Home Психургия: — Месмеризм, Магнетизм, Ментализм, Гипнотизм и Астрал Астрал, О.С. Общая теория «За астральными вратами: свойства астрального мира» — Оливер Фокс
«За астральными вратами: свойства астрального мира» — Оливер Фокс PDF Печать
Астрал, О.С. - Общая теория

Оливер Фокс


ЗА АСТРАЛЬНЫМИ ВРАТАМИ:


свойства астрального мира

 

***

 

[Оригинальное название этой статьи «За шишковидными дверями: исследовательский отчёт» (Beyond the Pineal Door: a record of research). Ознакомиться с оригиналом можно по этой ссылке: http://www.iapsop.com/archive/materials/occult_review/occult_review_v31_n5_may_1920.pdf (стр. 251-261)]

 

***

 

1. Введение

 

Эта статья является продолжением статьи «Шишковидный проём» [см. «Астральные врата: метод сознательного выхода из тела через шишковидную железу»], опубликованной в прошлом месяце «Оккультного обозрения», к которой я вынужден вежливо отослать новых читателей, дабы мои настоящие заметки не оказались невразумительными. Там я имел дело с методом, применяемым для достижения определённого результата, который можно рассматривать либо как аномальное состояние сознания, либо как кратковременное отрешение души от её физического носителя; теперь же я собираюсь предоставить несколько замечаний о самом этом результате. Боюсь, эта статья покажется, в лучшем случае, обрывочной и неполноценной; но это делает неизбежным сама его [т.е. результата] природа. Одинокий исследователь на астральном плане сталкивается со столькими трудностями, что ему невозможно представить картину, которая была бы целиком ясной и связной. Пытаясь противостоять притяжению своего физического тела, часто уносимый против своей воли, как лист на ветру, сильными, неизвестными астральными потоками, он может лишь бросать взгляды немного тут, немного там; и даже тогда его память угасает с поразительной быстротой, особенно если возвращение в тело было хоть сколь-нибудь насильственным. Лишь очарование <астральным планом> задерживается в его душе; но его отчёты, написанные слова, бесплодные попытки перевести непереводимое – кажутся слишком обрывочными и лишёнными обаяния. Поэтому, при изложении этого результата я предоставлю лишь несколько грубых замечаний, касающихся вопросов, которые, как мне кажется, представляют интерес. И опять мне следует подчеркнуть тот факт, что я говорю от первого лица, потому что это явно удобнее и потому что это чисто личный отчёт. Я являюсь практическим исследователем и изучающим оккультизм; но я не претендую на авторитет ни в этом, ни в любом другом предмете.

 

2. Способы передвижения на астральном плане

 

На астральном плане, конечно же, можно ходить, точно так же как и на земле, хотя при благоприятных условиях усилие <необходимое для движения> совершенно ничтожно. Однако, когда состояние транса слабеет и, соответственно, сила притяжения тела возрастает, а та таинственная боль в области шишковидной железы посылает свои предупреждения к возвращению, – тогда хождение без усилий невозможно; это как если бы впрягся в лямку из очень жёсткой резины. Также можно применять любой из искусственных способов передвижения, известных нам на земле. Люди, которые не могут забыть или простить «сигару бедного Раймонда», очень рассердятся на меня, если я скажу, что на астральном плане есть электрические трамваи; но они там есть, или нет астрального плана, и мои трамваи ходят лишь в моём уме. Впрочем, в этом странном царстве есть ещё три дополнительных способа путешествия, невозможные для простых смертных на земле из-за гравитации:

  1. Горизонтальное скольжение.
  2. Левитация.
  3. Реактивный взлёт [skrying].

 

3. Горизонтальное скольжение

 

Скольжение осуществляется чисто умственным усилием, руки и ноги остаются пассивными. В моих ранних опытах я испытывал трудность со стартом; но взяв старт, скорость <перемещения> оказывалась невероятной, постоянно возрастающей, до тех пор пока я не добирался до своего места назначения с «бесшумным ударом». Другими словами, последняя стадия путешествия оказывалась слишком быстрой, чтобы успеть <её> воспринять, я просто внезапно оказывался там, как если бы свалился из ниоткуда или мгновенно материализовался в новой обстановке. Но в некоторых случаях вектор моего произвольного движения, казалось, наталкивался на противоположный астральный поток, так что я мог притормозить и приземлиться совершенно мягко, или даже быть унесённым назад, если этот поток был слишком сильным для моей воли.

 

Не имея проводника, который бы помогал мне, я всегда полагался на милость этих астральных потоков, или невидимых струй силы. Например, я мог решить отправиться в город X.. Я мог взять старт, выбирая кратчайший оккультный проход, или линию наименьшего сопротивления, сквозь дома, деревья и т.д. Пролетание сквозь эти предметы производило некий ослепляющий и смущающий эффект, который действовал как трение на мысленную энергию, и он мог оказаться достаточным, чтобы прервать транс.

 

Итак, если мне везло, то я добирался до астрального двойника города X.; но скорее чаще, чем нет, я оказывался унесённым прочь от моей линии движения каким-нибудь сильным астральным потоком, и переносился к какому-то странному месту назначения. Я мог обнаружить себя в прекрасных угодьях какого-нибудь величественного дворца; но с другой стороны, я мог остановиться перед каким-нибудь толстым и важным пожилым господином в белом жилете, мирно развалившимся в кругу своей семьи и совершенно не сознающим моё беспардонное вторжение в его домашнюю жизнь.

 

Временами эти астральные приключения становились восхитительно безответственными, – как в одном из романов г-на Честертона, всё может случиться. Но заметь вот что: если этот вещий пожилой господин становился настолько забавным, что я открыто смеялся, то в момент, когда я давал волю моей эмоции, я терял свой умственный контроль; моё тело быстро возвращало меня назад, иногда с такой силой, что транс прерывался, и мой опыт заканчивался. Когда же я возвращался к своему телу либо хождением, либо скольжением, по своей собственной свободной воле, то я приближался к нему естественным способом; но всегда, когда оно требовало меня против моей воли, я испытывал ощущение «движения спиной назад в него». При скольженииступни ног, кажется, едва касаются поверхности земли или, как максимум, находятся лишь в нескольких футах над нею.

 

4. Левитация

 

Два других способа передвижения имеют природу левитации, хотя я считаю их очень разными по сути; тот <способ>, который я назвал «левитацией», лёгок и безвреден, тогда как другой метод, который я назвал «реактивным взлётом» [skrying], труден и опасен, – по моему мнению. Храня в уме это отличие, я теперь опишу левитацию. Пожалуйста, запомните, что я рассматриваю только мои собственные опыты, которыепо существу однородны, и что я не хочу обобщать или быть догматичным в своих утверждениях.

 

В отличии от реактивного взлёта, моя левитация не была результатом чисто умственного усилия; там было некое притяжение вниз, аналогичное гравитации, которому приходилось противодействовать машущим [flapping] движением рук; также я не мог подниматься со своим телом строго вертикально. Я всегда обнаруживал, что нужен один и тот же метод: встать прямо, руки по бокам, затем позволить телу наклониться назад, так чтобы оно составило угол примерно шестьдесят градусов с землёй; затем совершать руками мягкие порхательные движения вниз [downward-beating motion]. Таким образом медленно поднимаешься на высоту, скажем, в сто футов; кажущееся гравитационное притяжение теперь намного меньше, и <теперь>есть возможность выйти из положения с наклоном назад, так что больше не продвигаешься ногами вперёд; движения вперёд теперь можно добиться движениями рук, как при плавании брасом, но ноги должны быть неподвижными. Я обнаружил, что с помощью этого метода мне никогда не удавалось подняться на высоту более четырёхсот или пятисот футов (по ощущениям); ибо выше этого я внезапно испытывал сильное возрастание направленного вниз притяжения. Также мне никогда не удавалось «держаться в воздухе» более нескольких минут за один раз. Я обнаружил, что эта левитация очень утомительна; и транс иногда прерывался тем, что казалось эффектом отдачи [реперкуссии] на физическое тело. Различие между этим методом левитации и реактивным взлётом сейчас станет полностью ясным.

 

5. Реактивный взлёт

 

Реактивный взлёт подобен скольжению, только в вертикальном направлении. Здесь нет притяжения направленного вниз, аналогичного гравитации, но только зов тела. Оно совершается чисто умственным усилием, руки полностью пассивны, и оно характеризуется огромной скоростью подъёма.

 

Левитация – мягкое плавание, но при реактивном взлёте несёшься вверх как ракета. Я думаю, будет интересно, если сейчас приведу отрывок из моей записной, в котором идёт речь о моём первом опыте реактивного взлёта.

 

***

(9 июля 1914 г., 9 часов утра – полдень)

 

«Снова вошёл в нужное состояние транса (только что вернувшись из астрального путешествия), полностью осознавая, что я в нём. Покинул своё физическое тело (феномены как прежде) и вышел в сад. Затем я решил предпринять свою первую попытку реактивного взлёта, или восхождения сквозь планы. Я встал прямо, руки по бокам, и, сосредотачивая всю свою силу воли на одном сверхусилии, я пожелал подняться. Результат был воистину поразительным. Мгновенно земля ушла у меня из-под ног, – так мне это показалось из-за внезапности и скорости моего подъёма. Я посмотрел вниз на мой дом; теперь он был не больше спичечного коробка, а улицы выглядели лишь тонкими линиями, отделявшими дома. Затем я заметил, что я перемещаюсь наклонно. Я выпрямил это усилием воли и продолжил подниматься прямо вверх. Вскоре земля скрылась за белыми облаками. Выше, и выше, и выше – скорость постоянно возрастала. Чувство одиночества, которое я испытал, было неописуемым. Выше, и выше, и выше. Моё сознание было совершенным, за исключением одного: я потерял чувство времени. Был ли я вне своего физического тела минуту, или час, или даже день, – я не мог сказать. На меня напали мысли о преждевременном погребении. Выше, и выше, и выше. Чувство одиночества было пугающим; только те, кто имели подобное переживание могут понять, что я чувствовал. Голубое небо постепенно тускнело; но яркость света не уменьшалась, по крайней мере, на заметную величину. Теперь я увидел самое ужасающее явление: от точки в зените стала расходиться последовательность мерцающих, свинцового цвета концентрических кругов света, непрестанно распространяющихся в виде огромной ряби, которая бывает, когда в пруд брошен камень. При виде этого я по-настоящему испугался, но я не потерял самообладания. Понимая, что я почти что достиг предела прочности моей силы, я решил спускаться. Мгновенно весь процесс развернулся <в обратную сторону>; небо снова стало голубым; земля проглядывалась в поле зрения сквозь вуаль курчавых облаков, приближавшихся на встречу моим ногам; и вот я ещё раз прошёл в дом и мягко вошёл в своё физическое тело. Затем я испытал приступ каталепсии и иллюзию, что моя жена обнимает меня, отчаянно пытаясь вернуть меня к жизни. Такие иллюзии (с физической точки зрения) часто испытывались мною в этом состоянии транса перед покиданием своего тела или по возвращении в него. Я прервал транс без большого труда и встал с кровати. Был полдень; так что весь эксперимент (включая предыдущий астральный выход) длился три часа. Я не чувствовал ни слабости, ни плохих последействий. На самом деле у меня было необычное чувство физической свежести и духовного подъёма, которое продлилось весь остаток дня. Солнце и в самом деле ярко светило на протяжении моего опыта, так же было и в моих переживаниях вне тела».

 

***

 

Мне рассказали, что применяя этот метод, есть возможность путешествовать на другие планеты; но что это крайне опасно для исследователя, не находящегося под руководством адепта. В реактивном взлёте я продвинулся не дальше, чем в этом первом эксперименте; ибо моя ответственность за земное вынуждала меня соблюдать некое благоразумие при проведении этих исследований.

 

Перед тем как оставить этот предмет мне хотелось бы заявить, что я с интересом прочёл письмо г-на Нобля Иверсона [Noble Iverson], опубликованное в «Оккультном обозрении». Я надеюсь, что моя статья может оказаться ему полезной.

 

6. Люди

 

В обычных сновидениях и в осознанных сновидениях (в которых я знаю, что я во сне) я встречал и беседовал со всеми классами людей; но всякий раз, когда я проходил в полном сознании через шишковидную дверь [астральные врата], я обнаруживал:

 

  1. Полное отсутствие элементалей [стихийных духов] или других пугающих существ, таких как ужасные твари и капризные животные, которые наблюдаются в астральных адах.
  2. Хотя я могу проходить среди толпы людей, я почти всегда невидим для них. Они не могли видеть меня или слышать мой голос; но они могли чувствовать моё прикосновение, если я нарочно экспериментировал с таким намерением. Но делать это было губительно; ибо вздрагивание, которое они совершали в своём страхе, заставляло также вздрагивать и меня, что имело эффект отдачи на физическое тело и прерывало транс. Однако, если я не сосредотачивал своё внимание на них, я мог проходить сквозь их тела без осознавания с их стороны моего присутствия. Только очень редко я оказывался видимым другому человеку и способным войти в разговор. И в этих исключительных случаях наш разговор был очень непродолжительным; ибо сам процесс речи конфликтовал с моим умственным контролем и транс прерывался. Воля к тому, чтобы оставаться вне тела не должна расслабляться на протяжении всего опыта; если забудешь это хотя бы на мгновенье, дав волю какой-то эмоции или проявив слишком живой интерес к окружающему, тело немедленно предъявит свои права.
  3. В осознанных сновидениях я часто встречался с существами, которые, кажется, были выше меня в духовной степени; но я никогда не встречался с таковыми, будучи в полном сознании на астральном плане после взламывания шишковидной двери. Во всех этих опытах [т.е. после прохода через шишковидную железу] я, кажется, был особенно одиноким, не встречая высший разум и не сталкиваясь с такими же исследователями как я. Это как если бы я функционировал совершенно один на другом плане существования.

 

Я не пытаюсь объяснить эти вещи; я просто записываю их. Но я знаю, что мои опыты были реальными, и что другие смогут подтвердить их, применив метод, данный в моей предыдущей статье. Это совсем не означает, что их опыты будут очень похожими на мой, – ибо, насколько я знаю, я мог находиться под защитой невидимых проводников, несмотря на мою кажущуюся изоляцию, – но я полагаю, что они [т.е. другие исследователи]смогут достаточно близко подойти, чтобы доказать истинность моего отчёта.

 

Я не ясновидящий, не яснослышащий и не являюсь медиумом в бодрствующей жизни; но возможно мой успех в этом исследовании был обусловлен какой-то неизвестной психической ненормальностью. У меня нет причины предполагать, что это так; но если бы это было так, то мой метод оказался бы невозможным для всех тех, кто не обладает необходимым развитием соответствующего психического органа, – быть может шишковидной железы? Теперь я приведу другой отрывок из моей записной.

 

***

(Где-то осенью 1913 г.)

«После полудня, решившись на эксперимент, я лёг на кровать, и мне удалось перейти в состояние транса. Затем я перешёл к покиданию своего тела; ощущалось раздвоенное сознание, до тех пор пока я не вышел из дома (пройдя сквозь закрытые двери); но по достижении улицы я уже не мог чувствовать своё физическое тело, лежащее на кровати. Я прошёлся примерно сто ярдов, явно не замечаемый несколькими людьми вокруг, как вдруг я был подхвачен каким-то сильным потоком и унесён прочь с огромной скоростью. Я остановился на прекрасной, но неизвестной общественной территории. Там, кажется, проходил школьный пикник, ибо там было много детей, одетых в белое, играющих в игры и распивающих чай под деревьями. Также там было несколько взрослых, в частности я заметил одну старую цыганку. Голубоватый дымок поднимался от костров, которые они разожгли, и великолепный янтарный закат отбрасывал мягкое золотистое сияние на эту мирную картину. Я ходил до тех пор, пока не подошёл к каким-то домам из красного кирпича, которые очевидно отмечали границу этой общественной территории в этом направлении. Передняя дверь одного из этих домов была наполовину открыта, так что я вошёл, с любопытством посмотреть, осознают ли жильцы моё вторжение. В конце коридора была лестница, устланная дорогим ковром. Я поднялся по ней. Видя приоткрытую дверь на первой лестничной площадке, я вошёл и оказался в хорошо-меблированной спальне. Молодая дама, одетая в багряного цвета бархат стояла спиной ко мне, улаживая свои волосы перед зеркалом. Я мог видеть сияющее янтарное небо сквозь окно возле туалетного столика, и ярко-каштановые локоны этой девушки отсвечивали красноватыми бликами в этом очаровательном свете. Я заметил, что постельное покрывало имело скомканный вид и что в резервуаре над умывальником была вода.

 

«Ну и дамочка, – подумал я, – ты слишком долго лежала, а сейчас приводишь себя в порядок для чаепития, но разве сейчас обед?»

 

Я не был прочь влезть в её личные дела, так как она возможно не имела существования вне моего ума, и из предыдущих опытов я знал, что вероятность того, что она меня заметит, очень мала. Так случилось, что я стоял прямо у неё за спиной и глядел из-за её плеч в зеркало. Мне захотелось узнать, увижу ли я своё лицо в зеркале. Я стоял так близко к ней, что почувствовал приятный аромат, исходящий от её волос, или, быть может, от только что использованного мыла. В зеркале я мог видеть её лицо – очень красивое, кажется, с серыми глазами – но моего <лица> видно не было.

 

«Ладно, – подумал я, – очевидно, ты не можешь меня видеть. Сможешь ли почувствовать?»

 

И я положил ей на плечо руку. Я отчётливо ощутил нежность её бархатного платья, а затем она неистово вздрогнула – так неистово, что и я в свою очередь тоже вздрогнул. Мгновенно моё тело потянуло меня назад, и я проснулся, моё состояние сразу же пришло в норму: без транса или ощущений оцепенения. Никаких плохих последействий. Западная часть неба была голубой, когда я ложился, но по окончании транса я увидел, что в действительности оно было такого же прекрасного янтарного цвета, как и в моём внетелесном переживании».

 

***

 

К несчастью, я не записал дату этого опыта, хотя сам опыт записал сразу же; но если эта дама действительно существует на физическом плане и ей выпадет шанс прочесть эту статью, – что, боюсь, почти невероятно, – то взамен её свидетельства я предложу самые обильные и покорнейшие извинения.

 

Я чуть выше сказал, что я не встречал никаких элементалей за шишковидной дверью; но я видел некоторых совершенно жутких тварей, находясь в состоянии транса. Вот пример, с которым встретился 6 февраля 1916 года.

 

«Могучие силы, казалось, напрягали атмосферу, и из всех частей комнаты исходили сине-зелёные вспышки света. Затем я увидел омерзительное чудовище – неясный, белый, тонкий, бесформенный призрак со странными выпуклыми заплатами и змееподобными отростками. У него было два огромных круглых глаза подобных шарам, заполненным бледно-голубым огнём, каждый примерно шесть или семь дюймов в диаметре».

 

Но такие вещи, конечно же, полностью безвредны, при условии что можешь совладать с мощным страхом, который они внушают. Тем не менее, опасность для слабого сердца очевидна; ибо шок велик.

 

В предыдущей статье я упомянул, что когда я был вне своего физического тела, я никогда не был способен видеть его лежащим на кровати, хотя форма моей жены была хорошо видна. Иногда я обнаруживал, что тело моей жены также было невидимо, и в этих случаях я встречал её на небольшом расстоянии в стороне, по всей видимости функционирующей в своём астральном носителе. Мы беседовали друг с другом; но по пробуждении она не имела никаких воспоминаний о ночных происшествиях. К несчастью у неё редко бывают яркие воспоминания о её сновидениях. Когда я так встречал её вне тела, она была легко узнаваема, но слегка изменённая на вид, и я замечал тусклую ауру. В нескольких других случаях я видел то, что по-видимому было аурой; но как правило она не заметна у людей, которых я встречал за шишковидными дверями [т.е. после прохождения через шишковидную железу].

 

7. Обстановка

 

В сновидениях, как с осознанием, так и без него, я исследовал различные области астрального плана; так что я могу согласиться (по собственному опыту) со многими подробностями, приводимыми в оккультных работах и в некоторых «автоматических письмах», таких как замечательное Писание Вейля Оуэна[1]. Я мог бы добавить свои собственные замечания к литературе по этому предмету; но в настоящей статье я хочу ограничить себя лишь тем, что я нашёл за шишковидными дверями. Какие же общие характеристики той картины, перед которой предстаёт исследователь, прошедший в полном сознании сквозь этот таинственный внутренний люк? Ответтаков: если не считать божественно очаровательную атмосферу, магическую по своему преображающему качеству, которая может заставить восхищаться даже захудалой паровой машиной, – этот мир за шишковидными вратами удивительно похож на землю. Да, верно, здесь обладаешь расширенными возможностями передвижения и проникновения сквозь кажущиеся твёрдыми предметы, чудесная ясность ума, божественно хорошее самочувствие и чувство силы, – всё это имеется; но окружающая обстановка действительно удивительно похожа на обстановку этого нашего мира, отрывки которой я приводил из моей записной, чтобы это показать. Однако есть такое отличие: астральный двойник города (если это так) выглядит гораздо большим, чем земной город; ибо в добавок к его настоящим строениям и чертам находятся здания, памятники и т.д., которые не имеют настоящего существования на земле. Некоторые из них могли существовать в прошлом, другие же, я предполагаю, являются очень могучими мыслеформами или, возможно, астральными предзнаменованиями грядущих земных зданий. Для непосвящённого это будет звучать очень бессмысленно; но посмотрите на это таким образом: каждое предпринимаемое дело имеет свой гороскоп – ключ к оккультным силам до своего зарождения. Например, если вам удастся установить контакт с психическим следом сил, управляющих Техническим Колледжем города X., то вы можете получить видение новых зданий, которые будет занимать этот институт в 1930 г., – именно это в действительности и делает человек-психометр. Разве не написано давным-давно, что прошлое, настоящее и будущее на самом деле одно? Итак, астральный план – это бесконечная сеть психических следов, и город X., как целое, также имеет свой гороскоп. Я не хочу развивать это представление. Итак, для астрального исследователя город X. будет казаться в одночасье и знакомым, и чужим, – удивительная смесь известного и неизвестного, старинного и нового или ультра-нового; и общим результатом будет то, что астральный город X. будет гораздо большим, чем земной. И насколько свидетельствуют мои опыты, исследователь, совершающий своё энное путешествие в астральный город X., постоянно будет находить одни и те же черты (не существующие на земле), которые озадачили его в его первом приключении. Но есть один момент, который я хочу подчеркнуть: хотя вся картина очень близко напоминает картину земли, здания за шишковидными вратами являются чем-то большим, чем просто зданиями; они – живые существа. Позвольте мне снова процитировать.

 

***

(14 декабря 1913 г.)

«Никого кроме меня на улице не было, хотя был яркий солнечный день, а безоблачное небо было восхитительно бледно-лазурным. Итак, я оказался на огромной площади; передо мной возвышалось колоссальное здание – чудо архитектурной мысли. Грубо говоря, оно было в готическом стиле со множеством кружев и углублений, с несчётным числом маленьких окон и с бесчисленными нишами со статуями. Всё сияло неописуемой гаммой цветов, составленной из тысячи тонких теней и оттенков, в лучах чудесного света. Это здание состояло не просто из кирпича и камня, казалось, оно было живым существом с бессмертной душой; и для меня оно обладало всей привлекательностью любимой женщины. Одно это здание могло воодушевить на написание романа, который можно было бы назвать «Шпиль Славы», заимствуя название из <поэмы> Браунинга «Abt Vogler»».

***

 

Утилитаристы и обыватели насмехаются, когда поэт влюбляется в какое-то красивое здание; это кажется такой глупостью! Но красивое строение – это конкретное выражение на материальном плане красивой идеи, а за идеей может быть ещё более красивое существо, которое её родило. Может ли источник быть «чёрным»? – Да, но за всеми вещами, за Тёмным Ликом и Белым, и во всех вещах существует Одна Высшая Жизнь, Одна Вечная Истина.

 

В этих внетелесных прогулках кажется, что силы восприятия чрезвычайно возросли; и если неодушевлённые предметы кажутся наделёнными жизнью, то как невероятно жив сам исследователь, освобождённый из своей тюрьмы материи! Но это странное качество жизни не делает все астральные дома приятными для глаза и души. Совсем нет. Тем не менее, я никогда не находил за шишковидными вратами ужасных условий и отвратительных форм, как человеческих, так и не-человеческих, которые характерны для астральных адов; не находил я там и огромных музеев, непонятных машин и чудесных, фантастично-прекрасных городов, которые существуют на других астральных уровнях. Как я уже сказал, я хорошо знаком с этими «адами» и «небесами»; но никогда я не исследовал их, находясь в полном сознании во время моего точного состоянии и сил, после того как проталкивал бестелесного «себя» сквозь шишковидные двери. Я мог знать в то время, что я во сне; но есть огромная разница между знанием этого (теоретическим образом) и осознанием этого, между обнаружением себя на астральном плане после провала в сознании и прямого туда перехода из бодрствующей жизни без никакого провала в умственной деятельности. Итак, кажется, что этот мир за шишковидными вратами занимает промежуточное положение между ужасами астральных адов и фантастическими красотами астральных небес; крайности здесь не имеют места; и с учётом тех отличий, о которых мы заметили, он очень близко напоминает нашу землю.

 

Теперь, почему это так? Быть может это так из-за каких-то неизвестных условий, которые ограничивают поле исследования? Или всего лишь из-за того, что представляющиеся мне возможности для исследования были такими немногочисленными? Я не могу ответить на этот вопрос. Для меня это остаётся одной из самых загадочных проблем всего исследования.

 

В астральном мире, – как нам говорят, – свет изменяется в соответствии с уровнем под-плана и духовной степени функционирующих на нём существ; но какое из этих царств составляет предмет моей статьи? День ли там, когда на земле день? Насколько свидетельствуют мои исследования, ответ – да. Я часто замечал, выходя из состояния транса, что «реальное» небо было таким же как и «сновидное» небо, которое я только что покинул, хотя первоначальное небо, наблюдаемое до вхождения в состояние транса, могло быть полностью отличным. Таков мой опыт, связанный со знакомыми мне местами; но иногда, когда место было полностью чуждым, я обнаруживал, что там был день, хотя здесь, в Англии, была ночь. И конечно же, если это неизвестное место окажется где-нибудь в области антиподов, или в пяти или шести часовых поясах от нас, дело будет обстоять именно так. Одной ночью я, по-видимому, достиг какого-то чужого индийского города с толпами местных жителей, хотя было несколько европейцев, – и там был яркий день. Там я увидел один замечательный фонтан: стоящий на коленях слон, вырезанный из чёрного камня, извергающий из своего загнутого назад хобота ливень воды, которая улавливалась белым резервуаром в форме ракушки. Насколько я знаю, я никогда не слышал и не видел картину такого фонтана. Может ли мне кто-нибудь сказать, существует ли такой на земле?

 

8. Заключение

 

В этих двух статьях я попытался рассмотреть очень запутанный предмет, полный тонких отличий; и я могу сказать по правде, что это задание оказалось для меня совсем не лёгким. Это можно было бы сделать гораздо лучше, – я знаю; но, по крайней мере, я старался как мог, несмотря на неудовлетворительный результат, и я искренне надеюсь, что внимательный и терпеливый читатель сможет последовать за мной.

 

В этом отчёте о моём исследовании есть кое-что, имеющее очень реальную ценность для изучающего оккультизм, – я твёрдо в это верю; но я с готовностью допускаю, что мой «шишковидный» символизм может ввести в заблуждение, если будет ошибочно принят буквально, и что я, вероятно, совсем не знаю реальную природу моего открытия. Я использую слово «открытие», потому что для меня это так и есть. Итак, я уклонялся от задачи писать об этом и о разных других оккультных предметах, ибо многие годы это было слишком большой проблемой. Но совсем недавно, когда уже не было сомнений, что «выпал мой номер», я стал жалеть о своём промедлении. Меня мучило чувство «потерянного времени».

 

В конце концов, если я рассказал то немногое, что делал и видел, и если мои такие же малоизвестные братья сделают то же самое, то всё это увеличит массу наличных данных; и затем в один прекрасный день г-н Сообразительный [Mastermind] сможет пойти дальше и обработать эти данные, и рассказать нам, что именно мы делали, что на самом деле всё это означает. Вот почему <я написал> эти статьи.

 

***

 

Примечание:


1. Есть его книга на русском: Вейл Оуэн «Жизнь высших миров».

 


 

Перевод с английского: © Иван Харун, для Теургия.org, 2016 г.

 

 

Back