» и латинским «deus», говорит в пользу того, что он был верховным богом фригийцев. А первая часть имени происходит от корня греческого слова «σέβᾰσεως» – «почитание». Из чего можно сделать вывод, что образование имени бога возникло от фразы «почитаемый бог».

 

Однако, Диодор Сицилийский («Историческая библиотека». IV, 4) называет Зевса отцом Сабазия:

 

«Некоторые сообщают миф, что был и другой, значительно более древний Дионис. Этот Дионис, которого некоторые называют Сабазием, был сыном Зевса и Персефоны. По причине почтительного благоговения, последовавшего за этим соитием, рождение его отмечают в тайне, в тайне приносят ему и жертвы, и все почести воздают ночью.  Он якобы отличался изобретательностью, первым запряг в ярмо быков и с их помощью произвел посев. Поэтому его представляют рогатым».


А второй Дионис, нежный телом и отличавшийся красотой, за которым следовала толпа женщин, был рожден от Семелы.

 

Византийская энциклопедия Х в., Суда, относит происхождение имя Сабазий от крика «sabazien», который выкрикивали варвары во время обрядов Диониса. Оттого и греки стали Диониса называть Сабазий, а места посвященные ему - «saboi».

 

Сабазий

 
Сабазий в позе Юпитера

 

Наиболее яркому описанию, связанному с мистериями Сабазия мы обязаны Демосфену.

 

Чтобы лучше прочувствовать это древнее действо, процитируем самого Демосфена (грек. 4 в до н.э.). Приводим здесь свой перевод сделанный с английского перевода («Demosthenes, On the Crown»):

 

«Достигнув возмужания ты ассистировал своей матери в ее инициациях, читая книгу служений пока она осуществляла ритуал, и помогая по большей части с атрибутикой. По ночам твоей работой было замешивать возлияния, одевать оглашенных (катехуменов) в шкуры фавнов, омывать их тела, и посыпать их плодородной землей и отрубями. Когда же люстрации были должным образом выполнены, ты ставил их на ноги и выдавал гимн:

 

Здесь позади я оставляю свои грехи
Здесь лучший путь я нашел.

 

И было твоей гордостью, что никто не испускает священные завывания лучше тебя. Я охотно могу в это поверить. Когда вы слышите столь зычный тон оратора, вы не усомнитесь, что восклицания прислужника были просто величественны.

 

В дневное время ты выводил свою доблестную толпу для вакханалий маршировать на оживленные улицы.  Их головы были украшены гирляндами из фенхеля и белого тополя. Когда вы шли ты сжимал жирнощеких змей или размахивал ими над головой, выкрикивая Euoi Saboi! Пританцовывая в такт восклицаниям Hyes Attes! Attes Hyes! – которые салютировали все пожилые женщины, носившие гордые названия, такие как – мастер церемоний, вожак, плющеносец, опахалодержатель.

 

И наконец получавшие свою компенсацию в виде тортов пропитанных алкоголем, баранок и смородиновых булочек. С такими наградами кто бы не радовался сильно считая себя баловнем фортуны».

 

Хотя подача этой истории явно юмористична, но она живо описывает реалии культа.

 

М.Элиаде ("История веры и религиозных идей" т.1. пар. 124.) комментирует этот рассказ Демосфена следующим образом:

 

«Демосфен в знаменитом пассаже (De corona, 259), пытаясь высмеять своего оппонента Эсхина, по существу, описывает некоторые обряды, отправлявшиеся тиасами (thiasoi), неофициальными религиозными братствами, в Афинах, в IV в. до н.э., во славу Сабазия - фракийского божества, родственного Дионису. (Древние считали его фракийским Дионисом с местным именем). Демосфен упоминает об обрядах, за которыми следовало чтение из "книг" (вероятно, из какого-то письменного текста, содержащего hieroi logoi); он говорит о "nebrizo" (намек на nebris, "козлиную шкуру"" возможно, речь шла о жертвоприношении с поеданием сырого мяса животного), о "kraterizo" (krater - сосуд, в котором смешивали вино и воду, "мистическое питье"), об "очищении" (katharmos), состоявшем, главным образом, в натирании инициата глиной и мукой. Под конец, рассказывает Демосфен, служитель поднимал простертого на земле в изнеможении посвящаемого, который повторял формулу: "Я избежал зла и нашел лучшее". И все собрание разражалось криками (ologlygИ). На следующее утро проходило шествие посвященных в венках из фенхеля и веток серебристого тополя. Эсхин шел во главе процессии, размахивал змеями, кричал "Эвоэ, мистерии Сабазия!" и танцевал под выкрики зрителей: "Hyes, Attеs, Attеs, Hyes". Демосфен упоминает также корзину, "мистическую веялку", liknon, первую колыбель младенца Диониса.


Центральной частью дионисийского ритуала всегда являлся, в какой-либо форме, экстатический опыт большей или меньшей степени исступленности - mania. Это "безумие" служило своего рода доказательством того, что посвящаемый был entheos - "наполнен богом". Конечно, опыт был незабываемым, потому что давал участнику почувствовать опьяняющую свободу, приобщал к творческой непосредственности, сверхчеловеческой силе и неуязвимости Диониса. Единение с богом на время разбивало оковы человеческой ограниченности, хотя и не могло ее преодолеть: ни в "Вакханках", ни в таком позднем произведении, как "Dionysiaca" Нонна (Панополитанского) не говорится о бессмертии».

 

Судя по надписям и упоминаниям античных авторов, культ Сабазия был достаточно распространен в Римской Империи, но как о культе Митры, мы не имеем о нем подробной информации. Известно только, что его последователи, посвященные в мистерии Сабазия имели свои собственные места встречи и совместные трапезы. У них была своя символика, которая отчасти зашифрована в бронзовых руках - найденных археологами преимущественно в слоях I-II вв. н.э. Некоторые бронзовые руки имеют углубления внутри, что позволяет предположить, что они носились на шестах во время процессий.

 

Мистерии Сабазия

 

Мистерии Сабазия

 

 Рука Сабазия

Рука Сабазия

 
Бронзовые руки Сабазия. I-II в. н.э.

 

Жест руки почти неизменен. Указательный и средний пальцы подняты, безымянный и мизинец согнуты. Большой палец венчает шишка, а из-за согнутых пальцев выглядывает змей с гребешком. Внизу непременно пещера, где находится некто с младенцем и иногда с ними ворон, над ней алтарь приношений, над которым голова барана. Остальную часть руки украшают кадуцей (жезл Гермеса), ящерица, лягушка, кубок, черепаха, растение, весы, сосуды и др. предметы. Гермес также изображается рядом с Сабазием на других археологических объектах. Это становится понятным, если учесть отождествление Сабазия с Юпитером (Зевсом).

 

Бронзовая рука Сабазия


Бронзовая рука Сабазия. Помпеи. I в. н.э.

 

Рука Сабазия


 
Бронзовая рука Сабазия. I в. н.э.

 

Франц Кюмонт, известный своим исследованием религиозной культуры античности, сообщает следующие подробности о культе Сабазия (фрагмент из его кн. «Восточные религии»):


 «Это же смешение определенно имело место в мистериях, очень близких к культу Аттиса, в центре которых стоял бог, которого часто с ним отождествляли, Сабазий, фригийский Юпитер или Дионис. Согласно рискованной этимологии, восходящей к эллинистиче¬ской эпохе, это древнее божество фрако-фригийских племен отождествлялось с «Яхве Зебаофом», Богом арамеев и Библии. Kyrie Sabaoth Семидесяти толковников рассматривалось как эквивалент варварского kyrie Sabazio. Он-то и почитался как Всевышний Господь, всемогущий и святой. Всегда бытовавшие в мистериях очистительные церемонии, посредством которых, как полагали, можно было смыть родовые грехи, осквернявшие, согласно примитивному представлению, все потомство согрешившего предка, навлекая на него гнев неба, в новом понимании могли рассматриваться как способ освобождения от первородного греха, которым запятнало человечество преслушание Адама. Сабазиане следовали обычаю по обету освящать руки, при этом три вытянутых первых пальца образовывали литургический жест благословения — benedictio latina римской Церкви, — который, вероятно, был заимствован через евреев из ритуала семитских храмов. Посвященные верили, совершенно так же как евреи, что после смерти добрый ангел (angelus bonus) препроводит их на пир блаженных, вечные радости которого на земле предвозвещает литургическая трапеза. Изображение этого за-гробного пира можно видеть на фреске, украшающей могилу жреца сабазиан, Винцентия, который был погребен в христианских катакомбах Претекстата, что странно, причем никакого удовлетворительного объяснения этому не предложено. Не вызывает сомнения то, что он принадлежал к иудео-языческой секте, которая привлекала к своим мистическим церемониям неофитов из всех народов. Разве и сама Церковь не представляла собой тайного союза, порожденного синагогой, но отдельного от нее, объединявшего в одной общине язычников и сыновей Израиля?»

 

Сознание верующих в эпоху расцвета античного синкретизма не задавалось вопросом насколько оправдано, например, сопоставление Яхве Саваофа (дословно «Цваот» - «Воинства») с Сабазием, Юпитера с Аммоном, и тп. Все греческие боги были сопоставляемы с богами Междуречья, Египта и других народов еще с 5 в. до н.э.  В процессе контакта поклонников Сабазия с евреями, жившими в Риме и других городах, где было распространено сабазианство. Возможно, те из евреев, кто был не слишком ортодоксален и довольно эллинизирован, перебираясь из Иерусалима в Рим, по землям на которых в те времена был распространен культ Сабазия, в прозелитических целях сопоставили его с Саваофом. А затем пытались освоиться с этим учением и в Риме.

 

Валерий Максимус («Valerius Maximus, epitome of Nine Books of Memorable Deeds and Sayings, i. 3, 2, see EXEMPLUM 3. [Par.]») сообщает об изгнанных в 139 г. до н.э. евреях: Гней Корнелий Гиспалус, претор перегрин, в год консульства Марка Попилий Лената и Луция Кальпурния, издал указ, приказывающий халдейским астрологам покинуть Рим и Италию в течение десяти дней, по причине их ложной интерпретации звезд, порожденной их переменчивыми и глупыми умами, делающими прибыль из своей лжи. Также претор принудил и евреев, которые пытались заразить римский обычай культом Юпитера Сабазия, вернуться на родину в свои дома.

 

Плутарх («Симпозиум»  IV . 6.) говорит, что евреи поклонялись Дионису, и что день субботний был праздником Сабазия.

 

Возможно, были евреи, некогда вышедшие из Израиля и взявшие себе в жены римлянок, после чего через пару поколений возник такой синкретизм.

 

Сабазий оказался сопоставим и с Дионисом и Зевсом, несопоставимыми между собой. Верования греков XV в. до н.э. сильно отличались от верований греков V в. до н.э. (как отличаются и верования любого народа за этот промежуток времени). Имена богов оставались, а теология претерпевала метаморфозы, так что просвещенные греки и римляне сами задавались вопросами о происхождении тех или иных богов. Происхождение культа Диониса тоже весьма противоречиво. Сами греки говорили, что это поздний культ, и пришедший с Востока. Если это и так, то событие это произошло еще в XV в. до н.э., поскольку по данным археологии это древний культ. Его следы есть уже на Крите и в Микенах. Корень имени «Дионис» - также происходит от слова «Зевс» (род. падеж - Dios). Дионисов было несколько. И хотя традиционно считается, что Дионис сын Зевса, не следует обязательно относить эту легенду к древним временам, сохранившим надписи «Дионис» за 10 веков до Эврипида. До нас дошло не так много античной литературы, и нам не известны все возможные версии о каждом боге, которые при желании, могли быть сопоставимы.

 

Представление о Зевсе также не было статичным во все времена. Несмотря на последующее возвышение Зевса (уже в Гомеровские времена), и о нем все еще сохранялось предание, как о рожденным на земле, в пещере. По одной из версий в пещере на Крите. Это тоже не очень вяжется с другим его образом -  бессмертного владыки небес и земли.

 

По мере захвата территорий одного народа другим народом происходит или отождествление богов или распределение их на определенное место в генеалогии. Процесс этот является не всегда политическим умыслом жрецов и правителей, большей частью он протекает внутри всего народа, по мере циркуляции в нем разных легенд, а также появления новых оракулов, дивинаций, мистических переживаний, каждый раз своеобразно проясняющих в сознании людей отношения между богами, и богами и людьми. Стоит иметь в виду, что греки и римляне рассказывая о богах других народов нередко называли тех именами своих богов. Пример тому «Финикийская история» Филона Библского, дошедшая через Евсевия или Лукиан «О сирийской богине». Такие сопоставления со временем закреплялись в народе и тот или иной бог обретал все новые черты и легенды. Благодаря таким религиозным процессам Зевс, не отождествляемый греками с Дионисом, оказался в последствии отождествленным с ним в лице Сабазия, не говоря уже о Саваофе, примкнувшим к этой компании в одном лице. Такое положение дел было естественно для верующих в Сабазия на рубеже н.э., и совершенно могло не разделяться другими людьми, как ортодоксальными иудеями, так и другими римлянами, остающимися приверженцами отеческой религии, или разделяющими другие синкретические и экспортированные учения. Также, вполне вероятно, что и не все верующие в Сабазия могли слышать что-либо о еврейском Саваофе.

 

 

Мистерии Сабазия
 
Увенчанный шишкой тирс напоминает нам о родстве или отождествлении Сабазия и Диониса.

 

 

 

Часть II


РЕЛИГИОЗНЫЙ СИНКРЕТИЗМ ЭПОХИ



О характере религиозной ситуации, сложившейся в Римской Империи на рубеже нашей эры, можно судить также по авторам имевшим критическое мышление в отношении плодящихся в империи импортированных культов. Такими авторами  были Цельс и Лукиан.
Цельс, в своем «правдивом слове» (Текст восстановлен по соч. Оригена «против Цельса».) критикует народную веру и ее приверженцев, которые превратно понимают учение и довольствуются рассказами проповедников, принимая на веру услышанное:
«Но воспринимать какое-нибудь учение (надо), следуя разуму и разумному руководителю; кто примыкает к каким-либо (учителям) не на таких основаниях, тот поддается обману. (Такие люди подобны) неразумным почитателям метрагиртов (нищенствующие жрецы фригийской Великой богини-матери Кибелы) и гадателей, жрецов Митры и Сабазия и кого попало, верящим в явления Гекаты и других женских и мужских демонов... (А именно) так обстоит дело и с христианами. Некоторые из них не хотят ни давать, ни получать объяснения насчет того, во что веруют. Они отделываются (фразами вроде): “не испытывай, а веруй”, “вера твоя спасет тебя” (ср. Мф.9:22); они говорят: “мудрость в мире—зло, а глупость—благо” (ср. 1 Кор.3:19) [I, 9]... Если они пожелают ответить мне не как (человеку), осведомляющемуся, — ведь я все (про христиан) знаю, — а как (человеку), всем одинаково интересующемуся, то хорошо; если же они не пожелают, но скажут, как обычно, “не испытывай” и т. п., то необходимо, чтобы они (по крайней мере) разъяснили, каково то, что они утверждают, и из какого источника оно проистекло [I, 12]».
Из этого сообщения ясно, что культ Сабазия был широко распространен среди народа.



Лукиан порадовал всех ослепительно ироничным сочинением, названным «Собрание богов», отрадной потехой скептиков первых веков, оказавшихся в ситуации оккупации Рима богами со всех сторон света. Речь в адрес Зевса произносит Мом - древнегреческий бог насмешки:
«Поэтому нельзя говорить и об орле, который также находится на небе, сидит на царском скипетре и только что не вьет гнезда на твоей голове, считая себя богом? Или и его пощадим ради Ганимеда? Но Аттис, о Зевс, но Корибант и Сабазий, — откуда они приведены к нам вместе с этим индийцем Митрой, в персидской одежде и с тиарой, даже не говорящим по-гречески, не понимающим, когда пьют за его здоровье? Недаром скифы и геты, увидев такие дела, распрощались с нами и кого хотят делают бессмертными и выбирают в боги; вписался же в наши ряды и раб Замолксис, не знаю уж как сюда пробравшись. Но это еще что, боги! Ты же, египтянин с собачьей мордой, завернутый в пеленки, — ты кто таков, милейший, и как можешь ты, лающий, считать себя богом? И почему пятнистому быку из Мемфиса воздаются почести, почему вещает он, окруженный пророками? Уж об ибисах, обезьянах и многом другом, еще более нелепом, что неизвестно как проползло к нам из Египта и заполнило все небо, мне и говорить стыдно. О боги, как вы все терпите, что им поклоняются в равной мере или даже больше, чем вам? Как терпишь ты, Зевс, бараньи рога, которые выросли у тебя?» (http://annales.info/ant_lit/lukian/sobranie.htm).

 

Зевс-Аммон
 Зевс-Аммон. Bernard de Montfaucon (1655-1741), «L’antiquité expliquée et representée en figures»

 


В конце собрания богов выносится постановление, из которого видно, что разные заморские боги заняли места прежних богов в сознании народа, переняв их качества и верховенство. А прежние боги не остались в стороне и расширили свои функциональные обязанности. Это несколько объясняет ситуацию с Сабазием, за несколько веков сделавшим карьеру из фригийского экстатического божества (наподобии Диониса) в божество верховное (Юпитера). Либо же наоборот, будучи изначально верховным божеством какого-то малого народа, он нажил массу атрибутов других богов, также милых и привычных народу.


Процитируем это постановление богов:
«Мом: В час добрый! В законном собрании, созванном в седьмой день этого месяца, Зевс был пританом, проэдром — Посейдон, Аполлон — эпистатом, Мом, сын Ночи, — письмоводителем, а Сон выступил со следующим заявлением:
Ввиду того, что многие чужеземцы, не только эллины, но и варвары, отнюдь не достойные делить с нами права гражданства, неизвестно каким способом попали в наши списки, приняли вид богов и так заполнили небо, что пир наш стал теперь похожим на сборище беспорядочной толпы, разноязычной и сбродной, что начало не хватать амбросии и нектара и кубок стал стоить целую мину из-за множества пьющих; ввиду того, что они самоуправно вытолкали богов древних и истинных, требуя первых мест, вопреки отцовским обычаям, и желая большого почитания на земле, — постановил совет и народ созвать собрание на Олимпе около времени зимнего солнцеворота и выбрать семь судей из богов истинных: трех из древнего совета Кроноса, четырех же из числа Двенадцати и среди них Зевса. Судьи эти должны заседать по закону, поклявшись присягой Стикса. Гермес же пусть созовет всех, кто только хочет участвовать в собрании. Пришедшие пусть приведут готовых присягнуть свидетелей и принесут доказательства своего происхождения. После этого пусть они выходят поодиночке, а судьи, произведя расследование, либо объявят их богами, либо отошлют обратно в их могилы и семейные гробницы. Если же будет замечено, что кто-нибудь из отвергнутых и однажды исключенных судьями снова попытается проникнуть на небо, пусть сбросят его в Тартар.
И каждый пусть делает только свое дело: Афина не должна исцелять, Асклепий — пророчествовать. Аполлон пусть не исполняет сразу столько разных дел, но, выбрав что-нибудь одно, да будет пророком или музыкантом, или врачом…


Зевс: Справедливейшее постановление, Мом, и кто с ним согласен, пусть поднимет руку; или нет, пусть просто оно будет выполнено. Я знаю, что большинство стало бы голосовать против. Теперь же уходите. Когда возвестит Гермес, то придите все с очевидными приметами и убедительными доказательствами вашего происхождения, с именем отца и матери, с объяснениями, откуда вы и каким способом стали богами и какой филы и фратрии. А если кто не предъявит всего этого, то судьи даже и не посмотрят на то, что у него на земле много храмов и что люди считают его богом».
Такова блистательная сатира Лукиана на религиозную обстановку эпохи.
Как мы видим, в эту эпоху все невообразимо перемешалось, по той причине, что религия еще сохраняла свою магическую составляющую, а в этом деле все идет в ход. Изготовление амулетов, заклинаний содержащих имена заморских богов всегда считалось особенно эффективным. Взять хотя бы распространенные геммы и амулеты с Абраксасом, на которых было подписано «ИАО» (= Яхве), «Адонай» и «Абраксас Саваоф».

 

 Абраксас
Bernard de Montfaucon (1655-1741), «L’antiquité expliquée et representée en figures»

 

Амулеты и геммы с Абраксасом связаны также с эллинизированной версией египетской религии, на них часто появляется Гор, бабуины, Юпитер-Аммон, и неведомые алфавиты (даже имя «JHVH» предпочитали писать финикийским или древнеарамейским письмом).

 
sabazij-2 2
 Bernard de Montfaucon (1655-1741), «L’antiquité expliquée et representée en figures»



Кроме того, фигурируют на них наряду с Абраксасом (на лицевой стороне) и Архангелы (на обратной стороне). Которые, из еврейской религии перекочевали в начале века в эллинистическую теургию. 

 
 Абраксас
Bernard de Montfaucon (1655-1741)  «L’antiquité expliquée et representée en figures»
   


Бронзовые руки также не были, судя по всему, уникальным атрибутом верующих в Сабазия, ибо встречаются и руки с Сераписом и Аммоном. Если принять во внимание, что Сабазий воспринимался как Юпитер, а Юпитер как Аммон, то такое положение дел не кажется удивительным.
Выдвигались версии, что бронзовые руки были благодарственным приношением за исцеление. Как известно, даже в католические храмы иногда жертвовали восковые руки и ноги, именно по этим соображениям. Глиняные исцеленные конечности известны еще со времен приношений в храм Асклепия в Эпидавре. Но все же объяснять руки Сабазия, исполненные символикой, таким вот образом, кажется чрезмерным упрощением.
 
 

Бронзовые руки. Серапис

Зарисовки бронзовых рук - Bernard de Montfaucon (1655-1741),
«L’antiquité expliquée et representée en figures».
На руке №2 изображен Серапис, На руке №4 вместо змия голова Аммона, на большом пальце Серапис.



Как можно трактовать все эти символы? Амулеты с Абраксасом безусловно обладали магическим назначением. Они изготавливались и носились в целях усиления духовных качеств, например, достижения оккультной власти.
С другой стороны, множество гемм имело совершенно утилитарное назначение. Даже сюжеты из мифологии к I в. стали использоваться в качестве символов воздействия, посредством симпатической связи изображенного с объектом на который ставилась задача воздействовать.
Краткий обзор этой ситуации с геммами дается в книге «Геммы античного мира» (Неверов О.Я.):

«Позднеантичный врач Александр из Тралл советует в своем медицинском трактате: «На медийском камне вырежь Геракла, душащего льва, и дай носить как филактерий тому, кто страдает от колик». В собрании Эрмитажа хранятся три таких амулета из кровавой яшмы. На обратной стороне для усиления действия филактерия вырезаны три буквы «К» (колика). В книгах «Киранид», изобилующих подобными рецептами, мы читаем: «на зеленой яшме вырежь коршуна, разрывающего змею... носи ее на груди, она успокоит всякие боли в желудке и позволит есть много и хорошо переваривать». На гемме с близким изображением добавлена недвусмысленная надпись-заклинание: «переваривай!».
Врач IV в. Марцелл Эмпирик в трактате «О медикаментах» советует: «Вырежьте на яшме следующий знак: ZZZ и подвесьте ее на шею больного, страдающего болями в боку, и вы достигнете чудесного исцеления». На гемме из Керчи рядом с этим магическим знаком нанесена греческая надпись: «для желудка»». («Геммы античного мира» Неверов О.Я.)
Однако, в тоже время «ZZZ» – было знаком Хнубиса. Божества, с телом змеи и головой льва, от которой исходят 7 или 12 лучей, иногда подписанных гласными, которые связывали с планетами.
 
 Магические геммы

sabazij-2 6
The Campbell Bonner Magical Gems Database


Хнубис изображался на греко-египетских и греко-сирийских геммах. Появление этого божества связывают с деятельностью гностических сект поздней античности. Астрологи делили каждый зодиак на 3 декана, Хнубис был первым деканом льва, однако, сохранились и изображения его над третьим деканом рака. Связь Хнубиса с желудком возникла из системы соотношений деканов с отдельными частями тела. Предполагают, что Хнубис покровительствовал желудку.
Учитывая, что геммы могли изготавливаться любыми магами и сектантами, понятно, что символическое значение геммы могло варьироваться исходя из системы взглядов изготовителя. Который мог быть невежественный колдун, приторговывающий геммами, для которого любые божества, высокие символы, мифологические аллегории, были всего лишь картинкой, означающей средство исцеления какого-либо органа или недуга. Или же изготовитель был просвещенным магом, для которого начертанное изображение обладало универсальным смыслом, и прежде всего оккультно-философским значением. Народные знахари, невежественные в философии, подсмотрев геммы у магов, могли копировать эти же изображения, придавая им сугубо примитивный смысл, и сопровождая уже более утилитарными надписями.
Неверов О.Я. останавливается на народно-магическом толковании: «Медицинскими амулетами, пользовавшимися широкой популярностью, были геммы с изображениями, о которых спорили ученые в XVIII и XIX вв., в них видели культовую вазу Изиды. Но еще в XVII в. Рубенс и Пейреск дали верное истолкование сюжету на амулете в собрании великого фламандского художника. Это изображение матки женщины и ключа, филактерий от женских страданий. На одном из эрмитажных амулетов этого рода на матку помещена фигурка богини, все изображение заключено в круг змеи, закусившей собственный хвост, символ вечности, самопожирающей и самовоспроизводящей. На обороте вырезано нанесенное греческими буквами иудейское обращение к божеству: «светоч света»!». («Геммы античного мира» Неверов О.Я.)
Вот как выглядит схожая, с описанной О. Я. Неверовым, гемма:


 Магические геммы
DE_Dresden, Staatliche Kunstsammlungen Dresden, Skulpturensammlung

На лицевой стороне текст: παῦσ{ε}, μήτρα , что означает «прекращение, матка».

 


Как было отмечено О.Я. Неверовым, некоторые усматривают в данных геммах средство от заболеваний матки, а упоминание божественных имен расценивают как средство усиливающее эффект.  Можно также предположить обратное тому прочтение, согласно которому матка лишь символ. Предмет названный «маткой» напоминает сосуд на ножках, атанор. Николя Фламель пишет об атаноре следующее:  печь эта подобна утробе, в который сокрыт истинный природный жар, необходимый, чтобы вдохнуть жизнь в нашего короля (Красный Король - это стадия рубедо в алхимическом делании). Ибо огонь должен быть не сильным, дабы он не сжег то, что еще не успело распуститься, и не слабым, чтобы совершить достаточно движения для возникновения взаимодействия в субстанции, уподобляемой эмбриону.
Как известно, алхимией занимались и гностики, в частности Зосима Панополитанский. Уроборос в эпоху возрождения превратился в кольцо двух драконов кусающих друг друга за хвост, которые обозначали соединение двух составляющих эссенций второматерии (materia secunda)  (символических ртути и серы) для Великого Алхимического Делания на стадии нигредо. Фламель так описывает драконов: «Эти змеи и драконы, которых древние египтяне изображали в виде кольца, то есть кусающими себя за хвост, что означает их происхождение из одной вещи, которая является самодостаточной и, благодаря круговороту и циркуляции, способной совершенствовать саму себя». Фламель предлагает также теологическую интерпретацию двух драконов, как переплетенных грехов, поскольку один порождает другой, и выбраться из замкнутого круга не человеку не так то легко. Поэтому, гемма могла означать процесс созревания вещей во Вселенной, порабощение человека материей. Слово - «пауза» - может означать желание прекращения этого процесса, что вполне соответствует воззрениям некоторых гностиков на мир материи, из коего надлежит выбраться.
Уроборос является частым символом на геммах, иногда он кусает свой хвост сверху (как на гемме с маткой), иногда снизу. Стоит упомянуть комментарий Папюса на гностический текст «Пистис София». Конечно, он не столько проясняет эллинистическое значение уробороса, сколько говорит нам об оккультной традиции 19 века, но все же имеет смысл привести его здесь:
«Физический, или телесный, план со всех сторон окружен кольцами астрального змея. Ни одно существо не может снизойти с небес на физический уровень или, напротив, вознестись на небеса, минуя обитель змея и мир архонтов, исполненный муками и испещренный ловушками.
Физический уровень начинается с небесного круга, заключенного в круг хаоса, и этот физический план включает в себя Звезды, а также Светила или Планеты и весь человеческий мир, находящийся в его центре.
В изложении Валентина эти три плана заключают в себе друг друга, начиная с человеческого мира в центре и заканчивая первой тайной у его границы, в то время как небесный план со своими многочисленными посредниками между различными его уровнями простирается еще дальше».

 

уровни мироздания
 
«Человеческое существо в том виде, в каком оно предстает перед нами на земле, состоит из:
Тела гилического (или физического);
Некоего промежуточного начала — духа обманчивого;
Бессмертной души.
К этим частям следует также добавить невоплощенные силы:
A. Силу Небесную;
B. Судьбу.
Поговорим о каждой составляющей более подробно.
Физическое тело приходит из земли, в землю же оно и уходит. Оно создано высшим началом.
Духу обманчивому у Валентина отведена особенная роль. Это — принцип притяжения вниз, корень всех сатанинских порывов, которые влекут душу к наслаждениям плоти.

 
микрокосм
 

Строение Человека. Микрокосмос. (Vertu Celeste — Небесная Сила; Ате — Душа; Esprit d'Imitation Spirituelle — Дух обманчивый; Corps physique — Физическое тело; Destinee — Судьба. — Пояснения переводчика.)

 

Чем больше душа следует этим импульсам и погрязает во зле, тем крепче она будет с ним связана и тем труднее ей будет избавиться от тех мук, в которые вовлечет ее сей дух обманчивый. Он проистекает из сферы Судьбы и должен возвратиться туда в том случае, если душа сможет порвать связь между ним и собой».
Какими бы ни были трактовки  геммы с маткой, она хорошо иллюстрирует нам связь метафизических воззрений и житейских нужд, для которых могла использоваться эта высокая символика. Это говорит о целостности миросозерцания, вере в единые принципы, которые проявляются на разных планах бытия, от космического до человеческого.

В книге «Геммы античного мира» Неверов О.Я. приводит описания еще некоторых гемм, показывающих насколько древние религиозные образы оказались в начале нашей эры  приспособлены под житейские человеческие нужды:
«Пожалуй, одна из самых пространных надписей сохранилась на любопытном амулете из Горгиппии. Это агатовый шарик, занятый надписями по всей его поверхности. Одна надпись гарантирует владельца «против ядов», а другая, обращенная, как кажется, к Изиде, просит у нее здоровья для головы, ушей, мозговых оболочек, язычка, мягкого неба, гортани, переносицы, ноздрей, зубов, рта.


Особую группу гемм-амулетов составляют любовные талисманы. Чаще всего сюжеты здесь заимствуются из традиционной языческой мифологии: Апеллесова «Афродита, выжимающая волосы», одна или с Эротом, Марс, Леда и т.п. Афродита в объятиях Марса или один Марс нередко сопровождаются надписью: «прелесть» (Эрмитаж). На амулете из Грузии точно такая же надпись сопровождает изображение богини Победы. Видимо, ее задача в данном случае — победить того, кто не желает. отвечать на любовь. На амулете из Тиры изображен Эрот, привязанный к колонне, увенчанной грифоном Немезиды. Рядом с Эротом — надпись: «справедливо!», а на обороте — другая: «прелесть»). Первая надпись часто сопровождает изображение Эрота, которого, в противность старой иконографической традиции, связывает Психея. Леда в объятиях лебедя, изображенная на другом эрмитажном амулете, предстает в сопровождении пожелания: «на счастье!»


Эрмитажные геммы с изображением трех Граций, поэтессы Сафо, бросающейся с Левкадской скалы, Эрота верхом на льве и льва, подающего лапу Эроту, — несомненно, амулеты любовной магии. Две последние темы словно развивают мысль древнего поэта: «Все побеждает Амур». У Лукиана эта же мысль о всесилии любви приобретает комический оттенок. Эрот уверяет Афродиту: «Успокойся, мама, я даже с этими львами в хороших отношениях: часто влезаю им на спину и правлю ими, держась за гриву, а они виляют хвостами и позволяют совать им в пасть руку».
Любопытно, что основные темы, встречающиеся среди любовных амулетов, принадлежат к числу тех, которые в книгах «Киранид» рекомендуется вырезать для целого «пояса Афродиты» из талисманов: «В центре пояса будет лихнит или керавния с вырезанным вооруженным Марсом... с каждой стороны — два красных камня без пятен с Афродитой, убирающей волосы, и Эротом рядом с нею, затем — два сердолика с Гелиосом на квадриге...»


На многие античные геммы позже, в эпоху поздней империи, были нанесены надписи, сделавшие их амулетами. Таким своеобразным «палимпсестом» является аметистовая гемма в Тбилиси. На ее лицевой стороне вырезана вдохновенная головка Менады, судя по стилю, конца I — начала II в. Столетием-двумя позже на обратную сторону была нанесена надпись, умоляющая «госпожу», видимо, Изиду, быть благосклонной к некоему «Кторию который это носит». На венской камее с изображением Нерона в виде Юпитера поздние заклинания нанесены на троне рядом с фигурой императора, вокруг его головы и даже на обеих его ногах. Понятные для нас сегодня куски чередуются с наборами семи гласных греческого алфавита, которые связывались с семью планетами и символизировали их. На эрмитажной камее с портретом императора Коммода оборотная сторона геммы занята «каббалистическим квадратом», где читаются нанесенные древнееврейские письмена, дающие при расшифровке имена Моисея, Иосифа и архангелов — Шиншиэла и Хуриэла». (Неверов О.Я. «Геммы античного мира»).
Для того, чтобы наглядно представить себе практику использования всех этих образов, имен богов, архангелов, эонов, обратимся к текстам греческих магических папирусов, датируемых теми же веками, что и геммы. Для примера раскроем один из папирусов:

«I. Систасис, который первый раз говори на восходе солнца. Затем ту же самую молитву произноси первой при светильнике, когда совершаешь гадание, облачившись в пророческую одежду, обув сандалии из листьев кокосовой пальмы и увенчав свою голову ветвью маслины - а ветвь эта пусть будет перевязана посередине однолетним чесноком - на груди держи 3663 камешка и говори так.

 

Молитва

"Радуйтесь, змей и цветущий лев, физические начала огня, радуйтесь, белая вода, и высоколиственное дерево, и медовый лотос, источающий золотой киамон, и ты, который изрыгает из чистых уст дневную пену, канфар, ведущий круг сеятельного огня, самородный, ибо ты - двусложный, АЭ, и ты - первоявленный, склонись ко мне, молю, ибо я изрекаю мистические символы: эо ай у амерр оуот; июиоэ; Мармарауот; Лаилам; сумарта; помилуй меня, праотец, и сам дай мне в спутники могущество. Будь со мной, господи, и прислушайся ко мне через ту аутопсию, которую я совершаю в сей день, и открой мне о вещах, о которых прошу тебя, через аутоптическую лихномантию. через ту, которую я совершаю в сей день, я, такой-то, ию суэ оо аеэ иаеэ айаэ; е ай су эие ооооо еу эо иаоай."


II. Фотагогия [- приведение света]. Увенчав свою голову той же ветвью, встав в той же одежде напротив светильника, зажмурившись, повтори эту молитву 7 раз:

 

Молитва

"Призываю тебя, бога живого, огненного светоча, родителя невидимого света Иаэль; пейпта фос за пай фтента фосза пюри белиа Иао иао еуо оеэ; а; ою еой; а; е; э; и; о; ю; о; дай твое могущество и разбуди твоего демона, и войди в этот огонь, и вдохни в него божественный дух, и покажи мне твою мощь, и раскроется мне дом бога - вседержителя Альбалаль, который в свете этом, и родится свет - ширина, глубина, толщина, высота, сияние - и изольет сияние тот, что сверху, господь Буэль, Фта Фта Фтаэль; Фтаабан; Баинхооох, вот-вот, уже-уже, быстро-быстро".


II а) Молитва, удерживающая свет, произносимая один раз чтобы фотагогия была с тобой: ведь иногда, когда ты произносишь молитву, приводящую бога, возникает тьма. Итак, следует, чтобы ты заклинал таким образом.


Молитва

"Заклинаю тебя, священный свет, священное сияние - ширина, глубина, толщина. высота, сияние - священными именами, о которых я прежде сказал и которые ныне намерен назвать. [Заклинаю тебя именем] Иао; Сабаот Арбатиао сесенгенбарфарангес абланатаналба акраммахамари аи аи иао аке; акс; инакс. Пребудь со мной в этот вот час, пока я не принужу бога и не узнаю того, чего хочу".
III. Молитва, приводящая бога, произносимая три раза с открытыми глазами.
"Призываю тебя, величайший бог, господин Гор Гарпократ Алкиб Гарсамосис; иоаи дагеннут; рарахарай; Абраиаот; все освещающего и изливающего сияние собственной силой на весь космос, боже богов, благодетеля, ао; Иао; еаэю; правящего и управляющего кормилами, удерживающего змея, Благого священного Демона, имя которому Гарбатанопс; иаоаи; которого восходы и заходы воспевают восходящего и заходящего; благословляемого во всех богах. ангелах и демонах, прийди и явись мне, боже богов, о Гор Гарпократ; Алкиб; Гарсамосис; Иао аи дагеннут рарахарай Абрайаот; войди, явись мне, господь, ибо я призываю. как призывают тебя три кинокефала, которые символическим образом произносят твое святое имя: а - ее - еее - ииии - ооооо - юююююю - ооооооо (говори, как кинокефал). Войди, явись мне, господи, ибо я именую твои величайшие имена: барбараи; барбараот; аремпсус; пертаомэх; пераконэтх Иао; Бал; Бэл; Бол бе сро; иаоэи; оуеэи; еэи; еоуэи; аэи; эи; иаоэи; сидящий во главе космоса и судящий все, облаченный в круге истины и веры иуаэ иоай, войди, явись мне, господи, мне, предшествующему огню и снегу и присутствующему [при них], имя мне - Балсамэс; войди, явись мне, господи, великоименный, к которому все мы стремимся, имя тебе - Балфаннэтралфай; нинтер; хухай; разбивающий камни и движущий имена богов, войди, явись мне, господи, имеющий силу и мощь в огне сесенген барфарангэс, сидящий внутри семи полюсов аеэиоюо, имеющий на голове золотой венок, а в руке своей - лозу Памяти, которой ты отправляешь посланцами богов, имя тебе: Барбариэль; Барбараиэль; бог Барбараэль; Бэль; Буэль; войди, господи, и присоединись ко мне через священный свой голос, чтобы я услышал ясно (?) и неложно о таком-то деле: иуеуэ; ооаеэ (молитва) и аеэ; айаэ; еай; еуэие; ооооо и юэо; Иао; аи"….»
(Аутоптическое действо PGM, IV, 930-1114)

Основные эллинистические магические и теургические практики описаны в статьях Петрова А.В. «Античные источники по эллинистической магии» (http://centant.spbu.ru/sno/publ/Petrov.htm), и
Савельевой О. «Магические процедуры по данным папирусов и литературных сочинений IV в. н.э».



Тексты некоторых папирусов выложены здесь:
http://centant.spbu.ru/centrum/publik/akadem/2000_2/pgm.htm

 

Такова вкратце магико-религиозная ситуация поздней римской империи. Помимо тысяч сохранившихся гемм, магических папирусов, гностической и другой античной литературы упоминающей магию и религиозные культы, интерес для анализа мировоззрения римлян, представляют фрески домов и храмов римской империи, барельефы, культовые скульптурные композиции (в частности из митраиумов), и конечно, львиную долю материала составляет археологический материал из городов и вилл Неаполитанского региона, погибших от извержения Везувия в 79 г.


 


Автор © Ahhyrr Atman, для Teurgia.Org, 2015 год

 

 

 

 

 

 

 

Back