Home Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» Посвятительные Ритуалы Ордена «Золотой Зари» «Документ Z-3 - Символика введения соискателя во Храм», — материалы Ордена Золотой Зари
«Документ Z-3 - Символика введения соискателя во Храм», — материалы Ордена Золотой Зари PDF Печать
Оккультизм и Магия Ордена «Золотой Зари» - Посвятительные Ритуалы Ордена «Золотой Зари»

 

Z-3

Символика введения соискателя во Храм

Введение Соискателя в Храм


Соискатель ожидает у двери под присмотром Стражника — «Внешнего Стража», т.е. символической ипостаси Анубиса Запада, отгоняющего «Псоглавых Демонов» — противников Анубиса, являющихся у границ материи, дабы соблазнить Душу и увлечь ее вниз. В Ритуале 31-го пути сказано: «Если же ослушаешься ты, и увлечешь Душу с высот, и уведешь ее от Священного, и разорвешь цепи, связующие ее с Материей, то станешь добычей ужасных демонов с песьими ликами, истинный облик которых сокрыт от смертного взора».


Иерофант один раз ударяет скипетром, дабы объявить о том, что в Сфере чувственного восприятия Соискателя утвердилась подобающая вибрация. Затем он сообщает, что получил разрешение от Достопочтеннейших Вождей Второго ордена, указывая тем самым, что Церемония, которую вскоре совершат над Соискателем, будет проводиться с ведома и по соизволению Высших Сил и что  цель ее — Посвящение, которое в конечном счете приведет к познанию его Высшей Души. Соискатель допущен к посвящению в Степень Неофита, которая, не имея числа, скрывает полноту всего сущего под мнимым образом небытия.


Гегемона, представителя Богини Истины и Справедливости, направляют надзирать за подготовкой Соискателя. Это означает, что именно Владыка Равновесия распоряжается процессом Посвящения, посредством символов праведности и самоконтроля утверждая силы равновесия в самом Соискателе. Но собственно подготовить Соискателя должен Стражник — «Внешний Страж», в ознаменование того, что подготовка эта должна предшествовать утверждению равновесия. Веревка, трижды обвиваемая вокруг пояса Соискателя, символизирует связывание и ограничение низшей природы. Тройственность ее должна напоминать о белом треугольнике Трех Высших Сефирот. Затем Соискателю завязывают глаза. Это означает, что свет материального мира — не более чем тьма и иллюзия в сравнении с сиянием Божественного Света. Кроме того, вся эта подготовка символизирует временное связывание и ограничение природного тела.


Иерофант, будучи членом Второго ордена, посвященным в тайную символику, должен вместе со всеми служителями и зрителями, уже допущенными во Внутренний орден, вспомнить о том, каких могучих и великих Богов и Богинь они представляют, — вспомнить, что они олицетворяют Божественные Силы Вечности, правящие Вселенной. Текст Ритуала должен произноситься громко, отчетливо, твердо и торжественно, дабы запечатлеть в душе Соискателя важность свершающейся Церемонии. Здесь не должно быть ни неуместной нервозности, ни колебаний. Ритуал, исполняемый посвященным Иерофантом, должен превратиться в нечто большее, чем обычный обряд.


И вот как он должен действовать. Пусть вспомнит он, какого именно Бога он олицетворяет. Возвысив свой разум в размышлении об этом Божестве, пусть представит себя в исполинском образе этого Бога, стоящем или движущемся, —  грандиозной фигурой, голова которой теряется в облаках и озарена ореолом света, исходящего от головного убора Божества; ноги опираются на землю, окутанные тьмою, громами и клубящимися тучами, а туловище облечено блесками молний. И помыслив себя таковым, пусть произнесет он про себя Имя этого Бога. Стоя так, да слушает он голос Бога, коего сам представляет, и голоса Божественных Образов, которых олицетворяют других служители.


И пусть говорит он, обращаясь не как к собранию к смертных, но как к собранию Богов. И пусть направит свой голос так, дабы раскатился он по всей Вселенной, до самых пределов пространства. Соискатель же предстанет пред ним как некий мир, который под водительством Иерофанта вступит на путь к познанию своего Ангела-наставника. Ибо сказано: «...как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого»1.


Соискателя в ходе Церемонии именуют «Дитя Земли». Это имя указывает на земную природу человека. Он выходит из тьмы Малкут, устремляясь к знанию света. Смысл же реплики Гегемона в том, что для «естественного» человека Путь Посвященного — не что иное как тьма и безумие. Единожды ударяя в дверь снаружи, Гегемон тем самым выражает согласие и волю «естественного» человека воспринять силу, сформированную Иерофантом. Глашатай отвечает ему изнутри как свидетель, подтверждающий это согласие и волю. Совершив это, Глашатай спрашивает у Иерофанта дозволения впустить Соискателя в Зал Истины и Справедливости. Иерофант, даруя это дозволение, закрепляет за Соискателем новое имя, которым нарекается физическое тело внешнего человека, но которое олицетворяет чаяния Души.  В знак утверждения этого Девиза как Имени Соискателя в Зале Истины Осирис тотчас же высылает вперед Богиню Чаш Весов, дабы та окрестила Соискателя водой, и сопутствующую ей Богиню, которая освятит его огнем. Ибо сказано: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие»2.


Вслед за этим Глашатай немедленно преграждает Соискателю путь, показывая тем самым, что, несмотря на дозволение войти, «естественный» человек, чьи желания не очищены, не может вступить по праву в Зал Истины. Богини Весов тотчас же очищают и освящают его, и тем самым в Сфере чувственного восприятия Соискателя пробуждаются силы Столпов. Это первое из четырех освящений, необходимых потому, что при проекции Столпов Древа на Сферу чувственного восприятия образуются четыре Столпа, окружающие Срединный3.


В этот момент Церемонии астральный облик Соискателя подобен облеченной во тьму человеческой фигуре, по правую и левую руку которой высятся бледные подобия Двух Великих Столпов, Огненного и Облачного. Эти подобие способны рассеять своим слабым светом окутывающую его Тьму. Но непосредственно над его Сферой чувственного восприятия уже появился луч яркого света, готовый пронзить эту тьму насквозь. Однако этого еще не случилось, а потому на протяжении всей Церемонии введения в храм Соискатель на астральном плане обычно выглядит некой смутной, машинально движущейся фигурой.


Встреча и освящение Соискателя символически свершаются в самой темной части Малкут. Затем Соискателя подводят к подножию Алтаря, который располагается в нижней точке лимонного сектора Малкут, воспринимающего силы Срединного Столпа. С этого момента и на протяжении всей Церемонии Гегемон руководит действиями Соискателя и отвечает на вопросы от его имени. Он исполняет для Соискателя роль его Высшей Души. Вот почему Гегемон держит в руке митроглавый скипетр — Скипетр Мудрости, привлекающий Высшую Душу Соискателя.


В момент, когда Соискатель встает перед Алтарем и к нему нисходит подобие его Высшей Души, на посту Триады Зла возникает форма Обвинителя. К ней, нисходит подобие Темного «я» Соискателя; и, когда бы не сила 42-буквенного имени в Чертогах Йециры (сила 42-х Богов,  которых обычно называют «Великими Судьями в Зале Суда»), то вместо подобия явилось бы истинное Темное «я», которое тотчас же овладело бы Руахом Соискателя. Ибо поскольку в этот момент образ высшей Души увлечен в Нешаму Соискателя, воля человека в Руахе не столь сильна, как обычно, и Соискатель Тайн словно разъят надвое. Иными словами, его Нешама обращена к созерцанию его Высшей Души, привлеченного Гегемоном. Его природное тело связано и ослеплено, но Руах его находится под угрозой со стороны подобия Темного «я», которое привлек Omoo-Szathan, и Соискатель как бы отбрасывает перед собою тень, затмевающую место между Столпами, где находятся Весы Правосудия. В тот самый момент когда при первом освящении по правую и левую руку от Соискателя сформировались подобия Столпов, на месте между Столпами, покинутом Гегемоном, протянулось теневое подобие самого Соискателя.


Итак, между Столпами пролегла тень Соискателя, а Чаши Весов тем временем незримо колеблются. Также незримый и гигантский, перед ним предстает в Знаке Входящего Тот в ипостаси Метатрона, готовый дозволить или остановить — в согласии с решением человеческой воли — нисхождение Низшего Гения Соискателя. Тем временем Сорок два Судьи проверяют истинность обвинений, выдвинутых его Злой, «изнаночной» противоположностью. Судьи эти не занимают четко определенного незримого поста, но пока Соискатель приносит Присягу и совершает обход Зала, они витают у самых границ Храма, непосредственно над постом Злой противоположности. Таким образом, человеческая воля Соискателя принимает решение уже в тот момент, когда Соискатель предстает у Алтаря, т.е. еще до принесения Присяги. Едва ли за всю свою жизнь он оказывался так близко к смерти, ибо в этот миг он словно бы распадается на части. Символический суд вершится в то время, когда Иерофант обращается к Соискателю с речью, а Гегемон отвечает и от имени Соискателя дает согласие принести Присягу.


Как только Соискатель устами Гегемона дает это согласие, Иерофант занимает место между Столпами, как бы объявляя тем самым о завершении Суда. Минуя незримый пост Гарпократа, он занимает незримый пост Триады Зла: в ипостаси Аруэриса он символически попирает Противника. Затем Иерофант подходит к восточной стороне Алтаря, оказываясь посередине между постом Триады Зла и Соискателем. В то же время Иерей становится по левую руку от Соискателя, а Гегемон — по правую. Тем самым вокруг Соискателя формируется образ Высшей Триады, после чего Соискатель уже может возложить руку на символ Трех Высших Сефирот, помещенный на Алтаре. Но прежде Соискатель должен преклонить колени в знак почтения к этому символу: «естественный» человек отрекается от своей воли пред Волей Божественного Сознания.


Преклоняя колени пред лицом образовавших Триаду Аруэриса, Thmaa-est и Гора, Соискатель вкладывает свою левую руку в левую руку Посвящающего — в знак того, что он, Соискатель, не вершит Ритуал, но лишь пассивно воспринимает его влияние; однако правую руку он возлагает на белый треугольник, что символизирует его активное устремление к собственной Высшей Душе. Голова его склонена в знак добровольного смирения человеческой воли перед Божественной, — и по той же причине в тексте Присяги он называет себя тем именем, под которым известен внешнему миру.


Иерофант единожды ударяет скипетром, подтверждая совершенную покорность Соискателя Высшему. И только в этот миг незримая исполинская фигура Тота меняет позу Знака Входящего на позу Знака Безмолвия, дозволяя Гению Соискателя снизойти на незримый Пост Гарпократа и стать свидетелем Присяги.


По завершении Присяги Иерей и Иерофант возвращаются на свои престолы, и с речью, начинающейся со слов: «Голос моей высшей души сказал мне…» — к Соискателю обращается уже не Аруэрис, но сам Осирис. Речь эта закладывает в Руахе основу для связи между Нешамой и Гением. По этой причине Осирис говорит от лица Высшей Души, символический образ которой стоит перед ним между Столпами. Утверждение Высшей Души как Бога для данного человека не означает, что она — единственный Бог; скорее, это единственно возможное представление о Боге, доступное «естественному» человеку. Несправедливым было бы и утверждать, будто Высшая Душа тождественна Богу, учитывая, что часть никоим образом не может равняться целому, а целое нельзя описать с достаточной точностью и полнотой как совокупность его частей. А посему пускай благоговение перед собственным твоим Богом не введет тебя в заблуждение и не заставит утратить благоговением пред Богами, живущими вечно, — Эонами неисчислимых лет. Подобное заблуждение — величайшая ошибка, способная в конечном счете привести к падению Гения, и последствия этого греха не становятся менее ужасными от того, что и он — знак высшего плана бытия, где выбор совершается не между добром и злом, но между высшей и низшей формами добра.


Посему Мистический Обход на Пути Тьмы и возглавляет Глашатай с символом Света, как бы подтверждающий, что Высшая Душа — это не единственный Божественный Свет, но, скорее, лишь искра Неизреченного Пламени; и что сам Глашатай, в свою очередь, не более чем Страж Богов. Вслед за Глашатаем выступает Гегемон, проводник Высшей Души, ведущий с собой Соискателя; за ними следуют Богини Чаш Весов — Приуготовитель и Факелоносец. Завершив один круг обхода, они формируют во тьме угол Бины в белом треугольнике Трех Высших Сефирот. Когда они минуют Иерофанта, тот один раз ударяет скипетром, утверждая Милосердие. Когда они минуют Иерея, тот один раз ударяет мечом, утверждая Суровость. Незримые Судьи всякий раз совершают Знак Входящего, когда Соискатель проходит мимо них. Когда процессия второй раз приближается к Иерофанту, тот снова ударяет скипетром, и это означает, что завершилось формирование второго угла — угла Хохмы.


Глашатай преграждает Соискателю путь к западу, указывая тем самым, что «естественный» человек не сможет постичь Сына Осириса, пока не будет очищен и приведен в равновесие. И снова Соискателя очищают и освящают, после чего Столпы у границ его Сферы чувственного восприятия приобретают более четкие очертания. Будучи освящен во второй раз, Соискатель допускается к месту «Сумерек Богов», и на краткий миг повязку приподнимают с его глаз, дабы Соискатель узрел отблеск — но только лишь отблеск — Запредельного. Требование Иерея назвать Имя означает, что Соискателю должен быть известен образ Гора. Ибо если он не знает образа Гора, то не сможет познать и образ Осириса. Однако сила Гора пока еще представляется Соискателю непостижимой и ужасной «Силой Мстителя Богов», поэтому за него отвечает Гегемон. Соискатель еще не может понять, что для проявления истинной Умеренности необходимо сначала познать силы Суровости и Милосердия и овладеть ими; для этого же требуются величайшие отвага и энергия, а отнюдь не истерическая слабость и нерешительность. Поэтому Иерей в своем ответе указывает на необходимость отваги и на опасность страха. Единожды ударяя мечом, он запечатлевает сформированную вибрацию в Сфере чувственного восприятия Соискателя.


Эпизод, в котором Соискателя снова останавливают и освящают, является продолжением предыдущего, и в этот момент завершается формирование угла Кетер. Повязку снова приподнимают с глаз Соискателя, и тот еще раз видит отблеск Божественного Света, хотя и несовершенный, подобно разуму Соискателя. Посему, как выражено в ответе Гегемона, свет лишь тускло сияет ему сквозь тьму; однако и эта малая искра уже возвещает грядущую Славу. В речи Иерофанта обозначаются силы Срединного Столпа. После этого Соискателя подводят к Алтарю Вселенной, воспринимающему влияния этих Трех Столпов; и в этот миг тьму его разума словно бы озаряет Луч Божественного, ибо только теперь он готов осознать, каково первое условие «Поиска Сияющего Света».


Иерофант снова покидает свой престол и проходит между Столпами, остановившись на время молитвы либо там, либо на посту Гарпократа, либо на посту Триады Зла, либо у восточной стороны Алтаря. Какой именно из этих вариантов он предпочтет, не так уж важно; но при работе с тем или иным конкретным соискателем какой-либо вариант может показаться Иерофанту более уместным, чем другие. Обычно Иерофанту удается выбрать подходящее место интуитивно.


Иерей становится слева от Соискателя, Гегемон — справа; тем самым образуется Триада Божественных Сефирот. Глашатай, Приуготовитель и Факелоносец, выстроившиеся позади них, символизируют вторую, поддерживающую триаду, словно подтверждая тем самым, что Соискатель прошел Суд Равновесия. Желательно, хотя и не совершенно необходимо, чтобы Иерофант и Иерей держали свои Знамена. Если это невозможно, то пусть они по крайней мере сформируют астральные образы Знамен.


На незримом посту Гарпократа, за спиной Иерофанта (который сейчас представляет Аруэриса), формируется Высшая Душа Соискателя. Иерофант единожды ударяет скипетром, запечатлевая это событие, после чего произносит воззвание ко Владыке Вселенной. И лишь после этого с глаз Соискателя окончательно снимают повязку.


Иерофант, Иерей и Гегемон при этом соединяют свои скипетры и меч над головой Соискателя, формируя Триаду Высших Сефирот и подтверждая его принятие в Орден. Дабы запечатлеть поток Изливающегося Света, они произносят мистические слова.


Высшая Душа Соискателя остается на посту Гарпократа, и в этот момент духовным взором можно узреть над головой Соискателя поблескивающий белый треугольник.


Далее Иерофант призывает Глашатая выйти вперед, сообщая Соискателю, что прежде Свет шествовал перед ним, хотя и оставался для него незримым. Здесь это символ смутного формирования идей, которые Соискатель еще не в состоянии ни уловить, ни проанализировать. Он символизирует не саму Высшую Душу Соискателя, а луч, исходящий от Бога, и направляющий Соискателя к его Высшей Душе.


Лишь после этого Соискателя подводят к восточной стороне Алтаря — к месту, где находится пост Триады Зла, — в знак того, что с помощью этого Света он сможет изгнать и попрать свое Темное «я», которое, познав свое истинное место, станет затем для него опорой. Именно поэтому обязанность вверить Соискателю тайные знаки и т.д. поручается Иерею — «Мстителю Богов». Именно Иерей впервые помещает Соискателя между Столпами и надзирает за его последним освящением. Тем самым Соискателю передается особая сила, находящаяся в ведении Иерея, — сила, которая поможет ему решительно и без опаски сражаться с соблазнами Темного «я».


Иерофант к этому времени уже возвратился на свой престол, а Гегемон держит регалии Иерея, пока тот сообщает Соискателю тайные знаки и прочее. Тем самым Гегемон подтверждает необходимость силы, которую Иерей предоставляет Соискателю.


Иерофант на престоле, Иерей к востоку от Черного Столпа и Гегемон к востоку от Белого Столпа снова образуют Триаду, которая здесь символизирует отражение Трех Высших Сефирот. Высшая Душа Соискателя формируется в точке между Столпами - в месте Равновесия. Соискатель стоит на посту Триады Зла, а Иерей занимает пост Гарпократа между Столпами, откуда и сообщает Соискателю тайные слова.


Вверив ему слова и знаки, Иерей проводит Соискателя вперед, в точку между Столпами. В этот момент, во второй раз за все время Церемонии, Высшая Душа пребывает рядом с Соискателем и готова коснуться его. Иерей возвращается на прежнее место — к востоку от Черного Столпа, дабы Трое Верховных Служителей смогли с помощью своих регалий и символов сформировать и низвести на Соискателя силы Божественной Триады. Поэтому очень важно, чтобы в данный момент они находились именно на указанных местах.


Соискатель в этот миг стоит между Столпами, связанный веревкой, словно мумифицированный образ Осириса, между Исидой и Нефтидой. Богини Чаш Весов совершают последнее освящение. Соискатель впервые за все время Церемонии стоит в точке, символизирующей равновесие весов. Тем временем Глашатай идет на север, готовясь совершить обход, который будет связан с последним освящением Соискателя. Это последнее освящение необходимо также потому, что Иерей — Гор, могущественный Мститель за Осириса, — все еще угрожает Темному «я» Соискателя. Цель этого освящения — окончательно запечатлеть равновесную структуру Четырех Столпов в Сфере чувственного восприятия Соискателя. Не следует, однако, полагать, будто Четыре Столпа не находились в этой сфере от природы. Просто в «естественном» человеке силы этих символов не уравновешены: одни — слабее, другие — сильнее. Цель Церемонии — укрепить слабые символы и очистить сильные, положив тем самым начало равновесию между ними, и в то же время связать их с соответствующими силами Макрокосма.


По завершении этого эпизода Иерофант приказывает снять веревку, которая до сих пор оставалась на Соискателе, символически ограничивая активность «естественного» человека, увлекаемого соблазнами к Темному «я».


Теперь, когда Четыре Столпа прочно утвердились, Соискателю вручают Эмблему с Белым Треугольником Трех Высших Сефирот, сформировавшимся среди Тьмы. Высшая Душа Соискателя теперь получило реальную возможность установить с ним связь — если только человеческая воля «естественного» человека даст на это подлинное согласие. Ни Высшая Душа, ни Церемония ни к чему не принуждают свободную волю «естественного» человека, но если воля согласна, то Церемония укрепляет ее решимость. Как только Соискателю вручают эмблему, две Великие Богини, Исида и Нефтида, простирают свои крыла над Осирисом, возвращая его к жизни.


Мистический Обход следует Путем Света, знаменуя восхождение Света в Соискателе через самопожертвование. Как только Соискатель минует престол Иерофанта, над астральным белым треугольником на его лбу формируется астральный образ красного Креста Распятия; отныне пока Соискатель принадлежит Ордену, он сможет — если пожелает — носить этот мощный и возвышенный символ, связующий его с Высшим Я и помогающий в поисках сил Божественного Света.


После этого Высшая Душа, или Гений, возвращается на незримый пост Гарпократа, в точку сокровенного Центра, не теряя, однако, связи с Соискателем. Обращение Иерофанта к Соискателю имеет своей целью четко сформировать в сфере Соискателя символы степени Неофита. Вот почему лишь после этой речи Страж-Анубис объявляет, что Соискатель принят в члены Ордена как посвященный Неофит.


Обращаясь к Соискателю с предостерегающей речью, Иерей еще раз утверждает волю Соискателя и адресует его Темному «я» последнюю угрозу. Затем Иерофант прямо и недвусмысленно указывает Соискателю, что тот должен приступить к обучению. Он говорит, что символы, запечатленные в сфере чувственного восприятия Соискателя, должны прийти в равновесие, и лишь тогда установится связь между ними и Силами Макрокосма. Чтобы этот процесс был успешно доведен до конца, необходимо будет сдать экзамен.


Затем Глашатай смешивает две жидкости, творя подобие крови. Тем самым в Сфере чувственного восприятия Соискателя закрепляются символы сил трансмутации в Природе; а кроме того, устанавливается связь между этими символами и физической жизнью Соискателя — как очередное предупреждение о необходимости хранить тайну Мистерий. Этот прием используется в качестве примера трансмутации по той причине, что он наглядно демонстрирует эффект образования третьей формы, не имеющей ничего общего с теми двумя, которые производят ее при смешении. Красный цвет — символ крови Соискателя. В Древних Мистериях в этот момент у Соискателя брали несколько капель настоящей крови, которую сохраняли и использовали как связующий материал для возмездия на тот случай, если Соискатель окажется недостойным. Однако принятый в нашей системе пример трансмутации с успехом достигает той же цели — при условии, что астральная связь установлена должным образом.


Заключительная речь Иерофанта несет в себе, помимо буквального смысла, указание на то, что человек, посвященный лишь частично, не имеет права ни учить, ни наставлять в Возвышенном Знании даже людей посторонних и еще менее сведущих, чем он сам. Не до конца постигнув принципы этого Знания, такой человек неизбежно преподнесет своим ученика заблуждение вместо истины.

 

 

Закрытие

 


Большая часть символики завершающей церемонии соответствует символике открытия. Однако об Обратном Обходе следует сказать особо. Он символизирует удаление Света Божественной Триады с Алтаря, необходимое для того, чтобы никто не осквернил его в отсутствие должной охраны. Дело не в том, что Божественный Свет может пострадать от профанации, но в том, что акт святотатства может навлечь на осквернителя Поток Возмездия. Вот что подразумевалось в Законе Моисея под запретом возжигать неосвященный Огонь в Скинии и пред ее Завесой.  В качестве вибрационной формулы Обратный Обход символизирует разворот потока и возвращение Оператора в его обычное состояние.


Далее следует Мистическая Трапеза, т.е. причащение Телом Осириса. Ее Мистическое название — «Формула Оправданного», а символика ее достаточно полно разъясняется в разделе, посвященном Алтарю.


Глашатай — Страж Богов, — причастившись последним, переворачивает чашу вверх дном в знак того, что символическое действо самопожертвования и воскресения исполнено подобающим образом. Восклицание Иерофанта и три одиночных удара Верховных Служителей символизируют Мистическую Триаду; затем вновь повторяются Мистические Слова.


Своей последней репликой Иерофант запечатлевает сформировавшуюся ранее связь между каждым из присутствующих на Церемонии членов Ордена и Триадой Высших Сефирот, дабы связь эта по-прежнему служила каждому, — если будет на то его воля, — путеводной нитью в поиске Высочайшего Посвящения.

 

 

Символика и значение Тайного Шага, Знаков, Рукопожатия и Тайных Слов


Все эти знаки истолковываются на трех уровнях:

1. Буквальный смысл.
2. Духовный или мистический смысл.
3. Практическое применение.

Соответственно каждый из них рассматривается под тремя рубриками.

 

Тайный шаг. Во-первых, нога, символизирующая подножие Столпа Хесед, выносится вперед приблизительно на шесть дюймов3, как бы совершая нерешительный шаг вперед в темноте. Левая нога символизирует силу Исиды или начало действия, — в отличие от силы Нефтиды, связанной с завершением действия. Расстояние в 6 дюймов указывается здесь исключительной с той целью, чтобы доступно разъяснить последовательность действий британским Посвященным. На самом же деле имеется в виду некая удобная мера, взятая 6 раз (предпочтительно — взятая 6 раз длина фаланги большого пальца, символизирующего дух и волю).


Во-вторых, этот Тайный шаг символизирует начало победы над Темным «я». Нога выдвигается вперед на 6 мер, соответствующих числу 6 — числу сефиры Тиферет (сферы Осириса). Это означает, что для победы над злом необходимо самопожертвование.


В-третьих, этот шаг — символ практического приложения зарождающейся магической силы. Пусть Адепт, совершая Знак Входящего, одновременно совершает и этот шаг, — и пусть представляет себя исполинской фигурой, облекшейся в форму Бога или Богини, соответствующую его работе; голова этой фигуры пусть касается облаков, ноги же опираются на землю. И пусть он совершит этот шаг так, как если бы ударил ногою оземь и земля под ним покачнулась и сотряслась. Ибо сказано: «Облако и мрак окрест Его; молнии и громы — основание престола Его»4. Тайное название этого шага – «Шаг Мстителя».

 

Знак Приветствия

 


(В одном из современных храмов этот знак толкуют так, будто посвящаемый должен кланяться, проходя с восточной стороны. Ничего подобного. Очень важно сохранять изначальный смысл этого действия, и выполнять его следует в точности так, как описано в документах. — Примеч. И. Регарди.)

1. Это символ человека, протянувшего руки вперед в поисках истины.


2. Он представляет инволюцию и низведение Света в материальный мир, дабы Свет этот укрепил волю Соискателя в его поисках и устремлении к Высшему.

 

3. Стоя так, как описано выше, в облике Бога, и возвысив свой разум до размышления о Кетер, соверши Тайный шаг, ударив ногою оземь, и воздень руки высоко над головой, как если бы ты желал коснуться Кетер. Когда же шаг будет исполнен, не опускай их, но простри вперед.  Резким движением направь их горизонтально на уровне глаз, повернув ладони вниз, выпрямив пальцы и указывая ими на предмет, который желаешь зарядить энергией или преобразить. В то же время опусти голову так, чтобы взгляд твой был направлен в точности между большими пальцами рук. Так лучи от глаз и пальцев пересекутся на предмете, на который ты желаешь воздействовать. Если какой-либо из этих лучей отклонится от цели, влияние ослабится.


Совершенный таким образом Знак Приветствия — символ колоссальной атакующей мощи и проекции силы воли, и применять его следует во всех случаях, когда необходимо мощное воздействие (в особенности при зарядке талисманов и тому подобных операциях). Обычно распрямлены должны быть все пальцы рук; но если необходим какой-либо конкретный эффект, можно вытянуть лишь соответствующие ему пальцы, а остальные прижать к ладоням. Здесь можно также принять в расчет соответствия планет отверстиям головы (Марс соответствует правой ноздре, Меркурий — рту, и т.д., как объяснено в лекции о Микрокосме), посылая из того или иного отверстия воображаемый луч, окрашенный в цвет связанной с ним планеты. Но по завершении операции не забудь пресечь истечение лучей, иначе астральная сила будет выходить из тебя до полного истощения. Лучший способ защититься от этой опасности — немедленно по окончании воздействия совершить Знак Безмолвия. Ибо на первый Знак всегда следует отвечать вторым. Тайные имена Знака Приветствия — «Знак Нападения» или «Знак Входящего».

 

Знак Безмолвия

 


1. В буквальном смысле это простой символ тайны, которая должна окутывать сокровенные Мистерии.


2. В духовном смысле Знак Безмолвия утверждает незримый пост Гарпократа, на котором формируется Высшая Душа Соискателя в нескольких эпизодах церемонии Введения. Это символ Средоточия и «Голоса Безмолвия», втайне отвечающего на помышления сердца.


3. Знак Безмолвия пресекает истечение силы, производимое Знаком Входящего. Прими, как тебя учили, исполинский облик бога Гарпократа. Резким движением отставь выдвинутую вперед левую ногу обратно, на одну линию с правой, и соедини обе пятки, снова с силой ударив левой ногой оземь. Поднеси левую руку ко рту и указательным пальцем коснись середины нижней губы. Остальные пальцы сомкни вместе, а правую руку свободно опусти и прижми к правому боку. Вообрази, что тебя сплошной пеленой окутывает водяной пар. Это символ отлива, или разворота потока.


Этот Знак используется также для защиты от нападения. Он символизирует сосредоточение астрального света вокруг человека. Совершив Знак, как описано выше, ты защитишь себя от любой атаки, от любой силы, которая угрожает овладеть тобою. Принимая облик Бога, ты дополнительно усиливаешь свою мощь. Если необходим прилив Духовной силы, представь, что ты стоишь на цветке лотоса или восстаешь из его сердцевины. Если необходима сила для созерцания и медитации, представь, что ты сидишь на цветке лотоса. Если же требуется сила более материального свойства, вообрази, что ты стоишь на спине Дракона или Змея, подобно некоторым статуям Гарпократа. Знак Безмолвия обладает столь же мощной защитной и охранительной силой, как изгоняющая пентаграмма, хотя природа его иная. Если Знак Входящего символизирует нападение, то Знак Безмолвия — это символ защиты от атаки, эмблема щита, отклоняющего удар меча. На основе этого Знака разработана схема ритуала невидимости.


Тайные Имена этого Знака таковы: «Знак Бога Безмолвия», «Знак Обороны» или «Знак Защиты». Его можно совершать любым пальцем левой или правой руки, но защитные свойства указательного пальца левой руки мощнее всего. Так активизируется силы Воды Хесед, ибо пальцы правой руки связаны с более резким и мощным действием, а пальцы левой — с действием стихии воды. (Если под рукой нет подходящего магического орудия, сигилы и пентаграммы можно чертить любым пальцем правой или левой руки — в зависимости от поставленной цели.)


Здесь можно отметить, что так называемый христианский Знак Благословения, который совершается с вытянутыми большим, указательным и средним пальцами и с прижатыми к ладони безымянным пальцем и мизинцем, — не что иное, как утверждение Триады Осирис — Исида — Нефтида (или Дух — Огонь — Вода).


Относительно мысленного облечения формами Богов здесь следует заметить, что прием этот весьма полезен во всякой магической работе — при воззваниях, вызываниях и изгнаниях, в медитации и в созерцании духовным зрением, в алхимических операциях и прочем. Ибо формы Богов являются здесь символами материального действия Божественных Сил.

 

Рукопожатие и Тайное Слово

 


1. Члены Ордена одновременно совершают шаг навстречу друг другу и обмениваются рукопожатием. Это действие символизирует поиск наставничества во тьме и безмолвии Мистерий.


2. В духовном плане Рукопожатие указывает на то, что упорная и решительная воля, действующая в союзе с добром, достигнет желаемого, сколь бы часто она ни терпела неудачи поначалу. Оно внушает членам Ордена идею необходимости гармонии и братской любви, напоминая о том, что следует искоренять в себе мелочность и себялюбие, что, в известных пределах, следует прощать людям их слабости и что необходимо решительно пресекать всякое злословие и клевету. Таким образом, в рукопожатии Неофита Посвященные, рука в руке и нога к ноге, приветствуют друг друга, как подобает истинным Братьям и Сестрам, а не со скрытой враждебностью противников. Ибо когда-нибудь Посвященный будет допущен к работе Внутреннего ордена, в коем все призывают одни и те же силы единым образом. И если тогда он утратит дружескую симпатию к своим собратьям и обособится от них, то не только ослабит совокупную мощь Ордена, но и навлечет на себя ответный удар Возмездия.


Имя Бога Безмолвия, служащее Великим словом этой Степени, символизирует также тайну Священных Мистерий, которую необходимо хранить от членов Внешнего Ордена. Кроме того, оно указывает на необходимость проявлять почтение к любому секрету, который доверит Посвященному его Брат или Сестра. Посвященный не должен из любопытства пытаться проникнуть в эту тайну глубже; не должен открывать ее никому; никоим образом не должен на нее не ссылаться, дабы не задеть чувства доверившегося; не должен пользоваться ею как средством унизить Брата или Сестру. Нет, он обязан хранить эту тайну как священный залог доверия; и знание этого секрета не должно помешать ему сотрудничать с доверившимся в гармонии и справедливости.


3. Во всякой магической церемонии или иной работе, в которой принимают участие несколько членов Ордена, все присутствующие, облекшись в формы Богов, как их учили, должны обменяться Тайными знаками, Рукопожатиями и Тайными словами, дабы сформировался поток гармонии и утвердилась совместная направленность воли на единую желаемую цель.

 

Пароль

 


1. В буквальном смысле Пароль служит лишь для того, чтобы охранять Тайны Ордена от тех его членов, которые покинули ряды Братства или по иным причинам не участвуют в его работе. Поэтому Пароль меняется с каждым Равноденствием.


2. В духовном смысле Пароль утверждает идею различия между Соискателями в плане их духовного и физического сложения. Подразумевается, что натуры различных людей не могут сделаться единообразными, не потерпев при этом ущерба, — но что каждая натура должна быть вознесена к своей личной Кетер, к наивысшему лично для себя состоянию. Это относится не только к людям, но и ко всему сущему. И в этом состоит основание Алхимии.


3. Произносить Пароль следует так, как если бы ты призывал Солнечную Силу — Свет Природы. В течение шести месяцев, следующих за Равноденствием, в которое этот Пароль был утвержден, он служит связующей нитью между Орденом и Солнечной Силой. Поэтому Пароль также может использоваться в магических церемониях для привлечения Света Природы, оказывающего поддерживающее действие на природные силы.

 

Церемония Равноденствия

 


Вся структура Церемонии Равноденствия направлена на то, чтобы создать магическую связь между Солнцем — Светом Природы — и Орденом. Проводить эту церемонию следует не позднее, чем через 48 часов после вступления Солнца в знак Овна или Весов. Один удар скипетром, которым Иерофант открывает церемонию, возвещает внесение свежего потока. Пароль, как уже объяснялось, служит символом той же связи, формированию которой посвящена церемония. Вот почему перед началом нового действия, привлекающего новый поток Света, Глашатай объявляет об отмене предыдущего пароля. На протяжении всей церемонии (кроме эпизода обмена Регалиями) Иерофант, Иерей, Гегемон, Приуготовитель и Факелоносец остаются на своих постах. Перемещается по залу только Глашатай — Страж Богов.


Прежде всего при обмене репликами между Иерофантом и Иереем устанавливается вертикальный поток в направлении Срединного Столпа. Гегемон же, символическая роль и регалии которого особо важны в Церемонии Равноденствия, запечатлевает и удерживает поток в центре одиночным ударом своего скипетра и словами: «Я — примиритель между ними». Затем в обмене репликами между Приуготовителем и Факелоносцем устанавливается горизонтальный поток. Гегемон снова закрепляет и запечатлевает его, и так формируется символ равноконечного креста Стихий. Центр этого креста естественным образом должен совпасть с незримым постом Гарпократа, но Гегемон удерживает и останавливает его между Столпами. Таким образом перекрестные потоки совмещаются с Крестом Распятия — Крестом Рек и связывают последний с символикой Тиферет и Древа Сефирот.


Затем Иерофант, Факелоносец, Иерей и Приуготовитель формируют окружность вокруг этого креста, и Гегемон снова закрепляет его. Затем Служители, тщательно соблюдая направление движения по ходу солнца, слагают с себя обязанности. Один за другим они слагают на Алтарь свои Регалии и принимают взамен мистические символы Тела Осириса, соответствующие кардинальным точкам их постов. Гегемон берет светильник Глашатая. Затем Глашатай обходит храм, останавливаясь в каждой кардинальной точке и обращаясь лицом в эту сторону света. Этот Обход — символ пути Солнца по знакам Зодиака. Он служит для того, чтобы привлечь Солнечный Луч, подчиненный, однако, Свету более возвышенному — Свету Осириса. Далее совершаются поклонения на постах Керубим, обозначающие границы Круга.


На сей раз Гегемон запечатлевает в центре Солнечный Свет при помощи Светильника, принадлежащего Стражу Богов, и Знака Креста Распятия, соответствующего Тиферет. Провозглашается нисхождение нового потока Света, и в завершение церемонии звучат Мистические Слова.


Из этой Церемонии образуется множество формул для операций практической магии. Младший Адепт-Ревнитель, усвоивший все содержание этой лекции, легко поймет их. Но пусть он не забывает, что формулы Церемонии Равноденствия символизируют мгновенное привлечение и запечатление действующей в данный момент Природной Силы, а не постепенное, медленное ее формирование. Следовательно, вместе с другими Именами, используемыми в магических церемониях, имеет смысл упоминать действующий Пароль — он поможет привлечь в операцию Солнечный Свет.

 

Примечания к Общему введению к документам «Z»

 


Великий Тот — это высший аспект Гермеса в древнейших Египетских Мистериях, почти полностью соответствующий Великому Ангелу Метатрону. Это Архангел сефиры Кетер в мире Брия. Не следует путать с этим Гермесом Великим римского Меркурия.


Учение гностиков и Валентина5 близко к чистому учению Каббалы. В нем мы находим образы Речи и Безмолвия. Над Бездной Безмолвия шествует Первозданная Речь. Упомянутые здесь Божества — это Эоны6 в мире Ацилут. Все эти формулы знания изложены в терминах, доступных для понимания нам, обитателям нижнего мира.


Эхейе — звук и явный, и неявный. «Каждое живое существо всю свою жизнь изрекает Имя Владыки Жизни — выхаяд и выдыхая воздух».


Макропрозоп — это Айма и Абба, Мать—Отец. Две ноздри впускают и выпускают два вида дыхания, подобно двум Великим Столпам. Эти последние вселяют трепет вибрации во все сущее; ср. Рашит ха-Гилгалим (Rashith ha-Gilgalim). Пронзание Колец Дракона подразумевает освобождение Малкут, о котором говорится также как об Омовении Одежд Царицы, Низшей Матери. После этого свершается Воссияние Света. Стражами над Малкут являются Метатрон и Сандалфон в облике Двух Столпов и Нефеш ха-Мешиах (Nephesh ha-Messiah) — животная душа Мессии, Шехина, или Божественное Присутствие, пребывающее между Керубим.



Примечания к Частному введению к документам «Z»

 


«Нерожденные Времени», упомянутые здесь, — это радужные отблески Божественного Света над Кетер мира Ацилут. Айн-Соф, представляющийся нам негативным, в столь возвышенных сферах позитивен. Затем являются Боги, Голос, Эоны и Имя.


Египетских богов легче всего отличать друг от друга по коронам. Голову Амона-Ра украшают высокие перья. Mo-oth (Мут7) увенчана таким же головным убором, что и Гор. Ей соответствует Айма Элохим. У великого Гермеса-Тота такой же головной убор, как у Амона Кнефа — Святого Духа. Не следует забывать, что Тот, Истина, имеет две ипостаси — высшую и низшую. Высшая — это Абсолют, а низшая доступна человеческому разумению. Сообщить высшую форму истины тому, кто не в состоянии ее понять, значит солгать ему, ибо эта истина, даже будучи сформулирована правильно, окажется воспринятой неверно.


Формы Thmaah. Имя Богини Thma-Est записывается и произносится четырьмя различными способами, по каковой причине она соответствует Четырем Буквам Имени Бога, а следовательно, также стихиям и различным частям Древа Сефирот.


Огонь. Хохма. Йод. Thma-oe-Sh.
Вода. Бина. Хе. Thma-oe-Tt.
Воздух. Тиферет. Вав. Thm-a-oe-St.
Земля. Малкут. Хе конечная. Thm-a-Oe.
(Срединный Столп)


В Церемонии Равноденствия Гегемон соответствует Воздуху и Духу и является главным Служителем. Thmaah в его лице примиряет восток с западом, а север — с югом, а также все четыре стороны света по круговой формуле.

 


 

Примечания:

1. Евангелие от Матфея, 24:27

2. Евангелие от Иоанна, 3:5

3. Около 15 см.

4. Сравни с Псалмом 96:2: «Облако и мрак окрест Его; правда и суд — основание престола Его».

5. Учение гностиков (гностицизм, от др.-греч. gnosis — «знание») — религиозно-философское течение, развивавшееся параллельно христианству. Гностики утверждали, что нынешнее несовершенное состояние мира — результат ошибки, случившейся в процессе творения, а единственная возможность спасения для страдающей души, заточенной в материальном мире, — это познать свое небесное происхождение и освободиться от уз материи. Валентин — церковный деятель и философ II века н.э., основатель одной из гностических школ.

6. Эоны — в гностической космологии духовные силы, порожденные верховным Божеством. Эоны составляют обширную иерархию, посредствующую между верховным Божеством и человеком.

7. Мут — древнеегипетская богиня-мать, покровительница материнства. Изображалась с коронами и грифом на голове.

 

 


 

перевод с англ. А. Блейз, редактура и оформление - Teurgia.Org

 


 

 

Back