Home Западная Магическая Традиция Таро Статьи о символизме и истории Таро «Иконография таро и порядок карт», — Майкл Дж. Хёрст
«Иконография таро и порядок карт», — Майкл Дж. Хёрст PDF Печать
Таро - Статьи о символизме и истории Таро

 

Иконография таро и порядок карт


Майкл Даммит написал историю таро с точки зрения раннего развития игральных карт и таро, и с точки зрения последующей миграции разных колод и игр, а также появления и развития оккультного таро. Его достижения в области иконографии превосходят все, что было сделано до него. Он установил, открыл и переосмыслил многое, но важнее всего то, что он провел два крупных исследования, влияние которых на последующие исследования огромно. Во-первых, он развил "нуль-гипотезу", которую некоторые ошибочно называют теорией отсутствия символизма.

Мы ни к чему не прийдем, изучая только иконографию колоды таро. ... Это совершенно маловероятно, потому что для этого необходимо изучить все об игре, в которую играли картами таро, или же о той цели, для которой колода была изначально создана.
(Майкл Даммит, Игра Таро,164.)


Это заявление со стороны иконографиста выглядит безрадостным. Он имел ввиду историю таро - содержание последовательности козырей не многое расскажет нам об истории игры. Более того, он продемонстрировал, что это так, составив самую полную и документированную историю таро, чем когда-либо, не прибегая ни к какой сильной теории о смысле последовательности козырей. "Игра Таро" доказала, например, что практически вся история таро не зависит ни от каких иконографических интерпретаций. Но он пошел дальше. Он предложил обоснованную альтернативу всем подобным толкованиям.

Не все, кто пытался расшифровать символизм таро, были оккультистами; некоторые из них были серьезными учеными, хорошо разбирающимися в иконографии искусства позднего Средневековья и раннего Ренессанса. У. М. Сибери написал книгу, чтобы доказать, что символизм колоды был основан на Данте; Мисс Гертруда Мокли в ее чудесной книге о колоде Висконти-Сфорца развила свою интерпретацию колоды, приводя многие доказательства из итальянского искусства и литературы; мистер Рональд Декер занимался сложными спекуляциями, связывая колоду с астрологией того времени. Я не собираюсь продвигать еще одну подобную теорию. Я даже не хочу отстаивать одну из точек зрения, которые уже были выдвинуты до меня. Вопрос в том, нужна ли такая теория вообще. Я не отрицаю, что некоторые из карт, или некоторые детали их общепринятых изображений могут иметь символическое значение, очевидное для итальянцев 15 века (хотя бы для образованных), которое ускользает от нас и может быть предметом исследований, напротив - скорее всего, так и есть. Но вопрос в том, имеет символическое значение именно последовательность. Я склонен считать, что нет, и что те, кто изначально создал таро, сделали то же самое, что и тот, кто позже выбрал последовательность изображений животных для украшения козырных карт новой французской колоды. Они хотели создать новый тип колоды с дополнительным набором из 21 иллюстрированной карты, которые играли бы особую, совершенно новую роль в игре; и потому избрали для этих карт некоторое количество тем, большинство из которых были легко узнаваемыми, легко приходящими на ум кому-то из итальянского двора 15 века. Это скорее случайный выбор: мы могли бы ожидать, что в колоду войдут все семь основных добродетелей, а не только три - и, конечно же, находим все семь в колоде Минчиате, и скорее всего они также присутствовали в колоде Висконти ди Модроне. Вместе с Солнцем и Луной могли бы присутствовать пять других планет, а не только Звезда; рядом с Папой и Императором могли бы быть и другие звания и должности. Но, конечно, для колоды карт важно, чтобы каждую карту можно было легко и быстро узнать, и потому лучше не использовать большое количество похожих образов, особенно до тех пор, пока кто-то не догадался нумеровать карты для облегчения их узнавания. Безусловно, большинство тем среди козырей таро вполне обычны для искусства Средневековья и Ренессанса; кажется, нет необходимости в какой-либо специальной гипотезе, чтобы объяснить их. Какова ни была бы правда о создателях таро, изобретатели колоды Минчиате наверняка подошли к задаче именно так, как я предположил: им нужно было двадцать дополнительных объектов, и они выбрали те, о которых человеку 16 века было естественно думать: четыре стихии, оставшиеся добродетели, знаки зодиака, - и включили их все в удобное место. Не думаю, чтобы кто-то предположил, что есть какой-то другой, тайный смысл в последовательности козырей Минчиате.
Это мое мнение, но я не хочу настаивать на нем. Вполне возможно, что те, кто впервые придумали колоду таро, имели особый замысел, выбирая определенные объекты и организовывая их в некую последовательность; возможно, они изложили некое сатирическое или символическое послание для тех, кто сумеет его понять. Если это так, то очевидно, что по крайней мере в 16 веке возможность прочесть это сообщение была утеряна. В итальянской литературе 16 века есть множество отсылок к тароччи, в которых эксплуатируется их символический потенциал, но он всегда вполне очевиден: не сохранилось никаких намеков на то, что с ними был связан какой-либо тайный смысл.
(Майкл Даммит, Игра Таро, 387-8.)


Итак, с этой точки зрения козыри являются набором триумфов. В этом и состоит иконографическая нуль-гипотеза, - в по существу не взаимосвязанном сборнике триумфов. Единственный способ опровергнуть эту нуль-гипотезу - выдвинуть более убедительную, и это имеет отношение к так называемой охоте на единорога, или загадке таро.

Мы можем развлекаться, задаваясь вопросом, почему именно этот выбор был сделан, и есть ли какое-либо символическое значение в порядке их расположения; и мы можем прийти к правдоподобному или проливающему свет ответу, а можем и не прийти. Если мы не нашли ответа, это не значит, что мы не разгадали загадку: загадки вообще может не быть.
(Майкл Даммит, Игра Таро, 165.)


Поиск скрытого смысла может оказаться охотой на единорога; но если этот скрытый смысл и существует, то его можно найти только полагаясь на факты. Скрытый смысл, если он есть, заключен в последовательности козырных карт, и потому нужно узнать, какой она была изначально.
(Майкл Даммит, Игра таро, 388.)


Понимание того, что козыри могут иметь существенное значение только как последовательная группа, является фундаментальным. В "Грешной колоде карт" Рональд Декер, Тьери Деполис и и Майкл Даммит объясняют это следующим образом: "Дешифровка закодированного текста прошла успешно, если можно прочесть связное сообщение" (стр. 250). Мы либо понимаем связное сообщение, либо нет; и если нет, то нуль-гипотеза остается самым обоснованным объяснением этому. Последовательность объектов является композицией некого общего замысла. Большинство претендующих на то, чтобы быть иконографистами таро, уделяют весьма мало внимания порядку, а многие вообще его не рассматривают. Тем не менее, заключение Даммита все еще остается угнетающим, ведь мы должны знать что-то, что фактически не можем установить, прежде чем начнем анализ. Если бы это было так, у нас были бы серьезные трудности: Даммит определяет дюжину различных ранних типов последовательностей карт, основаясь на разных источниках.
Но в действительности не нужно для начала знать, ни какой из порядков был изначальным, ни сохранился ли изначальный вообще. Мы можем изучать все варианты и пытаться расшифровать каждый отдельно, ища один, который был бы больше всего похож на объединенный дизайн. Знание изначального порядка карт является необходимым предварительным условием для охоты на единорога, более того, - изначальный порядок может этим единорогом и быть. Подобное исследование может обнаружить тот особый порядок, который окажется особенно хорошо продуманным, и соответствующую ему иконографию, тогда как другие можно будет легко объяснить как производные от него, которые, не смотря на понятные изменения, не сохранили того всеохватывающего смысла и связности. Этот подход является аналогом того анализа, с помощью которого библеисты пытаются реконструировать тексты. Если этот подход окажется успешным, мы сможем сделать важный вывод о происхождении таро, и также пролить свет на его иконографию. Изучая все порядки, мы можем определить общие черты, которые указывают на самый важный замысел, на основные концепции, которые сохранили, не смотря на отдельные изменения, общее значение последовательности козырей.

Большая часть загадочных аспектов таких колод, как Сицилийская, Мичианте и Болоньез были объяснены удовлетворительно. Самая большая проблема, которую осталось решить - это найти основополагающий, исконный замысел, из которого образовались эти вариации, общее значение стандартных козырей таро. Даммит вновь сделал большую часть самой тяжелой работы, и преподнес нам следующий иконографический подарок.

Необходимо найти общее в замыслах разных строев таро, а а сегодняшний день было найдено более дюжины разных порядков козырей. Но они повторяют общую идею, и Даммит определил это и обрисовал в общих чертах. Хотя его разделение последовательности на три группы карт было опубликовано более четверти века назад, никто не дополнил его надлежащим иконографическим анализом. Несомненно, отчасти из-за антипатии Даммита к фантазиям оккультистов никто из "сообщества" таро не попытался даже использовать исторические труды Дамита как основу для интерпретации ранних колод. Кстати говоря, его открытия совершенно разрушают оккультный предрассудок о симметричной структуре последовательности козырей.

Если детальнее рассмотреть различные последовательности, окажется, что они совсем не хаотичны. На первый взгляд кажется, что в них есть некая закономерность, которую, однако, сложно уловить. Карты, которые больше всего "гуляют" внутри последовательностей в разных строях - это три добродетели. Если их убрать, и обдумать порядок, который формируют оставшиеся 18 козырных карт, станет намного легче определить те черты в их расположении, которые остаются неизменными во всех строях. Игнорируя добродетели, можно сказать, что последовательность оставшихся карт разделяется на три отдельных части, начальную, среднюю и конечную, а все изменения происходят только внутри этих групп.
(Майкл Даммит, Игра Таро, 398.)


Это ключевое открытие. В 1985 году Даммит написал статью "В поисках таро" в периодический журнал FMR, в которой правильно очертил эти три группы. В более раннем исследовании, представленном в Игре Таро, Даммит включил Смерть в третью группу.

 

Самые низкие козыри представляют обыкновенного человека. Эта первая группа состоит из Фокусника и четырех "папских и императорских карт". Дурака не было в самых ранних наборах козырей, его обычно не нумеруют, и он имеет особенную роль в игре. Тем не менее, очевидно, и вполне естественно, что как часть аллегорического замысла он занимает самое низкое место в последовательности. Если мы рассматриваем Дурака как часть козырей, то он принадлежит к первой группе, и эти шесть карт формируют социальную иерархию, отображая классы общества, и содержат по два типичных представителя каждого из "трех сословий" средневекового общества. В каждом строе Фокусник является самым низким козырем, а Папа - самым старшим. Это наводит на мысль о весьма простом и ясном представленном задуме.Концепция о классах общества развита в труде Петрарки De Remediis Utriusque Fortunae, (около 1400 г.). Персонажи включают в себя Шута (с обезьянкой, черной птицей с красным клювом и клеткой с другими птицами), Менестреля (играет на лютне), Купца (с отрытым сундуком с деньгами), Доктора юридических наук (с книгами), Папу (в тиаре), Петрарку (на готическом троне, с пером и открытой книгой, в которой написано начало Remediis: Cum res fortunasque), Короля (коронован, со скипетром, державой в горностаевой мантии), Солдата (с луком), Джентельмена (с соколом и гончими), Женщину (блондинка в красном платье), Пастуха (в истрепанной одежде, с овцой и палицей).

 

Средние козыри отображают аллегории жизни: успех, перемены и падение. "Следующая группа карт отображает условия жизни человека: любовь, добродетели умеренности, силы воли и справедливости; триумфальная колесница; колесо фортуны; карта, которая сейчас называется отшельником; повешенный; и смерть". Эти образы отражают "состояния человека", которые, как и социальное положение, являются хорошо известными элементами дидактического искусства. Нравственные добродетели, любовь, смерть и колесо фортуны являются одними из наиболее распространенных аллегорий эпохи.
Образ жизненного цикла происходит из произведения "Пляска слепых" Пьера Мишо, написанного в 15 веке. Образы Любви, Фортуны и Смерти изображены как слепые силы, которым подчиняется все человечество, а жизненный цикл из книги Боккаччо "О несчастиях знаменитых людей" сокращен до очень лаконичного рассказа, включающего три самых распространенных аллегории: успех, перемену и падение.

Высшие козыри выражают эсхатологические триумфы.
"Финальная последовательность содержит духовные и небесные силы: дьявола, башню, звезду, солнце, луну, мир и ангела. Этот ангел - это ангел Страшного Суда". Эти образы заимствованы из христианской эсхатологии, и хотя они не являются самыми распространенными, они восходят к 20 и 21 главе Откровения, и повествуют о триумфе Христа над Дьяволом (самой низкой карты последовательности) и Смертью (через изображение воскресения).


Иконографический анализ показывает все те же три группы, что и анализ исторических последовательностей, проведенный Даммитом. Сам Даммит не может не характеризовать эти группы исходя из содержания, хотя его анализ и основан в первую очередь последовательности, а не на иконографии. Тем не менее, даже исходя только из анализа последовательностей мы можем проследить удивительные закономерности, общие для всех исторических строев. Карты младше Папы никогда не перемещались выше него, а карты старше Дьявола никогда не перемещались ниже него. Ни одно из изменений среди всех переработок порядка таро не коснулось общего замысла и не выходило за рамки трех блоков, или частей. (Анализ Даммита исключает три нравственные добродетели, потому что они, кажется, запутывают дело. Три добродетели наиболее сильно различаются своими позициями. Их не нужно исключать, стоит просто толковать их в зависимости от контекста.)

Эти два результата, 1) утверждение иконографической нуль-гипотезы касательно осмысленности общего порядка и 2) разделение всех известных последовательностей на три части, отражающие три типа образов, стали огромным шагом в сторону решения загадки таро. Автор осветил проблему и представил конкретное решение. Последнее проложило дорогу к нахождению теории, лучше объясняющей значение цикла козырей.

 


Автор: Майкл Дж. Хёрст

Перевод: © eifb

 

 

Back