Home Искусство и Мир Оккультизма Рассказы «Влюбленная людоедка», — Eric Midnight
«Влюбленная людоедка», — Eric Midnight PDF  | Печать |
Искусство и Мир Оккультизма - Проза

 

Влюбленная людоедка

 

В очень темной пещере, по стенам которой были развешаны человеческие косточки, жила Гренделина. Никто не знает точно, когда она появилась на Земле, но ясно, что это случилось задолго до того, как человеческий предок впервые взял в руку палку. Поначалу она питалась исключительно динозаврами и гигантскими насекомыми, затем перешла на мамонтов и рыбу. Но в один ужасный полдень Гренделина зажарила человека за компанию с мамонтом. Очевидно, это произошло случайно.

 

Древняя жительница всего-то убила животное, которое в последствии упало на охотника, тоже имевшего виды на мамонта, и придавило его. Надо ли говорить, что сладкое мясо пришлось Гренделине по вкусу? Думаю, не стоит говорить о таких ужасных и очевидных вещах. А какое любящее себя существо станет переходить с деликатеса на простенькое кушанье? Вот так Гренделина и стала охотиться на людей, утаскивать их к себе в логово и пожирать сладкое мясо! В деревне близ убежища Гренделины жил молодой торговец одеждой по имени Трилль Туруль.

 

Подозрительный и плутоватый типчик. Столько раз он околпачивал честных граждан, вводил их своими мошенническими штуками в ярость, что совершенно непонятно, как постоянно умудрялся оставаться в живых! Наверное, спасала его удивительной красоты наружность, благодаря которой пользовался неизменным успехом у противоположного пола. Женщины всегда заступались за торговца. Не давали супругам, братьям и мужьям зарубить, повесить или сжечь плута на костре. Так и жил, пока не натворил совершеннейшую глупость, за которую его не пожалели даже женщины. Не будем вдаваться в жуткие подробности, а сразу перейдем к тому, что юношу выгнали. Еще точнее проводили его до лесной опушки с вилами и факелами в руках.

 

Совершенно понятно, что после такого инцидента парень уже не мог возвращаться домой. Вынув заботливо засунутую гражданами картошку изо рта и отдышавшись, он поднялся на ноги и пошел, как водится, куда глаза глядят. Бедная Гренделина как раз только что проснулась и чувствовала чудовищный голод. Она вышла из пещеры в поисках пропитания. Трилль брел, понурив голову, по лесной тропинке. Он бурчал под нос далеко не оды в адрес бывших сожителей, нервно похихикивал и пробовал найти что-нибудь съедобное в лесу, так как не ел уже очень давно. К сожалению, трава и сухая кора деревьев не оказалась столь пригодной для употребления.

 

Но что это!

 

Глаза юноши засветились.

Он приметил несколько красных ягодок на кустике. Наклонился, чтобы их сорвать, но тут нечто тяжелое накинулось на него, бросило в мешок, и куда-то потащило. Ощущая невыносимый дискомфорт, Трилль попытался запротестовать, хотел повыть и попинаться, но мощный удар в бок заставил героя одуматься. Он вел себя как образцовая жертва всю дорогу до логова Гренделины. Вслушивался в свист, сопение и рычание чудовища женского рода и готовился к самому худшему. О древнем монстре в деревне знали, и любили рассказывать о нем истории на ночь.

 

Вся штука в том, что ни один из героев такой истории (кроме Гренделины, конечно) в итоге не выживал. Трилль как раз размышлял об этом, когда людоедка вытряхнула его из мешка и поволокла за руки к разделочному столу. - Стойте! Стойте, пожалуйста! - завопила жертва. - Ну что же это творится?! Гениального правителя, надежду всей деревни собираются на паштет пустить! Гренделина взглянула в испуганные глаза "правителя", хрюкнула и продолжила связывать его руки. Очевидно, она не поверила в гениальность своего паштета.

 

- Да-да, и за мной еще придут! Придут, и вы пожалеете! Да вы знаете, сколько раз меня пытались отравить?! Да мой организм сейчас такой гадостью пропитан, что вы просто два грамма моего мяса съедите - вам плохо станет! Вы в монастырь уйдете, больше ни к одному человеку не приблизитесь! Я вам аппетит на всю жизнь испорчу! На древесную кору перейдете! Клянусь! Руку на отсечение даю... То есть... Нет, не дам!

 

Невозмутимая Гренделина посадила связанного торговца в котел с водой и стала перетаскивать это великолепие на костер... Трилль еще хотел что-нибудь выдумать, заорать, закричать что-нибудь, из-за чего чудовищу стыдно станет, из-за чего она одумается, но понял, что подобными трюками Гренделину не пронять...

 

- Ку-у-у-ушать... Кушать... Кушать, кушать... - хрипела кровожадная хозяйка, прыгая по пещере от предвкушения гастрономического счастья... Плут нервно вздохнул и промолвил:

 

- Но позвольте, хозяюшка! Что же вы все об одном: кушать да кушать!

 

Ваши отношения с людьми ведь дальше этого "кушать" не заходили. Вы же нас за живых существ не принимаете! А вы бы меня... полюбили.

 

Гренделина остановилась и внимательно посмотрела на будущий завтрак. Ее лицо было настолько искажено непониманием, что несчастную было даже жалко...

 

- Ну любовь.. Любовь - вы знаете что такое? Не знаете?

 

- Что-то слы-ыша-ала-а... - пробасило чудовище.

 

- Это когда на шабаше...

 

- На шабаше? Нет-нет, не на шабаше. Это всегда и везде, понимаете? Праздник, который всегда с тобой, вот. Человек, который вас никогда не бросит, всегда по головке погладит и всегда посопереживает. А не только... как на шабаше.

 

- Да ну? Ну-ка, ну-ка, как это? Покажи!

 

- Гренделина была явно заинтересована.

 

- Ну, вы меня развяжите для начала, что ли. А то, как же это я вам покажу! - хмыкнул плут.

- А ты деру дашь!

 

- Я?! Деру дам? Да я вас уже всем желудочком сердца люблю!

 

Хозяйка потеребила отвисший до груди подбородок, почесала бок и двинулась к юноше. Вытащила его из котла за плечи и поставила на пол. Выудила из-за пояса нож с длиннущим лезвием и перерезала веревки. При этом Трилль недовольно заметил, что нож Гренделина сунула обратно за пояс.

 

- Ну вот, прекрасно, - он размял шею и руки. - Теперь начнем! Но, - он выразительно посмотрел на Гренделину. - Неужели же вы принимаете меня за такого дурака, который полюбит ну совершенно некрасивую женщину?.. Ну вы, конечно же, не обижайтесь, но внешность у вас, однако, далеко нестандартная. Мне внешность нужна, чтоб еще сильнее вас полюбить.

 

- А разве это так важно для любви? - вылупилось чудовище.

 

- Ну конечно! Это чуть ли не самое главное! Вот, сумеете превратиться в... блондинку с длинными чуть вьющимися волосами, с синими глазами, длинными ресницами, да так, чтобы до бровей доставали. Нос курносенький, губки пухленькие. Ростом метр шестьдесят пять, размер ноги... тридцать пять... размер... Кхм... собственно, в остальном сто тридцать, шестьдесят пять, сто? Гренделина потерла подбородок, один раз крутанулась вокруг своей оси и превратилась точь-в-точь в такую девушку, как описал Трилль. Парень аж на пол сел от восхищения.

 

- Прекрасно! - воскликнул он. - Вот! А теперь давайте знакомиться. Я - Трилль Туруль. А вы?

 

- Гренделина, - грубым голосом проговорила девушка и чарующе улыбнулась. Трилль поморщился.

 

- Стоп-стоп-стоп! А голос? Голос-то! Ну, как я вас полюблю, если у вас такая тональность, будто вы меня живым съесть хотите? Нельзя ли понежнее?

 

- Гренделина, - мелодично пропела хозяйка.

 

- Гренделина! Какое красивое имя! А чем вы занимаетесь обычно, Гренделина?

 

- Ну-у-у... Выискиваю людишек, затаскиваю к себе в логово, решаю, какое блюдо хочу сегодня съесть, разделываю, жарю, парю, мариную...

 

- Огурцы? - стиснув зубы, спросил Трилль. - Зачем огурцы? - пропел ангельский голосок.

 

- Нет! - заорал гость. - Как так можно?! Да я не то, что не полюблю вас - я просто сейчас же пойду и добровольно утоплюсь в ручье! Что вы такое несете?! Скажите, что вышиваете, что плетете... Да хоть с мечом упражняетесь! Это ведь так просто... Нужно заниматься простыми людскими, милыми занятиями... Вот я вам расскажу. Кулинария - чем не достойное дело? Но только обязательно оставьте все эти ваши кровожадности! Никаких человеков, пальцев, глаз маринованных...

 

И он взял Гренделину под руку, повел в лес, проводя инструктаж. И стали они жить - не тужить. Трилль просвещал древнее чудовище по части людских занятий, рассказывал, что как делается. Гренделина внимательно слушала и запоминала все с детальной точностью.

 

Вот уже третий день они общались. Туруль решил написать пособие по любви для нелюдей...

 

- Гренделина! А что, если мне написать пособие по любви для нелюдей? Оно станет бестселлером! Нет, ты можешь себе представить?! Назову....м... назову... "Заведи себе смертного"! Или "Как не помереть со скуки в этом скучном мире"!

 

- Браво-браво-браво, - продекламировала уставшая Гренделина, и вдруг кто-то постучал в стену пещеры. Торговец подскочил и спрятался под лавку.

 

- Кто это? - прошептал он.

 

Хозяйка пожала плечами и пошла встречать гостей. В пещеру впрыгнули три женщины со сморщенными лицами. Одна из них была пухленькой брюнеткой, с множеством бородавок на лице. Вторая - рыжеволосая и худая, с носом-картошкой. А третья - миниатюрная блондинка с пухлыми коричневыми губами. Ее зеленый язык висел на заостренном ухе, а по длинным закрученным спиралью ногтям ездили черные и серебряные колечки. Все трое были одеты в полуистлевшие саваны, а волосы их были спутаны друг с дружкой.

 

- Сиамские близнецы, которые срослись волосами? - испуганно проговорил Трилль из-под стола.

 

- Здравствуй, Гренделина! - хором заговорили гостьи. Их голоса были совершенно разные: одна присвистывала, другая басила, а третья похрюкивала.

 

- Здрасьте, коль черт не шутит! - захихикала Гренделина. - Чё ль проходите, чайку выпейте, подружки.

 

- Да мы бы и рады, да только дела темные отлогательсва не терпят, - заговорили трое.

 

- Мы вот что... принесли тебе гостинцев. Брюнетка порылась в сумке, которая висела у нее на плече и достала бумажный замасленный сверток.

 

- Вотань-ки, держит-ка, милыч! - они захрюкали, засвистели и заржали.

 

- Что-что-что такое? - приняла гостинец Гренделина.

 

- Все что надобно! Желудок летучей мышки, храброе сердце, слюни короля и еще кой-чего новехонького, пригожанькаго. Вотань-ка, спецьально для подруженьки отграбастали в лапоньки! Тяжело он нам дался!

 

- От спасибочка! - улыбнулась хозяйка.

 

- Вот что значит подруженьки-то! Худо было бы мне без ваших подарочков!

 

- Что ты! Что ты, обращайся, милонька! - расплылись они в саблезубых улыбках и захихикали, но тут одна из женщин заметила Трилля.

 

- А чтой-то, гость какой? Али ужин? Гренделина махнула рукой и ответила: - Да вот, учит меня людской любви. То завтраком был, теперь учитель. Но если облажается, то уж вы мой нрав знаете! Не поскуплюсь я на воду для супчика! - прорычала Гренделина.

 

- Ах, любовь людская! - прищурились хитро подружки. - Что-то слышали мы про такое дело... Но ты поосторожней, подруга! Дуреют с этого, говорят! Ни-ни, не шуточки! Осторожней-осторожней! Не боимся мы за тебя, сильна ты, но уж любовь людская - такое дело... Ох, такое дело!

 

И, ни слова не сказав больше, женщины вылетели из пещеры и со свистом понеслись по своим делам!

 

- Ну что, любимчик, вылезай из-под стола! А то взял моду - как гости, так сразу места для него милее нет!

 

- Да-да, конечно, - отдышавшись, вылез из укрытия Трилль Туруль.

 

- А знаешь что, Гренделина? Не хочу я, чтобы ты с этими злобными личностями общалась!

 

- ЧТО?! - взревела Гренделина.

 

- Ну, милочка, сама сказала, что учиться у меня любви хочешь! Так вот, ты теперь должна все мои речи всерьез воспринимать и слушать. Я тебя к этим растрепанным мертвякам ревную, а это тебе не урюк выращивать! Это куда серьезнее! Это - чувства мои! - закончил Трилль и встал в выразительную обиженную позу.

 

- Что еще этому неугомонному в башку взбредет? - пробурчала Гренделина. - Ну ладно, раз говоришь, что любовь - такое счастье, то послушаюсь я тебя. Но знай, что облапошишь - я ж солюшки на супчик из тебя жалеть не буду...

 

- Ну-ну, сколько любви в твоих словах, - прокряхтел гость.

 

- Ну ладно! Давай так: я буду писать книгу и заодно тебе читать, что там пишу. Вот. Начинаю. "Любовь - великое чувство, вырастающее из единения двух душ: душ мужчины и женщины. Об этом самом единении повествуется в очень древней легенде об Яне и Ине. Прекрасная Инь пошла собирать цветы на лугу. Она пела красивую песню, и голос ее был подобен тому свежему весеннему ручейку, что дарует нам спокойствие и безмятежность. Ее песню услышал гулявший неподалеку пастух Ян. Он был так очарован молодой красавицей, что не смог пройти мимо. Ян спросил, как ее зовут и кто она, эта прекрасная девушка. Ланиты Инь налились румянцем. Она рассказала, что ее отец - фермер в деревне Тайзине, несчастная мать погибла при родах, и теперь девушка и ее три брата помогают папе по хозяйству. Ян был сражен красотой Инь и предложил ей создать крепкую дружную семью. Инь была несказанно счастлива. Она пела так прекрасно, как, казалось, не пела никогда раньше. Она плела венки из ромашек и одуванчиков, составляла букет из травинок и нежных незабудок... Ян подошел к ней сзади и нежно приобнял за плечи.

 

"Хороший салат будет из этих одуванчиков и щавеля!" - сказал он.

 

"Салат? - выронила из рук венок Инь, - Но это букет".

 

"Кто сказал, что букет? Я не говорил, что букет. Кто тебе такую глупость сказал? Говорю ж салат - значит будет салат".

 

"Но это букет!"

 

"САЛАТ! Салат, женщина, я сказал салат! Кто в доме хозяин?!"

 

"Я не знаю, кто там в доме хозяин - это решат демократические выборы, но на КУХНЕ хозяйничаю Я! Я, Я, понял ты, ж-ж-ж-животное?!"

 

В общем, в конце концов половину цветов поставили в вазу, а половину пустили на салат. Так и свершилось единение двух душ. Что делают с любимым человеком? Любимому человеку дарят звезды, луну с неба, сладкое, цветы. С любимыми очень приятно проводить время. Вся душа тянется к родному существу. Когда любишь, не замечаешь ничего. Ничто для тебя не важно. Любовь - как безумие! Ты теряешь голову! Тебе все равно, что делает твоя вторая половина - пусть даже что-нибудь очень нехорошее, все равно видишь в ней только хорошее. Любовь - это прощение".

 

Кстати, я что-то есть хочу... Не почистишь мне морковки? М-м-м, спасибо... Эй! Гренделина! Тьфу! Я же не ем пальцы!!! О-о-о, я сейчас умру от ужаса!!! - Трилль выронил из рук палец и заревел в полный голос.

 

- Ой, извини, опять перепутала.

 

- Извини?! Да я теперь себя уважать не имею права! Да ты знаешь ли, что такой кошмар и в ночном кошмаре не приснится, потому что это слишком кошмарно!? Сколько, сколько раз я тебе повторял, что не ем той гадости, которую ты ешь?! О, я несчастный! Нет, ты меня не понимаешь! Ты меня никогда не понимала и никогда не поймешь! Я - несчастнейший человек во всей вселенной! Я хочу у-ме-реть! Гренделина призадумалась и неуклюже погладила Трилля по голове.

 

- Ну не хныч, ну не хныч, любимый! Я ведь не нарочно. Я не хотела, чтобы тебе было плохо.

 

- Конечно-конечно! Не ври мне! Ты только смерти моей хочешь и совсем меня не любишь! Гренделина тут же в конец усовестилась и начистила целое ведро моркови.

 

- Пойдем в сад, Трилльчик? - позвала она. Туруль что-то забурчал, но последовал за хозяйкой. Гренделина поставила ведро на траву и легла рядом с ним. Трилль лег по другую сторону ведра и тут же принялся за его содержимое. Была лунная свежая ночь. Цикады пели серенады, ночные птицы выводили свои трели. На небе рассыпались сотни звезд, и в центре их сияла царевна луна...

 

- Турульчик, а расскажи мне еще о любви?

 

- Ну, любимая, любовь - такое прекрасно чувство... Когда любишь - не замечаешь ничего, - вдохновенно начал торговец.

 

- Она - как мешок, хлопнувший по голове. Вот хлопнет - и ты без ума. Ходишь будто во сне. Ничего не видишь, ничего не замечаешь! И люди говорят тебе: "Да ты что! Ты посмотри на себя! Такой рассеянный, неуклюжий, людей сбиваешь, на лошадей и дома натыкаешься. Да ты влюбился!" Влюбленный сохнет по своей половине. И горе тому, чья любовь - неразделенная! Такой человек готов что угодно с собой сделать. Вплоть до того, чтобы покончить жизнь самоубийством! Но самое главное то, что любимый человек - это не собственность. То есть даже если твоя половина разлюбила тебя и ушла к другому - ты будешь за нее счастлив.

 

- То есть как же это? - изумилась Гренделина. - То есть то же самое, что моя посуда уйдет к кому-то, и я буду за нее счастлива?!

 

- Ну, не совсем так, любимая. Твоя посуда не обладает разумом. - Моя-то посуда?! Ха! Если бы!.. Такие штукенции порой шпарит-плетет, что даже я понять не могу! О каких-то относительностях и концах света рассуждает...

 

- Ну ладно, но ты же ее не любишь? А вот за любимого ты будешь счастлива, если он уйдет, потому что он будет счастлив. Так что вот как. Эй, а откуда это так чем-то несет? - поморщился Туруль, доедая последнюю морковку. - Это? Мусорное ведро в пещере, - мечтательным голосом проговорила хозяйка.

 

- А чья сегодня очередь мусор выносить?

 

- Моя.

 

- Так что же?!

 

- Но ведь вчера была твоя очередь, монстрик, и я опять же за тебя вынесла.

 

- Ты что, не видишь, что я не в духе сегодня?! Господи! Да у меня все из рук валится, депрессия полнейшая, да еще и ты со своими пальцами! Тьфу! Ой... Ой, как мне плохо!

 

- Трилль поморщился и застонал. - Что-то бочок заболел, любимая... Ой, плохо мне! Ой все, умру насмерть!... Ох... Ох, отхожу уже, кажется!... Ааааа!...

 

Гренделина подскочила и понеслась в пещеру. Вылетела из нее с огромным ведрищем и понесла его в чащу. Вернулась через минуту запыхавшаяся и погладила возлюбленного по голове.

 

- Ну, а теперь тебе лучше?

 

- Гораздо. Гораздо лучше, любимая, - слабо улыбнулся он. - Но я все еще чувствую невыносимую слабость. Не могла бы ты меня отнести в пещеру на кровать? Пожа-а-алуйста..... Гренделина подхватила его на руки и внесла в пещеру. Положила в каменную кровать, на которой лежали звериные шкуры, и укрыла Трилля старым тряпьем. В этот момент в пещеру влетели хозяйкины подружки.

 

- А-а-а, Гренделина! Рады тебя видеть! - растянулись они в улыбке.

 

- Тссс! Тихо! Ну-ка выметайтесь отсюда! Трилль Туруль спит, а я его сон охраняю! И вообще не надобно мне с вами разговаривать! - поставила она руки в боки.

 

- Почему? - потупились женщины в саванах.

 

- Да потому! Потому - не нужны вы мне! Все, убирайтесь! - и подруга стала делать пассы руками в сторону выхода из логова. Подружки пошептались и, лукаво прищурившись, позвали Гренделину:

 

- А ну-ка, пойдем выйдем - разговор есть.

 

- Ну что, что вам еще надобно?! - рычала хозяйка.

 

- А ты в позы-то не вставай, а подруг послухай. Слыхали мы про такую любовь людскую - специально справочки-то наводили. Дуреет брат наш (как и ихний) от любви. Совсем дурнем становится. Но да это еще ладно! Не велика беда - многие всю жизнь дурные. Любовь - дурь облагораживающая. Но если чуловек-то хороший, половина-то твоя, - то да, эт хорошо, а так - один вред, ничаго хорошего! - фыркнули они. - И ты дуреешь!

 

- ЧТО?! Я-ТО?!

 

- Да-да, ты-то! Что тебе любимчик наказал? Наверняка от нас отворотил! Знаем-знаем мы таких... эгоисты называются. И вообще дурно ты себя ведешь, подружка! Вот уж точно "подружка", как у людей. Подружка, она знаешь чего? Дружит с женщынами, пока друга-то себе не найдет-мужчину. То есть, почитай, "до др'ужка". А как друга-то найдет, так и подруги ей становятся не нужны! Или вот еще, послушай-ка: общаются подружки людские так: как по ягоду, по грибы с лукошком ходят вместе, так и по друга ходят. Угу, охотятся за этими другами, как и мы. Находят друга, бросают в лукошко, а потом и разбегаются, так как "подруги". Так и ты с нами! Нехорошо-нехорошо, Гренделина! Мы ведь и обидеться можем. А помнишь, как много друг другу хорошего сделали? Как друг с дружкой веселились? Нехорошо друзей-то бросать, ох как нехорошо. - И все трое насупились.

 

По щеке Гренделины скатилась слеза. Ее руки напряглись, кисти сжались в кулаки. Она завыла! Осатанелая, влетела в логово, скинула с Трилля накиданное шмотье и схватила его за шею. Туруль в ужасе закричал и вытаращил глаза. - Вот что, любимый! Слова ты дельные говорил, да только дела твои со словами расходятся! Не достоин ты любви моей! Обманул, раскудрявил! А теперь и раздраконил... - зарычала Гренделина. Глаза ее покраснели, а тело стало прежним. - Я не съем тебя, - пробасила она. - И спасибо за науку - научил уж, но отныне чтоб больше тебя в моих владениях не было! Понял, эгоистюга?! Она сплюнула, набрала в горло побольше воздуха и закричала так, что ветер поднялся, подхватил незадачливого плута и унес куда-то далеко-далеко, да так, что больше Гренделина никогда его и не видела. С того дня она изменила уклад жизни. Не ела боле людей. Нашла хорошего мужчину, с которым и зажила счастливо, но и про подружек не забывала - все также любила их. И, найдя свое счастье, про других людей подумала. Помогала истинным влюбленным, наказывала лицемеров да плутов. Так-то!

 

 


 

(c) Eric Midnight, Teurgia.Org

 

 

Back