Home Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» Теория «Человек и Бог», Переходящий Свиток №XV, — У.У. Уэсткотт
«Человек и Бог», Переходящий Свиток №XV, — У.У. Уэсткотт PDF  | Печать |
Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» - Теория

 

Человек и Бог

Переходящий Свиток №XV

Достопочтеннейший Брат N.O.M. (У.У. Уэсткотт)



Круг посвященных в степень Адепта Ордена Красной Розы и Золотого Креста представляет собой братство исследователей герметических наук и герметического Искусства.

Узами, объединяющими нас, служит согласие с учением и мудростью, заключенными в ритуалах нашего Ордена. То же самое относится и Ордену Золотой Зари, в рамках которого все мы прошли подготовительный курс наставлений. Основой для нашей общности и братства является искренняя приверженность древней герметической философии в том виде, как она представлена в наших ритуалах, а также в изображениях и символах, вверявшихся нам по мере продвижения по степеням.

Учение Золотой Зари покоится на определенных религиозных и философских убеждениях; однако вполне очевидно, что наши ритуалы дают лишь общие указания и ориентиры в мире философии и религии. Пробелы каждый посвященный заполняет самостоятельно — или оставляет незаполненными.
Не составит особого труда убедиться, что различные члены Ордена заполняют эти пробелы по-разному, кто во что горазд. В наших рядах представлены бесчисленные разновидности и оттенки инакомыслия; встречаются и убеждения, очень близкие к ортодоксальным; однако все мы чувствуем и осознаем эти могучие узы, связывающие нас воедино, — узы Мудрости, заключенной в наших ритуалах.

То, откуда пришли эти ритуалы и кто передал их нам, и даже то, кто ныне стоит во главе нашего Храма, — все это вопросы второстепенные. Элемент личной власти определяется временем, местом и финансовым положением, но подлинно авторитетными являются только принятые ритуалы. Те, кто собрался здесь сегодня послушать эту лекцию (равно как и те, кто впоследствии будет читать ее), ищут в моих словах дальнейших наставлений в оккультном учении, но они прекрасно осознают, что я говорю только от собственного лица, и они всецело вольны принять то, что покажется им полезным, а прочее отвергнуть. Из уважения к Ордену, частицу которого я собой представляю, я всегда старался проводить как можно более четкую границу между Древним Ритуалом и современными толкованиями. Вы также не должны забывать об этой границе, ибо ни одного наставника или вождя не следует признавать по определению непогрешимым. Все люди подчас заблуждаются, хотя одни — в большей, другие — в меньшей степени. В нашем Ордене нет ни Папы, ни Папессы, и Библия наша не претендует на совершенство; все мы — соученики и сотоварищи, все еще взыскующие Света; и каждая лекция, прочитанная здесь, — это всего лишь выражение частного мнения человека, который следовал путем герметического развития значительно дольше, нежели большинство других людей. Поэтому каждый из вас должен сам решать для себя, в какой мере ему принимать излагаемые здесь предположения или факты, ибо ваш долг перед самими собой — самостоятельно проложить себе путь к трансмутации, к подлинному, а не только символическому, преображению способностей физической, чувственной жизни, в облагороженные духовные силы Адептата. Я же, будучи среди вас старшим Адептом, обязан помогать вам следовать туда, куда ведут пути наших Ритуалов, — в тех же областях, куда они не простираются, предоставлять вам полную свободу, поощряя, однако, ваши усилия в поисках Философского Золота собственными краткими лекциями и статьями. Рассуждения мои не подкреплены никаким авторитетом, кроме моего собственного, однако указывают на определенные темы и направления исследований, ставшие источниками возвышенных идей для тех, кто прошел эту часть пути раньше вас.

Сегодня я намереваюсь уподобиться церковным проповедникам и изложить свои мысли по поводу двух отрывков из Ветхого Завета; вы же вольны отнестись к моим рассуждениям, как вам будет угодно.

По моему мнению, тексты Ветхого Завета отчасти являются историческими, а отчасти — аллегорическими, и, представляя собою свод назиданий для народа, тем не менее, содержат немало отсылок к эзотерическому вероучению, которого придерживались священники народа Израилева.
Последнее в особенности относится к Божественным Именам, встречающимся в Ветхом Завете: Имена эти скрывают в себе и, в то же время, приоткрывают проблески тайн Божественной силы, величия и власти. Знатоки оккультных наук во все времена утверждали, что в имени «Яхве» заключены великие тайны. Но в тех двух отрывках, которые я собираюсь рассмотреть, упоминается другое великое имя — «Элохим».

Первый из них содержится в 1-м стихе 32-й главы Книги Исход, о котором еще десять лет назад рассказывал в своей лекции, прочитанной перед Герметическим обществом моей дорогой подруги Анны Кингсфорд, наш Достопочтеннейший Брат D.D.C.F. (С.Л. Макгрегор Мазерс). Здесь приведены слова, с которыми народ Израиля обратился к Аарону, когда Моисей ушел на поиски Бога: «Сделай нам Элохим, которые бы шли перед нами»1. Иначе говоря, люди возопили: «Давайте сделаем богов, которые помогали бы нам и служили нам идеальными примерами».

Второй отрывок — это 26-й стих 1-й главы Книги Бытия: «Veamar Elohim Nosher Adam Be Azelinunu Re demuthun», «И сказали Элохим: сотворим человека по образу нашему, по подобию нашему»2.

Обратите внимание на контраст и параллель между двумя этими моментами. «Давайте сотворим богов!» — возопили люди. «Давайте сотворим людей!» — сказали Боги. Здесь, на земле, мы ищем богов, или божественные идеалы, — а создаем людей; ибо человек творит себя сам — и сам же творит себе богов. По словам поэта,

Бронзоволик и толстогуб
Эфиопа курчавый бог.
Греческий бог — как древний грек,
Холоден, строен и строг3.

Один современный философ сказал: «Возможно, Боги и впрямь сотворили человека, но люди сотворили собственных Богов, и вышла ужасная путаница». Так что будем осторожны, созидая себе богов и выбирая для них пьедесталы!


Возможно, великий Яхве и впрямь сотворил человека в Эдемском саду, но для меня это значения не имеет. Для меня важно то, что я творю себя сам, и что вы точно так же сами творите себе, ежедневно и ежечасно; поистине, дитя — отец мужчины4 не в меньшей степени, чем мужчина — отец ребенка, и тайна сия велика. Святая гора же, гора Синай, на которую взошел Моисей в поисках божественной помощи, — не что иное, как Гора Бога, Гора Пещер, Гора Абиегнус, мистическая Гора Посвящения, то есть божественного наставничества. Так же и мы ищем вдохновения на высотах этой мистической Горы, пройдя через пустыню Хорив — через тот период жизни, который лишь поначалу, когда мы отринем мирские радости, кажется нам пустыней. Точно так же и мы стремимся проложить себе путь через Пещеры — Усыпальницу нашего Основателя — к единению с высшими духовными силами, кои ниспосылают луч света, озаряющего наш разум и воспламеняющего сердце — наше духовное средоточие — стремлением к жизни, более возвышенной, исполненной самопожертвования и самообладания, — ибо только посредством этих добродетелей человек может взойти к Божеству и слиться воедино со Всеохватным Я, с Великим Единым, заключающим в Себе все сущее.

Наша достопочтенная Сестра S.S.D.D. (Флоренс Фарр) в одном из предыдущих свитков отметила, что призыв к Безмолвию означает эти же странствия в пустыне, этот же период испытаний, неизбежно предшествующий вступлению в Высшую Жизнь. И образ Света на Пути также указывает на этот переходный период, когда воодушевленный ученик отвергает мирские стремления и радости жизни, дерзновение ока и похоть плоти, и стоит в поисках новой опоры на первой ступени той мистической лестницы, восхождение по которой наполняет сердце чаяниями столь возвышенными, что подъем более не кажется крутым, а путь — опасным, и которая, будучи озарена лучами восходящего Солнца Тиферет, сама побуждает странника всей душой устремиться к желанной вершине. Я сказал, что мы сами творим своих богов, — и это великая сокровенная истина. Моисей сам сотворил своего Бога и запечатлел его идеал в народе, которым предводительствовал. Магомет создал собственный образ Бога, и посмертного единения с Ним, и загробной жизни, в которой мужчины вкушают наслаждения в великом Небесном Гареме.  Иисус проповедовал свое учение об Отце своем — и для миллионов людей идеал Бога окрасился его представлениями; однако наличие миллионов приверженцев само по себе не доказывает истинность какого бы то ни было учения, ибо, как сказал Карлейль, большинство людей — дураки5. Человек же созидает не только Божество, но и некую противоположность нашим представлениям о высшем величии, мудрости и власти. Так происходит в Книге Бытия, где замыслы Яхве расстраивает Змей; так происходит в Книге Иова, где Сатана, желая опорочить праведника, предстает перед Господом среди «сынов Божиих», подговаривает Его обрушить на Иова все мыслимые невзгоды и в результате выставляет Всевышнего неблагодарным самодуром, если не хуже. В описании евангелистов Сатана уступает в могуществе одному лишь Христу и наделен достаточной силой, чтобы пообещать (и, надо полагать, не впустую) Иисусу все царства мира или божественную власть над материей, если тот хотя бы номинально выразит ему повиновение6. Далее мы видим, как средневековый европейский священник создает гротескный образ рогатого и хвостатого человекообразного дьявола. И, наконец, перед нами предстает каббалистический перечень Изнаночных Сефирот, эманаций Зла. Разве все это не абстракции, порожденные человеческим разумом? И будь мы в душе философами, разве не признали бы мы, что все эти представления и образы суть лишь тщетные попытки выразить неведомое и непостижимое? Человеку не дано выйти за пределы отпущенных ему сил; и если мы испытываем нужду в том, чтобы представить свой наивысший идеал в некоем божественном облике, то в этом нет ничего дурного — до тех пор, пока мы признаем равное право на сотворение богов и за нашими братьями.

Однако с образами Зла дело обстоит иначе: следует остерегаться их и воздерживаться от измышления или созидания сил, противостоящих нашим высшим идеалам, — ибо разум наделен творческой силой, о которой нам известно очень мало, и в невежестве своем мы рискуем заполнить олицетворениями зла те области нашей ауры, которым лучше было бы оставаться пустыми.

Итак, ни в коем случае не пытайтесь созидать силы Зла и уклоняйтесь от всех побуждений ко злу — решительно, отважно и твердо; но избегайте при этом высокомерия и дерзости, ибо даже так называемые силы зла, силы противодействия добру, обладают своим предназначением во Вселенной и даже они могут помочь человеку приблизиться ко благу, как о том прекрасно сказано в нашем Ритуале Адепта. Здесь же достаточно будет напомнить, что природа каждого человека двойственна, каждому сопутствуют две силы — Йецер ха-Ра и  Йецер ха-Тов7; или, как предпочел бы выразить это теософ, у каждого человека есть высший и низший манас8; и каждый имеет возможность сам распоряжаться своей судьбой.

Общим итогом нынешней жизни всякого человека может стать как возвышение, так и падение, ибо Человек наделен Свободой Воли — в известных пределах, разумеется, но пределы эти весьма растяжимы. Строение, происхождение и участь человека и впрямь могли быть предопределены Богом или некими Божественными Силами; однако все попытки рассматривать Человека с философской точки зрения как Троицу, Семерицу или Десятерицу куда менее важны, чем необходимость помнить о Свободе Воли, которая порождает личную ответственность за каждую нашу мысль и каждый поступок; помнить о том, что мы ежедневно и ежечасно своими руками творим собственное будущее и созидаем свою судьбу, отменить которую не поможет ни божественное вмешательство, ни слезное покаяние, ни попытки заставить других людей пострадать вместо нас. Мы вправе полагать, что прообраз человека и впрямь исходит от Элохим Жизни, от Верховной Семерицы Сил; что строение его в самых общих чертах определяется Солнцем — как подателем Жизненного Огня, Луной — как астральной матрицей, или формой, Землей — как родительницей материального тела; что планеты и звезды действительно способны влиять на внешний облик и склонности человека; но в конечном счете судьбу Мыслящего Существа определяют его Мысли. Человек есть прообраз Творения: Человек как Индивид ежечасно творит сам себя; одна жизнь порождает другую. Возможно, когда-нибудь он достигнет последних Небес, последнего упокоения, возвращения в лоно Божества, — когда-нибудь, но еще не сейчас. Прежде чем он ступит на вершину, ему предстоит ступень за ступенью пройти всю лестницу от земли до небес. Одни восходят по ней быстрее, другие медленнее, — но здесь все зависит только от наших личных усилий.

Будемте же творить Человека — творить Божественного Человека из Человека Человеческого! Будемте же созидать герметический идеал человека из человека, пребывающего в плену материальных чувств! В этом наш долг — проникнуть за Завесу-Парокет, дабы наш человеческий разум смог воспринять изливающее свыше сияние Святого Святых. Ибо теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло; но когда раскроется Завеса, узрим Господа лицом к лицу9.


Вспомним, как алхимики древности изображали трансмутацию Души, или переход ее из времени в вечность, — и как они описывали рост и развитие этой Души. Они не говорили об этом прямо, но прибегали к прекрасным аллегориям.

Сердце человеческое подобно Солнцу; оно есть орган восприятия Божественного Луча духовной интуиции, нисходящего на Человека.
Мозг Человека подобен Луне; он — источник человеческого разума.
Тело Человека — сосуд из праха земного.

Пусть Солнце оплодотворит Луну — пусть Духовный Огонь пробудит человеческий разум; пусть плод созреет во чреве очищенного Тела; и тогда ты преобразишься и станешь Сыном Солнца, Квинтэссенцией, Камнем Мудрецов, Истинной Мудростью и Совершенным Счастьем.

 

 


 

Примечания:

1. В русском синодальном переводе: «…сделай нам бога, который бы шел перед нами».

2. В русском синодальном переводе: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему».

3. Строки из стихотворения английского писателя и экономиста Уолтера Бейджхота (Bagehot, 1826—1877) «Человеческое невежество».

4. Аллюзия на знаменитые строки из стихотворения Уильяма Вордсворта «Займется сердце, чуть замечу…» (1802): «Кто есть Дитя? Отец мужчины; // Желал бы я, чтобы меж днями связь // Природной праведности не рвалась» (перевод А. Ларина).

5. Имеется в виду известное высказывание английского историка и публициста Томаса Карлейля (1795—1881): «Английский народ — это двадцать семь миллионов населения, по большей части дураков».

6. См. Мф. 4:1-11, Лк. 4:1-13.

7. Йецер ха-ра (др.-евр. yetzer ha-ra — «злое побуждение») и йецер ха-тов (др.-евр. yetzer ha-tov — «благое побуждение») — в иудаизме две предрасположенности, в большей или меньшей степени проявленные в каждом человеке. Понятие йецер ха-ра включает в себя страсти и агрессию, которые человек, достигший высокого духовного уровня, способен использовать в благих целях.

8. Манас (санскр. букв. «разум») — в теософии одно из начал, составляющих человеческую природу и, в свою очередь, подразделяющееся на высший и низший аспекты. Низшей формой манаса считается логическое мышление, высшей — интуиция.

9. Ср. 1 Кор. 13:12: «Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу».

 


 

перевод с англ. А. Блейз, редактура и оформление - Teurgia.Org


 

 

Back