Home Искусство и Мир Оккультизма Оккультная мифология «Месопотамский Пандемониум» — Франц Виггерман
«Месопотамский Пандемониум» — Франц Виггерман
Искусство и Мир Оккультизма - Оккультная мифология

 

Месопотамский Пандемониум

 

Франц А. М. Виггерман

 

За свою долгую историю цивилизация Месопотамии произвела более трех тысяч богов и значительное меньшее число чудовищ, мудрецов, духов и демонов, которые, вкупе с личными оберегающими божествами, бессчетными душами умерших и демонизированными ведьмами, определяли сверхъестественную сферу месопотамской мысли. Черты, отличающие злых сущностей от богов и друг от друга, как и мифологии, в которых они действуют, будут оцениваться здесь на основе доступных источников сведений двух типов: литературных и изобразительных.

 

Литературная традиция начинается в середине третьего тысячелетия до нашей эры и угасает в ранние года христианской эпохи, вместе с системой клинописи. В первом тысячелетии до н. э. интересующий нас материал становится обильным и подробным, но в то же время противоречивым и путанным, потому как новые идеи, облаченные в традиционные формы, с трудом отличимы от старых, сохраненных в антикварных целях. Первые изобразительные свидетельства появляются предположительно раньше литературных и выигрывают перед ними благодаря возможности более точной датировки, однако характеризуются неопределенностью содержания, и потому их сложнее расшифровывать. В месопотамском искусстве редко встречаются подписи, и идентификация типов и сцен по большей части основывается на косвенных соответствиях между различными образцами изобразительных и письменных свидетельств.

 

В действительности, оригинальные описания изобразительных типов и художественных работ все же существуют, но, как правило, лишь в случае особенных работ, а потому малопригодны для характеристики обычных. Стандартный Вавилонский Göttertypentext1 содержит описания 27 изображений богов и духов, которые, по всей видимости, некогда покрывали стены храма в касситском Вавилоне; в новоассирийском произведении «Видение Преисподней»2 рассматривается подземный мир с его обитателями, каковым он явился во сне ассирийскому принцу: Нергал, его жена и их главные придворные, а также пятнадцать гибридных чиновников подземного царства меньшего ранга, «богов/духов» (ilānu) на службе у Нергала. Ни одно из изображений обоих этих текстов как таковое не было найдено среди памятников изобразительного искусства, но детали одежды, атрибутики и внешности могут быть действительными.

 

 

Пантеон: божественный порядок и его соблюдение

 

Пантеон из более чем трех тысяч богов кажется слишком большим, чтобы содержать в себе только уникальных, четко определенных природных и культурных деятелей, и фактически его состав и не является таковым. Самые важные сферы ответственности сосредотачивались в руках относительно небольшого и стабильного основного пантеона, состоящего приблизительно из одного-двух десятков природных божеств, которые в тексте упоминаются как семь или двенадцать «Великих Богов». Эти несколько великих богов, «определяющие судьбу», формируют всеохватывающий национальный пантеон, в то время как меньшие боги, «боги земли», возглавляют местные городские пантеоны или служат придворными великих богов, выполняя особые функции: супруг, ребенок, визирь, герольд, представитель, посланник, констебль, певец, трон, оружие, корабль или арфа. Особое место занимает малая группа «мертвых» или «плененных» богов, первобытных предков Энлиля, которые после сотворения современного космоса была сосланы в подземный мир, где порой служат привратниками.

 

В искусстве великие боги изображались антропоморфными, тогда как младшие боги могли быть  представлены в образах гибридов, животных или персонифицированных объектов. С течением времени, эти и другие неантропоморфные элементы (такие как солнечный диск, звезда или серп луны) превратились в символы, заменяющие все более далеких антропоморфных богов (рис. 1).

 

 Боги Месопотамии

Рис. 1: Изображения некоторых ранних антропоморфных Великих богов и позднее заменившие их символы. Рисунок Ф. А. М. Виггермана

 

В повседневной жизни Месопотамии родовые связи каждого индивида определяли его положение в обществе, что распространялось и на сверхъестественный мир: отношения между богами, Чудовищами, Мудрецами, демонами и людьми устанавливались на основе их происхождения, то есть космогонии. Месопотамская космогония была приведена к единому стандарту лишь в конце второго тысячелетия, в мифе о сотворении мира «Энума элиш» («Enūma Eliš»), когда Энлиль, бог старого религиозного центра Ниппур, был заменен Мардуком, богом современной столицы Вавилон. Ранняя версия мифа, подвергшаяся обновлению в «Энума элиш», стала доступна только в виде списка предшественников Энлиля, который использовался в ежегодном ритуале оплакивания мертвых богов первобытной эпохи. В различных вариантах этот список появляется в словарных текстах, перечнях богов и заклинаниях начиная с третьего тысячелетия. Опираясь на фрагментарные сведения, извлеченные из других различных текстов, данную космогонию можно обобщить следующим образом: первичный океан, Намма, дает начало сущности по имени Ан-Ки, пока что неразделенному «Небу-Земле»; «Небо-Земля» каким-то образом становится способным к порождению и порождает пару из мужской и женской сущностей, Энки и Нинки, «Господина и Госпожу Землю», представителей первого из цепочки семи, четырнадцати или двадцати одного поколений, завершающейся «Господином и Госпожой Дукуг», персонифицированным и порождающим «Святым Холмом» Дукуг, на котором и которым был рожден Энлиль, «Господин Воздух». Сама природа Энлиля, обожествленного воздуха или эфира, была такова, что он разделил Небо и Землю, дав бытие современному космосу, и сделался первым и верховным богом существующего ныне жизненного пространства. Далее родились главные и меньшие боги и заселили землю, которая, однако, была еще не завершена: предстояло выкопать русла рек и построить дома для богов-предводителей, в частности для Энлиля. Спустя некоторое время, «боги-рабочие» (dalla-meš / allû)3 пресытились своим тяжелым трудом и взбунтовались. Чтобы облегчить им жизнь, Энлиль повелел создать заместителя, человека, на которого с этих пор была переложена тяжелая работа. Человек был сотворен из глины, смешанной с кровью казненного лидера восстания, названного именем Алла или [В]елла (рис. 2).

 

Таким образом, космогония устанавливает отношения власти и подчинения между жителями космоса: национальные великие боги, в частности Энлиль, принимают решения (n a m t a r) и правят; поместные младшие боги мирно служат и следуют указаниям центра; и наконец, человек предстает в качестве средства разрешения трудового конфликта прошлого между двумя группами богов и, как таковой, может использоваться для помощи обоим, по крайней мере, пока его службой довольны. За выполнением решений Энлиля следят духи подземного царства или служащие ему боги: namtaru «Решение, Судьба», его сын, является визирем Эрешкигаль, правительницы подземного царства; жена namtaru зовется просто namtartu (женская персонификация судьбы), или, в более старых текстах, duš-bi-sa «Его ужас - благо», выражение законности должности namtaru; mūtu «смерть» - «господин человека»; bibbu «(дикая кошка?, представляющая) мор» - «мясник (tābiu) подземного царства»; другие служители смерти работают в группах, gallû «констебли», rābiu «представители» и ūmu «дневные демоны», ревущие манифестации плохих новостей. Иерархия власти в космосе отражает таковую в реальной политике Месопотамии: верховный правитель принимает неприятные решения в отдаленном центре; местная знать эксплуатирует крестьян; а полунезависимая гражданская служба следит за исполнением постановлений, что помогает сохранять незыблемость иерархии, контроль со стороны правителя, комфорт местной знати и подчиненность крестьян.

 

На земле, в домах человека, полунезависимые сверхъестественные блюстители порядка нагоняют ужас и, хотя и следуют приказам, поступающим из законного источника, могут являться злыми демонами. Даже сам Энлиль и его дворец Экур, «Дом-Гора», руководитель и источник смертоносных сил соответственно, могут принимать демонические черты.

 Месопотамская космогония

Рис. 2: Энлиль, работающие боги и создание человека

На этой аккадской печати конца третьего тысячелетия изображены детали более раннего космогонического мифа. Большая фигура в центре просто стоит, воздевая руки к небесам; ее головной убор, рогатая корона, указывает на статус бога, и, как следует из остальной сцены, по всей видимости, это сам Энлиль, поддерживающий разделенность Неба и Земли. Справа изображены боги, занятые постройкой здания, очевидно, храма Энлиля в Ниппуре. Учитывая, что таскание корзин и строительство домов для богов было именно той работой, ради которой был создан человек, тот факт, что на печати ею занимаются боги, точно и неоспоримо относит эту сцену к ранним дням существования космоса, еще до сотворения человека. Слева, как мы можем заключить, великий бог казнит меньшего, лидера мятежа (по имени Алла), а в отдалении у подножия здания еще одно божество что-то смешивает, вероятно, глину и кровь Аллы для создания человека. (По книге «Ladders to Heaven», Muscarella (ed.))

 

За исключением namtaru, чья форма не описывается, квази-демонические служители подземного царства в новоассирийском «Видении Преисподней» представлены в обликах гибридов; информация о внешности этих существ в более ранних источниках практически отсутствует.4

 

«Namtaru «Судьба» оказывает честь своим гостям, с кинжалом в правой руке и волосами человека, коему надлежит быть убитым, в левой; namtartu «Судьба» (слово namtaru в форме женского рода), его супруга, имеет главу грифа, а руки и ноги человека; mūtu «Смерть» имеет главу змеи-дракона, руки человека, а ноги [...]; šēdu lemnu «Злой Джинн» имеет голову и руки человеческие, тиару, когти орла, а его левая ступня [опирается] на животное-kušū, что стоит на задних ногах; alluhappu «(Охотничья) Сеть» имеет голову льва и четыре человеческие руки и ноги; mukīl rēš lemutti «Служитель Зла» имеет птичью главу, раскрытые и хлопающие крылья, руки и ноги человеческие; umu -tabal «Убегай быстро», перевозчик, наделен главой anzû, четырьмя руками и ногами [...]; eemmu «Призрак» имеет голову быка и четыре руки и ноги человека; utukku lemnu «Злой Дух» имеет львиную главу и руки и ноги anzû; šulak, повсюду известный как демон, таящийся в уборных, это лев, стоящий на задних лапах; māmītu «Клятва» имеет козлиную голову и человеческие руки и ноги; bedu «Открывающий», привратник, имеет львиную голову, человеческие руки и птичьи ноги; mimma lemnu «Что-либо Злое» имеет две головы, одну львиную и одну [...]; mura, его две передние ноги – как у птицы, а одна задняя – как у быка; два бога, чьи имена неизвестны пророку, у одного из них голова, руки и ноги anzû, а в левой руке [...]; второй имеет голову человека, тиару, и держит булаву (или жезл) в правой руке, а в левой руке [...]».

 

В Göttertypentext приводится описание одного жителя подземного мира, тоже гибрида: amma[kurkur], женщина-привратник богини Эрешкигаль, совмещает в своем облике черты обезьяны, газели, рыбы, овцы, собаки и человека.

 

 

{Продолжение следует}

 

 

Примечания

 

1.  F. Köcher, Der babylonische Göttertypentext, in «Mitteilungen des Instituts für Orientforschung» 1(1953), pp. 57-107.

2.  A. Livingstone, The Underworld Vision of an Assyrian Prince, in «State Archives of Assyria» 3(1989), pp. 68-76.

3.  Этот коллектив появляется в двуязычном космогоническом мифе и в Utukku Lemnūtu 4:67, где злые духи называются их отпрысками (dumu dalla-la-a-meš / mar al-le-e).

4.  На лире из Царских гробниц в Уре подземный мир представлен как инверсия обычного мира, с ослом, поющим и играющим на арфе, и львом (мясником преисподней), подающим еду на банкете. Хтонические боги подземного царства, такие как Ниназу, Тишпак, Нингишзида и Иштаран, сопровождались ядовитыми змееподобными гибридами, и сами могли иметь частично звероподобный облик. Боги преисподней могли быть лысыми или носить плоскую шапку вместо рогатой короны. 

 


 

Перевод: © Вирр Арафель, для Teurgia.Org, 2016

 

 

 

Back