Home
PDF Печать



КНИГА  ПОДМАСТЕРЬЯ

Карл Х. Клауди

 

Музыка
Стремится в море старый мореход, -
Так матери младенец ищет грудь, -
Чтоб среди бурь вершить свой вечный путь,
Свой средь симфоний волн, ветров поход.
Корабль стремится после бури в порт,
Ну а моряк в смятеньи бурных дней
К масонству прибегает тем скорей,
Чем громче завывает злобный Норд.
Мелодия масонства прозвучит,
Как моря шум из раковины. Божьм –
Не Человечьим – гласом снова осторожно
Оно расскажет все, не умолчит
О той земле, где с голубых небес
Был послан ритуал в легенды лес.

Подмастерье


В то время как градус Ученика символизирует отрочество и юность, время обучения основам наук, градус Подмастерья символизирует зрелость.



Но эта зрелость также наполнена постоянным учением, дальнейшими наставлениями, возобновленными поисками Истины. Подмастерье уже вышел из своей масонской юности, но ему все еще не хватает мудрости и опыта, который он может приобрести только при помощи учения первого градуса, расширенного, укрепленного, дополненного, и это опыт, отличающий мужчину от юноши.


Из множества символов этого градуса три кажутся нам самыми красивыми и исполненными непреходящего и глубочайшего значения.  Это бронзовые колонны; винтовая лестница, ведущая в Срединную Палату посредством наставления в учении трех, пяти и семи ступеней; а также буква «G» и все то, что она значит для масона.


Определенно, градус Подмастерья – это призыв к учению, к образованию и прославлению просвещения. Престон1, которому мы в значительной степени должны быть благодарны за создание структуры этого градуса в его современной форме, совершенно явно создавал его как фундаментальную основу для получения масоном светского либерального образования, которое в его классической форме так превозносили просвещенные люди в Англии XVII и XVIII веков. Разъяснение пяти ордеров архитектуры, пяти чувств и семи вольных наук и искусств более не оперирует терминами начального образования, а превозносит высокоученость данного уровня познания, поскольку понимать их следует символически, а не буквально, как, вероятно, рассчитывал великий масонский ученый. Содержа в себе учение, уступающее по значению и духовному содержанию только учению Возвышенного Градуса Мастера, в общем и целом этот градус завет масона к книгам и ученической скамье. Если Подмастерье хорошо усвоит его уроки и вплотную займется масонскими книгами и прочими исследовательскими материалами, он найдет в этом градусе источник и краеугольный камень бесконечного счастья изучения всех трех градусов символического масонства.


Немедленно становятся очевидны различия между данным и предыдущим градусами. Ученик, готовящийся к посвящению в Подмастерья – это уже не кандидат, а брат. В первый градус кандидата принимают с предостережением; во второй – с наставлением. В первом градусе вервие наполнено скорее физическим смыслом; во втором же оно помогает, побуждает к действиям, ведет, укрепляет для грядущей масонской жизни. Странствия Подмастерья длятся дольше странствий Ученика; ведь странствие по зрелости действительно дольше странствий по юности. Торжественное обязательство Ученика нацелено практически исключительно на хранении тайны; в градусе же Подмастерья, брат, опускающийся на колени пред алтарем, также помнит об этом святом долге, но также берет на себя обязательства по отношению к другим братьям, которые он еще не готов был взять на себя в степени Ученика. Его наставляют в учении Перехода, и воистину нищ духом тот, кто, видя медленно отворяющиеся двери, которые впустят в Храм изобильный Свет, олицетворяемый новым расположением Циркуля и Наугольника на Книге Священного Закона. Это градус, над которым следует долго размышлять, который следует пристально изучать и который – даже если тысячу раз увидеть посвящение в него, - все равно не раскроет всех величественных демонстрируемых им символов. Увы, слишком многие братья рассматривают его всего лишь как необходимое промежуточное звено между священным градусом Ученика и Возвышенным Градусом Мастера. Конечно, он и есть промежуточное звено, однако тяжел его груз на плечах того и слишком мало помогает он в жизни тому, кто не в состоянии увидеть за колоннами наставление в выборе жизненного пути; кто не может себе представить восхождение по винтовой лестнице паломничеством, которое все мы обязаны совершить; для кого Срединная Палата – это всего лишь палата где-то в середине чего-то, а буква «G» – всего лишь буква.

 

Вервие

Подмастерье имеет его при себе для того, чтобы оно служило ему во время трудного путешествия; при  помощи вервия брат сможет придти ему на помощь в минуту опасности. Во время этого своего путешествия Подмастерье узнает, что вервие – нечто несравнимо большее, чем просто веревка: это и связующие узы, и мерило.


Какова длина вервия? Тысячи задавали этот вопрос и лишь очень немногие попытались дать на него ответ. В стародавние времена считалось, что длина его составляет три мили; это было в те времена, когда брат – вне зависимости от его воли и желания – должен был посещать собрания ложи, располагающейся в радиусе трех миль от места его жительства.


В наши дни мы уже четко представляем себе, что не принесут пользы ложе братья, посещающие ее собрания только по принуждению, под угрозой штрафов или порицаний. Очень редкие, но зачастую просто необходимые  повестки иногда могут приходить к любому Подмастерью. Когда они приходят, он обязан посетить собрание. Но масонство разумно. Оно не требует от брата невозможного, ибо понимает, что то, что легко для одного, - практически невыполнимо для другого. Для одного брата вызов на собрание за пару десятков миль означает путешествие, которое будет сопряжено с непреодолимыми трудностями. А для другого – имеющего личный самолет, например, - ничего не стоит отправиться за пару сотен миль.


Еще задолго до того, как человечество еще могло помыслить о самолетах, и даже поезда были еще в диковинку, на Балтиморском масонском Конвенте 1843 г. было определено, что длина вервия исчисляется «разумной способностью брата».


Эту длину Подмастерье измеряет своим сердцем. Наше благое Братство никого не заставляет что-либо делать вопреки его доброй воле, оставляя каждому своему члену право самому определять, что справедливо, верно и разумно, – что истинно по-братски.

 

Нерегулярность

Употребление двух слов в ритуале степени Подмастерья в древности (но не в наше время) использовались для определения, «покрывает» (hele) ли масон проходное слово Подмастерья. В наши дни существуют более совершенные способы узнать, принадлежит ли возможный посетитель нашей ложи к регулярной или нерегулярной ложе, чем проверка знания им ритуала.


Существуют нерегулярные, или «дикие» масоны2 (clandestine or spurious), однако от них не столь сложно себя оградить.  За чем же Подмастерьям следует пристальнейшим образом следить, - это за малейшими проявлениями нерегулярности в их собственном масонстве. Ибо нет истинного масонства, которое масонство только на словах. У человека в кармане могут лежать десятки карточек об уплате взносов, которые, по идее, должны свидетельствовать о его полноправном членстве в полудюжине масонских организаций; он может быть (хотя очень редко) даже Прошлым Мастером, - и все равно, если в сердце у него нет масонства, он в действительности – масон нерегулярный.


Масонство не в каком-то отдельном атрибуте, не в ритуале. Оно не в ложе, не в организации. Скорее, оно в образе мыслей, образе жизни, в пути к Городу на Холме. Считать его чем-то меньшим, - значит, действовать как нерегулярный масон. Если урок проходного слова, преподанный Подмастерью во время посвящения, понят им именно так, - значит, он воспринял близко к сердцу эту часть ритуала посвящения.

Великая Ложа

Каждый посвященный должен кое-что знать о Великой Ложе, этом суверенном институте, который руководит работой Братства.


Прежде чем появится Символическая Ложа, имеющая полное право заниматься Царственным Искусством, должна существовать Великая Ложа, руководящий орган для всех Символических Лож, выдающий для организации каждой из них специальный патент, или Конституцию, по крайней мере, семи братьям-Мастерам, каковой акт, собственно, и дает им право работать в качестве отдельной местной ложи.


В этом случае также остается неразрешенным древнейший вопрос, мучивший, наверное, всех философов всех времен и народов: «Курица или яйцо?» - поскольку для того, чтобы сама Великая Ложа получила патент на проведение работ, в ее составе должно работать не менее трех регулярно учрежденных Символических Лож. Однако таким образом обстоят дела в наши дни в США, а не в 1717 г., когда четыре местные лондонские ложи образовали первую, Материнскую Великую Ложу.


В наши дни никакая Символическая Ложа не может быть регулярно учреждена и освящена без согласия и участия какой-либо из ныне существующих регулярных Великих Лож. Великие Ложи существуют сейчас в большинстве цивилизованных стран: период формирования Великих Лож, охватывающий XVIII – XIX вв., к настоящему времени фактически уже окончился. Огромное количество Символических Лож, которые «народятся» в будущем от разных матерей, уже, в большинстве своем, не будут формировать новые Великие Ложи. Это не значит, что в будущем вообще не возникнет больше ни одной новой Великой Ложи – просто их будет значительно меньше, чем возникало в прошлом3.


Великая Ложа, состоящая из всех Символических Лож данной юрисдикции, представленных в ней их Досточтимыми Мастерами, Первыми и Вторыми Стражами и иногда Прошлыми Мастерами и Прошлыми Офицерами, и состоящая, кроме вышеперечисленных лиц, из Прошлых Великих Мастеров и прошлых Великих Офицеров Великой Ложи, - является руководящим масонским органом в своей юрисдикции. В Соединенных Штатах границы масонских юрисдикций совпадают с границами штатов. Каждая из Великих Лож обладает в своей юрисдикции верховной и суверенной властью; ее суждение по любому масонскому вопросу становится законом для всего Братства на всей ее территории. Каждая Великая Ложа принимает свои Конституцию и Генеральный Регламент, которые становятся основой масонского законодательства для всей юрисдикции, однако все они основываются на Древних Заповедях и «Конституциях…», дошедших до нас со времен первой Материнской Великой Ложи. Свод законов затем дополняется эдиктами Великого Мастера, или постановлениями и резолюциями Великой Ложи, или и теми и другими, регламентами и решениями, которые все должны соответствовать «древним обычаям и традициям Братства».


В промежутках между собраниями Великой Ложи ее функции выполняет Великий Мастер. Его власть неоспорима и нерушима, однако не безгранична. Большинство Великих Лож включают в свои законодательные своды положение о возможности пересмотра и обратной силе эдиктов Великого Мастера постановлением Великой Ложи, для того, чтобы наиболее радикальные его решения не принесли вреда Братству. Однако мало кто может претендовать на высочайшее звание Великого Мастера, не пройдя долгого и трудного обучения. Практически всегда сначала человек становится Досточтимым мастером своей Символической Ложи и многими годами служения и усердия доказывает свою способность и умение возглавить Великую Ложу. Настоящая гарантия против принятия им «чересчур радикальных» - скорее, в его восприятии масонства, а даже не собственно законе; скорее, в его стремлении поступать как надо, а не в силе закона, который мешает ему поступать как не надо.


Большинство Великих Лож собираются один раз в год для решения своих насущных проблем, проведения выборов и инсталляции избранных и назначенных офицеров. Некоторые Великие ложи (например,  Пенсильвании и Массачусетса) собираются ежеквартально. Чрезвычайные собрания во всех Великих Ложах проходят по распоряжению Великого Мастера в указанное им время и в указанном им месте.


Великая Ложа имеет некоторые средства и распоряжается ими: эти средства составляются из взносов Символических Лож данной юрисдикции, из приношений и пожертвований, из прибыли, полученной от специальных проектов и т. д. Эти средства тратятся по распоряжению Великой Ложи: на благотворительные нужды, на поддержание в рабочем состоянии храмов, на нужды Великой Ложи, на обеспечение работы Великого Секретаря и его персонала, на публикацию трудов и документов, на образовательную деятельность и т. д.


Большинство Великих Лож также осуществляют публикацию руководств по открытому ритуалу тех или иных градусов, в которые также могут включаться ритуалы различных побочных масонских церемоний, например, освещения Храма, закладки краеугольного камня, похоронной службы и пр.  Большинство Великих Лож обычно издают так называемый Кодекс, в который входят Конституция, Генеральный Регламент и резолюции и правила Великой Ложи, ее постановления, решения и эдикты, управляющие деятельностью Королевского Искусства в данной юрисдикции. Масон, которому небезразлична его деятельность в Братстве, старается поскорее приобрести эти документы для того, чтобы знать и понимать принципы управления на территории для начала своей собственной юрисдикции.

 

Рабочие инструменты

Рабочие инструменты Подмастерья – это отвес, наугольник и уровень. Ученик уже усвоил их значение как Недвижимых Сокровищ, однако в степени Подмастерья они приобретают двойной смысл. Они все еще остаются эмблемами троих старших офицеров ложи, все еще неподвижно расположены соответственно на Юге, Востоке и Западе. Но вместе с тем их вручают и Подмастерью во время посвящения, сопровождая это действие наставлениями, крайне важными, несмотря на свою краткость.


Эти орудия символизируют продвижение кандидата вперед по пути познания. Ученик получил в свое распоряжение двадцатичетырехдюймовый шаблон и простой молоток для того, чтобы измерять грубый камень и гранить его, превращая в камень с прямыми гранями, готовый для использования строителями. Но больше он ничего не способен сделать. При помощи только шаблона и простого молотка он не может строить – лишь готовить строительный материал для других. Он стоит в самом начале своего пути, и ему доверяют пока исполнение только таких заданий, неудача при претворении в жизнь которых серьезно не повредит общему делу.


Подмастерье пользуется отвесом, наугольником и уровнем. При помощи наугольника он проверяет работу Ученика; при помощи уровня он проверяет прямоту стенной кладки; при помощи отвеса он возводит вертикальные колонны. Если он правильно пользуется своими орудиями труда, он тем самым доказывает, что достоин быть уже Подмастерьем, а не Учеником, что он способен возвести стену или колонну, которые не упадут.


Отсюда и символизм этих орудий труда, как о нем повествует ритуал. Уровень учит нас ходить прямо, то есть не сутулясь, не сгибаясь под тяжестью нашего внутреннего мира, - прямо, перпендикулярно жизненному пути, по которому мы ступаем. Свои действия мы должны выверять по наугольнику Добродетели. Каждый человек обладает совестью, если только она не умерла в нем; от каждого масона ждут, что он будет нести в своей груди Совесть Добродетели Наугольника Подмастерья и не допускать ни единого поступка – сколь угодно незначительного – который не укладывался бы в ее прямые линии и углы. Оперативный Подмастерье кладет стену медленно, постепенно, камень за камнем, слой за слоем, каждый раз выверяя их прямоту. Мы же строим по уровню Времени, по внушающему ужас уровню. Подмастерье, у которого стена пошла вкось, может снять слой кладки, нанести новый слой цемента и переложить камни. Но масон не может разобрать то, что он построил на уровне Времени: если он упустил какую-то возможность, она упущена уже навсегда. Омар писал: «Перст написующий, когда он слово вывел, вперед стремится…». А вот так представил эту мысль поэт Оксенгем: «Никому не суждено проехать дважды по великому пути, который вьется серпантином из тьмы – в свет, из ночи – в день…».


Поэтому Подмастерье должен строить по выверенному отвесу и точному наугольнику. В переплетении эмблем с эмблемами, учений – с учениями, символов – с символами, - франкмасонство напоминает фигурную резьбу на капителях колонн Храма Царя Соломона. Здесь можно увидеть Отвес как сокровище, Отвес как рабочий инструмент Подмастерья, небесный Отвес в деснице Иеговы, о котором написано в Книге Амоса (7), - которые настолько тесно переплетены в нашем учении, что когда о них упоминается в различных частях ритуала, символически их следует считать одним целым.


«Что ты видишь, Амос?»

«И сказал мне Господь: «что ты видишь, Амос?» я ответил «отвес». И Господь сказал: «вот, положу отвес среди народа Моего, Израиля; не буду более прощать ему».


Этот стих из Великого Светоча является настолько же неотъемлемой частью ритуала степени Подмастерья, насколько ею является Псалом 133 в степени Ученика. Он обладает таким же непреходящим значением для церемонии посвящения в данный градус.


Наиважнейшее его значение в следующем: Господь положил отвес посреди народа Своего, Израиля. Он постановил судить его не Своим отвесом в небесной выси, а его собственным мерилом, находящимся среди него самого. Это представляет для Подмастерья огромный интерес, потому что учит его, как судить о своей собственной работе, и что еще важнее, - о работе других.


По идее, все отвесы одинаковы. По идее, все отвесы, равно как и все наугольники и все уровни одинаково точны и верны. Однако всегда может найтись человек, который сочтет неверными измерения того орудия, которым вы пользуетесь. Если орудия, которыми выполнялась работа и которыми проверялась ее правильность, неодинаковы, - либо суждение о работе будет неверным, либо судье нужно сделать поправку на орудия.


Используя отработанную систему прикосновений слепой может научиться печатать на машинке. Если штамп с литерой «е» отвалился от рычага, а клавиша осталась, а работник этого не заметил в силу своей слепоты, - весь текст можно будет отлично прочитать за тем только исключением, что там не будет ни одной буквы «е» - на их местах будут пробелы. Будете ли вы критиковать слепца за несовершенство его работы? Он не мог знать, что орудие его труда несовершенно. Если вы увидите, что пробелы расположены точно в тех местах, где должны были стоять буквы «е», вы поймете, что он использовал несовершенное орудие совершенно. Да-да, именно так все и будет, потому что вы проложите уровень между человеком и плодом его труда. Если же о работе будет судить некто не знающий о слепоте работника и о поломке его пишущей машинки, он непременно увидит всего лишь плохо отпечатанный текст и сочтет работу несовершенной.


Строители монумента Вашингтона и парижской Эйфелевой башни отлично выверили вертикальность этих строений при помощи отвеса. И тот, и другая перпендикулярны по отношению к линии горизонта. Однако гипотетическому наблюдателю с Луны, смотрящему на Землю в телескоп, они не будут казаться параллельными. Действительно, они располагаются на разных широтах, а потому поднимаются с поверхности Земли под углом друг к другу. Несомненно, строитель обелиска Вашингтона будет утверждать, что его отвес верен, а вот французский – нет. А французский архитектор точно так же будет утверждать, что именно  его башня расположена верно, а вот монумент Вашингтона – косо. И только Великий Архитектор – мы верим в это, - сочтет верно возведенными оба строения, ибо они были возведены верно, каждое по своему уровню.


Подмастерье учится судить о своей работе по своему собственному уровню, а не по чужому; если он возводит нечто верное, стройное, совершенное, руководствуясь своими рабочими инструментами, - то есть, иными словами, по своим собственным стандартам, - он поступает верно. Только в том случае если Подмастерье нечестен с собственной совестью, он строит нечто несовершенное и ложное.

 

Зерно, вино и масло

Ту плату, которую получали наши древние собратья, принимавшие участие в строительстве Храма Царя Соломона, больше уже не выплачивают, ни нам, ни кому бы то ни было еще. Мы пользуемся ими только как символами, кроме особенных случаев, например учреждения, освящения и посвящения новой ложи или заложения краеугольного камня, когда снова, как встарь, плод земли, сок виноградной лозы и жидкая  душа смоквы изливаются на зарождающееся новое звено братского содружества в единой цепи лож по всему миру или на новое строение, предназначенное для масонского или всенародного блага.


В Великом Светоче содержится множество упоминаний именно об этих формах вознаграждения. В древности виноград в винограднике, оливы в саду и злаки в полях служили не только мерилом богатства, но и денежным эквивалентом: мехи вина, кувшины масла и меры зерна были как сейчас – доллары и центы. Таким образом, платя работникам  зерном вином и маслом, работодатели все равно что расплачивались с ними полновесной монетой.


Масло, выжатое из плода смоковницы, было так  же важно для иудеев древней Палестины, как животное масло и другие жиры – для жителей Запада. В силу своей важности и вследствие ее – высокой цены, оно стало важным элементом ритуалов приношения жертв. Оливковое масло использовали не только в пищу, но и для освещения помещений, в то время как вне стен дома удобнее было пользоваться горящей головней. Оливковое масло было и туалетной принадлежностью: смешанное с благовониями, оно использовалось при миропомазании и подготовке к различным церемониям. Тот самый «драгоценный елей на голове, стекающий на бороду, бороду Ааронову», несомненно, был сделан из оливкового масла, в должных долях смешанного с мирром, корицей и ладаном. Вероятно, оливковое масло использовалось также в перевязках; кочевые племена вряд ли не располагали знанием его смягчающих, целительных свойств.


Зерно, упоминаемое в Ветхом Завете, - это, в основном, ячмень и пшеница, которые возделывали иудеи древней Палестины. Колос злака со времен покрытой пеленой преданий античности считался эмблемой изобилия. Церера, богиня плодородия, до сих пор продолжает жить в человеческом языке, например, в английском слове «cereals» - «зерновые». Греки называли ее Деметрой – то есть искаженным словом «Геметра» - наша Мать-Земля. Она изображалась в ожерелье из злаков и с букетом колосьев в руке.


Древнееврейское слово «шиболет» означает одновременно и «колос», и «водный поток». И то, и другое – символы   плодородия, изобилия, процветания.


Вряд ли вино было менее важно для наших древних собратьев, чем зерно и масло. Виноградники очень высоко ценились в то время и как свидетельства богатства, и как бытовые удобства – приятная тень виноградной лозы или фигового дерева обязательно входила в обычаи древнего восточного гостеприимства. Виноградники на горных склонах всегда тщательно возделывали и защищали от размывания горных террас крепкими стенами и насыпями, как это можно видеть и сейчас на холмах на побережье Рейна. Заросли терновника, посаженные вокруг виноградников, не позволяли скоту объедать лозу. Виноградарь зачастую жил в специально построенной смотровой башне или в хижине на возвышенности для того, чтобы постоянно тщательно следить за тем, чтобы никакой хищник – ни зверь, ни человек – не отнял у него его зреющее и наливающееся силой самого Солнца богатство.


Таким образом, зерном, вином и маслом во дни Царя Соломона выдавали заработную плату Подмастерьям. За свои труды современные масоны не получают материального вознаграждения, но если работа, сделанная ими в ложе, оплачивается звонкой монетой сердечной радости, эта оплата не менее ценна, чем полновесное золото. Она поддерживает жизнь, подобно зерну, освежает, подобно вину, приносит радость и веселье, подобно маслу. Сколько мы получаем, что мы  делаем с заработанным, - зависит только от нас самих и нашего масонского труда. Нашим древним собратьям платили за их физический труд. Платили ли им за работу в горах и каменоломнях, или получали свои зерно, вино и масло за свой труд в полях и виноградниках, - истинным было тогда и истинным остается по сей день древнее правило: только «в поте лица своего будешь ты есть хлеб свой». Для того, чтобы получить современный масонский эквивалент древних зерна, вина и масла, брат должен трудиться. Он должен возделывать поле своего сердца и неустанно строить свой нерукотворный Храм. Он должен трудиться на благо ближних и носить камни для строительства Храма своего брата. Если он будет просто стоять, восхищаться и бездействовать, он не сможет взойти в Срединную Палату, где получали заработную плату наши древние собратья. Если он трудится ради радости, которую приносит ему труд, принимает участие в работе своей ложи, занимает достойное место среди всех тружеников-масонов в мире, он получит зерно, вино и масло полной и изобильной мерой и познает радость Братства, столь же изобильную количеством, сколь неземную качеством, столь живую в его сердце, сколь и неосязаемую в профанском мире.

 

Читать далее - >>>

 

 


 

 

 

Back