Home Раннее Христианство и Гностицизм Гностические Церкви Позиция, касающаяся отношений Ecclesia Gnostica и Тайных Посвятительных Орденов
Позиция, касающаяся отношений Ecclesia Gnostica и Тайных Посвятительных Орденов PDF Печать
Гностицизм - Гностические Церкви

Позиция, касающаяся отношений Ecclesia Gnostica и тайных посвятительных орденов.

Стефан Хёллер (Тау Стефаниус I), Епископ Ecclesia Gnostica.

 


Необходимость данной статьи.


Ecclesia Gnostica, как старейшая сакраментальная организация в Соединенных Штатах, имеет свои собственные традиции и политику, которые в немалой степени были ей завещаны ее основателем, Епископом Ричардом, Герцогом Палантинским. С привнесением в эту страну (около двадцати лет спустя после начала нашей собственной работы) других гностических церквей с их собственными традициями и обычаями, возникла ситуация, которая могла легко привести к определенным недоразумениям в общественном сознании. Все гностические церкви, появившиеся на наших берегах в более близкие к нам десятилетия, ведут свои линии преемственности и большую часть своей политики от Французской Гностической Церкви Франции, начавшей свою работу в конце девятнадцатого века во Франции (1890 г.). По контрасту с ними, Ecclesia Gnostica получила свое гностическое исповедание из Англии, из источников, которые были осведомлены о своих французских собратьях-гностиках и симпатизировали им, однако не разделяли часть политики последних.


Как мы собираемся объяснить в дальнейшем, Французская Гностическая Церковь поддерживала тесную связь с определенными тайными посвятительными орденами, тогда как Ecclesia Gnostica не делала этого. Таким образом, существуют определенные различия в политике и традициях между Ecclesia Gnostica и различными ветвями Французской Гностической Церкви. Эти различия продолжали существовать, несмотря на дружеские отношения, в ряде случаев доходившие до формальных договоров (конкордатов), существующие между Ecclesia Gnostica и вышеупомянутыми экклезиастическими организациями французского происхождения.


На основании этих соображений, нам представляется необходимым, чтобы Ecclesia Gnostica могла бы четко обозначить нашу позицию в части отношения нашей церкви к тайным посвятительным орденам, и настоящая Позиция была написана во имя решения этой задачи.

 


Что такое тайные посвятительные ордена?


Здесь было бы полезным провести краткий исторический экскурс. Как хорошо известно всем, кто обладает некоторыми познаниями о прошлых временах, гностики не могли действовать открыто на протяжении большей части истории Западной Культуры. В тех немногочисленных случаях, когда гностические религиозные организации появлялись в публичном поле зрения, их жестоко и решительно подавляли. (Наиболее известны примеры катаров и тамплиеров.)

В восемнадцатом веке, отчасти в результате движения, известного как Просвещение, эзотерические течения, включая те, куда входили гностические элементы, вновь всплыли на поверхность. Из-за вечно активных сил религиозной не толерантности для людей с эзотерическими интересами оказалось благоразумным делом объединяться в ассоциации, функционирующие тайно и принимающие членов лишь после того, как последние пройдут определенные тесты, а также после принесения ими клятвенных обязательств. 
Ко второй половине восемнадцатого столетия тайные ордена были в очень большой степени частью европейского (и, в конечном счете, американского) общества. Наиболее выдающимся из этих орденов были Вольные Каменщики, хотя прочие ордена, особенно Розенкрейцерское Братство Германии, также снискали популярность. Именно в ту эпоху возник Орден Мартинистов – в результате деятельности Мартинеса де Паскуалиса и Луи-Клода де Сен-Мартена.


Тайные посвятительные ордена служили множеству целей, не последней из которых было изучение и практическое использование гетеродоксальных эзотерических духовных традиций, многие из которых были тесно связаны с гностицизмом. Когда девятнадцатый век появился на свет посреди суматохи Французской революции и Наполеоновских войн, тайные ордена всё более становились предметом полемики, и их подавление, случавшееся время от времени, инициировалось Римской Католической Церковью и правительствами, находящимися под ее влиянием.



Тайные ордена и французские гностики.


Когда Французская Гностическая Церковь была основана (или воскрешена) Епископом Юлиусом Дуанелем (Тау Валентином II), тайные ордена всё еще были объектом огромного интереса и полемики. Один из епископов, рукоположенных Епископом Дуанелем, был доктор Жерар Анкосс, под своим литературным псевдонимом известный как Папюс. (Его экклезиастическое имя – Тау Винсент.) Папюс был как «профильным» писателем, так и воскресителем-реорганизатором Ордена Мартинистов. Один из более поздних лидеров Гностической Церкви, Жан Брико (Тау Йоханнес), выдающийся Мартинист, основал формальную ассоциацию между Орденом Мартинистов и Гностической Церковью, которая, с учетом некоторых модификаций, дожила до сегодняшнего дня.


От глаза историка не ускользнула и тесная связь Гностической Церкви Франции с Мартинизмом, а также с определенными формами масонства, такими как Ритуалы Мемфиса и Мицраима, сыгравшие для этой Церкви наиболее важную роль. Эта роль была двояка: одна ее часть была теоретической, другая – практической:


1) В области теории, или теологии, эти ассоциации привнесли в Гностическую Церковь определенные идеологические течения, оказавшиеся полезными. Следует иметь в виду, что на заре двадцатого столетия была доступна лишь очень небольшая часть достоверной информации, касающейся гностицизма. Книга Pistis Sophia тогда была только что переведена Дж. Р. Ст. Мидом, и ее положения использовались ранними епископами Французской Гностической Церкви, но в иных вопросах им приходилось полагаться на враждебные и конфузные писания Отцов церкви. Таким образом, нео-гностический миф Мартинеса де Паскуалиса и эзотерический христианский мистицизм Луи-Клода де Сен-Мартена послужили долгожданными теоретическими основаниями для Гностической Церкви.


2) Практические выгоды, возникшие для Гностической Церкви, между прочим, из ее Мартинистких и масонских ассоциаций, были привязаны к вечно беспокойному политическому климату Франции. В течение всей своей современной истории, Франция, в основном, жила в атмосфере религиозной свободы. Тем не менее, эта свобода редко распространялась на малые гетеродоксальные религиозные движения. Последние обычно назывались «сектами» (эквивалент «культа») и притеснялись или подвергались репрессиям. Масонские и Мартинистские ложи, с другой стороны, всегда имели запас респектабельности и одобрения. [Единственным исключением из этого правила был период правления Виши во время Второй Мировой Войны. Это правительство преследовало тайные ордена наряду с «сектами», такими как Гностическая Церковь. Одним из печальных последствий этого было мученичество Константа Шевийона (Тау Гармониуса) в 1944 году.] В относительно благополучные времена, однако, Гностическая Церковь пользовалась протекцией тайных орденов, совершая свои богослужения в Масонских Ложах и тому подобных местах.

 


Текущая ситуация и ее результаты.


В настоящее время большинство Гностических Церквей французской линии преемственности подтверждают свою связь с Мартинизмом, а некоторые также и с франкмасонством. Гностическое духовенство часто вынуждено принимать Мартинистское и/или масонское посвящения как предварительные условия для рукоположения в священство. И наоборот, некоторые (но не все) организации такого рода будут автоматически даровать рукоположения, включая рукоположения в священство и епископат, членам Ордена Мартинистов, как только они достигнут определенного градуса. Мы были свидетелями деятельности епископов, посвященных таким образом, которые были буквально неспособны отслужить мессу и, в сущности, пребывали в неведении относительно всех экклезиастических процедур. Таковы теневые стороны настоящей ассоциации Гностической Церкви и тайных посвятительных орденов.


По контрасту – и как уже было отмечено выше – Ecclesia Gnostica не имеет ассоциации с тайными посвятительными орденами. Ее духовенство и миряне остаются свободными в выборе – вступить и/или быть посвященными в любую или во все организации, и в то же время их убедительно просят отделять деятельность в организациях такого рода от их деятельности в Ecclesia Gnostica. Таким образом, мы желаем застраховаться от вероятности того, чтобы наша церковь встала на путь всего лишь вспомогательной деятельности в рамках того или иного тайного ордена. Мы не считаем, что кто-либо мог бы или должен был бы стать лучшим гностиком или гностическим священником или епископом всего лишь из-за принадлежности к одному или нескольким тайным посвятительным орденам.


Во имя объяснения и оправдания вышеназванной политики мы могли бы отметить, что, как нам кажется, исторические обстоятельства, приведшие к ассоциации Гностической Церкви с тайными посвятительными орденами, изменились за последние более чем сто лет столь значительно, что нужда в такой ассоциации, можно сказать, исчезла. Полная свобода вероисповедания в Соединенных Штатах дарует Гностической Церкви все свободы, которые ей нужны, и, фактически, она дарует большие привилегии для церкви, чем те, которые были дарованы ей братским орденом.


Наконец, но не в последнюю очередь, мы чувствуем, что сегодня Гностическая Церковь обладает всей полнотой информации, в которой она нуждается, касающейся гностических учений и, таким образом, не имеет нужды в учениях, содержащихся в некоторых тайных посвятительных орденах. С обнаружением и переводом Библиотеки Наг-Хаммади мы получили доступ к истоку великой реки Гнозиса как такового. Чем ближе мы подходим к источнику, тем чище становится вода. Таким образом, с почтением относясь к различным нео-гностическим и эзотерическим традициям и школам, развивавшимся в течение всего исторически обозримого периода, мы чувствуем, что лучшее из того, что они могут предложить – это, в лучшем случае, дублирование, а в худшем – значительно более блеклую передачу изначального гностического послания. Наше духовенство и миряне, несомненно, вольны изучать такого рода материалы, однако Гностическая Церковь как таковая в настоящее время не имеет в них нужды.


Сегодня в Соединенных Штатах нам больше не нужно маскировать наши гностические интересы и посвящения, пряча их за опечатанными порталами или ложами и храмами. К счастью, нам не нужно защищать наши учения и практики паролями и рукопожатиями. Наша церковь открыта для всех тех, кто желает извлечь для себя пользу из наших сакраментальных богослужений, а наше ученое духовенство предлагает свое наставничество всем, кто желает получить его. Предосторожностям и уловкам, бывшим благоразумными в 18-м столетии, сегодня более незачем становиться частью наших гностических процедур.

 

Вывод.

Суммируя: Мы в Ecclesia Gnostica являемся и намерены оставаться церковью и ничем иным. Более того, будучи членами этой церкви, мы являемся гностиками от начала до конца. Мы совершаем святые таинства согласно гностическому пониманию, и мы обучаем гностическому мировоззрению, как оно присутствует в наших писаниях. Мы никогда не будем требовать, чтобы кто-либо из наших чинов принадлежал к какому-либо ордену или ассоциации, отличных от самой церкви. Мы уважаем обычаи и политику наших братьев и сестер Французской линии преемственности, но у нас есть своя собственная уважительная причина для того, чтобы не следовать их примеру в этих делах.
При этом следует, конечно, иметь в виду, что возвышенные духовные состояния временами могут переживаться и в процессе посвящений и прочих ритуалов, происходящих в ложах и храмах тайных посвятительных орденов. Мы не горим желанием лишать кого-либо выгод от такого рода опытов. И в то же время, наш долг – напомнить о том, что такие опыты имеют личную природу, и их следовало бы практиковать и разрабатывать в частном порядке и тайно, а не смешивать с церковью и ее службами.

 

Мы надеемся, что эта позиция послужила прояснению вопроса, который мог стать для некоторых предметом определенного замешательства и сомнения.

 

 


 

Пер. с англ. – А. Мома.

 

 

Back