Home Психургия: — Месмеризм, Магнетизм, Ментализм, Гипнотизм и Астрал Астрал, О.С. Осознанные Сновидения «Астральные врата: метод сознательного выхода из тела» — Оливер Фокс
«Астральные врата: метод сознательного выхода из тела» — Оливер Фокс PDF Печать
Астрал, О.С. - Осознанные Сновидения

 

Оливер Фокс 


«АСТРАЛЬНЫЕ ВРАТА:


метод сознательного выхода из тела
через шишковидную железу»

 

***

 

Предисловие переводчика

 

Перед вами «первый подробный, научный и исходящий из первых уст отчёт о серии сознательных и произвольно контролируемых астральных проекций», – так когда-то написал Хиеворд Каррингтон (соавтор Сильвана Мульдона по знаменитой книге «Проекция астрального тела») о двух статьях Оливера Фокса (в миру Хью Коллавей), опубликованных в журнале «Оккультное обозрение» в 1920 году.

Хотя интересующийся темой русскоязычный читатель наверняка знаком с книгой Оливера Фокса «Астральная проекция: хроники внетелесных переживаний» (на русском языке с 2011 г.), написанной им спустя двадцать лет после этих публикаций (в 1939 г.), тем не менее, эти статьи, благодаря своей краткости и содержательности, заслуживают особого внимания любого серьёзного исследователя феномена «внетелесных переживаний».

В первой из этих статей Оливер Фокс кратко и очень ясно описывает применяемый им оригинальный практический метод сознательного «выхода из тела», к которому он постепенно пришёл в ходе своих 14-летних исследований. Дословно статья называется «Шишковидный проём: исследовательский отчёт» (The pineal doorway: a record of research). Этим названием автор намекает на то, что выход из тела по его методу осуществляется через некий «проём», находящийся (по его ощущениям) в мозге в области шишковидной железы (эпифиза)[1]. Так как название «шишковидный проём» для неосведомлённого читателя ни о чём не говорит, я решил заменить его в заглавии статьи на «Астральные врата».

Оливер Фокс опубликовал ещё несколько статей в журнале «Оккультное обозрение». В ближайшее время я переведу и остальные.

С оригиналом данной статьи можно ознакомиться по этой ссылке:  http://www.iapsop.com/archive/materials/occult_review/occult_review_v31_n4_apr_1920.pdf (стр. 190-198).

И ещё, так как этот метод кажется мне наиболее надёжным, то хотелось бы разобраться в нём глубже, поэтому буду крайне признателен тем читателям этой статьи, которые смогут поделиться какой-либо дополнительной информацией из собственного опыта или из других источников.

Иван Харун ( Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра. Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра. )

10.02.2016

***

 

1. Введение

 

При написании этого очень сжатого отчёта о моих практических изысканиях в малоизвестных царствах сновидного сознания, астрального путешествия и само-наведённого транса, я рискну показаться эгоистичным и буду говорить от первого лица. Ибо, во-первых, это намного удобнее, а во-вторых, я хочу подчеркнуть чисто личную природу этого отчёта, который задуман наглядным, а не догматическим. Я не считаю себя авторитетом; но я, по крайней мере, много лет следовал определённой линии исследования, хотя и не совсем систематически, с длинными промежутками бездеятельности. Я пишу в надежде, что мои опыты могут оказаться полезными другим исследователям <находящимся> на этом опасном пути, и мне едва ли нужно говорить, что я буду очень рад получить любую дополнительную информацию, которую они смогут мне предоставить. Мне хотелось бы дополнить этот голый отчёт многочисленными извлечениями из моей записной книжки, но требование к объёму <статьи> делает это невозможным. Сейчас я представлю окончательный результат моего исследования и две точки зрения, с которых на него можно смотреть:

 

  1. Научная: Это просто новое состояние мозга, плод само-наведённого транса, и кажущиеся внешними переживания, – все они происходят в уме исследователя; это третий уровень сознания, отличающийся как от бодрствующей жизни, так и от обычных сновидений, даже очень ярких.
  2. Оккультная: Дух действительно оставляет погружённый в транс физический носитель [т.е. тело] и функционирует, – полностью осознавая происходящее, –отдельно от него [т.е. тела], на астральном плане, при этом переход от нормальной бодрствующей жизни осуществляется без какого бы то ни было провала в сознании.

 

2. Первый шаг

 

Приобрести, наблюдая какое-либо несоответствие или анахронизм, осознание того, что ты в сновидении.

 

Восемнадцать лет назад, когда я был учащимся технического колледжа, одно сновидение побудило меня начать моё исследование. Мне просто снилось, что я стою около своего дома. Посмотрев вниз, я обнаружил, что камни мостовой таинственным образом поменяли своё расположение: длинные стороны теперь были параллельны бордюру, а не перпендикулярны ему. Затем меня озарила догадка: хотя это прекрасное солнечное утро казалось настолько реальным, насколько это возможно, я был во сне! Внезапно яркость жизни возросла во стократ. Никогда ещё море, небо и деревья не сияли с такой чарующей красотой; даже самые обычные дома казались живыми и таинственно прекрасными. Никогда ещё я не чувствовал себя так совершенно хорошо, так ясно-сознательно, таким божественно могущественным. Поистине, мир стал моей раковиной. Ощущение было неописуемо утончённое; но это продлилось только несколько мгновений, и я проснулся. Как позже я выяснил, мой умственный контроль был захвачен моими эмоциями; так что уставшее тело предъявило своё право и потянуло меня назад. И вот у меня возникла прекрасная (для меня) новая идея: Возможно ли произвольно вновь обрести эту славу сновидения? Могу ли я продлевать свои сновидения?

Я выделил курсивом заголовок этого параграфа. Это звучит просто; но на практике это оказалось одной из самых трудных вещей, которые можно себе представить. Сотни раз я пропускал самые разительные несоответствия <в сновидении>, и затем, наконец, какая-то <мелкая> несообразность могла сказать мне, что я во сне; и это осознание всегда приводило к только что описанному изменению. Я выяснил, что я был способен тогда произвольно делать маленькие трюки: парить, проходить сквозь кажущимися твёрдыми стены, лепить из материи новые формы и т.д.; но в этих ранних опытах я мог находиться вне своего тела только очень короткое время, и это сновидное сознание обреталось лишь с промежутками в несколько недель. В начале мой прогресс был очень медленным; но вскоре я сделал ещё два открытия:

 

  1. Умственное усилие по продлению сновидения вызывало боль в области шишковидной железы [эпифиза], сперва тупую, но быстро нарастающую по интенсивности, и я инстинктивно чувствовал, что это было мне предупреждением не сопротивляться больше зову моего тела.
  2. В последние моменты продлеваемого сновидения, и пока я испытывал вышеупомянутою боль, я испытывал чувство раздвоенного сознания. Я мог ощущать себя стоящим в сновидении и видеть картину <сновидения>, но в то же время я мог ощущать себя лежащим в кровати и видеть мою спальню. По мере того как зов тела становился сильнее, картина сновидения становилась более смутной; но сохраняя свою волю к пребыванию в сновидении, я мог заставить спальню помутнеть, а картине сновидения возвратить её кажущуюся телесность.

 

На этой стадии моего исследования возник новый запрос: что случиться, если я проигнорирую эту предупреждающую боль и буду бороться с ней до кульминации? По правде сказать, я страшно боялся провести такой опыт, но вера в свою судьбу толкала меня на это. Пропустив по трусости одну или две возможности, я дал-таки бой и выиграл. В тот самый момент, когда мне показалось, что я должен сдаться, нечто щёлкнуло в моём мозге; боль исчезла, а вместе с ней и чувство раздвоенного сознания. Я оказался целиком в сновидении, которое, по всей видимости, было славным [т.е. астральным] двойником побережья, что в миле от моего дома. Всё было очень прекрасно и абсолютно реально, – так реально, что идея «пробуждения» казалась совершенно абсурдной, – но моё торжество было подпорчено неуютным чувством <вызванным тем>, что я здесь столкнулся с совершенно новыми условиями. Меня тревожили две вещи: у меня не было ни малейшего представления о течении времени на физической земле, и я был явно невидим тем немногим людям, которые попадались мне на пути <в этом сновидении>. Этот опыт тонко отличался от моих предыдущих путешествий: казалось, что больше не было ни малейшей связи между мною и тем некогда уставшим физическим телом. Пришла мысль: А не умер ли я?

Мне это не понравилось, и я захотел вернуться, но ничего не произошло. Я пытался снова и снова, но ничего не происходило. Затем я испугался, абсолютное одиночество стало пугающим, но я знал, что паника может оказаться роковой. Я немного подождал, затем попытался ещё раз. Снова случился тот странный щелчок в мозгу, и в то же мгновенье я снова оказался в своём теле. Но, хотя я и мог слышать тикающие часы и бродящего в соседней комнате моего деда, я был слеп и не мог пошевелить ни единым мускулом; я не мог даже поднять веки. Это было моё первое переживание кажущегося каталептического оцепенения само-наведённого транса. Дюйм за дюймом я прерывал его, и это было мучительным делом. Так как было невозможно двигать моим телом как целым, то я сосредоточился на движении своего мизинца; затем, палец за пальцем, мне удалось освободить всю кисть руки; а затем и всю руку. Сделав это, я схватился за перильце кровати у изголовья и сильно потянул. Внезапно транс прервался, мои глаза открылись, я был свободен. Я выпрыгнул с кровати с великой радостью, и тотчас же рухнул на пол, будучи охвачен головокружением [или тошнотой]. После этого я чувствовал себя плохо ещё два или три дня.

Некоторое время этот страх оказывал отрезвляющее действие, но затем горячность молодости взяла верх ещё раз. Снова я боролся с болью в шишковидной железе и прошёл через почти такой же опыт, хотя на этот раз кажущийся каталептический транс было не так трудно прервать; но затем мои нервы сдали. Я влюбился, и жизнь казалась сладкой. Я решил, что продолжу свои опыты, но что я никогда больше не буду игнорировать ту предупреждающую боль. И я думаю, что для меня было хорошо, что я пришёл к этому решению.

 

3. Опасности

 

Так как они весьма реальные и большие, думаю, мне лучше перечислить их, перед тем как продолжить свой отчёт. Любой, не находящийся под руководством какого-нибудь адепта или мастера, но занимающийся исследованиями в моём направлении, подвергает себя следующим серьёзным рискам, по крайней мере, я так считаю:

 

  1. Остановка сердца или безумие, происходящие от шока. (Этот мир снов очень прекрасен, но есть у него также и свои ужасы).
  2. Преждевременное погребение.
  3. Одержимость.
  4. Разрыв шнура.
  5. Эффекты реперкуссии [отдачи][2]  на физический носитель, вызванные повреждениями астрального.

 

Конечно, последние три могут быть высмеяны ортодоксальным экспериментатором. Я бы не посоветовал никому, кто мотивирован лишь любопытством, применять мои методы; ибо я знаю из опыта, что они очень опасны. Однако я не отпугиваю тех исследователей, кто чувствуют себя подталкиваемыми движущей силой Любви, кто хотят ближе приблизиться к Великой Душе Всего – к этой вечной, под семью покровами Изиде Вселенной. Ибо хотя астральный план правильно назван Царством Иллюзий, всё же она [т.е. эта иллюзия] на одну ступень ближе к Реальности, к Последней Истине, чем эта грустная и телесная иллюзия земли. Астральные трущобы ужасны, – пугающие, если хотите, – но не гнусные, как здешние трущобы земли. Есть очарование даже в аду; ибо там можно ощущать божественный Тёмный Лик, который один с Сиянием; но здесь на земле оба Лика одинаково плотно закрыты от глаз человека. Поэтому-то я пишу этот отчёт не для многих.

 

4. Второй шаг

 

Чтобы отличать их от обычного вида, я назвал эти сновидения (в которых я знаю, что пребываю в сновидении) осознанными сновидениями [Dreams of Knowledge]. Теперь я пришёл к своему следующему открытию, которое состоит в том, что за осознанным сновидением часто следует ложное пробуждение, т.е. по возвращении в своё тело, я был под впечатлением, что проснулся, до тех пор пока какое-нибудь сверхъестественное событие (как например внезапно появившееся привидение) не пугало меня и не заставляло проснуться по-настоящему. Затем я обнаружил, после многочисленных опытов, что осознанное сновидение часто приводит к <другому> ложному пробуждению, в котором моё тело не пребывает во сне в обычном смысле, но пребывает в некоем любопытном состоянии, которое я назвал состоянием транса [Trance Condition][3]. Вот его главные характеристики:

 

  1. Тело представляется в полу-оцепеневшем состоянии, которое по жёсткости может приближаться к уже описанному кажущемуся каталептическому состоянию.
  2. Хотя глаза закрыты, комната ясно видна, а также и атмосфера, так что возникает впечатление очень похожее на «пыль, освещённую солнцем» или, грубо говоря, золотистое сверкание очень переменной интенсивности. За ним [т.е. на заднем плане], и только на самой пограничной линии видимости присутствует нечто похожее на массу лягушачьей икры, голубовато-серого цвета и вибрирующее.
  3. Физические звуки отчётливо слышны.
  4. В этом состоянии оказываешься подвержен любым воображаемым зрительным или слуховым галлюцинациям, или, с другой точки зрения, оказываешься ясновидящим и яснослышащим.
  5. В этом состоянии, особенно если оно было по ошибке принято за бодрствующее состояние, становишься лёгкой жертвой дикого и иррационального страха.
  6. Осознаешь странные атмосферные напряжения – «чувство перед бурей», но невероятно усиленное.

 

В целом это состояние транса крайне неприятно и, вероятно, отпугнёт многих людей, если их главным мотивом было любопытство.

Теперь возникает вопрос: Может ли это состояние транса быть преддверием к осознанному сновидению, а также и последействием? Время показало, что ответ – «да». В те дни я ещё не открыл, как вызывать это состояние транса произвольно; но я случайно обнаруживал себя в нём, иногда перед проваливанием в сон, иногда после обычного или незапомненного сновидения, а иногда после осознанного сновидения. По мере того как я всё лучше учился опознавать это состояние, мои возможности для экспериментирования умножались. Я понимал вещи яснее и очень медленно строил свою теорию по произвольному освобождению души; но я ещё не понимал, что имеется возможность перейти из состояния транса в осознанное сновидение без какого бы то ни было провала в сознании. Когда я обнаруживал себя в состоянии транса, оно служило предупреждением о том, что будет происходить; я знал, что привидения и странные предметы, которые я часто вижу, и пугающие голоса – являются астральными, а не физическими, и <поэтому>я не позволял себя запугать настолько, чтобы прервать этот трас; это напомнило мне прокрадывание мимо «Стража Порога»; но здесь всегда был провал в сознании, перед тем как я обнаруживал себя наслаждающимся славной свободой осознанного сновидения. Я никогда не проводил эти опыты без страха, и паника часто портила мои результаты. На протяжении всех тех лет была борьба между страхом и любовью к неизвестному.

 

5. Третий шаг

 

Размышление о той предупреждающей боли, которую я представлял себе расположенной в шишковидной железе, именно оно привело наконец к моему новому открытию. Обычным способом я не мог выйти из своего тела, находясь в состоянии транса. Перед тем как это становилось возможным, должно было случиться нечто таинственное, и в тех ранних опытах это, видимо, случалось во время провала в сознании. Наконец меня озарила мысль о том, чем это нечто было: Я должен был силой протолкнуть моё бестелесное «я» через проём шишковидной железы [т.е. астральные врата], так чтобы он захлопнулся [щёлкнул] за мной. Затем достигалась следующая стадия, стадия <следующая> за состоянием транса с его пугающими ощущениями, образами и звуками. Затем, и только затем, я мог выйти из своего физического тела (теперь невидимого), переживать раздвоенное сознание и быть в осознанном сновидении (или путешественником на астральном плане) без какого-либо предварительного провала в сознании. Это делалось, находясь в состоянии транса, просто путём сосредоточения на шишковидной железе и желании пройти сквозь неё. Ощущение было следующим: моё бестелесное «я» устремлялось к точке в шишковидной железе и бросалось на воображаемый люк, а тем временем золотистый свет усиливался в яркости, так что казалось, что вся комната охвачена огнём. Если этот толчок был недостаточным, чтобы протолкнуть меня через <этот проём>, то затем ощущение становилось обратным: моё бестелесное «я» отступало и снова приходило в совпадение с моим телом, а тем временем астральный свет угасал до нормального. Часто требовалось две или три попытки, прежде чем мне удавалось выработать достаточно силы воли, чтобы пронести себя сквозь <этот проём>. Это было чувство, как если бы я рвался к безумию или смерти; но как только эта маленькая дверь захлопывалась [защёлкивалась] за мной, я наслаждался ясностью ума, намного превосходящей ясность ума в земной жизни. И страх проходил. За несколькими исключениями, я никогда не чувствовал страха после того, как я освободился от своего тела; состояния транса, до и после, – вот чего я боялся. Буря окончена, я вошёл в тихие и залитые солнцем воды. Покидание тела тогда было таким лёгким, как вставание с кровати; но я никогда не был способен видеть его, возможно потому, что его астральный двойник был вытянут со мной, хотя я мог видеть форму моей жены совершенно ясно. Двойное сознание, как правило, пропадало, после того как я покидал дом.

Читателю не следует принимать мои утверждения о шишковидной железе слишком буквально. Результат, которого я достиг, вне всяких вопросов; но моё объяснение этого процесса скорее символичное, чем точное. Однако, у меня есть основание предполагать, что я не далёк <от истины> в своём описании, всегда помня, что вещи истинны лишь относительно, и что истина всегда ускользает от сказанного или написанного слова. Да это совсем и не важно для успеха эксперимента. Применяя этот метод результат может быть достигнут.

 

6. Четвёртый шаг.

 

Теперь была нужна одна вещь: суметь произвольно входить в это предварительное состояние транса. Это оказалось самым трудным в исполнении. Начальные признаки было весьма легко вызвать; но проблема была в том, что это само-наведённое состояние было крайне непродолжительным. Самого малейшего возмущения было достаточно, чтобы прервать транс на его ранних стадиях. Девять раз из десяти случалось это, и транс прерывался до того, как он мог бы стать достаточно глубоким, чтобы дать возможность совершить попытку взлома шишковидной двери [астральных врат]. И часто, когда мне удавалось навести сильный транс, внезапно я терял сознание и обнаруживал себя, после провала памяти, способным свободно двигаться, как на астральном плане. Тем не менее, я наводил транс и проходил сквозь шишковидный проём без какого бы то ни было провала в сознании вообще; и я возвращался в своё тело, чтобы усилить транс, и снова покидал его, и снова возвращался и т.д., вплоть до шести раз за одну ночь, без единого провала в умственной деятельности <на протяжении всего> опыта. Чтобы навести транс, я должен был лежать, с расслабленными мышцами, обращая своё сознание внутрь, на шишковидную дверь, и исключая все другие мысли; тело было пассивным, но ум активным [позитивным] в своём сосредоточении на этой внутренней точке. Мои веки были закрыты; но я полагаю, что глаза были закатаны вверх и немного косились [точнее, сведены к переносице], – таким было ощущение. Первый признак <транса> – видение (сквозь веки) комнаты, наполненной золотистым светом. Затем наступало онемение, начинающееся с ног и распространяющееся вверх. Когда транс был глубоким, это <онемение> становилось очень болезненным, особенно в мышцах челюсти; также было чувство огромного давления в мозге.

Итак, это было кульминацией моего исследования. Теперь я мог переходить от обычной бодрствующей жизни к этому новому состоянию сознания (или от жизни к «смерти») и возвращаться без какого бы то ни было провала в умственной деятельности. Это легко написать, но чтобы это совершить, потребовалось четырнадцать лет.

 

7. Последний опыт

 

В этой статье я в основном вынужден ограничивать себя описанием методов, предназначенных для достижения определённого результата; так что я не могу дальше разбирать сам результат. Если Издатель будет любезен и проявит достаточный интерес, то возможно я смогу написать следующую статью, озаглавленную «За шишковидными дверями». Но так как мои опыты были окончены очень любопытным и интересным образом, то я желал бы, хотя бы ради полноты <картины>, дать краткий отчёт о том, как я потерял эту силу, которую я так болезненно приобрёл.

В апреле 1916 года, находясь вне тела, я попытался попасть в <своё> прошлое воплощение, которое было описано мне одной дамой, которая была непрофессиональным медиумом. Итак, если бы я захотел отправиться в Индию, я должен был бы немедленно броситься с огромной скоростью; но я хотел попасть в свою прошлую жизнь, и не произошло никакого движения.[4] Внезапно в астральной картине появился пробел (как будто круглая дыра возникла в картине), и я увидел очень, очень далеко открытую дверь какого-то храма, а за нею – мерцающую статую. Эта картина была размытой и выглядела так, как если бы находилась на другом конце очень длинного и узкого туннеля. Я захотел пройти сквозь этот туннель, но оказался насильно унесён прочь в боковом направлении в какую-то другую астральную местность. Я захотел ещё раз; снова появился туннель и храм; и снова я попытался добраться туда. Однако, на этот раз я был вброшен обратно в своё тело, и с такой силой, что транс прервался.

В следующий раз, когда я попытался навести состояние транса, я обнаружил, что перед моими внутренними глазами было видение чёрного петлевидного креста [crux ansata]; и моя магия теперь не работала, люк не открывался. Петлевидный крест невозможно было рассеять. Когда я закрывал свои глаза и поворачивался к свету, этот символ отчётливо проступал, как если бы был нарисован чёрным на красном поле моих век. С открытыми глазами, в тусклом свете я всё ещё мог его видеть, как если бы он был спроецирован передо мною. И как я ни пытался, я больше не мог пройти шишковидную дверь.

Вскоре после этого я начал продолжительное исследование возможностей одного очень знаменитого медиума «прямого голоса»[5], который, однако, имел весьма незавидную репутацию чёрного мага. В компании с ним у меня было много астральных приключений: после провала в сознании я обнаруживал себя с ним на астральном плане, но я не мог больше покидать своё тело произвольно. И там я встречался и беседовал с группой духовных существ, которые являли себя через моего друга. Их учения были невероятными; их духовная ступень казалась очень высокой. Я полагаю, что они настоящие сущности; но несмотря на их личную красоту и обаяние их языка, я не уверен, были ли они «белыми» или «чёрными». Они рассказали мне, что запечатали мою дверь, потому что я стал настраиваться на психические силы, которые могли бы унести меня прочь, до того как моя работа на земле будет сделана. Я не знаю. Кое-что я доказал себе, но каждое маленькое продвижение, которые мы делаем, служит только для того, чтобы подчеркнуть глубины нашего бездонного невежества.

В 1915 году военные отказались от моих услуг, но вначале 1917 они изменили своё мнение и любезно доверили мне кайло и лопату, а позже и винтовку. На протяжении двух с половиной лет действительной службы мой чёрный петлевидный крест составлял мне компанию, и я оставался пленником в своём теле. Теперь я возвратился, весьма потрёпанный, и шрам на моём животе грубо напоминает по форме петлевидный крест. Кажется, у богов есть чувство юмора. Этот зрительный символ всё ещё остаётся перед моими внутренними глазами, но теперь он очень бледный и трудно различим. Возможно, когда он угаснет полностью, моя шишковидная дверь откроется ещё раз. Я не пытаюсь объяснить эти события, я лишь написал о них верный отчёт.

 

8. Заключительное замечание

 

Психоанализ не совсем новое открытие, но недавно он проник в бульварную литературу. Упомяни о сновидениях и ты сразу нарвёшься на торжественное «но Фрейд сказал…!» Думаю, некоторые из моих друзей считают, что если я прочту Фрейда, меня хватит удар. Что ж, я прочёл большую и восхитительную работу профессора Зигмунда Фрейда – «Толкование сновидений» – и она не возмутила моё хладнокровие. Я думаю, что в ней есть много истины, и я вполне удовлетворительно применял его методы для толкования некоторых из моих обычных сновидений, особенно бессмысленных. Но есть сновидения и сновидения! Я убеждён, что психоаналитические теории не объяснят их всех. Я считаю, что этот доктор из Вены приличный человек с мощным интеллектом, но даже он не знает всего. Например, я не думаю, что он может допустить, что астрология «работает», хотя я знаю, что она работает.

 

***

 

Примечания:


1. Советую ознакомиться с функциями эпифиза, будет интересно.

2. То есть, полученное астральным телом повреждение во время «выхода» может отразиться на физическом теле.

3. Очевидно, что это то самое состояние, которое в современной литературе по осознанным сновидениям называют «сонным параличом».

4. Это предложение не вполне ясное, но суть в том, что в «прошлой жизни» Оливер жил в Индии (по словам вышеупомянутой дамы), так что ему нужно было «отправиться» в Индию, и когда он раньше задавался мыслью «отправиться» в какую-то отдалённую местность, то его астральное тело начинало очень быстро перемещаться, но так как в этом случае ему нужно было попасть ещё и в прошлое, то ожидаемого полёта не произошло.

5. Медиумами прямого голоса [direct voice medium] называют тех медиумов, которые могут вызывать голоса «духов» прямо в окружающей среде, а не просто говорить от имени духа изменённым голосом.

 


 Перевод с английского: © Иван Харун, для Теургия.org, 2016 г.

 

 

Back