«Подлец?», — Eric Midnight
Искусство и Мир Оккультизма - Проза

"Подлец?"



I


Всю свою сознательную жизнь я умудряюсь во что-нибудь вляпываться. Но на этот раз я превзошел самого себя! Подумать только, и какой вред может причинить простой эротический сон? Ведь все, что происходит там с тобой, остается тайной за семью печатями для других (если ты сам кому-нибудь не расскажешь), а что до твоего новоиспеченного партнера, спетого из грез, так перед ним у тебя нет никаких обязательств! По крайней мере, так должно быть. Но эта пышногрудая дамочка с длинными каштановыми волосами и в пленительных бардовых шелках поставила в моей жизни все с ног на голову. Заявилась через неделю после того, как мы… э…понятно, чем занимались, и стала предъявлять мне претензии, тыча длинным когтем в мой нос:


- Ага-а! Попользовался мною и бросил, подлец?! Даже ушел не попрощавшись! Думал, не найду я тебя, да?! Думал, что все тебе сойдет с рук, как и всем этим мерзавцам из вашего мира?! Ну нет уж, теперь ты у меня и пеленки стирать будешь, и колыбельные петь, и моей маме мебель в квартире переставлять!
- П-постой, - замахал руками я. – Какие пеленки?! Это какое-то недоразумение!
- Не смей моего ребенка недоразумением называть! – И она залепила мне звонкую пощечину.
- Ребенка?! – Мне стало дурновато, и я с трудом удержался на ногах, чтобы не упасть.
- Когда ты внезапно исчез, я сразу поняла, что ты из этих, - злобно бубнила она себе под нос. – Чужеземцы… Туристы! Думаете, что, раз не у себя дома, то и вести себя можно безобразно! Чтоб  завтра же женился на мне, ты понял?!
- Подожди, но это же невозможно! – отчаянно возопил я. – Ты – плод моего воображения, какие у меня могут быть обязательства перед тобой?
- А даже если и так, - хмыкнула она, - это что, дает тебе право быть аморальным? Тираном?! Захотел – затащил в постель, захотел – бросил? Даже в своем воображении нужно оставаться приличным человеком!


- Это кто еще кого затащил в постель! – всплеснул руками я. – Позволь тебе напомнить, что я был космическим путешественником, остановившимся в причудливой гостинице, вырубленной из каменной горы. Ты пришла ко мне в номер. Я решил, что нам нужно завязать с тобой беседу, и стал рассказывать о своих планах написать книгу про мальчика, который ушел от родителей, приняв решение стать самостоятельным. Но ты не слушала меня, нет! Ты обняла меня и подвела к кровати. Я спросил, сколько стоит день в этой гостинице, и ты ответила: «72 рубля». Я испугался, ведь у меня не было таких денег, но ты успокоила меня, сказав, что вы дикари, и что понятие денег для вас совершенно чуждо. И тут, единственно по твоей инициативе, мы оказались на кровати под одеялом! Так что, если ты задаешься вопросом «Кто кого совратил?», так я могу решительно заявить, что это была ты!..


- Ну и что? Ты же согласился, - надменно посмотрела на меня она.
- Что?! – опешил я. – О чем ты говоришь! Я не мог согласиться, потому что был безволен и подчинялся сценарию сна!
- Молодому человеку угодно получить заключение экспертов о его сознательности во время любовного соития с вышеобозначенной барышней? – невозмутимо парировала девушка. – А то ведь могу показать. У меня есть.
- Ну хорошо, может быть, я и был в сознании, но я ведь не знал, что все это серьезно, и что мне придется…
- Незнание закона не освобождает от ответственности!
Я пытался возразить еще что-нибудь, несколько раз открывал рот, но ничего путного не приходило на ум. В голове крутилась единственная фраза: «Черт побери черт побери черт побери…»
- В общем, все ясно. Завтра мы поженимся с тобою, милый, и все будет расчудесно, - с теплой улыбкой на лице она похлопала меня по руке.


Я судорожно вздохнул, зажмурил глаза, и, когда вновь открыл их, то обнаружил, что нахожусь в своей обычной комнате обычного материального мира…


II


- Сали! Сали, ты должен спасти меня, умоляю! Мне всего лишь восемнадцать лет, и я не хочу жениться, и уж тем более нянчить детей!
- А чего ты хотел? За все сотворенные некогда глупости приходится брать на себя ответственность, - философски пожал плечами он.
Мой лучший друг Салиэль, воплощение элегантности и самолюбования, сидел в кресле, обитом зеленым бархатом, сложив ноги на низенький пуфик того же цвета, что и кресло, да и большинство вещей в этой крохотной комнатушке. По стенам, обклеенным изумрудными благородными обоями, были развешаны впечатляющие своей необычностью картины в стиле импрессионизма. А рядом с массивным письменным столом стояли ровным рядом три громады-шкафа, заполненные  книгами. Надо сказать, что роль полок здесь исполняли посеребренные руки, каждая из которых держала по одному кодексу.


- Но я же не знал, что все это настолько серьезно!!! – всплеснул руками я. – Прошу тебя, ну помоги! Ты же маг и волшебник!
- Твоя основная беда, Клоу, - тяжело вздохнул друг, - в том, что ты научился сохранять сознание, находясь во сне. Знаю-знаю, это твоя давняя мечта, и ничего тут не попишешь, ведь ты уже достиг совершенства в этом деле. А это значит, что отныне ты не невинный ягненок, марионетка в руках Гипноса. Ты – опытный онейронафт, и за все свои прегрешения должен понести кару, которую заслуживаешь, - Сали развел руками, и вдруг блаженно улыбнулся, - Обязательно пригласи меня на свадьбу.
- Ну ты и подлец! – вскочил я со стула и сложил руки на груди. – Даже видеть тебя теперь не желаю!
- И в чем же заключается моя подлость, дорогой друг? – все так же спокойно улыбался он. – Неужели в том, что я исполнил твою мечту и научил быть осознанным во сне?
- Да!.. То есть нет! То есть ты не предупредил меня, что мне однажды придется поплатиться за ту свободу, которую ты даровал мне!


- Клоу, твой случай до необыкновения редкостный. Дело в том, что мне ни разу не доводилось встречать таких дамочек из сновидений, которые вновь находили своих случайных любовников и потом заставляли их на себе жениться. Ты первый. Поздравляю, - сдержанно и изящно рассмеялся он. – Позволь, я задам тебе вопрос на засыпку. Что бы ты делал, если бы какая-нибудь девушка понесла от тебя в реальном мире?
- Конечно же, женился!
- Вот, то-то и оно. В реальности многие из нас соблюдают правила приличия, потому что боятся осуждения со стороны общества. А во сне нам кого бояться? Мы думаем, что там никого нет (хотя это и неправда), и поэтому позволяем себе вести себя как полные подлецы. Мой знакомый онейронафт, отец идеального семейства, вполне может оказаться педофилом в своих сновидениях, а то и некрофилом, чем черт не шутит? Мальчик-отличник, добряк и скромник, переводящий бабушек через дорогу, возможно, сжигает тех же старушек заживо, будучи спящим. А тихая мирная учительница музыки запросто может вести себя в мире снов совсем как распоследняя грязная проститутка, прости господи. Все это – тайные желания, которым мы позволяем воплощаться из грезовой материи, только и всего. Хочу заметить вам, друг мой, что безнаказанность осознанных сновидений здорово развращает, - подмигнул Салиэль и уставился в потолок.


- Тем не менее, - после небольшой паузы спокойно начал я, - Все это  не более чем моя фантазия. И люди, и предметы, и события…
- Да-да-да, верно, - загадочно улыбнулся этот садюга.
- Так почему же все развивается в мире моих фантазий совсем не так, как того бы хотелось мне?!..
- Полагаю, Клоу, дело в том, что твоя душа не вынесла этой двойственности в поведении и взбунтовалась против подлости, которую ты скрываешь в этом мире, и так охотно проявляешь в сновидениях. Твоя сущность находится в разладе с твоим поведением. Другими словами, тебя просто замучила совесть. Но, кстати говоря, это легко исправить…
- Как?! Скажи, пожалуйста, скажи! – я бухнулся перед ним на колени, схватил его за руку и прижал ее к своему лицу, тут же ставшему мокрым от слез.
- Не знаю, - лениво отозвался он. – Но, помнится, еще моя покойная маменька-самоубийца говорила, что безвыходных ситуаций не бывает… Могу тебе посоветовать только одно: разберись, показная ли твоя порядочность, или истинная.


III


…Можно себе представить реакцию моей мамы на подобную новость: «Мамочка, я переспал с одной девушкой из сновидения, и теперь у нас будет ребенок. Я обязательно научу тебя проникать в чужие сны, и тогда ты точно попадешь к нам на свадьбу». Возможно, она в тот же день сдаст меня в психушку, и уж там-то меня, без сомнения, вылечат. Вылечат от осознанных сновидений, от буйной фантазии и от совести, на что я очень надеюсь. А пока единственное, на что я могу рассчитывать, это кофе и энергетики, которые отсрочат мой час попадания в мир грез. О, я могу продержаться достаточно долго. Дня три, пожалуй, а уж за такое-то время гениальная идея о том, как выбраться из этой неприятной ситуации, разумеется, меня посетит.


Вообще, что такое сон? Это твое эмоциональное состояние. Если я всего боюсь, то на меня обязательно будут накидывать всякие неприятные монстры. Но стоит только взять себя в руки и расслабиться, как все пойдет в ключе, который тебе нравится. Мне часто приходилось проверять эту теорию на практике. А что нужно сделать, чтобы совесть сдала свои позиции, и наконец отлепилась от тебя? Полагаю, гнуть свою аморальную линию, не обращая внимания на писки-визги всяких там дамочек, которых ты, видите ли, подло обманул! Да и что это такое, в самом деле?! Это мой мир, и я могу с ним делать все, что захочу! А эти глупые фантазии, что его населяют, обязаны безропотно подчиняться мне! Они ведь все равно ничего не чувствуют! Да, я хочу быть тираном в моем мире и творить свой произвол! У меня же есть власть, и я буду распоряжаться ею по собственному изволению!.. Да они же неживые! Чего там бояться их обидеть, убить случайно?.. Вот возьму в следующий раз и сварю эту новоявленную невесту заживо, ведь это мое право, право хозяина мира грез!
Все, хватит, я иду спать.


IV


- Ну здравствуй, милый, - красавица-невеста раскрыла свои объятия и кинулась мне на шею.
- Здравствуй, милая, - радушно растянул губы я и ответил на ее поцелуй.
Девушка внезапно выпучила глаза и истерически замычала. Кровь с ее губ потекла по великолепному бардовому платью.
- Сюрприз, - сладко улыбнулся я и впился клыками в ее шею.
- Подлец! Подлец! – верещала она. – Я мать твоего ребенка!
- Да нет никакого ребенка, - равнодушно покачал головой я. – И тебя, кстати, тоже нет.
Мгновение, и ее контур начал преобразовываться в контур чайника, который тут же стал черным. В моей руке появилась кружка, и я налил в нее немного крови, которую с удовольствием выпил за успешное исполнение желания.


V


Немыслимо! Она вернулась! И обозлилась, кажется, еще сильнее! Я пытался переехать ее танком, посылал на нее атомную бомбу, заставил биться с армией роботов, связал лианами и пустил на дно океана, замуровал в стене, сочинял оскорбительные песенки про нее, чтобы она лопнула от стыда, выдумал множество новых ругательств, но ни одно из них не смутило ее! Она все равно выживала, что бы я с ней ни делал, и угрожающе рычала: «Ты все равно-о будешь моим му-ужем!!!» На протяжении четырех дней я пытался совладать с ней, но все тщетно! Эта фурия вышла из-под моего контроля, и я абсолютно бессилен против нее! Осталось одно средство: не спать! Да, пусть я сойду с ума, но ни за что, - слышите?! – ни за что не женюсь на какой-то горгоне медузе в свои молодые восемнадцать лет! Да я лучше слопаю все ее чертово шелковое платье и подавлюсь его рукавами, чем пойду с ней под венец! У меня нет никаких обязательств перед моими фантазиями, понятно?! Ты слышишь меня, бескрылая гарпия?! Я ни за что тебе не сдамся, или я не Клоу Необычайный! Да, ты захватила мою страну, но надо мной, ее королем, у тебя нет власти! Вот так!


- Ну чего ты разорался? – раздался скучающий голос позади меня.
- А-а! – Я шмякнулся со стула и испуганно уставился на самую большую невидаль, которая мне когда-либо попадалась в жизни.
На ярко-красном диване, положив ногу на ногу и накручивая на длинный палец локон каштановых волос, сидело это отродье ехидны и очаровательно скалилось.
- Почему ты… здесь? – расплакался я и закрыл лицо ладонями.
- Ну что ты, милый, перестань, - заботливо проворковала гостья, и я почувствовал, что ее руки приобняли меня. – Я – обычная галлюцинация. Ты так долго не появлялся в своем мире грез, что сам мир грез пришел навестить тебя.
- Это больше не мой мир! – обреченно всхлипнул я.
- Ну  что ты такое говоришь? Разумеется, он твой, - ласково возразила девушка. – Скажи, ну разве можно так измываться над собой? Не спал уже три дня! Конечно, я обеспокоилась и решила наведаться к тебе… Ты никогда не думал, что так можно и свихнуться?
- Что? Ты за меня беспокоилась? – отнял руки от лица я и покосился на нее. - Ты же меня ненавидишь, черт возьми!!!


- За что мне тебя ненавидеть, карбункулик ты мой? – расплылась в улыбке невеста.
- Но я же подлец, который воспользовался тобой, и не хочет жениться! – с новой силой зарыдал я.
- Вот. Вот за это я тебя и люблю, - прошептала она мне на ухо. – Хоть делаешь подлости, но раскаиваешься ведь!
- Не раскаиваюсь я, - отмахнулся я.
- Как проявление твоей совести, официально заявляю, что раскаиваешься.
- Ну и черт с тобой, все равно никуда не пойду! Не буду я спать, хоть ты лопни! – я гордо сложил руки на груди.
- Жаль-жаль, - вздохнула она и снова пересела на диван, положив руки на колени. – Видимо, и вправду придется лопнуть… от обилия булочек, которые я напекла у себя дома…
- Что? Булочки? – тихо произнес я и страдальчески посмотрел на свою «проявление совести», - Ты умеешь печь?
- О, это мое любимое занятие! – охотно призналась она.
- Ну и Вельзевул с этими булочками! Все равно я не почувствую их вкуса…
- Ты что, никогда не пробовал есть во сне?  - изумленно подняла брови девушка.
- Нет, никогда…
- Ты просто не представляешь, сколько удовольствия потерял!
- В самом деле? – заинтересованно посмотрел на нее я.
- Конечно! Творожные конвертики, булочки с повидлом, булочки майские, плетенки с корицей, рулетики с маком! М-м-м! С ума сойти можно! – с довольным выражением лица она погладила себя по животу.


Я сонно зевнул и распластался на ковре…
- Значит, булочки с повидлом, говоришь?..
- О да-а! – радостно подтвердила она и медленно-пластично, словно кошка, перешла ко мне на ковер. – Ты только спи. Спи, милый, и тогда узнаешь, как счастлив человек, когда у него чистая совесть…

 



© Eric Midnight, Teurgia.Org, 2010 г.

 

 

 

Back