Home Психургия: — Месмеризм, Магнетизм, Ментализм, Гипнотизм и Астрал Ментализм и Магнетизм «Магнетический мистицизм и материалисты», — Элифас Леви
«Магнетический мистицизм и материалисты», — Элифас Леви PDF Печать
Месмеризм, Магнетизм, Ментализм и Гипнотизм - Ментализм и Магнетизм

 

Магнетический мистицизм и материалисты

 

Отрицание фундаментальной доктрины католической религии, так величественно сформулированное в «Фаусте», принесло миру свои плоды. Мораль, лишенная ее вечной санкции, стала сомнительной и необоснованной. Материалистическая мистика обернулась системой Сведенборга, чтобы создать на земле рай притяжения в соответствии с судьбами. Под словом «притяжение» Фурье понимает чувственные страсти, и им он обещал интегральное и абсолютное распространение. Бог, который является Высшим Разумом, отметил такие преступные доктрины страшной печатью: ученики Фурье начали с абсурда и закончили сумасшествием.
Они всерьез поверили, что океан будет превращен в безмерную чашу лимонада; они поверили, что в будущем будут созданы антильвы и антизмеи, в переписку, которая будет установлена между планетами. Не станем говорить о знаменитом хвосте длиной тридцать два фута, которым должен украситься род человеческий, потому что кажется, что они имели великодушие оставить это замечание своего учителя в стороне, как вопрос чисто гипотетический. Такие несуразности ведут к уничтожению равновесия. Но на дне этих глупостей гораздо больше логики, чем можно было бы подумать. Та же причина, по которой страдания человека необходимы, делает неизбежной горечь морской воды. Отрицать ад - это значит отрицать и небо. Согласно Великой Герметической Догме, ад есть уравновешивающая сила для неба, так как гармония вытекает из аналогии противоположностей. Высшее предполагает низшее, глубина определяет высоту и заполнить долины означает стереть горы, а убрать тени означает погасить свет, как это становится видно, если сравнить ночь и день. Само существование цветов в свете обязано присутствию тени: это тройной союз дня и ночи, блестящий образ догмы, свет делает тень, как Спаситель есть Слово, делающее человека. Все это основано на законе, который является первым законом творения, абсолютным законом природы, законом разделения и гармоничного баланса противоположностей в универсальном равновесии.


То, что возбуждает общественное сознание - это не догма ада, а ее опрометчивая интерпретация. Эти варварские кошмары Средневековья, эти жестокие и страшные мучения, изображенные на порталах церквей, эти позорные котлы для варки мяса живых людей таким образом, чтобы они мучились, в то время как избранные наслаждаются запахом дыма - все это абсурдно и неблагочестиво, оно не принадлежит к священным доктринам церкви. Жестокость, приписываемая Богу, есть наибольшее из богохульств. Бог налагает мучения порицания лишь на тех, кто проклят за самоубийство. «Работай, чтобы обладать, и ты будешь счастлив» - говорит Высшая Справедливость человеку. «Я хотел бы иметь и радоваться, не трудясь» - «Тогда ты станешь разбойником и будешь страдать».- «Я буду мятежником» -' «Ты будешь сломлен и будешь страдать еще более». - «Я буду бунтовать всегда!» - «Тогда ты будешь страдать вечно». Таков глас Абсолютного Разума и Высшей Справедливости. Что может ответить на это человеческая гордыня и глупость?
У религии нет большего врага, чем разнузданный мистицизм, ошибка которого состоит в его лихорадочных видениях Божественных откровений. Империю дьявола создали не теологи, а ложные святоши и колдуны. Верить мечтам мозга больше, чем общественному мнению или благочестию - вот, что было началом ереси в религии и глупости в философии; дурак не был бы дураком, если бы поверил разуму других. С этой точки зрения, магнетизм несомненно таит опасность, так как состояние, которое он вызывает, приводит к галлюцинациям так же легко, как и к ясной интуиции. В этой главе мы познакомимся и с мистическими, и с материалистическими магнетизерами, и нам хотелось бы предупредить их во имя науки о риске, который они пробуждают. Кудесничество, магнетические опыты и вызывания духов относятся к одним и тем же феноменам, которые нельзя использовать без опасности для рассудка и жизни.
Тридцать-сорок лет назад хормейстер Нотр-Дам, исключительно благочестивый и уважаемый человек, познакомился с месмеризмом и отдался его экспериментам. Он также посвятил неразумно много времени изучению мистиков, в особенности Сведенборга. Последовало умственное истощение, и так как оно сопровождалось бессонницей, он продолжал и умножал свои занятия мистикой. Это мешало ему успокоить мозг. Он взял ключ от церкви, поднялся на хоры, которые освещались лишь слабой лампадой высокого алтаря, занял свое место и оставался там до утра, погруженный в молитвы и глубокую медитацию.


Затем пришла ночь, когда предметом его размышлений стало вечное осуждение в связи с грозной доктриной о малом числе избранных. Он не мог понять столь суровое исключение большинства людей из бесконечной доброты Бога, который, согласно Святому Писанию, хочет спасения и обретения истины для всех. Сердце его наполнилось сомнениями и он обратился к утешительным объяснениям теологии. Церковь не дает определения огню ада; согласно Евангелию он вечен, но нигде не написано, что большинству людей суждено вечно страдать. Многие осужденные могут испытывать нужду в Боге. Язычники могут быть спасены по их просьбе Крещением; отъявленные грешники - внезапным полным раскаянием, и, наконец, несмотря ни на что, мы можем надеяться, мы должны молиться, спасая только одного человека - того, о ком Спаситель сказал, что ему лучше было бы не родиться.


Последняя мысль заставила хормейстера остановиться и внезапно ему пришло в голову, что единственный человек, который официально несет бремя осуждения столетиями, это Иуда Искариот, о котором говорится в приведенном отрывке из Евангелия. После того, как он раскаялся в своем преступлении настолько, что даже умер от этого, он стал козлом отпущения для человечества, Атласом ада, Прометеем осуждения. Даже он был тем, кого Спаситель на пороге смерти назвал своим другом. Глаза хормейстера наполнились слезами, ему показалось, что раскаяние не эффективно, чтобы спасти Иуду. Он воскликнул: «Для него и только ради него я бы умер вторично, будь я Спасителем. Не лучше ли меня в тысячу раз Христос, и что Он должен делать на небесах, если я на земле плачу над Его несчастным апостолом? Он меня жалеет и поддерживает, я чувствую это. Он говорит моему сердцу, что пария Евангелия спасен и что он станет, благодаря долгому проклятию, которое еще давит на его память, искупителем всех парий... И если это так, то миру должно быть оглашено новое Евангелие, и это будет Евангелие бесконечного всеобщего прощения - во имя возрожденного Иуды... Но я заблуждаюсь, я еретик. Я негодяй... И, все же, нет - потому что я чистосердечен. И, сжав руки, хормейстер добавил: «Господи, удостой меня тем, в чем ты не отказывал верующим в старые времена, и в том, в чем не откажешь теперь. Я прошу чуда, чтобы убедить меня, чуда, как свидетельства новой миссии».
Энтузиаст поднялся в молчании ночи, которое так страшно у подножья алтаря, в просторе безмолвия и темного храма, он произнес громко, медленно и торжественно: «Ты, кто был проклят на восемнадцать веков. Ты, кого я оплакиваю, потому что ты был в аду один, чтобы небеса были оставлены для всех нас; ты, несчастный Иуда, если истинно то, что кровь Учителя очистила тебя, так что ты спасешься действительно, приди и возложи свои руки на меня, как на священника прощения и любви».


Эхо этих слов еще носилось под сводами; хормейстер поднялся, пересек хоры и преклонил колени под лампадой Высокого Алтаря. Он рассказал нам, что он действительно и положительно почувствовал две теплые живые руки на своей голове, как руки епископа возлагаются на посвящаемого в сан. Он не спал и не был в обмороке, это был реальный контакт в течение нескольких минут. Он понял, что Бог услышал его, что чудо свершилось, он получил новые обязанности и для него началась новая жизнь; с утра он должен быть новым человеком. Но к утру несчастный хормейстер сошел с ума.
Мечта о небесах без ада, мечта Фауста, дала бесчисленное количество жертв этому несчастному веку сомнений и эгоизма, который преуспел лишь в реализации ада без небес. Сам Бог не дал эффекта системе, в которой все дозволено, все считается добром.


Люди, которые достигли точки, где они больше нее боятся Высшего Судьи, находят легким обходиться без этого Бога простонародья, который в действительности менее Бог, чем сам простой народ. Дураки, которые хвастаются победой над дьяволом, заканчивают, делая богами себя. Наш век переполнен такими псевдобожественными актерами, и нам известны все их степени. Бог Гено, добрая и поэтическая натура, который отдал бы свою рубашку бедняку и который не обидел бы мухи. Бог Шено, продавец цветов, визионер типа Сведенборга. Бог Турейль, превосходный персонаж, обожествивший женщину и доказавший, что Адам был извлечен из Евы. Бог Огюста Конта, который сохранил в себе католицизм за двумя исключениями - существование Бога и бессмертие души. Бог Вронского, истинного ученого, который прославился открытием первых теорем Каббалы. Продав богатому слабоумному Арсону за 150000 франков одно из своих сообщений, Вронский не получил от него денег и опубликовал памфлет, где объявил Арсона действительным и буквальным зверем Апокалипсиса. Памфлет был озаглавлен так: «Да или Нет - то есть, так сказать, имеете вы или не имеете, да или нет, купив у меня за 150000 франков мое открытие Абсолюта?»


Хорошо известно, что несчастный Арсон уже заплатил иерофанту сорок или пятьдесят тысяч франков. Мы получили от Вронского тот Абсолют, который он продал так дорого, и мы бесплатно отдаем его нашим читателям, так как истина принадлежит всему миру и никто не имеет права присваивать ее или использовать для торговли и наживы.




Элифас Леви
Отрывок из труда «История магии»
Редактура и оформление © Teurgia.Org, 2011 год
 

 

Back