«Мойна Мазерс», — биография, автор Eric Midnight PDF Печать
Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» - Оккультисты и Маги Ордена «Золотой Зари»

 

Мойна Мазерс

 

Мойна Мазерс (Moina Mathers) (28 февраля 1865, Женева, Швейцария - 25 июля 1928, Париж, Франция) - активный деятель Ордена Золотой Зари, исполнявшая роль Провозвестницы, через которую производилась связь с Тайными Владыками Ордена. Руководила Орденом Золотой Зари с 1918 года, после смерти ее мужа, Самуэля МакГрегора Мазерса.

 

Мойну Мазерс (или Мину Бергсон, каковое имя она получила при рождении) можно назвать самой загадочной фигурой среди членов Золотой Зари. О ней практически ничего неизвестно, так как она предпочитала соблюдать не только Таинства, но и тайну своей личной жизни, и вообще во многом была человеком, устремленным внутрь себя, а не во внешний мир, что не может удивлять, если принять во внимание ее Медиумические способности, ведь она являлась Провидицей Герметического Ордена Золотой Зари, которая связывала всех его участников с Тайными Владыками Третьего Ордена.

http://wpc.pochta.ru/abra-mathers-moina.jpg

Действительно, Флоренс Фарр и Уильям Йейтс, обладая талантами в искусствах, были чрезвычайно публичными людьми и никогда не оставались от общества в стороне. О их жизни мы можем найти множество сведений (больше о личной и общественной, чем о Магической, что естественно).

 

Герметический Орден Золотой Зари был привлекателен для поэтов, писателей и Мистиков: его членами стали Уэльский писатель и Мистик Артур Мейчен, Ирландский поэт Йейтс, его любовница и политическая активистка Мод Гонн, английский писатель Эвелин Андерхилл, Элджернон Блэквуд, Брэм Стокер, Фиона МакКлеод, известная под псевдонимом Уильям Шарп, и Флоренс Фарр. То есть, люди весьма известные и в обществе, не имеющем связи с Магией. О Мойне Мазерс мы сможем прочесть только скупые подробности («подробности» - больше за счет сентиментальных фантазий автора) разве что в книге Мэри К. Грир «Женщины Золотой Зари: Жрицы и Бунтарки».

 

Она родилась на свет в 28 февраля 1865 года в Женеве, городе Швейцарии. Ее родители, Мишель Габриэль Бергсон и Катерина Левинсон, не обладали значительными финансовыми средствами, к тому же, семье приходилось путешествовать по всей Европе, чтобы избежать антисемитских настроений, бытовавших в то время, и чтобы отец Мойны Мазерс мог преподавать уроки игры на фортепиано. Помимо ее самой, в семье было шестеро детей. Когда Мойне Мазерс было два с половиной года, ее семья переехала в Париж, где ее брат, Генри Бергсон, остался для получения дополнительного образования в области гуманитарных наук, что затем принесло ему замечательные плоды в занятиях литературой и философией. Он стал знаменитым французским философом. Его философия, полагавшая перемены и движение центральными для восприятия реальности, стимулировала развитие квантовой физики, литературной техники «потока сознания», а также эстетику абстрактного и экспрессионистского изобразительного искусства. Генри Бергсон получил нобелевскую Премию за концепции человеческого восприятия, основанные на философии и психологии, утверждавшие превосходство интуиции над аналитическими способностями. Возможно, под влиянием Мойны и Самюэля Лиддела МакГрэгора Мазерса, ставшего ее мужем, он также исследовал эти области, будучи президентом Британского Общества Психологических Исследований. Остальным Бергсонам пришлось перебраться на окраину Лондона, где они стали жить в положении благородной бедности. Однако, для Мины Бергсон нашли средства на обучение в Школе Искусств города Слэйда, где она проучилась с 1880 по 1886 год. Это дало ей возможность развить в себе художественный талант, которым она обладала от природы. Невероятное количество времени она провела в Британском Музее, изучая предметы искусства и артефакты Древнего Египта и культуры кельтов, к которой тяготели и другие члены на тот момент пока еще будущей Золотой Зари, и на распространение которой они оказали существенное влияние.

 

Ее пребывание в Школе Искусств принесло Мине Бергсон два замечательных знакомства, а именно - знакомство с Анни Хорниман, которая впоследствии стала ее лучшей подругой, и с Самюэлем Лидделом МакГрэгором Мазерсом. Вот несколько сентиментальные строки Мэри К. Грир о последнем:

 

«Я гляжу на две старых фотографии, и вдруг перед моими глазами предстает Лондон 1887 года. Вот двадцатидвухлетняя студентка факультета изобразительных искусств, с клубами непослушных темных волос, что исступленно вырываются из зажима, который пытается их удержать. Она отворачивается от своей карандашной зарисовки египетского фараона, чтобы посмотреть на человека, который обратил свой взгляд на нее. Его решительное, аристократическое выражение лица, и высокая фигура с прекрасной мускулатурой, кажется, больше подобают парадной площади, чем этому мавзолею мертвых. Его широко расставленные глаза суровы, словно бы он увидел хладную гордость и высокомерие фараона, что медленно, но неизбежно превращается в пыль; может быть, это он смотрит на самого себя, беспристрастно и беспощадно?

Мина встрепенулась и попыталась возвратиться к своему эскизу, но глаза этого человека не позволяют ей. Не смотря на то, что его лицо остается бледным и неподвижным, темные очертания скапливаются вокруг него, образуя фараоновы волосы, увенчанные ободом из трех звезд. Его руки скрещены темной рукояти гигантского меча, покрытого драгоценными камнями и кельтскими узорами, выполненными золотом. «Я не стану выходить за него замуж», - бормочет себе Мина, удивляясь нелепости собственных мыслей. И все же, через несколько месяцев она становится первой Посвященной его Магического Ордена, отмечая его инаугурацию и собственное Посвящение одновременно со своим двадцатитрехлетием. Только год спустя она соглашается на духовный брак, которому не суждено физически осуществиться, и этим событием ознаменуется жизнь, наполненная преданностью, в которой ее муж, МакГрэгор Мазерс, станет Мистическим Мастером, а она - Жрицей Исиды».

На момент их встречи Самуэль МакГрэгор Мазерс совсем недавно издал свою первую работу, перевод «Разоблаченной Каббалы» Кнорра фон Розенрота, и был еще в начале своей Магической карьеры.

Не смотря на то, что родители Мины Бергсон решительно не одобряли их женитьбы, 16 июня 1890 года они сочетались браком в библиотеке Музея Хорниман. Выйдя замуж за Мазерса, Мина Бергсон взяла себе новое, кельтское имя - Мойна. Не взирая на бытующие протесты против морали Викторианской эпохи, Мойна Мазерс обладала несколько иным складом характера (как было уже сказано, она оказалась прекрасным медиумом). Ей были близки идеалы благородной чистоты и преданности мужу, что было вызвано не склонностью к обычаям (в конце концов, она не посчитала нужным получить одобрение своего брака со стороны родителей, и не стала придерживаться ортодоксального Иудаизма, подобно им). Мазерса она считала своим другом и Наставником, и полагала, что у них одна душа на двоих. Она не только оказала большую услугу Ордену своим художественным талантом и талантом оформителя, но также не покинула своего мужа в тяжелые моменты его жизни, когда Орден Золотой Зари охватили внутренние раздоры, когда тот пристрастился к алкоголю, и не взирала на постоянные финансовые проблемы, которые их одолевали. Пожалуй, она обрела ту жизнь, которой желала, отрекшись от мирского и посвятив себя занятиям Магией. Их брак с Мазерсом был исключительно духовным, и не включал в себя физическую близость, но был плодотворным Магическим союзом. Что касается так называемой «сексуальной магии», то Мойна Мазерс в высшей степени не принимала ее, на основе чего, в частности, у них развился конфликт с Полом Фостером Кейсом, который оправдывал свои занятия в данной сфере тем, что подобные практики имеют решающее значение, так как «огонь змеи», или Великий Астральный Агент, работает за счет переориентированной сексуальной энергии. Мойна же спокойно уверяла его в своих письмах, что не знает ни одного случая, когда такие практики влияли бы благотворно и имели какой-либо положительный эффект.

В Герметическом Ордене Золотой Зари она приняла девиз «Vestiga Nulla Retrorsum», означающий «Я никогда не возвращаюсь той же дорогой». Все Ритуальные Залы как Лондонского, так и Парижского Храма, были украшены картинами ее работы, регалии были выполнены ею, и также ею были расписаны несколько сводов Храмов Ордена Золотой Зари, и, в дальнейшем, Ордена Альфы и Омеги. Кроме того, она занималась картами Таро и материалами Степеней. Ее Провидческая Работа, совместно с Мазерсом, когда она сидела за Магическим Кристаллом, принесла материалы, касающиеся создания Второго, Внутреннего Ордена (Рубиновой Розы и Золотого Креста). Мойна Мазерс обладала и педагогическим талантом, а также свободно владела французским, немецким и английским языками. Ее внешность делала ее прекрасной исполнительницей роли Верховной Жрицы Ананри в Ритуалах Исиды, сочиненных Мазерсом и ставившихся на сцене в Парижском Театре в 1899 году. Тяжелые каштановые волосы и глубокие синие глаза, смуглая кожа напоминали ее друзьям внешность моделей пре-рафаэлитов.

Твердая воля и чрезвычайное спокойствие, которое все отмечали в ее поведении, способствовали в перенесении ею жизненных трудностей и почти аскетическому образу жизни, который был близок Мойне Мазерс.

В 1892 году они с Самюэлем Мазерсом переехали в Париж, последовав указанию Тайных Владык Ордена, чтобы основать в нем Храм Ахатхор. Если раньше они и жили на грани бедности, то теперь условия стали абсолютно невыносимыми. К тому же, оставшийся без руководства Мазерса Храм в Лондоне начал рассыпаться на враждующие внутренние группы, что постепенно вело его к распаду. Из-за этих условий, из-за происходивших в то время судебных разбирательств, связанных с обнародованием материалов Золотой Зари одним ренегатом, Мазерсам приходилось переезжать с места на место, но условия при этом становились ничем не лучше, а только ухудшались. МакГрэгор Мазерс скончался 20 ноября 1918 года в Париже, и о причинах этой смерти ведутся споры, но Мойна Мазерс считала, что это случилось вследствие частых визитов Тайных Владык Ордена, появление которых было сложно переносить физически и морально. Кроме того, и после смерти ее мужа она защищала его персону от участившихся нападок, и теперь сохраняя ему верность, а также продолжала осуществлять руководство Орденом Альфы и Омеги, который был основан ими с Мазерсом, а также членами Ордена Золотой Зари, оставшихся преданными Мазерсу. Данный Орден был ориентирован на Магическую Практику, в противоположность Мистической направленности нового руководителя Золотой Зари, Артура Эдварда Уэйта.
http://www.geolayf.ru/GoldenDawn/moin1.jpg

 

Мойна Мазерс продолжала поддерживать связь с Тайными Владыками, прибегая для этого к помощи некоего Фратера X. Некоторые обвиняли Мойну Мазерс в занятиях черной магией, и даже в убийстве Нетты Фернарио, ее бывшей студентки, которое произошло в Айоне. Однако, на момент смерти Нетты сама Мойна Мазерс уже была мертва как восемнадцать месяцев, и потому не могла ответить на эти обвинения.

В попытках поправить свое финансовое состояние, Мойна Мазерс решила вновь обратиться к портретной живописи, которой она занималась в первые дни пребывания в Париже, но за многие годы этот талант, оставленный из-за занятости делами Ордена, успел испариться.

В 1927 году Мойна Мазерс отказалась от пищи, что и стало причиной ее смерти. Автор «Меча Мудрости», Итель Колхаун, выдвигает версию о том, что это было следствием продолжения «гипертрофированного вегетарианства ее мужа», однако, как известно, отказ от пищи присущ тем, кто придерживается крайней степени аскетизма. Например, древнегреческие киники считали достойнейшим из самоубийств отказ от пищи материальной, так как это свидетельствует об абсолютной непривязанности к материальному миру, и этим можно подтвердить версию о том, что Мойна Мазерс, как и ее муж, пожелала наконец перенестись к Тайным Владыкам Ордена и стать подобной им.

Она умерла 25 июля 1928 в больнице Аббатства Св. Марии, и, возможно, достигла окончательной цели своего Богослужения.

 


© Eric Midnight, Teurgia.Org 2010 г.

 

 

Back