Home Французская Оккультная Школа и Мартинизм Жизнеописания выдающихся Мартинистов аббат Альфонс Луи Констан («Элифас Захед Леви»), — Eric Midnight
аббат Альфонс Луи Констан («Элифас Захед Леви»), — Eric Midnight PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Жизнеописания выдающихся Мартинистов

 

Элифас Леви


 



"Ничто не может противостоять воле человека, знающего,

что истинно, и желающего того, что благо".

 

 

Элифас Захед Леви (Альфонс Луи Констан) появился на свет в Париже 8 февраля 1810 года в семье сапожника. Он обучался в Парижской школе для мальчиков, директор которой придерживался теории животного Магнетизма Месмера, и считал, что жизненной силой человека управляет Дьявол. Теория животного Магнетизма заинтересовала Луи Констана, и, как мы увидим далее, в зрелом возрасте он вполне проникнет в его тайны.

 

Приходской священник, заметивший сообразительность склонность к глубоким размышлениям Констана, устроил его в духовную семинарию Сент-Николя дю Шардоне, после чего он завершил свое образование в семинарии Святого Сульпиция.  Не смотря на свой великий интерес к Магии и Оккультизму, проявившийся еще в раннем возрасте, каким бы на первый взгляд это ни казалось парадоксальным, Луи Констан выбрал церковный Духовный путь. К тому же, его мать питала надежды на то, что со временем он будет возведен  в высокий духовный сан.  Но Луи Констан не смог придерживаться строгого монашеского послушания. Возможно, обладая блестящим умом и горячим сердцем, он ожидал, что в своем служении обретет знание, и потому, став дьяконом, принял строгий обет плотского воздержания. Позже он говорил, что в то время еще не знал жизни. Препятствием на этом пути стали его левые политические взгляды, а также отказ от обета безбрачия, обязательного для Католического духовенства. В 1836 году Луи Констан влюбился в юную девушку по имени Адель Алленбах, в чем сознался, и потому не смог получить сан священника. Его мать не вынесла крушения своих надежд, и покончила с собой. Но в 1839  году Луи Констан возвращается к своим прежним воззрениям, и отправляется в в Бенедиктинский монастырь в Солемне для монашеского уединения, во время которого он написал сборник церковных песнопений и сказаний «Куст майской розы».  Тем не менее, и это не принесло ему достаточного удовлетворения в его духовных чаяньях, и он покинул монастырь без каких-либо видов на будущее.

 

После возвращения в Париж Альфонс Луи Констан услышал о эксцентричном человеке по имени Ганно, считавшем себя вновь воплотившимся королем Людовиком XVII, а свою жену - перевоплотившейся Марией-Антуанеттой Французской. Вместе со своими друзьями он отправился навестить Ганно, чтобы посмеяться над ним, однако все были заворожены его красноречием. Старик рассказывал, что вернулся на землю, чтобы исполнить дело возрождения, а его революционные идеи служили последним словом мятежных притязаний Каина, которые должны были обеспечить в результате роковой реакции победу Авеля. Луи Констан был вдохновлен его речами, и написал свою первую работу под названием «Библия свободы». В 1841 году за революционные настроения этой книги он был заключен в тюрьму на 8 месяцев, а также ему был предъявлен штраф в размере 300 франков.  Всего за свою жизнь Луи Констана содержали в тюрьме три раза за его публикации политических и религиозных работ. Во время первого своего заключения он  прочел книги Эммануила Сведенборга, Раймонда Луллия, Корнелия Агриппы, Гийома Постеля, а в 1844 окончательно заявил о своем разрыве с Католицизмом. 

В 1846 он обвенчался с Ноэми Кадо, журналистской и скульптором, которая была не старше восемнадцати. Семь лет их связывала близкая дружба, Ноэми поддерживала Луи Констана во всех его начинаниях, но в 1853 увлеклась другим, и оставила Констана, через несколько лет добившись окончательного развода на основании того, что брак с духовным лицом является недействительным. Вынесенное судом решение мы можем считать доказательством того, что Луи Констан не был отлучен от церкви.  

Не смотря на свои разногласия с Римско-Католической Церковью (каковы были даже у Луи-Клода де Сен-Мартена, который никогда сам с Римско-Католической Церковью не ссорился, да и вообще не имел склонности ссориться с кем-то, так как считал ссоры и раздоры между людьми нелепыми явлениеми), Луи Констан все-таки нашел свой путь, повстречавшись с польским Оккультистом Гёне-Вронским (1776-1853), который считал, что Магия может привести человека к Богу. Кроме того, на него произвела впечатление книга Фрэнсиса Барретта «Маг», изданная в  1801 году. Целью издания этой книги было вызвать интерес к Оккультным Наукам людей, которые к ним имеют склонность и способности. Некоторыми она считается наиболее важным источником по Магии и Оккультизму. Как мы видим, книга достигла своей цели.

 

В 1854 Альфонс Луи Констан предпринял поездку в Лондон, «дабы избавиться от внутреннего беспокойства и всецело посвятить себя науке, ни на что более не отвлекаясь». Там он познакомился с писателем Бульвер-Литтоном, автором повести о Розенкрейцере «Занони». Однако это было единственное полезное знакомство, так как в остальных окружающих его людях Констан увидел, «помимо немалой любезности, бездну безразличия и легкомыслия». Ему докучали с просьбами продемонстрировать свои Магические умения, видимо, принимая его за банального фокусника. Поэтому он погрузился в изучение Божественной Каббалы, чтобы больше не занимать свое время мыслями об английских адептах. Вскоре он обнаружил на своем рабочем статье половину открытки с изображением Соломоновой Печати, в которой приглашался на встречу.  Как оказалось, приглашение оставила пожилая дама, в которой Луи Констан признал Посвященную весьма высокой степени. Она предлагала к его услугам полностью оборудованный Магический кабинет, показывала свою коллекцию Магических облачений и орудий, одолжила Констану несколько редких книг, в которых тот нуждался, и в конце концов убедила его провести некромантический Ритуал, в чем она была заинтересована. Было принято решение призвать дух Аполлония Тианского,  и на протяжении  двадцати одного дня Луи Констан неукоснительно соблюдал все правила подготовки к Ритуалу.

 

Ритуал он проводил в одиночестве. Вызванный образ Аполлония был печален, худ и безбород, и отличался от образа, представляемого Луи Констаном. На вопросы, которые он задавал в отношении нескольких особ, дух бескомпромиссно ответил только два слова: «Смерть!» и «Мертвы!» Кроме того, коснулся руки практика, после чего она онемела до самого локтя. После этого некромантического опыта сам Луи Констан был ни жив, ни мертв, чувствовал тяготение к смерти, и заключил, что подобные вещи  не приводят ни к чему хорошему, а только отнимают силы у человека, и ни один не сможет практиковать некромантию, не погубив своей души. Луи Констан рассудил по бессмысленным вспышкам ярости пожилой дамы, пригласившей его, а также по тем глупостям, которые она порой говорила, что она сама пристрастилась к некромантии и Гоэтии.

Спустя некоторое время после этого события Альфонс Луи Констан перевел на иврит свое имя, и с тех пор свои труды по Оккультизму подписывал именем Элифас Захед Леви.

В 1855 году вышла в свет первая книга по Магии Элифаса Леви, идея написания которой посетила его в общении с Бульвером-Литтоном. Трактат назывался «Dogme et Rituel de la Haute Magie», переведенный через несколько десятилетий на английский язык Артуром Эдвардом Уэйтом под названием «Трансцендентальная магия, ее Доктрина и Ритуал». Данный труд дает ключи к разгадке Тайны Великого Астрального Агента, который Элифас Леви изобразил в виде андрогинного Бафомета, чья фигура описывала принцип «Solve et Coagula», «Растворяй и Сгущай». Еще в детстве услышав от своего школьного директора про некоего Дьявола, который управляет жизненными силами человека, теперь он доподлинно знал, что представляет из себя этот «Дьявол». Но здесь он не отступал от идей Гёне-Вронского, который вдохновил его еще в Париже, свидетельствующих о том, что Магия есть Духовный путь для достижения человеком Примирения с Богом. Все загадки, изложенные в «Доктрине и Ритуале», должны были привести вразумительного и внимательного читателя к мысли о том, что ему необходимо наступить на главу Змея, а не подчиняться ему, стать выше Астрального Агента, а не быть порабощенным им, как то происходит с колдунами и неразумными спиритами и некромантами, которые подвергают свою душу смерти еще до смерти физической. «Ничто не может противостоять воле человека, знающего, что истинно, и желающего того, что благо», - писал Элифас Леви в одном из своих трудов. «Воля справедливого человека - это Воля Самого Бога и Закон Природы», - также писал он. Сила Мага исходит от Бога, и не противоречит его Воле, но истинная воля человека соответственна Божественной Воле, а все остальное может быть только навеяно Астральным Агентом, который порабощает Мага. Если же Астральный Агент порабощает Мага, значит, воля такого Мага – только то, что ему чудится, но не существует, как и все иллюзии. Однако, «Дух тьмы не очень-то изобретателен», и потому для человека возможно противостоять навеваемым им сладостным, или не очень сладостным, иллюзиям.

 

Такая неизобретательность духа тьмы овладела и кармелитами Эжена Вентры, с которым Элифас Леви имел встречу в 1861 году. Секта кармелитов «проповедовала» довольно изощренный обман, исходя из которого для так называемого «онебесивания» ее члены сношались со всевозможными суккубами и инкубами, живущими на астральном плане. Спустя три года после этой встречи Элифас Леви довольно надсмеялся над до абсурда абсудрными воззрениями Вентры при чтении одного из его сочинений, «Меч над Римом и его пособники». Края этой книги из личной библиотеки Леви исписаны его рукой едкими и остроумными комментариями. Важнее всего то, что в своих записях на краях Леви осуждает Вентру в его презрении к духовенству, в то время, как сам автор этой «галиматьи», «двойной галиматьи», «сплетен причетника», «жемчуга в навозе», подчистую лишен настоящего милосердия, на самом деле будучи «всего лишь Пьеро Дьявола» и «лжепонтификом гордыни и безумия». Таково было отношение Леви ко всем, подпавшим под влияние Астрального Агента, и уж тем более к тем, кто без устали оказывает всевозможные услуги «неизобретательному духу тьмы», становясь его рабами.

 

После издания «Догмы и Ритуала» последовало его продолжение, «Ключ к Великим Мистериям» (La Clef des Grands Mystères), затем были изданы «Легенды и Символы» (Fables et Symboles) (1862), а также «Наука о Духах» (La Science des Esprits) (1865). В 1868 он написал «Великий Аркан, или Разоблаченный Оккультизм» (Le Grand Arcane, ou l'Occultisme Dévoilé), который был издан только после его смерти одним из его учеников.

 

Доподлинно неизвестно, принадлежал ли Элифас Леви к какому-либо Оккультному обществу. Однако, по утверждения Артура Эдварда Уэйта, члена Герметического Ордена Золотой Зари, он действительно входил в некоторое общество вместе с Эдвардом Бульвером-Литтоном, из которого был исключен, так как разгласил некие Оккультные тайны. Именно об этом Элифас Леви писал в своем трактате «Догма и Ритуал Высшей Магии», сказав также,  что может подвергнуться страшной каре за написание этой работы. И тем не менее, желая принести благо тому, кто сможет разгадать его загадки, сделал это.

Существует также предположение о том, что в 1861 году Элифас Леви вступил в Французскую Масонскую Ложу, но, разочаровавшись, покинул ее. Однако, эти данные не подтверждаются современными Масонами.

По своему значению деятельность Элифаса Леви подобна значению деятельности его предшественника Фрэнсиса Барретта, своей книгой «Маг» оказавшего влияние на умы своих современников, и в том числе на Элифаса Леви. Трактаты самого Леви оказали влияние на Жерара Анкосса (Папюса), а также на Магов Герметического Ордена Золотой Зари, чьи опубликованные работы продолжают оказывать влияние на умы теперь уже наших современников.

Умерев от водянки 31 мая 1875 года, Леви оставил после себя множество учеников, продолжавших его труды. Вероятно, если кто-нибудь когда-нибудь станет писать о выдающихся Магах нашего века,  то, как и столетие назад, в числе первых их авторов будет числиться автор классических трудов по Оккультизму, Элифас Захед Леви.

 

 


© Eric Midnight, Teurgia.Org 2010 г.

 

 

Back