Home Французская Оккультная Школа и Мартинизм Учение и теория «Духовные и временные соответствия радуги» — Луи-Клод де Сен-Мартен
«Духовные и временные соответствия радуги» — Луи-Клод де Сен-Мартен PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Учение и теория

 

Луи-Клод де Сен-Мартен

 

Духовные и временные соответствия

РАДУГИ

 

(Louis-Claude de Saint-Martin, “Rapports spirituels et temporels de l’arc-en-ciel”)

 

 

Законы мудрости и божественного милосердия устроены таким образом, что все их произведения несут в себе отпечаток архетипа, от коего они происходят; а так как существует несколько классов сих произведений, то каждое является неким изображением и копией предшествующего ему произведения более высокого класса. По этой причине физический материальный мир является действительным образом мира духов, сам же мир духов — образ мира божественного.

 

Следовательно, сей материальный мир должен показывать нам тот порядок, в коем находились различные духи в момент сотворения вселенной и ради исполнения велений Творца: и он и вправду нам его показывает, во множестве физических явлений и законов, изучение элементарных сущностей которых дает нам и понимание, и подтверждение того, о чем я буду говорить дальше. Однако среди этого множества доступных нашим наблюдениям объектов сложно найти более удивительный, чем радуга, ибо она, в единой панораме и без необходимости каких-либо действий со стороны человека, соединяет в себе все то, что нам хотелось бы знать о происхождении вещей, о природе человека, о наказании преступников [речь идет об уклонившихся духах, демонах — прим. перевод.] и о средствах, предоставляемых им для восстановления в тех правах, которыми они были наделены при эманации.

 

Радуга образуется в результате преломления солнечных лучей в различных жидкостях, составляющих облака; она имеет кругообразную форму и несет в себе число семь, по количеству различаемых в ней разных цветов: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый; и наконец, она отделяет облачную и темную часть атмосферы от чистой и светлой. Таковы ее основные свойства, которыми мы располагаем, и которые очень удобно приложить к выше перечисленным  мной темам.

 

Радуга появляется лишь тогда, когда в атмосфере есть облака; это свидетельствует нам о том, что вселенский временной круг существует лишь благодаря противостоянию духовной тьмы и божественного света, и когда это противостояние окончится, все временные вещи исчезнут, подобно тому как исчезает радуга по мере рассеивания облаков. Если после распада этой материи еще останется необходимость в искуплении, еще более тяжелом, чем происходившее во времени, то физические законы радуги являют нам ту же истину: ибо после того как дождь сменится солнцем, растения и различные земные тела, впитавшие в себя воду из облаков, оказываются не в состоянии получать тепло от солнца, хотя его свет и доходит до них, по причине прохлады, которую сырость производит в атмосфере, или же, наоборот – солнце иссушает и сжигает эти растения, если влажности оказывается недостаточно, а поры растений слишком сильно раскрыты. И в первом, и во втором случаях требуется время для исправления беспорядка: должно пройти некоторое время, чтобы солнечный огонь истребил примеси, появившиеся в области образования облаков, и это время является символом того, которое потребуется для очищения извратившимся существам, хотя ни одному человеку не дано знать ни деталей сего, ни продолжительности.

 

Радуга является кругообразной, тем самым указывая нам, что таковы фигура и форма всех тел, а следовательно, и вселенских тел в общем, поскольку жидкость [фр. fluide], которой свойственна кругообразность [или циркуляция], есть принцип всякой телесности [корпоризации], и ничто не может существовать в виде материи, кроме как в форме ее принципа.

 

В радуге семь цветов – это изображение и результат действия семи основных вселенских агентов, поставленных Создателем для поддержания Его временной работы и помощи существам, способным к усвоению их сил. Словом, это зримый символ семи великих духовных кругов, обозначенных семью сферами планет, которые суть не что иное, как служители и агенты.1 Следует заметить, что первый из семи цветов, то есть красный, является единственным в своем роде и господствует над шестью другими, тогда как среди этих последних всегда находятся два подобных друг другу,2 что демонстрирует бинарный закон низших вещей и превосходство огня над всеми другими субстанциями, ибо он воистину есть их начало и Создатель.

 

Увидеть радугу могут только те, кто находится между солнцем и облаками, и хотя в таком случае они порой попадают под дождь, это случается столь редко, и притом дождь оказывается таким легким, по сравнению с пребыванием под самим облаком, что можно рассматривать эту промежуточную позицию как оплот безопасности, силы, могущества и света.

 

Когда человек пребывает в сем месте, он всегда занимает центр радуги,3 которую видит, и имеет власть изменять местоположение этих семи окружностей, перемещаясь сам, поскольку его центральная позиция непременно сохраняется, как бы он ни пытался ее покинуть. Не является ли это довольно удивительным изображением того, кем человек был, и каким чином он был наделен при своей временно́й эманации? Разве это не демонстрирует нам, физически и телесно, те права, которыми он тогда обладал в отношении семи основных духов творения, чьими действиями мог руководить по своему усмотрению, и которые всегда подчинялись его власти?

 

 

{Продолжение следует}

 

 

Примечания переводчика

 

1. Строго говоря, радуга вовсе не состоит из семи отдельных областей разных цветов. Ее цветовой спектр непрерывен, а не дискретен, то есть цвета плавно и непрерывно переходят в друга, начиная с красного и заканчивая фиолетовым (в области, доступной человеческому зрению). С хорошей степенью приближения можно сказать, что цветов в радуге бесконечное множество. Однако цветовая разрешающая способность человеческого глаза ограничена, в среднем, он способен различать около 100 разных цветов в радужном спектре, остальные для него кажутся идентичными какому-нибудь из этой сотни. В то время как количество типов рецепторов-колбочек в составе глаза равняется трем (каждая из них чувствительна либо к длинноволновому (красно-оранжевому), либо к средневолновому (желто-зеленый), либо к коротковолновому (сине-фиолетовый) диапазону). Разделения на иное количество цветов – искусственны и базируются исключительно на личных предпочтениях человека и культурно-лингвистических обусловленностях.

У разных народов в разные времена было принято делить радугу на разное число основных цветов, чаще всего от 3 до 7. К примеру, в англоязычных странах традиционно считается, что в радуге 6 цветов, так как синий и голубой рассматриваются в качестве темной и светлой вариации одного и того же цвета. С точки зрения японцев в радуге тоже 6 цветов, потому как в их языке исторически отсутствует выделение зеленого цвета, который считается оттенком голубого. По мнению большинства исследователей, обычай приписывать радуге семицветность пошел от Ньютона, открывшего закон дисперсии света и заложившего основы современной теории цвета. Изначально сам Ньютон видел в дисперсионном спектре, получаемом в результате прохождения солнечного луча сквозь призму, только 5 четко различимых цветов, но позднее решил ввести еще два (оранжевый и синий/индиго) – не из физических, а из идеалистических соображений. Будучи приверженцем греческой философии, он хотел, чтобы число цветов соответствовало числу музыкальных нот, которое в свою очередь имеет под собой лишь культурно-традиционную основу. Ведь число нот было искусственно выбрано таким образом, чтобы соответствовать числу известных небесных светил (Солнце, Луна и пять планет). В связь между числом цветов и числом светил, как видно, верил и Сен-Мартен. Впрочем, этот текст был написан им раньше 1781 года, то есть до открытия Урана, которое необратимо пошатнуло семеричную астролого-астрономическую парадигму,  царствовавшую с древних времен по причине недостаточного развития наблюдательной техники. В общем, на самом деле, семицветность радуги отнюдь не служит естественным подтверждением значимости числа 7 в мироздании, а, наоборот, является производной от символико-нумерологической традиции.

 

2. Физически все цвета радуги равнозначны, ни один из них не выделяется и не доминирует над другими; красный получается из смешения оранжевого и фиолетового, равно как каждый из прочих цветов радужного спектра получается при смешении двух соседних (причем вне зависимости от общего количества цветов, на которые условно подразделяется этот непрерывный спектр). Сен-Мартен, по всей видимости, считал оранжевый сходным с желтым, зеленый – с голубым, а синий – с фиолетовым, но с тем же правом можно назвать оранжевый сходным с красным, не в меньшей степени, чем с желтым (ведь оранжевый есть результат смешения красного с желтым), и любой цвет, таким образом, «сходен» с двумя соседними, являясь результатом их соединения.

 

3. Имеется в виду, что центр радуги располагается на продолжении той прямой линии, которая соединяет солнце и наблюдателя.

 

 


 

Перевод с французского: © Вирр Арафель, специально для Teurgia.Org, 2017 г.

 

 

 

Back