Home Западная Магическая Традиция Статьи о Западной магической традиции «Критика практик "опыта прошлых жизней", ОС и "астральных путешествий"», — Рейнар
«Критика практик "опыта прошлых жизней", ОС и "астральных путешествий"», — Рейнар PDF Печать
Западная Магическая Традиция - Статьи о Западной магической традиции

Критика практик «опыта прошлых жизней», ОС и «астральных путешествий».


Рассмотрения требует один важный и, к моему личному сожалению, значительный для многих пункт — внетелесный опыт. Под этим словосочетанием в настоящей работе будут рассмотрены и разложены по деталям следующие «магические практики»: «астральные путешествия», «воспоминания о прошлых жизнях», а так же различные опыты общения с нематериальными предметами. Сразу отмечу, что явления вроде видения духов, призраков и проч. по своей природе близки к описываемым, но не тождественны, так что полученную ниже по тексту информацию в указанных контекстах требуется применять с необходимыми поправками и уточнениями. Случаи бывают разные.

Начать, пожалуй, стоит с вопроса — а почему, собственно, уместно обобщение когда речь зашла о теориях «реинкарнации» и «внетелесном опыте»? Если конкретнее — что заставляет говорить о подобном, как о вещах одной природы?

На первый взгляд, в умах тех, кто впервые столкнулся с подобным никаких ассоциаций возникать не должно, это вполне логично. Но, к сожалению, ассоциаций не возникает и у тех, кто годами пытается подобные вещи практиковать. Причина, опять же, широко распространенная и не раз уже упоминавшаяся — невежество и нежелание критически воспринимать свой опыт, желание сохранить свой внутренний мир в комфорте и уюте. Такая позиция, конечно, заслуживает осуждения, но сегодня не об этом.

Причина для объединения этих явлений кроется в условиях их возникновения. Как мы можем понять из всех «учебников», «статей» и «рекомендаций», условия и действия, требуемые для достижения «результата» удивительно схожи. Проанализировав эти условия можно с высокой вероятностью предсказать поведение человеческой психики и сопутствующие в ней процессы.

Прежде чем приступить к непосредственно критике феноменов и «магических» практик, необходимо дать представление об уже известных на настоящий момент фактах об устройстве человека, а так же о предшествующих этому знанию событиях. Дальнейшее рассмотрение будет производится в контексте описываемых теорий, подтвержденных на настоящий момент теперь уже многолетней практикой.

Итак, основоположниками большинства теорий об устройстве нас и природе нашего ума являются два конкретных исследователя — Павлов Иван Петрович и Сеченов Иван Михайлович. Что хорошего дали эти два светила? Оба принимали участие в разработке учения о физиологии высшей нервной деятельности. Иван Петрович знаменит тем, что занимался вопросами поведения живых существ и зависимости его от условных и безусловных рефлексов, а так же причинами и условиями этих рефлексов формирования. Иван Михайлович знаменит тем, что обосновал рефлекторную природу бессознательного, а так же выдвинул ряд важнейших теорий вроде детерминизма.

Согласно этим теориям, деятельность, потребность к нему, а так же способ удовлетворения этих потребностей определяются относительно сложной (в сравнении с другими видами известных существ) многоуровневой системой типа сигнал-реакция, в которой в качестве инструментов познания мира вокруг и, как ни удивительно, внутри нас выступают рецепторы.

Важно понять и запомнить, что в формировании представления человека о мире, состоянии и условиях окружающей среды в каждый момент времени принимают участие не только привычные и знакомые нам органы чувств в виде зрения, слуха, обоняния и осязания, но и более сложные (для сознательного понимания, но не всегда по структуре) механизмы — мышцы, системы внутренней регуляции, гормональный состав и некоторые другие. Для примера достаточно вспомнить, как нагрузка на мышцы позволяет нам оценивать вес предмета, свойства среды, в которой мы находимся (вода, невесомость) и многое другое. Можно так же вспомнить множество чувств и появляющихся в связи с ними мыслей и реакций вроде чувства голода или боли.

Результаты исследований в этих областях обозначили новые возможности для экспериментального исследования психических явлений и поведения организмов, а так же позволили сделать некоторые прогнозы относительно состояний сознания в некоторых особенных, не совсем типичных условиях.

Иными словами — если изменить внешние условия и по определенным принципам упорядочить раздражители, то состоянием сознания и мыслями можно будет управлять. До определенной степени, разумеется.

Конечно, такие эксперименты имеют свои аналоги на протяжении всей истории человечества и входят в состав многих уже сформировавшихся культур, так или иначе — стимуляция организма цветом, запахами, тактильными ощущениями, различные виды иглоукалываний, массажа и многого другого. Однако, подробного рассмотрения они, в принципе, на настоящий момент не заслуживают из-за невозможности, во первых, учесть контекст и условия производимых манипуляций, и во вторых — из-за недостаточно глубокой методической базы ( в плане реального результата конкретно воздействия).

Методы фармакологического и хирургического индукции интересующих состояний так же обойдем стороной, хотя они и весьма распространены, из-за практически полного отсутствия сознательного контроля (временное нарушение личностного восприятия) в первом случае, и фатальной необратимостью во втором. Однако, стоит держать в уме как аналогию все эти грибочки, мухоморы, травы, в общем — все то, что можно принять в себя, а так же различные вмешательства в форме лоботомии и подобных, распространенных преимущественно в Тибете и некоторых районах Монголии.

Прежде чем оглянуться назад в век прошлый, хотелось бы отметить такой вопрос: а почему, собственно, практикующие современные ведьмы, колдуны, экстрасенсы и шаманы даже не задумываются, что все их необычайно и несомненно «уникальные техники», «удивительные состояния» и «рискованные путешествия» не пытались повторить люди по своему статусу и вообще личным качествам гораздо более развитые, могущественные и знающие?

Этим можно отметить еще одно свойство магической тусовки — они не задаются вопросами. Вообще. В принципе.

Но вернемся к исследуемому вопросу. Первым кто методично и основательно начал заниматься воздействием изменения внешних условий на целостный организм и добился формальных результатов был Шульц (Schultz J.H.) аж в 1932 году. Метод аутогенной тренировки относительно хорошо исследованный (хотя однозначного мнения о механизмах до сих пор нет), дает достоверный терапевтический эффект (не плацебо) и достаточно широко применяется в лечебной практике. Пишут, что им можно даже сердечные расстройства лечить, что, в принципе, не удивительно. Из неудобств этой технологии можно отметить, пожалуй, излишнюю трудоемкость и длительность при обучении самостоятельно. Метод действительно способен повысить жизнестойкость особи, однако требует упорных многолетних тренировок. Впрочем....многолетних тренировок требует любой серьезный результат...сразу или в течении двадцати дней бывает только в сказках и на сайтах "магуний".

Настоящий пик активности исследований этой области приходится на середину прошлого века и связан с реальной потребностью в решении актуальных задач. К примеру, космические программы требовали подобных исследований, достижения в фармакологии и нейрофизиологии создавали широкую почву для экспериментальной деятельности.

Яркий пример — синтез ЛСД и исследования его применения Тимити Лири. О важности и серьезности прорыва говорит хотя бы то, что ЦРУ был создан ряд серьезных программ, направленных на выявление возможности применения психоделиков в дознавательных целях и на разведывательном поприще вообще. Кому интересно — Project BLUEBIRD и Project MKULTRA. Стоит заметить, что бюджет программ был огромен и никем не контролировался. На настоящий момент часть информации рассекречена и доступна на официальных сайтах самих организаций. По имеющимся данным есть все основания предположить, что существуют еще более интересные материалы и они останутся засекречены еще очень долго.

Другой, гораздо более интересный пример — Джон Лилли, талантливый во многих сферах ученый, положивший начало исследованиям процессов в мозге в условиях отсутствия внешних раздражителей. Основное его достижение — депривационная камера ( иначе — камера сенсорной депривации), представляющая собой закрытое устройство, в которое, после помещения в него человека, не поступает ни один из стандартных раздражителей — ни запах, ни звук, ни свет. Для компенсации мышечного напряжения и тактильных ощущений применяется соленая вода температуры тела.


Тут то и началось самое интересное. Параллельно с этим направлением у Лилли было еще одно — исследование мозга дельфинов, в ходе которых он пришел к заключению, что они не очень то уступают современному человеку в развитии (а уж гопникам, альтернативщикам и хиккимори — тем более). Из этого был сделан лаконичный вывод — с дельфинами надо дружить и учится общаться, (сразу Джонни-мнемоник вспоминается), причем вывод он этот преподносил как самоочевидный факт по определению доступный и понятный всем, однако, по его мнению, многие отказывались это формально принимать из-за каких то своих корыстных целей и принципов. Это стало началом конца его официальной научной карьеры.

Непосредственно конец наступил после некоторого весьма продолжительного времени, проведенного в камере сенсорной депривации где им был получен некий трансперсональный опыт. Опыт заключался как во внетелесном перемещении по пространству, так и в общении с «высшими» по его мнению сущностями и созданиями. Эти события настолько его впечатлили, что дальнейшую свою жизнь он решил посвятить популяризации своих теорий и призывам максимально пересмотреть устоявшиеся взгляды на реальность. Ничего не напоминает? В прочем, если понимать природу работы мозга и закономерный эффект от сенсорной депривации то вопросов возникнуть не должно в принципе. Для разумности лишь замечу, что первым показателем утери адекватности является требование именно коренного пересмотра принципов, нарушение системы ценностей как основы личности выражается в резком, скоротечном и сильном её изменении. О том, почему и как произошло это с талантливым ученым будет понятно к концу статьи.

Итак, пора бы уже перейти к чему то более пикантному, не так ли?


Теперь пришла пора рассмотреть собственно опыт прошлых жизней, ос и астральные путешествия.

Сеть полна информации самого разного сорта на эту тему начина от откровенной, плохо скроенной шизы, сомнительными теориями, претендующими на истину в последней инстанции, личными воспоминаниями и опытом «дивных» по своей природе персонажей и заканчивая предложениями приобщиться за определенную сумму к этому обществу просветленных, а так же намеками и полу-техниками для разогрева аппетита желающих быть обманутыми.

Вот, пожалуй, яркие пример:


При упоминании подобных вещей в разуме каждого человека невольно (искать выгоду — естественный, нормальный и абсолютно необходимый процесс) начинают роиться множество идей и предожиданий/предвосхищений от нового, несомненно любопытного и ценного опыта, грозящего вот вот обратиться золотыми горами с восседающими на них полуобнаженными девами с богатыми формами. В прочем — представления о выгоде у всех разное, так что впишете нужное. Это нормально.

Что приводит... к снижению критического порога. И конечности без критического осмысления сами начинают нести нас в западню. А стоило бы сохранить чуть чуть скепсиса и задаться объективными, реальными вопросами вроде:

  1. Некоторые утверждают, что таки смогли получить информацию, которую можно проверить документами. Стоит ли воспринимать эту информацию всерьез? Разумеется, нет, особенно если учесть множество сопутствующих дискредитирующих факторов, всегда окружающих любого т.н. «мага» или «ведьму». В конце концов, даже сложно себе представить фурор и катастрофу в обществе, если бы кто то смог документально в ходе независимого эксперимента подтвердить возможность этого. Разумеется, нечистые на руки в жизни не позволят поставить под сомнение свой авторитет и свои возможности, последствия этого просто превратят их в прижизненный труп (коим они, в прочем, и являются).

  2. Приобретение реального жизненного опыта. Если воспоминания о предыдущих жизнях возможны, и вспоминаются настолько важные цепи событий, что они даже влияют (это важно, в последствии вернемся) на нынешнюю жизнь — то куда девается бытовой опыт? За 25-30 лет жизни человек настолько оттачивает свои социальные навыки, что может практически угадывать мысли и желания других (если, конечно, разберется с самим собой), то страшно даже представить могущество человека, имеющего опыт 2х, а то и больше жизней! Тем не менее, память вспомнивших оказывается удивительно избирательной: они помнят лишь то, что, чаще всего, соответствует их внутренним желаемым представлениям о самих себе (важный пункт номер 2), при этом напрочь забывая и приобретенные в прошлой жизни профессиональные навыки, и иные, даже самые абстрактные знания.

  3. В конце концов, сами по себе эти практикующие, даже утверждающие об успешных результатах практик, совершенно не производят впечатление людей, имеющих хоть какие то качественно выработанные навыки или обладающих даже элементарной эрудицией. Никаких знаний, жизненного опыта или вообще хоть какого то отклонения от ожидаемой «нормы» (в отношении проявлений паталогии) среди практикующих в принципе нет.

 

Список этих вопросов можно, при желании, продолжать хоть до бесконечности — вопросы порождаются разницей между двумя мирами: миром реальным и желаемым. Тем не менее, эти т. н. «ведьмы» и «колдуны» что-то усиленно делают, и, самое главное, получают какой то результат, искренне их сами впечатляющий. Что же их так корежит?

Работает все предельно просто, если сложить факты, приведенные вначале статьи — относительно физиологии и депривации. Получилось?

Пришла пора сдернуть покровы ложной таинственности и гнилого псевдо-мистицизма объяснив эти «чудодейственные» процессы и события нормальным, современным языком. Почему такое внимание уделялось явлению сенсорной депривации в начале статьи? Ответ прост — сенсорная депривация является ярким, чисто научным аналогом всех применяемых в мистицизме техник.


Все просто: общим во всех этих процессах является наступление состояния, когда видимость присутствия сознания еще сохраняется, однако оно уже не принимает участия в корректирующей деятельности восприятия реальности и выбора достижения целей. Человек, выполняя практики осознанного засыпания, «астрального путешествия», «восстановления опыта прежних жизней» отключает естественные, телесные механизмы адекватного ориентирования в пространстве и во времени, направляя фокус сознания вовнутрь себя.

Вспомните период перед самым засыпанием — сознание еще сохраняет часть своей привычной, устоявшейся формы, но из-за неподвижности тела, его расслабления, начинают запускаться механизмы сна, необходимые для суммирования и перераспределения опыта, полученного за время бодрствования. Депривационная камера работает по этому принципу — внимание и сознание еще сохраняются, однако организм уже объективную реальность воссоздать не может, т. к. опорных ощущений уже не возникает. В сон погрузится оснований для мозга еще нет, однако телесной составляющей уже для него не существует.

Что происходит в такие моменты? В такие моменты меняется ритм токов головного мозга, отвечающий за взаимодействие между собой различных участков коры. Комбинаций взаимодействий может быть очень много и дают они разный, порой, забавный или опасный результат. Недалеко от ушей в коре мозга человека существует особый бугорок отвечающий за самое важное — идентификацию отношения информации к личности. Т. е., этот участок регулирует то, как мы информацию воспринимаем — сами ли мы её воспроизвели, к примеру — слова, образы или прочее — или же информация относится к чему то внешнему, не связанному на прямую с нами.

Это важный момент, подтвержденный множеством исследований, ссылок и документов на эту тему имеется огромное количество. Момент важный, но не единственный.

Второй важный момент — модель поведения. Вспомните момент, когда к вам возвращается сознание после глубокого его отсутствия, к примеру — в момент внезапного пробуждения после глубокого сна, после травмы, или с жуткого перепоя. В этот самый момент наши органы чувств уже моделируют окружающую нас реальность, одна воспоминание и подключение контекстного опыта «кто я?», включение нужной личности происходит с определенной задержкой. Если бы не наш предыдущий опыт, устоявшаяся закономерность восприятия самого себя исходя из контекста — мы, в принципе, могли бы проснуться кем угодно. Абсолютно буквально.

Наш мозг, наше бессознательное для прогнозирования и оценки возможных событий формирует и анимирует субличности на все случаи жизни — для тех персонажей, о которых мы читали в книге, для тех, кого мы считаем своими предками — даже для рыб и неодушевленных предметов, согласно нашим о них представлениям. Т. е., в какой то момент проснувшись и по какой то ошибке восприняв свое тело иначе, мы совершенно спокойно могли бы вести себя как...ну, скажем, курица или, к примеру, торшер в комнате.

Яркие примеры таких нарушений — это всяческие психические заболевания, как органического, так и неорганического генеза. К примеру, у шизофреников нарушена работа области мозга, отвечающая за идентификацию информации как свою или внешнюю, благодаря чему они видят галлюцинации и слышат голоса, воспринимая их как абсолютно независимые, внешние объекты. То есть, их мозг просто неспособен понять, что голоса — их собственные, так же и как и окружающие видения. И естественно, т. к. опыт новый, то он приобретает невероятную для них значимость и актуальность, что побуждает их совершать...разные глупости, скажем так.

Любой, кто употреблял психоделики, совершенно точно сможет описать вам состояния измененного сознания, когда из-за нарушения работы мозга представление о самом себе собрать трудно, и психонавт начинает ощущать себя... деревцем или внезапно понимать собачий, кошачий языки или даже общаться с неким "богом".

Опыт всех, обратившихся к «прошлым жизням» - это опыт печально известного Джона Лилли, который в своей камере уже не смог отличить реальность от собственных галлюцинаций из-за их личной важности. Проблема всех этих "магиков" и горе-оккультистов еще и в том, что в измененном состоянии сознания восприятие опыта не меняется, он остается не менее значим для мозга и личности как и обыкновенный, так же усваивается памятью и, в последствии, реализуется в жизни.

Что, пожалуй, самое страшное (для личности) и забавное для нас.

И время для риторических вопросов — кому то хочется теперь ощутить на себе эти «новые» достижения? Уподобиться пациентам в психушке, уверовав в собственные галлюцинации и поддавшись таким желаемым иллюзиям?
Навсегда уйти из жизни, изуродовав свой нормальный опыт и свою личность?



© Рейнар, Teurgia.Org 2011 г. от Р.Х.


 

 

Back