«Флоренс Беатрис Фарр», — биография, автор Eric Midnight PDF Печать
Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» - Оккультисты и Маги Ордена «Золотой Зари»

 

Флоренс Беатрис Фарр

 

Флоренс Беатрис Фарр (Florence Beatrice Farr) (7 июля 1860, Бикли (графство Кент), Англия - 29 апреля 1917, Коломбо, Шри-Ланка) - член Герметического Ордена Золотой Зари, английская оккультистка, переводчик оккультных трудов, автор статей, посвященных оккультным наукам, актриса, деятель феминистического движения.

 

Флоренс Беатрис Фарр, подобно Уильяму Йейтсу и Анни Хорниман, а также вместе с ними, занималась творческими проектами, связанными с театральными постановками, а также посвящала свою деятельность общественному признанию прав женщин, стараясь устранить порядки Викторианской Эпохи. Первому способствовала ее экспрессия, прекрасно поставленный голос и необыкновенная красота, второму же – ее упорство и бескомпромиссность. Более того, в течение своей жизни Фарр входила в интеллектуальные и художественные круги своего времени, и своими современниками считалась «богемнейшей из богемных», с чем невозможно не согласиться. Чего стоит, например, одна ее дружба с писателем Оскаром Уайльдом, художником Обри Бердслеем, а также сотрудничество с Джорджем Бернардом Шоу, которому участие Флоренс Фарр в его пьесе «Оружие и человек» принесло первый значительный успех у публики и критиков. В девятнадцать лет она стала одной из моделей для пре-рафаэлитской картины сэра Эдварда Берн-Джонса «Золотая Лестница». Ее красота и талант отмечались как Йейтсем, так и Бернардом Шоу, который, побывав на представлении «Сицилийская Идиллия: Пасторальная пьеса в двух действиях», где она играла жрицу Амораллис,  был поражен ее «потрясающей красотой, большими выразительными глазами, серповидными бровями и лучезарной улыбкой». Йейтс же в своей рецензии на «Сицилийскую Идиллию» писал: «Миссис Эдвард Эмери (Флоренс Фарр)… завоевала всеобщую похвалу своей поразительной красотой, изысканными движениям и прекрасной манерой подачи стихов. Действительно, ее выступление стало гвоздем программы, сразившим публику, не считая самих стихов. Не знаю, найдутся ли у меня слова, достаточно сильные, чтобы выразить свое восхищение ее грацией и влиянием, которое она оказывает… Я никогда не слышал, чтобы кто-то читал стихи лучше».

Без сомнения, оба драматурга охотно участвовали во всех художественных начинаниях Фарр, предоставляя ей свои произведения, как это случилось в 1893 году, когда Анни Хорниман анонимно стала спонсировать театральный сезон, в котором Флоренс выступала в качестве директора. В постановке «Оружие и человек» авторства Шоу она играла героиню – субретку, нахальную и оживленную служанку Луку, и затмила своей второстепенной ролью героиню первого плана – инженю известной актрисы Альмы Мюррей. Йейтс задействовал ее голос для озвучивания своей ирландской поэзии, полагая его наилучшим для дела возрождения традиционного искусства Ирландии. В ней он нашел «безмятежную красоту, подобную красоте Деметры, что стоит у двери читального зала Британского Музея, а также несравненное чувство ритма и прекрасный голос; она – словно видение воплоти».

Кроме того, Флоренс Фарр была феминисткой так называемой «Первой Волны», одной из первых представительниц движения феминизма. Она отстаивала не только политические, рабочие, брачные права женщин и их право на равное с мужчинами здравоохранение. Она отстаивала также социальное обеспечение проституток, чем восхищался Бернард Шоу, называя ее неустрашимой в делах, абсолютно не пользующихся популярностью у общественности. Интересно с Магической точки зрения, что она была названа своим отцом, врачом и гигиенистом Доктором Фарром, в честь первой медсестры Флоренс Найнтингейл, его коллеги. По сути, Флоренс Фарр стала продолжательницей ее дела. Кроме того, сам отец Флоренс был поборником женских прав на равное с мужчинами образование, и, конечно же, повлиял на мировоззрение своей дочери, которая была младшей из его восьми детей. Повзрослев, Фарр вышла замуж за товарища по сцене актера Эдварда Эмери, который был сторонником взглядов Викторианской Эпохи на роль женщины в обществе и ее положение в семье, чем сильно досадил Флоренс. К счастью, Эдвард Эмери отправился в длительный тур по Америке в 1888 году, и так и не вернулся. Фарр подала заявление о разводе в 1895 году на тех основаниях, что была оставлена своим мужем. Это был ее первый и последний брак.

Бернард Шоу видел в ней свой идеал «Новой Женщины», и потому поддерживал ее. Когда-то Флоренс писала в письме к Шоу: «Эта гонка, по-видимому, начнет вырождаться, если мы станем решать половой вопрос в ключе наиболее выгодных уступок, на которые способны пойти женщины, и таким образом лишим себя свободы выбора».

В общем, как и следовало ожидать, когда Фарр переключилась с завоевания общественных высок театрального ремесла и битв с общественным мнением, на Оккультные изыскания, Бернард Шоу был весьма расстроен, и распространял о ней весьма невыгодные мнения, вроде того, что на протяжении 1894 года у нее было более десяти любовников. Он написал на нее карикатуру в пьесе «Цезарь и Клеопатра», где высказал свое поверхностное и затемненное общественными обстоятельствами видение ухода Флоренс из театральной карьеры, а также говорил о том, что Посвящение Фарр в Герметический Орден Золотой Зари – всего лишь выражение ее любви к торжественным Церемониям. «…и теперь вы хотите погубить работу стольких лет фразой, цена которой равна шиллингу: «Эзотерическая Египтология»?», писал он ей в 1896 году. На это высказывание Шоу можно было бы ответить словами Йейтса, заменив всего несколько слов: «Далее, что касается магии. Сущая нелепость – считать меня «слабаком» или чем-то в этом роде только потому, что я решил не отказываться от тех занятий, которые четыре или пять лет назад совершенно осознанно принял как главное, наряду с поэзией, дело своей жизни. Вредно это для моего здоровья или нет, может судить лишь тот, кто разбирается в магии, но отнюдь не какой-нибудь дилетант». Кстати, именно Йейтс ввел Флоренс Фарр в Герметический Орден Золотой Зари, и она была Посвящена в Лондонский Храм Исиды-Урании в  июле 1890, взяв себе Магический Девиз Sapientia Sapienti Dona Data («Мудрость – дар, который преподносится мудрому»).

 

Это Посвящение стало началом заслуживающей внимания Магической деятельности Фарр, талантливой в Енохианской Магии, которая, в отличие от некоторых своих современников, предпочитала Магические Эвокации и Инвокации Спиритуализму и Теософии, которые пользовались большой популярностью в то время.

 

В 1894 она вступила в должность Провозвестницы Храма, взяв на себя ответственность за образовательную систему, а также стала вести занятия по предсказанию на Таро, Скраингу и Енохианской Магии. Она заменила письменные экзамены на устные, считая наиболее важным для соискателя понимание Магии, а не заучивание определений наизусть. Действительно, может ли прийти истинное памятование терминов и сведений без личных исследований на этот счет, а также принятия Магического Мировоззрения мировоззрением своей жизни?

В 1897, когда один из соучредителей Ордена, Уильям Уинн Уэсткотт, ушел в отставку, она сменила его на посту Старшего Адепта в Англии, и занялась очищением состава Ордена, обратив внимание его членов на «вызывающее поведение» Ф.Л. Гарднера. А кроме того, она не допустила Алистера Кроули в степень Младшего адепта 5°=6° за «моральную развращенность», не смотря на его сомнительный Магический энтузиазм, явно обращенный к чему-то черно-магическому, а не Розенкрейцерскому, а также спорные таланты, вроде неумения применить усилие воли, чтобы сделать то, что нужно, а не то, что нравится, которые он превозносит в своей автобиографии. В то время как, во-первых, Герметический Орден Золотой Зари называется не иначе, как одним из Розенкрейцерских Обществ, и, во-вторых, подразумевал вступление неподдельно талантливых соискателей в свои ряды.

Авторству Флоренс Фарр принадлежат работы «Египетская Магия», написанная для «Collectanea Hermetica» из восьми томов Уинна Уэсткотта, а также «Краткое исследование герметического искусства» и «Евфрат, или Воды Востока» для той же серии. Фарр уверенно заявляла, что эти тексты посвящены вовсе не трансмутации металлов, а философии природы - как проводника для достижения идеального состояния души и тела, - и пути адепта. С чем, однако, можно как согласиться, так и не согласиться, так как именно внешние процессы могут отражать Духовные, иначе человек был бы предоставлен своим философским вопросам без какого-либо вспомогательного средства. Кроме того, по описаниям Ричарда Кавендиша, сделанным им в книге «Западная Магия», Алхимик, проводя операцию по созданию Философского Камня в материальном мире, проделывал то же самое и со своей душой, очевидно, наблюдая за процессом и действуя по Оккультному методу Аналогии.

Флоренс Фарр также написала некоторые из Тайных Инструкций Ордена под названием «Переходящие Свитки», в которых приводились упражнения для тренировки Магической Воли. Также она использовало право, данное Мазерсом на образование Тайных Групп Ордена, и создала Группу «Сфера», занятия которой были посвящены установлению астральной связи с Руководителями Третьего Ордена, чтобы получать от них прямые инструкции.

 

К концу 1899 в Ордене возникли личностные раздоры внутри Ордена Золотой Зари, которые Фарр описала как «звездное сотрясение» между Тайным Обществом, созданном Фарр, и другими старшими членами Ордена. Кроме того, существовали и Группы, которые были недовольны нахождением женщины на посту Старшего Адепта, так что проблемы, с которыми Флоренс Фарр боролась в обществе обывателей, настигли ее и в Магическом сообществе.

В конце концов Фарр посчитала, что Орден должен быть закрыт, и в письме Мазерсу от января 1900 года она предлагала на рассмотрение свою отставку в качестве его представителя, однако предполагала продолжить находиться на посту до тех пор, пока не будет найден новый преемник. Ответ Мазерса шокировал и поразил ее, так как он утверждал, что Уэсткотт совершил мошенничество, и подделал некоторые из основополагающих документов, а также Хартию Ордена. Выждав несколько дней, она посовещалась с Йейтсем, и они вместе написали Уэсткотту письмо, в котором запросили объяснений, а также ответа на обвинения Мазерса. Уэсткотт отклонил эти обвинения, и был сформирован Комитет из семи Адептов для дальнейшего рассмотрения претензий Мазерса, чтобы он привел доказательства. Мазерс послал воинственный ответ с отказом, и утверждая свою власть, а также освободив 23-го марта Флоренс Фарр от занимаемой ею должности представителя. Лондонские Адепты продолжили свое расследование, и впоследствии изгнали Мазерса в 1901 году. Фарр, Йейтс и Хорниман (которая возвратилась после раннего ее исключения Мазерсом) предприняли попытку по реорганизации Ордена, но это удалось им лишь с незначительным успехом. Фарр оставалась на должности Старшего Адепта некоторое время, но ушла в отставку в 1902 вследствие скандала по поводу мошенничества семейства Хоросов, из-за которого союзники Мазерса выставили Тайное Общество на публичное осмеяние.

После своего ухода из Ордена, занятого внутренними расколами, Флоренс Фарр присоединилась к Теософскому Обществу, ведя при этом личные исследования, и стала писать в Теософский журнал статьи, многие из которых затем составили антологические сборники. Кроме того, ее материалы касались древней Религии Египта. В том числе она продолжила писать в защиту прав женщин. В своем эссе «Наши злые звезды» («Новый век», от октября 1907) Фарр говорит о том, что недостаточно одной только реформации в области общественного здоровья и брачных законов для высвобождения женщин. «Мы должны убить в себе ту силу, которая говорит, что мы не способны стать всем, чем желаем, поскольку эта сила – наша злая звезда, и она обращает все наши возможности в гротескный провал… Поэтому пусть каждая из нас осознает ту правду, что в первую очередь мы должны изменить самих себя, и тогда мы узнаем, как изменить обстоятельства, что нас окружают».

 

Помимо сего, Фарр написала и спродюсировала (совместно с Оливией Шекспир) две пьесы на Египетскую тематику – «Усыпальницу Золотого Сокола» и «Возлюбленного Хатхор». Она принимала участие в представлениях, руководстве и сочинении музыкального сопровождения ряда пьес для Ликейского Театра и Театра Нового Века в Лондоне в период между 1902 и 1906 годами. Помимо сотрудничества с Йейтсем и его Аббатским Театром, Фарр часто давала поэтические представления, сопровождая их игрой на псалтерионе. Она совершила туры по Великобритании, Европе и Америке в 1906 и 1907 годах, чтобы представить «новое искусство» Ирландского Литературного Театра широкой публике. В Америке она повстречалась и начала сотрудничество со сценической художницей, а также автором картин для Таро Памелой Колман Смит, которая стала сценическим руководителем Фарр.

С помощью Теософского Общества она свела знакомство с сэром Поннамбаламом Раманатаном, духовным учителем и будущим членом Тамильского Парламента в Цейлоне. Фарр была весьма впечатлена его планами по поводу обучения молодых женщин в его родной стране, и она посвятила себя помощи Поннамбаламу Раманатану, когда тот оказался готов к действиям.

В 1912 Фарр стало известно, что Раманатан учредил Удивильский Колледж для Девушек, и в возрасте сорока двух лет продала все свое имущество, чтобы переехать в Цейлон и вернуться к своей первой профессии – профессии преподавателя. Фарр была назначена Раманатаном Леди Ректором, и к ней перешло управление школой. По причине ее толерантности и уважения к Тамильским традициям колледж процветал под ее управлением. Фарр также продолжила свою переписку с Йейтсем, и присылала ему свои переводы Тамильской поэзии.

Позже, в 1916, опухоль в ее груди была опознана как раковая, и Фарр подверглась мастэктомии. Последнее письмо к Йейтсу Фарр сопроводила юмористическим изображением себя со шрамом, и написала: «В декабре прошлого года я стала амазонкой, и моя левая грудь вместе с грудным мускулом были удалены. Теперь моя левая сторона – прекрасная плита из плоти, украшенная мужественным папоротниковым узором, сделанным из разреза и тридцати швов». Таким образом, действительно, ведя в обществе деятельность, присущую характеру амазонок, она стала подобна им и физически. Но рак распространился, и Фарр умерла несколько месяцев спустя в возрасте пятидесяти шести лет в больнице Коломбо в апреле 1917. Согласно ее воле, ее тело было кремировано, а пепел высыпан Раманатаном в священную реку Калиани.      

Без сомнения, Флоренс Фарр оказала большую пользу Магическому сообществу и обыденному обществу, постольку, поскольку оно могло препятствовать ее деятельности, а также желая облагородить его искусством. Конечно, Герметический Орден Золотой Зари во многом являлся исследовательским, и его участники были призваны проводить исследования в области Магии и Оккультизма, не будучи сами совершенными. О их разноплановых и всеобъемлющих исканиях говорит и обращение некоторых из членов Ордена к Теософскому Обществу, и попытки дополнить Герметическую Традицию сведениями из индуизма, но только «дополнить», по той причине, что они могли не обладать всей полнотой Традиции, которую исследовали. О том, что члены Золотой Зари не были еще совершенны, но искали, с превеликой жаждой Знания, говорит и то, что они во многом обращались к преобразованию материального мира, в попытках улучшить его условия, в то же время противостоя его несправедливостям. Это Магическое общество еще не было вполне отделенным от обыденного, судя по тому, что на Флоренс Фарр была совершена нападка по поводу ее пола, что было присуще нравам Викторианской эпохи. Но, пожалуй, как Фарр, так и ее единомышленники, сыграли существенную роль как в развитии Западной Магической Традиции в Европе, предпринимая многочисленные переводы классических трудов, а также проводя опасные эксперименты, так и собственно по высвобождению Европейской мысли из ограничений, которые препятствовали бы Магическим исканиям последующих поколений.

 


©Eric Midnight, Teurgia.Org, 2010 г.

 

 

Back