«Уильям Уинн Уэсткотт», — биография, автор Eric Midnight PDF Печать
Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» - Оккультисты и Маги Ордена «Золотой Зари»


Уильям Уинн Уэсткотт

 

Уильям Уинн Уэсткотт (William Wynn Westcott) (17 декабря 1848, Лемингтон, Англия - 30 июля 1925, Дурбан, Южная Африка) - один из трех основателей Герметического Ордена Золотой Зари, Верховный Маг S.R.I.A. (Societas Rosicruciana in Anglia), английский оккультист, переводчик оккультных и герметических текстов, автор исторических работ, посвященных Тайным обществам, врач, коронер Северо-Восточного Лондона.

 

Уильям Уинн Уэсткотт родился 17 декабря 1848 года в Лимингтон Спа, и был единственным ребенком в семье. Однако, его родители умерли раньше, чем ему исполнилось десять лет, и Уэсткотт был передан на воспитание своему престарелому дяде, работавшему хирургом, чью профессию он впоследствии унаследовал. Уэсткотт ответственно и со вниманием относился к своему врачебному и гражданскому долгу, неизменно участвуя в жизни города, в котором жил, Мартока, и желал облагородить общество, способствуя излечению как нравственных, так и физических болезней. Его работа, посвященная проблемам суицида, которая содержала расследование значимого случая самоубийства Х.К. Льюиса, привлекла к себе внимание властей, и он был назначен на должность коронера Северо-Восточного Лондона. Его работы, опубликованные в медицинском журнале «Ланцет», а также в «Трудах» Общества Судебной Медицины, многочисленны, и некоторые из них были в последствии опубликованы в виде отдельных брошюр. Моральный облик Доктора Уинна Уэсткотта с трудом можно было бы очернить, даже прилагая большие старания. Он питал отвращение к заключению пари, чувственным наслаждениям и пьянству, из развлечений предпочитал только интеллектуальные, вроде шахмат и бильярда. По его мнению, лучшее представление о человеке могли дать не его политические взгляды, но его моральность, культура и образованность. Однако, под образованностью Уэсткотт понимал далеко не ту ученость, которая весьма ценится среди людей. Он жаждал Оккультного знания, и искал его во всех возможных Уставах и Обществах, во многих из которых он занимал руководительствующие должности. Уэсткотт лично проводил опыты по Месмеризму, и, по его собственным словам, получал определенные положительные результаты, которые давали ему основания полагать, что Месмеризм мог бы принести огромную пользу, будь он очищен от доли привнесенного в него шарлатанства. Эти опыты, а также занятие медициной, роднят его с Папюсом (Доктором Жераром Анкоссом), его современником, с которым он был знаком. И, кстати, из Ордена Мартинистов, который создал Папюс совместно с Огюстом Шабосо, он получил значительную степень того Оккультного Знания, которое всегда превозносил, и к которому стремился.

 

Как уже было сказано, Уильям Уинн Уэсткотт был посвящен во многие Общества и Уставы. Он состоял в Уставе Сведенборга, и стал Досточтимым Мастером в Пифагорейской Ложе Наставлений в 1887 году. Также он был членом Марк-Масонской Ложи Ирвина № 162, Мастером которой стал также в 1887. Он был Великим Мастером и старшим Рыцарем Великого Креста Ордена Эри, членом Тайного Конклава Розы и Лилии № 10 Красного Креста Константина. В Древнем и Принятом Шотландском Уставе он был произведен в 30-ю Степень. Главным образом стоит отметить его членство в Английском Розенкрейцерском Обществе (S.R.I.A.), в котором он достиг должности Верховного Мага. Возглавляя Ложу спекулятивного Масонства, он старался привить ее членам склонность к глубоким Оккультным изысканиям, а также сравнительным исследованиям между Масонством и другими Тайными Обществами. В отношении Посвятительных Ритуалов, которые, по утверждению основателей S.R.I.A., В. Дж. Хьюгана и Роберта Вентворта Литтла, были образованы из Ритуалов некоего Розенкрейцерского Общества, которое существовало несколько столетий тому назад, Уэсткотт утверждал, что они содержат глубокий Оккультный смысл, и поощрял членов S.R.I.A. изучать его с помощью Каббалы и Герметического Учения. Его собственные работы, которые публиковались в «Трудах» Столичного Колледжа Английского Общества Розенкрейцеров, коих было сорок восемь, были призваны заинтересовать его членов таким подходом к исследованию. Этот подход позже был назван Эзотерической Школой, и он был противоположен способу исследований так называемой аутентичной школы, которая, однако, была необходима, по той причине, что Эзотерический подход мог увести слишком далеко от фактов, и перейти грань разумного. Приверженцы аутентичного подхода, в свою очередь, сдерживали его переизбыток с помощью порой справедливой критики.

 

Взаимодополняемость этих двух подходов стала ясна после кончины Уэсткотта, когда множество работ, посвященных сопоставлению Масонства и Розенкрейцерских Обществ, стали поводом для нападок со стороны критиков Масонства, избытка колкостей и обвинений. В том числе, обвинений Масонства во враждебном отношении к Христианству, каковой тезис использовал преподобный Уолтон-Ханна, используя работы Ф. де П. Кастеллса и Артура Уэйта. Его книги были впоследствии использованы в одной из наиболее лживых анти-масонских работ - «Братство» Стивена Найта (1983). Сам Уэсткотт, однако, поддерживал здравый смысл в тех, чьи исследования он инспирировал. Им были написаны два материала: «Масонство и его отношение к Ессеям» и «Сходства между Масонством и культом Митры», в которых он разбирает, почему Масонство не имеет отношения ни к Ессеям, ни к культу Митры. Он рассматривал Масонство как часть Инициатической Традиции, но отрицал его преемственность от древних Тайных религий.

 

Уэсткотту принадлежит в том числе заслуга по созданию Герметического Ордена Золотой Зари, одним из основателей которого он являлся. Этот Орден не был ни Масонским, ни квази-Масонским, но представлял собой Общество, объединявшее в себе принципы Масонства, Магии, Оккультизма и Розенкрейцерства. Многие из его членов входили в Английское Розенкрейцерское Общество. Уэсткотт также приглашал в Золотую Зарю Альберта Пайка, который с интересом прочитал описания Уэсткоттом Ордена, однако, по его словам, был вынужден отказаться от участия в нем, из-за своего преклонного возраста и поглощенности работой над переводом гимнов Риг Веды.

 

Собственная работа Уэсткотта по переводам классических Герметических текстов заслуживает большого внимания. Он предпринял грандиозный труд по изданию «Герметической антологии» из восьми томов, с подробными комментариями текстов, принадлежащих как ему, так и другому члену Герметического Ордена Золотой Зари, Флоренс Фарр.

 

Однако, в 1897-м году Уэсткотт был вынужден отойти от дел в Ордене Золотой Зари, так как стараниями Мазерса о его участии в столь необычной для обывателей организации стало известно государственным чиновникам. Государственные чиновники сочли, что Уэсткотт «по-дурацки позиционирует себя персону, обладающую Магическими Силами», и, окажись это известно общественности, тень будет навлечена на саму должность королевского коронера. Как мы уже говорили, Уэсткотт ответственно относился к своему долгу перед обществом, и потому оставил свой пост в Золотой Заре. Это может показаться достаточно странным. Допустим, если мы и посмотрим на это обстоятельство с точки зрения Розенкрейцерских добродетелей, то каждый Розенкрейцер, конечно же, принимает законы общества, в котором существует. Однако повод ли это пренебрегать Оккультной работой ради общественного спокойствия? Впрочем, мотивы поведения Уэсткотта могут быть достаточно темны для нас, так как он никогда не вступал в перепалки с оппонентами, и предпочитал не комментировать даже каких-либо кривотолков в отношении себя и своей деятельности. Когда он был скомпрометирован некоей «Дианой Воэн» в ее «Мемуарах бывшего члена Ордена Палладиума», он не предпринял никаких усилий по опровержению возведенной на него клеветы, и советовал не посылать никаких опровержений в общественные журналы остальных членов S.R.I.A. В «Мемуарах», в действительности написанных французским автором-антиклерикалом Габриэлем Жоган-Пажесом, больше известным под псевдонимом Лео Таксиль, Уэсткотт был назван "фактическим руководителем английских Люцифериан». Однако, эта «вопиющая клевета, отвратительная и жестокая ложь» была затем полностью разоблачена в книге «Дьяволопоклонничество во Франции» Артура Эдварда Уэйта. Артур Уэйт поначалу находился в прекрасных отношениях с Уэсткоттом, называя его «беспокойным и доброжелательным сердцем» в своем личном дневнике. Однако, позже он описывал его как «унылую сову, печально кричащую среди кипарисов над могилами ложных адептов». («Тени Жизни и Мысли», 1938), неодобрительно ссылаясь на его восторг в отношении Оккультизма,  которого Уэсткотт никогда не скрывал. В действительности, его Оккультные исследования были признаны присуждением ему Награды Великой Ложи в 1902 году, врученной ему Розенкрейцерскими соратниками. Ральф Пальмер-Томас из Столичного Колледжа писал в своем поздравительном письме:


«Пожалуйста, примите мои сердечные поздравления по поводу награды Великой Ложи, которую, как я слышал, вы получили. Приятно не только то, что она была вручена Вам лично; но также очень приятно осознавать, что значение деятельности такого оккультиста, как Вы, было признано Франкмасонством». (Письмо от 13 июня 1902. Из бумаг Уэсткотта).

 

Однако, данный успех не был отмечен вне Эзотерических кругов Англии. Старания побудить членов S.R.I.A. к Масонским исследованиям, основанных на сравнительном анализе Масонства с другими Тайными Обществами, как казалось Уэсткотту, не увенчались должным успехом. Кроме того, будучи семьянином, питающим любовь к своим родным, он был потрясен трагической кончиной обоих своих сыновей и дочери, которая покончила с собой. Он принял решение переехать с женой в Южную Афирку, где жила их последняя дочь, Ида, вместе со своим мужем и двумя детьми. Поначалу он был доволен своим переездом, так как местные Масоны приняли его очень тепло, и изъявили желание слушать его лекции. Однако, через некоторое время Уэсткотт нашел их всего лишь начитанным Теософами, которые не питают интереса к истории Масонства. Кроме того, этот переезд был отмечен кончиной его жены, что весьма его опечалило. Уильям Уинн Уэсткотт, любивший членов своей семью, чувствовавший ответственность за общество, по нашему мнению, разрывался между стремлением принести пользу двум обществам: Эзотерическому и профанному. Из-за привязанности к социальному долгу, он покинул Герметический Орден Золотой Зари (точно также, как и Теософское Общество, в котором состоял, и по той же причине). Из-за тоски, вызванной смертью близких, он оставил свою работу в S.R.I.A., переехав в Южную Африку. И, вместе с тем, ушел в отставку с должности королевского коронера. После неудачной попытки ввести склонность к исследованиям истории Масонства в Южной Африке, он в некотором роде разочаровался в Масонстве, и ни разу больше в своих частых письмах к Гарднеру не упомянул о нем. Однако, после смерти Уэсткотта, его не оставили ни Масонские Братья, ни его теперь уже единственная дочь, и Уэсткотту были организованы торжественные похороны на кладбище Стэмфорд Хилл. Могила Уэсткотта расположена «в прекрасном солнечном месте напротив моря». (Письмо Иды, дочери Уэсткотта, к Гарднеру, от 3 августа 1925 года). В анонимном некрологе, посвященном ему в «Ars Quatuor Coronatorum», о Уэсткотте говорят как о «деятельном Масоне и распространителе света», образ которого «долгое время служил примером для столь многих из нас, что его уход можно сравнить с внезапным исчезновением яркой звезды с небесного свода». Такая признательность, пожалуй, явилась справедливым венцом его деятельности в сфере Масонства и Оккультизма.

 

 


Составлено по работе Бр. Р.А. Гилберта "Уильям Уинн Уэсткотт и Эзотерическая Школа Масонских Исследований".

© Eric Midnight, Teurgia.Org 2010 г.

 

 

 

Back