Home
PDF Печать

 

Масонство: форма и содержание, учение и ритуал



Вообще ритуалы представляется возможным разделить на естественные и искусственные, по принципу зарождения. В первом случае символическое наполнение следует за практической необходимостью, во второй — наоборот.

Одним из ярких примеров может служить многоплановый символ точки в круге, развивать который можно бесконечно (пример с геометрией прямого угла в окружности, далее по работе А. Пайка, далее переход к символике тройного Тау).
Также совокупностью прагматических (ремесленных) и идеалистических (герметических) компонентов наполнен ритуал открытия работ ложи, состоящий из семи ярко выраженных операций: должным образом управляемая ложа должна быть для проведения собрания

- созвана, собрана, покрыта, составлена, освещена, освящена и посвящена,

- summoned, assembled, tyled, composed, lighted, consecrated, dedicated.
Здесь первичны практические нужды, в то время как символическое наполнение (солярное, библейское и пр.) вторичны.

Оппозиция ритуала и таинства. Духовная вертикаль — социальная горизонталь. Ритуал как психодрама. Масонский ритуал – иллюстрация символами нравственных ценностей, которые воспитываются в членах и составляют основу орденского учения.

Масонство сложилось в период усталости от религиозных войн (см. в Лекции 1). Конец революции-реставрации в Англии, в Нидерландах, конец 30-летней войны на континенте (Вестфальский мир 1648 г., кое-где — до 1659 г.). Накопилась общая усталость от крови, в целом усталость от религии как мотиватора войн, усталость от аристократии как основного мотора религиозных войн. Формирование буржуазии со своими запросами.
В колониях Англии – формирование общины американцев и их оппозиция метрополии, что ведет к потребности в объединяющей идеологии.
Перекроена карта Европы. Попытки в разных странах ввести в общество образованное третье сословие, ранее не имевшее объединений. Развитие науки (научная революция – Галилей, Декарт, Ньютон, Гоббс), всплеск искусства (театр, музыка, живопись).

Идеологически Новое время ознаменовал переход от чисто умозрительного духовного познания, аристотелевой схоластики к чтению Книги Природы, более материальной ориентации, выходу в мир.
«Схоластика дала науке логико-рациональный метод, а герметизм — представление об универсальности законов природы... подлинной основой научной парадигмы стал новый познавательный идеал — познание через деятельность: достоверно знать можно только то, что сам создал — своими руками или своим умом».
Практическая сфера: стали развиваться механические искусства; оказалась востребована деятельность не только архитекторов и скульпторов, но также механиков и инженеров.
Отсюда: 1) само вхождение Братства в каменщический цех, 2) соединение рационализма и учения о спасении через добрые дела с герметизмом и ее практическими методами.
Всё это – изначально в совершенно ординарной католической или протестантской форме – со святыми, часовнями, обязательным участием членов в приходской жизни и пр.
Однако принятие членов всех христианских конфессий – настоящий прорыв, уникальная черта.
В Конституциях подчеркивается, что в любой земле надо повиноваться ее законам, светским и церковным.
В учении масонства – парадокс Ксанфа. Следует отделить от моря воду всех рек, т.е. отдельно надо рассматривать все привходящие оккультные учения отдельных членов Братства с их личными приоритетами – каббалу, астрологию, алхимию, теософию, мартинезизм и пр. Это учения их, а не масонства.
Масонство ограничивается сферами нравственности, этики, эстетики, отношений между людьми, но не между людьми и Богом. Оно метафизическое, мистическое – но не оккультное.

Само учение масонства следует определить как совокупность нравственных, этических норм и положений, сформулированных на основе религиозных и гуманистических идей (которые ни в коем случае не уникальны).
Специфическим для него является метод сообщения этого учения – сакральная мистерия, совокупность зрительных, звуковых и осязательных символов, а также ритуальных действий. Именно сочетание предмета обучения нравственным истинам с ритуальным методом обучения и создает масонство.

Дж. Форт Ньютон: «Масонство является продолжателем традиций мистерий Древности, и даже в том случае, если мы не можем утверждать, что оно имеет непосредственные связи с каким-либо из великих орденов Древности, оно, являясь их духовным наследником, привносит в наш век ту же мудрость, что они передавали своему... По крайней мере, не вызывает сомнений то, что великие мистерии древности предвидели масонство, чей ритуал венчает мировую традицию церемоний посвящения и чьи простые символы суть кладези древнейшей мудрости и надежд всего человечества».

Рамзай: «…долг ваш, возложенный на плечи ваши Орденом, есть защищать братьев своею властью, просвещать их своим знанием, облекать их своею добродетелью, утешать их в их нуждах, жертвовать всеми своими предрассудками и стремиться ко всему, что несет Обществу мир и единство.

Вторым обязательным требованием к членам нашего Общества является наличие добрых нравов. Религиозные Ордена были учреждены для того, чтобы создавать в своих недрах совершенных христиан. Военные Ордена – чтобы вдохновлять своих членов любовью к истинной славе. А Орден Франкмасонов – чтобы пестовать в своих недрах добрых людей, хороших граждан, хороших подданных, хранящих нерушимую верность своим клятвам, верных чад Бога Любви, возлюбивших добродетель более наград.

Среди нас встречаются три типа братьев: Новиции (или Ученики), Подмастерья (или Полноправные Братья) и Мастера (или Совершенные Братья). Первые получают наставления в нравственных добродетелях, вторые – в героических добродетелях, последние – в христианских добродетелях, и таким образом получается, что наше Братство охватывает своими наставлениями всю философию чувства и полную теологию сердца».

Ахиман Резон: «Есть три главных Долга, коие каждый Масон обязан исполнять: пред Богом, пред Ближними нашими и пред самим собой. Долг наш пред Богом есть никогда не поминать Имя Его всуе, но лишь в священном Ужасе твари пред Творцом своим, также всегда Его считать Summum Bonum, наслаждаться Коим мы и посланы в сей мир, также всегда поступать в соответствии с такими нашими воззрениями. Долг наш пред Ближними есть поступать с ними по Наугольнику и делать им всё то, что мы желали бы, чтобы делали нам самим. Долг наш пред нами самими есть избегать всякого рода Неумеренности и Излишеств, препятствующих в исполнении нашей Работы, также всякого иного ода Поведения, коие не пристало славному Ремеслу нашему, также всегда поддерживать меж собою дружеские Связи, выполнять Обязательства и сторониться всего, что может нас опорочить».

Примат учения о нравственном законе. Возможно соотнести с положениями учений Канта, Гоббса, Лессинга, Руссо.
С другой стороны — с теоретически существовавшим учением Маат, а также с Дао.

А. Пятигорский: «Если андерсоновские Конституции привили масонству универсалистский характер, то толчком последующих идейных разногласий среди вольных каменщиков... могли стать контекстуальные, социо-культурные и этно-религиозные обстоятельства. Существовали три тенденции масонской саморефлексии 30-х годов XVIII века: универсалистская (деистическая), представленная Ф.Дрэйком, утверждавшим, что масонство - идеал (и архитектор) социального устройства, протестантская (Е.Окли) - масонство есть сообщество избранных людей церкви, образчик религиозного единства, спиритуалистическая (А.М.Рамсей), испытавшая два влияния - французское католическое и шотландское. Необходимо заметить, что Дрэйк был лондонским антикварием, Окли - архитектором из валлийского города Кармартен, Рамсей - якобитом, католиком, большую часть жизни проведшим во Франции».

А. Пайк: «Масонство ...это шаг на пути к Свету; постоянное устремление к возвышению в себе того Божественного, что содержится в каждом человеке, духовной части составной его природы, его разума и нравственного чувства, дабы позволить им подчинить и преодолеть земные, животные и низменные свойства этой составной природы, а именно страсти и чувственные порывы
Изначально филантропическое, философское и прогрессивное общество, масонство основой своего учения почитает твердую веру в существование Бога и Его Провидение, в бессмертие души; своей целью – распространение нравственной, политической, философской и религиозной Истины, а также практику всех существующих добродетелей. Во все времена его девизом было: «Свобода. Равенство. Братство», – при условии конституционной власти, закона, дисциплины и повиновения законной власти – то есть правительства, а не анархии. Масонство – это вселенская нравственность, вполне подходящая для всех обитателей Вселенной, вне зависимости от места, где они живут, и веры, которую они исповедуют. Оно никогда не наставляло никого ни в какой религиозной доктрине – только повествовало об основах веры, необходимых для самого выживания и существования человечества; и всякий стремившийся направить его по пути бессмысленной мести, политического действия, иезуитства, всего лишь превращал его в нечто совершенно иное, лишал масонство самой его сути и делал иной, новой организацией, отвечающей его и только его низменным целям, лишенной чистого масонского духа и истинной природы».


Ничего нового, таким образом, масонство в религиозной сфере не несет, хотя само понятие приемлемости Заповедей Сынов Ноя в качестве универсального этически-религиозного кодекса во время зарождения спекулятивного масонство было в новинку. Отдельной «масонской веры», однако, не существует, но каждый из членов Братства поощряется к еще более активному исполнению всех предписаний своей изначальной религии.

Хатченс о самосовершенствовании: «Мы же стремимся учить людей не Истине, а скорее пути к Истине. Каждый должен найти свою Истину сам. Мы стремимся стать всего лишь проводниками на этом пути, обучая общим корням разнообразных философских и религиозных учений и подходов к понятию Веры, чтобы у людей появилось больше общего в понимании Добра и Зла, а также природы бытия Божьего...

Эти учения – не наугад собранная коллекция нравственных понятий и концепций. Это стройная и сложная система знаний, направленных на совершенствование человеческой жизни. «Совершенствование» ни в коем случае не означает, что единственной целью является достижение «совершенства». Оно недостижимо. Сама недостижимость этой цели должна заставлять нас стараться становиться лучше. Никто не может достичь совершенства, но каждый может к нему стремиться, постоянно улучшая свою природу. Стать масоном Шотландского Устава – означает отправиться на поиски философской Истины в трех областях: в политике, нравственности и религии. В этих областях пребывает наш долг по отношению к Богу, нашей стране и человечеству.
Таким образом, достигший главного «свершения» человек – это человек, уравновесивший свои политическое, нравственное и религиозное измерения. Для того, чтобы обрести это равновесие, человек должен стремиться, в первую очередь, к обретению духовного опыта, открывающего к равновесию путь, но очень постепенно, не торопясь, шаг за шагом. В Шотландском Уставе эти шаги называются «градусами». Правильно воспринятое посвящение в новый градус помогает человеку осознать расширенное понятие долга и свои место и цель во Вселенной».

А. Пайк: «Это великая нравственная система, наставляющая своих посвященных в основополагающих истинах первобытного изначального Божественного Откровения, в таинствах изначальной веры, сокрытых в аллегориях и символах, постепенно раскрывающихся перед новопосвященным от градуса к градусу, становясь для него осязаемыми и постижимыми, подобно тому, как облака постепенно расходятся пред лучами Солнца на рассвете, открывая взору сияющее голубое небо во всем его величии и соразмерности».

Франкмасонство состоит в подчинении человеческой природы в каждом отдельном человеке Природе Божественной, в одержании разумом и нравственным чувством победы над страстями и чувственностью, в постоянной и неизменной ожесточенной борьбе, в войне духовного с чувственным, материальным.

А. Пайк: «Все мироздание есть Его откровение, Бог открыл его Сам Себе, и все оно существует лишь в Нем Самом. Все Его свойства воплотились в мироздании в различных формах и с различной степенью интенсивности, так что Вселенная является Его священной Славой, Его порфирой. Поклоняться Ему следует в полной тишине, а совершенство достигается елико возможно большим приближением к Нему».

Отсюда и методы передачи этого учения.
А. Пайк: «Масонство — это связная цепь аллегорий, служащих просто способами передачи великих по своему значению нравственных и религиозных уроков.
Масонство, продолжатель дела Мистерий, до сих пор практикует античные методы передачи Знания. Его церемонии — точь-в-точь древние мистические действа; это не чтение научных трактатов, а постановка проблемы, требующей изучения, в первую очередь, путем философских размышлений. Его символика — руководство к действию. Наставления — зачастую односторонние и частичные толкования этой символики. Тот, кому посчастливится стать полноценным масоном, не должен получать удовлетворения от простого выслушивания наставлений и даже от их осознавания; он должен с их помощью, имея их перед собой как верстовые столбы на пути, изучать, толковать и развивать все эти символы самостоятельно».

А. Уэйт:
«Братьям вручаются своего рода ключи, пользуясь которыми, каждый посвященный… преодолевает ступень за ступенью. Именно ему, если, само собой, он на это способен, суждено с их помощью отворить двери Храма».

Малые мистерии и великие мистерии. Вторые — вертикаль, выход в духовную реальность. Первые — скорее горизонталь, этический пласт, межчеловеческие отношения на основе Божественной морали. Масонство в чистом виде — определенно малые мистерии.
Суть масонского ритуала — отчасти бихевиористская. Стимул — реакция. Для того, чтобы человек испытал определенные эмоции и чему-то научился в нравственном плане, нужен опыт. Чем ждать или искать его на улице – здесь он в чистом виде. Это своего рода лаборатория и тренажерный зал для обретения нравственного опыта, снабженные готовыми примерами, включением ученика в процесс обучения и 300-летней методикой.

А. Уэйт: «Современный мир движется, более или менее не сознавая того, к более широкому разнообразию обрядов посвящения. В определенном смысле он вышел из под власти старых религий и больше не в состоянии вернуться обратно… О тайной доктрине воссоединения так или иначе говорят все обряды. И здесь возникает вопрос, что же именно подразумевает учение о воссоединении с Богом...
Наши посвящения… это стадии того развития, которое, исходя из их идеи и символического значения, ведет сознание принимающего масонство к просветлению. От начала до конца он считается желающим света, и он получает его должным образом. Однако в пределах масонства и примыкающих к нему (высших) степеней этот свет сообщается лишь в символизме и церемонии ритуала, в уроках, вынесенных из них, и легендах, к ним относящихся.
Посредничество ритуала означает в конечном счете, что он помогает проникнуться отвлеченным и отнесенным от нашего привычного опыта в его понятной и конкретной форме».

Также в основе масонского ритуала лежат два психологических аспекта. Для человека свойственно стремление к формированию групп и межличностных отношений (1), а также важен мотив страха смерти (2). Оба пункта завязаны на понятие Бога: в школьной психологии принято считать, что противопоставление учителя группе учеников ведет к большему единению группы, т.к. страх перед силой учителя и пр.
Отсюда проекция на две главные заповеди – почитайте господа бога и любите друг друга. «В этом весь закон и пророки».
Ритуалы связывают сообщество, но прежде всего они стимулируют в каждом индивидууме эмоциональное убеждение, освобождающее его подсознание и внутренние силы.

О методах проведения ритуала.

Вильгельмсбадская конституция: «...изучай смысл иероглифов и символов, тебе орденом предлагаемых. Сама природа не учит без покрова всем своим таинствам. Она требует, чтобы ее наблюдали, сравнивали и удивлялись ее действиям. Из всех наук, обширное поле которых предлагает счастливейшие извлечения попечению человеческому и пользе общества, та наука, которая покажет отношение между Богом, Вселенной и тобою, исполнить желания небесной души твоей.
...ежели уроки, орденом тебе предлагаемые для облегчения пути истины и счастья, впечатлеют в кроткую твою душу, готовую к принятию впечатлений добродетели, ежели спасительные правила, которые назначат тебе, так сказать, каждый шаг в Каменщическом ристалище, сделаются твоими собственными правилами и всегдашним вождем твоих деяний, - о, любезный брат, сколь велика будет наша радость! Ты исполнишь высокое твое определение, ты получишь вновь оно божественное подобие, которое было долей человека в невинном его состоянии, которое есть предмет христианства и цель принятия твоего. Ты соделаешься любимым творением неба. Его обильные благословения на тебя прольются и удостоятся славного титла всегда мудрого, свободного, счастливого и твердого, ты шествовать будешь на земле сей, яко царь, благодетель сочеловеков и образец братий».

К. Клауди: «Разум говорит с разумом посредством устного или письменного слова. Сердце говорит с сердцем словами, которые не могут быть записаны или произнесены. Эти слова — символы, то есть слова, которые мало что означают для безразличного, но много — для понимающего».

М. Осоргин: «Как ученому нужен письменный стол, библиотека, тишина, как поэту нужна волнующая нервы природа, как финансисту нужен шум биржи, политику – ворох газет и трибуна, - так и нас, наследникам и последователям искателей истины, нужны напоминающие символы, театральное подобие храма ищущих, отвлечение глаз и мысли от бытового – к необычному. Мы замыкаемся в тесный круг избранных нами самими, потому что в такой избранной среде, в такой атмосфере личного полного доверия нам легче быть самими собою, людьми без условных масок, без взаимного недоверия и узаконенного лицемерия».

Привходящие обстоятельства формирования масонского ритуала в конце XVII века. Религиозное искусство (вертепы) + светское искусство (театр) + герметическое искусство (память, криптография).

«Вертепы, мистерии (миракли) как составная часть празднеств основывались на библейских сюжетах, причем каждая гильдия несла ответственность за изображение определенного эпизода из Библии. Так, каменщики инсценировали историю возведения храма Соломона. Это дает основание полагать, что миракли являлись важным источником ритуалов, впоследствии привившихся в масонстве, придавая историческому сюжету драматическую структуру и форму. Вольные каменщики получили в наследство от Средних веков не только строительную символику, но и театральные традиции цеховых братств, корпораций и гильдий ремесленников: организация летнего празднества, постановка мистерий на библейские сюжеты, участие ремесленников в качестве исполнителей. Здесь даже средневековый театральный принцип единства сцены – разные географически территории расположены на одной сцене, и актеры переходят с места на место, понарошку».

М. Осоргин: «Ритуал есть совершенно соответствующая духу нашей светской религиозности мистическая театральность. В значительной степени ритуал есть средство, естественное и законное, уйти из серой будничной обстановки, отдохнуть от обывательщины, устремить мысль к символике высших постижений. Если он этого не достигает, то в этом виноват не ритуализм, а наше неумение создать мистический театр и быть в нем вдохновенными артистами. Вот в этом направлении нужно изощрять силы, находить людей, в мехи старые вливать новое вино, помирить традицию с достижениями техники драматического действа.
Ритуал посвящения не открывает нам никаких истин и еще не делает профана – истинным масоном. В этом коренное отличие масонства от религиозной церкви, где крещение и помазание или обрезание делает христианином или евреем. Но мы верим, что масонское посвящение, вводя профана в среду таких же посвященных, освобождает пути посвященного познания, возвышает чувства и облегчает работу мысли. То, что не доступно человеческой единице, то доступно или хотя бы доступнее для соборной работы. Храм познания строится совместными, объединенными усилиями людей, посвятивших свои силы этому.
Братство Вольных Каменщиков – союз символический и ритуальный… Вне символики и ритуала масонство перемешалось бы и слилось бы с профанством и впитало бы в себя дух улицы, не знающей нашей терпимости, снижающей любую идеологию, не умеющей и не желающей отличать вопросы мирового порядка, вопросы познания природы вещей – от злоб сегодняшнего дня, которые мы, как профаны, не можем не признавать, но мы, как масоны, отрицаем и отвергаем в практике нашего Царственного искусства».
Отдельно стоит упомянуть искусство памяти, мнемоника (по Ф. Йейтс и зодческой В.М.).

«Первое и главное в искусстве памяти - разместить умопостигаемые вещи в пространстве. В эпоху Возрождения искусство памяти развивалось как на бумаге, так и в форме моделей. Знание обо всех искусствах и науках было представлено в виде, которым для лучшего запоминания придан вид архитектурного строения. В неоплатонизме XV-XVI вв. (Марсилио Фичино и Пико делла Мирандола) искусство памяти было преобразовано в герметическое искусство - Джордано Бруно использует небесные знаки как образы памяти, сопрягая тем самым мир звезд и внутренний мир человека. В герметической традиции постижение универсума осуществляется путем выстраивания значимых образов в соответствии с геометрическими фигурами и астральной символикой. Масонский храм в структурно-функциональном смысле - типичная комната памяти с четкой системой мест памяти. символы присутствуют на лентах и запонах».

Сам ковер (табель) в центре храма есть концентрированное выражение масонских символов, и служит для запоминания основных принципов Ордена.

 

 

 


© Z., 2009 год

 

 

 

Back