Home Розенкрейцерство Алхимия Общие сведения и материалы об Алхимии «Алхимическое учение Брата Альберта и Исследовательское Общество Парацельса», — Д.К. Лисьевски
«Алхимическое учение Брата Альберта и Исследовательское Общество Парацельса», — Д.К. Лисьевски PDF Печать
Алхимия - Общие сведения и материалы об Алхимии

 

Алхимическое учение Брата Альберта

и Исследовательское Общество Парацельса

 

Джозеф К. Лисьевски, доктор философии


Об авторе:
Джозеф К. Лисьевски (Joseph C. Lisiewski) — известный американский физик, в настоящее время исследующий проблемы пространственно-временного континуума в рамках теории относительности. Основная область его научных интересов — теоретические возможности физических «путешествий во времени». Кроме того, Лисьевски продолжает исследования в области физических механизмов возникновения жизни, начатые в конце 1970-х гг. и принесшие ему широкую известность в академических кругах.

На протяжении многих лет Лисьевски был учеником и другом Израэля Регарди и обучался алхимии под руководством Брата Альберта, основателя и директора Исследовательского общества Парацельса (действовавшего в США в 1960—1984 гг. и посвященного экспериментам в области практической алхимии).

Помимо многочисленных научных статей, Лисьевски опубликовал ряд книг по различным направлениям магии и оккультизма, а также несколько художественных произведений на оккультные темы.


* * * * *


В октябре 1980 года я закончил семилетнюю школу алхимической теории и лабораторной практики под руководством Брата Альберта, основателя и директора Исследовательского общества Парацельса (далее ИОП). С того времени и по сей день, за двадцать один год, мне ни разу не попалось на глаза сколько-нибудь достойной оценки трудов этого современного алхимика. Зато до меня неоднократно доходили самые возмутительные и отвратительные сплетни об этом человеке и его нравственном облике, о «подлинных целях», на которые якобы направлена деятельность его химической и физической лабораторий, и даже об «истинном предназначении» особенностей планировки ИОП. По большей части все эти бредовые нападки были (и остаются) не более чем злобными измышлениями тех, кто никогда не учился в школе Брата Альберта и не был знаком с ним лично. Остальные же слухи распространяли сами студенты, которым было лень выполнять внутренние (самоэкзаменационные) и лабораторные задания, а вину за отсутствие результатов проще всего было возложить на Брата Альберта. Я беру на себя смелость утверждать это, поскольку лично знаком с большинством из упомянутых студентов.

Но, несмотря на весь этот нонсенс, типичный для оккультных кругов, несколько книг Брата Альберта переиздаются и по сей день. Это «Справочник алхимика» («The Alchemist’s Handbook»), «Семь лучей КБЛ» («The Seven Rays of QBL»), «Praxis Spagyrica Philosophica»1 и собрание «Золотых манускриптов» («Golden Manuscripts»), последние из которых он отредактировал и переиздал в конце 1970-х. К великому сожалению, со смертью Брата Альберта в июле 1984 года вся структура ИОП пришла в упадок. Здания, в которых размещались лаборатории и общежитие, переоборудовали под жилые дома. Остальное его имущество было пущено с молотка, а огромная библиотека старинных, вплоть до XII века, алхимических трудов частично перешла в руки торговцев антикварными книгами, а частично отправилась на свалку. Только его алхимическое учение избегло печальной участи, да и оно сохранилось разве что в памяти и лабораторных журналах горстки учеников: тех, кому он передавал его устно в ходе проводившихся ежегодно интенсивнейших двухнедельных сессий, — и лишь тех из них, кто давал себе труд выполнять домашние задания.

Вскоре после кончины Брата Альберта и незадолго до собственной смерти мой наставник Израэль Регарди прямым текстом выразил желание сохранить в памяти потомков труды этого человека и основанного им Общества. Во исполнение его пожелания и ради того, чтобы раз и навсегда прекратить злопыхательские сплетни, я и решился в конце концов написать эту статью. В ней я намереваюсь изложить факты об этом человеке и об ИОП — факты, основанные на десятилетнем опыте личного общения и сотрудничества.  Я продолжал работать в ИОП и по окончании школы — вплоть до самого дня смерти Брата Альберта. С высоты этого опыта я имею полное право свидетельствовать о человеке и маге, который предпочитал именовать себя попросту «Frater Albertus» — «Брат Альберт». И если, работая с 1974 года в области Искусства и Науки практической лабораторной алхимии, я сумел достаточно точно применить хотя бы некоторые из его указаний и достичь алхимических преобразований и трансмутаций в лабораторных условиях («там, — по словам Брата Альберта, — где это по-настоящему идет в счет, где нет места путанице и заблуждениям, царящим в сферах “духовной алхимии” и “преображения души”»), то пусть истина этого свидетельства восторжествует окончательно и бесповоротно.

«Frater Albertus» — это магическое имя, которое принял доктор Альберт Рихард Ридель, гражданин Германии, эмигрировавший в США в середине 1930-х годов. Как он признался нам на одном из занятий, поступить так его побудило предчувствие кошмара, в который предстояло погрузиться его родной стране с приходом к власти нацистов. Незадолго до эмиграции, в 1932 году, он женился на Эмми. Без «Сестры Эмми» и ее неустанных усилий по поддержанию порядка в общежитии и среди студентов едва ли Брату Альберту удалось бы исполнить свою миссию и довести теоретическую алхимию до лаборатории — где ей самое место.

По-английски Брат (как мы попросту обращались к нему на занятиях) говорил свободно, но так и не избавился от легкого акцента, проявлявшегося, когда он произносил какие-либо слова особенно медленно и отчетливо. Даже на склоне лет он оставался крупным, сильным мужчиной: грузным, но мощным, крепкого сложения и немногим более шести футов ростом. Внешность у него была типично немецкая для своего времени: широкое лицо, соразмерные уши, классический римский нос, большой рот, большие, глубоко посаженные голубые глаза и светлые, почти совершенно седые волосы. В целом, он в любую эпоху производил бы весьма внушительное впечатление. А с присущей ему ясностью ума и неоспоримой логикой он преуспел бы в любой профессии, какую бы ни избрал. Научным методом он владел куда лучше, чем многие мои коллеги-физики, а по своим аналитическим способностям и вовсе не имел себе равных. Однако он решил посвятить свою жизнь не официальной науке, а именно преподаванию алхимии (или парахимии, как он предпочитал ее называть) лично отобранным ученикам, посещавшим занятия при его институте — Исследовательском обществе Парацельса.

ИОП располагалось в пригороде Солт-Лейк-Сити (округ Юта), в месте с координатами 35°55 южной широты и 7°00 восточной долготы. Это место для своего дома и исследовательского института Брат Альберт выбрал из-за климатических условий и окружающих город Скалистых гор, увенчанных снежными шапками. Все это напоминало ему о том районе Германии, где он провел детство и юность. Кроме того, здесь царили мир и тишина, ничто не отвлекало от занятий, и дальние соседи практически нас не тревожили.

Сам институтский комплекс занимал довольно большую территорию. В него входило семь отдельных построек: большой частный дом Брата и Сестры, располагавшийся за огромными стальными воротами с двумя гербами, на которых были изображены Красный и Зеленый алхимические Львы; двухэтажное главное общежитие; исследовательская лаборатория; небольшая одноэтажная гостиница, в которой размещались подолгу жившие у нас исследователи из Европы со своими семьями; еще один одноэтажный дом, где постоянно проживали двое пожилых родственников Брата и Сестры; и, наконец, дополнительный общежитский корпус в два этажа. В главном общежитии было две кухни: одна — на первом этаже, другая — на втором. На первом этаже находилось четыре спальни, на втором — две; в каждой проживало по двое студентов. Спальни в дополнительном корпусе были рассчитаны на двух-трех человек, а в комнатах одноэтажной гостиницы при необходимости можно было разместить до четырех постояльцев.

В 1974 году мне было двадцать пять. В октябре этого года доктор Фрэнсис Израэль Регарди, мой наставник в магии, познакомил меня с Братом Альбертом. Ввиду того что в университете я специализировался по физике, Регарди счел совершенно необходимым, чтобы обучение древнему Искусству и Науке лабораторной алхимии прошел человек с естественнонаучным образованием. И Брат Альберт, и Регарди были убеждены, что алхимия требует научного исследования и что в конечном счете ее необходимо соединить с физикой и химией как таковыми. Но в первую очередь следует постичь особенности этой древней науки в том виде, в каком они описываются на ее собственном языке, и дать объективную оценку ее притязаниям. Следуя их рекомендациям и собственным стремлениям, в феврале 1975 года я поступил в школу при ИОП. Семилетнюю программу я прошел за шесть лет, уместив в один год пятый и шестой курсы.


На курс каждого следующего года в этой школе приходилось поступать заново. Иначе говоря, прием на один курс сам по себе не давал гарантии, что обучение продолжился и на следующий год. Как правило, для перехода на очередной курс следовало выполнить самостоятельную работу в определенном объеме: студент приезжал в школу, получал наставления в течение двухнедельной сессии и отправлялся домой, где проводил заданные опыты в собственной лаборатории. На следующий год он возвращался в ИОП с полученными результатами и должен был продемонстрировать, чего ему удалось достичь самостоятельно. На эту процедуру, которую Брат Альберт называл «покажи и расскажи», отводилось три дня. Если студент (как это часто случалось) в течение года или двух пренебрегал домашней работой, то его автоматически отчисляли —попросту говоря, не переводили на следующий курс.

Бывало, что студенты, не уделявшие должного внимания экспериментальной работе, все же требовали дальнейших наставлений. Таких учеников Брат Альберт исключал без права восстановления. Но некоторым студентам, упорно отлынивавшим от домашней лабораторной практики, он все же позволял возвращаться в школу на протяжении нескольких лет. Таким способом он давал им шанс на подлинное духовное преображение, которое непременно происходит даже при одном только поверхностном знакомстве с лабораторной алхимией и может указать ученику другие направления развития, более соответствующие индивидуальной структуре его личности. В какой-то момент эти ученики тоже покидали школу.

На другом конце спектра студентов ИОП располагались те, кого Брат Альберт соглашался обучать бесплатно. Они были крайне стеснены в средствах и не могли не только оплачивать проживание в общежитии, но и покупать себе еду. Брат Альберт ссужал их деньгами на продукты и предметы первой необходимости. Делалось это на одном условии: когда-нибудь, в будущем, студент обещал вернуть долг, если ему позволят обстоятельства, — но не самому Брату Альберту и не Обществу, а какому-нибудь другому человеку, оказавшемуся в схожей ситуации. Сам же Брат Альберт не раз повторял нам: «Когда вы приезжаете сюда на занятия, о вас позаботятся. Вы не будете ни в чем нуждаться — и неважно, есть у вас на это средства или нет. Это необходимо, чтобы вы могли полностью посвятить себя работе». Такова была житейская составляющая философии, которой придерживался этот человек.

Каждый курс семилетней программы обозначался соответствующим латинским названием: Прима, Секунда, Терция, Кварта, Квинта, Секста и Септа. Ежегодно в ИОП проходил полный цикл сессий для всех семи параллельно обучающихся курсов — от начала февраля до середины мая. С начала сентября до конца октября проводились дополнительные сессии Кварты, Квинты, Сексты и Септы — для старшекурсников из Америки, Европы и Австралии, у которых не было возможности приехать в обычное время. Каждое лето Брат Альберт и Сестра Эмми посещали Швейцарию и Австралию, где проводили занятия со студентами, вовсе не имевшими возможности приехать в Юту. Это расписание неизменно соблюдалось с 1960-го по 1980-й год, а в 1980-м Брат Альберт объявил, что Септа нынешнего года станет его последним выпуском. «Цикл двадцати одного года завершен, — сообщил он нам 31 октября 1980 года, в день выпуска Септы. — Ваш курс — последний в этом цикле». С 1981 по 1983 год программа занятий сократились до трех лет. Когда я поинтересовался, почему, Брат Альберт улыбнулся и ответил: «А вы не знаете? Мое Делание здесь почти завершилось!» В июле 1984 года он покинул этот мир.

На каждом курсе обучалось от 12 до 21 студента. Общежитие было оборудовано всем необходимым для постоянного проживания, так что покидать пределы комплекса приходилось только для закупки продуктов на неделю вперед. Проживание на территории ИОП в течение двухнедельной сессии было обязательным условием обучения. Селиться в окрестных гостиницах или мотелях не дозволялось. Даже местным студентам не разрешалось оставаться дома на период очных занятий. Благодаря этому все студенты могли полностью посвятить себя экспериментальной работе в лаборатории, которая начиналась на третий день сессии и продолжалась до одиннадцатого дня включительно. На двенадцатый день полагалось разобрать все экспериментальные установки, составить и сдать Брату Альберту лабораторные отчеты и навести порядок в лабораториях и общежитии, куда вскоре предстояло вселиться студентам следующего курса.

В программу Примы, первого курса, входили не только основы алхимии, но и полный обзор оккультной философии в изложении Брата Альберта. Эта философия преследовала одну-единственную цель: каждый студент должен был открыть и осознать собственное неповторимое Я, ответив на три основных вопроса:

1. «Откуда я пришел?»
2. «Для чего я здесь», или «Почему я таков, каков я есть?»
3. «Куда я иду?», или «Что будет со мной после этой жизни?»

Чтобы студенты смогли ответить на эти вопросы, Брат Альберт преподавал им основы астрологии и западной каббалы, после чего дополнял их неким устным эзотерическим учением, которое преподносилось таким образом, что студент первого курса, применивший его принципы на практике, действительно начинал осознавать и чувствовать свое Я. Проблески этого осознания навсегда преображали его личность. Астрология, которую преподавал Брат Альберт, не имела ничего общего с салонными развлечениями, и далеко не все те сведения, которыми он делился с нами, можно было отыскать в обычных астрологических руководствах. Его лекции об «астроциклических пульсациях», как он называл их, были посвящены, главным образом, периодической структуре и эзотерическим принципам, лежащим в основе этого предмета.

Каждый студент должен был аккуратно скопировать и раскрасить многочисленные астрологические и каббалистические схемы и диаграммы, которые Брат Альберт демонстрировал в аудитории, — поскольку в этих схемах заключалась его уникальная эзотерическая система самоанализа и самораскрытия. Брат Альберт утверждал, что механическая процедура копирования способствует бессознательному усвоению соответствующих принципов и тем самым помогает понять их практический смысл. Устная информация, предоставлявшаяся на лекциях, в сочетании с личными усилиями каждого студента в конечном счете вела к его духовному преображению. А это преображение, в свою очередь, закладывало основу для дальнейшей успешной работы в лаборатории. Призыв «Познай себя!» был одним из главных девизов, которые Брат Альберт стремился внушить своим ученикам.

Занятия по алхимии на первом курсе посвящались постижению физической природы и тайных свойств Трех Алхимических Первоначал, как они именуются в древних трактатах по алхимии, — Соли, Серы и Ртути, — и Трех Алхимических Процессов — Сепарации (разделения), Пурификации (очищения) и Когобации (соположения). Далее эти принципы прилагались к самому элементарному из царств природы — растительному. Как пояснял Брат Альберт, именно с приложения алхимических принципов к этому простейшему из природных царств и должен начинаться процесс лабораторной алхимии. Ибо, прежде всего, необходимо понять, как выделить из растения Соль, Серу и Ртуть обычными химическими способами, а затем воссоединить эти Первоначала посредством трех процессов — сепарации, пурификации и когобации — и сотворить тем самым новое вещество, не относящееся к природной сфере. Только после этого студент может надеяться, что ему удастся применить свои знания о трех первоначалах и трех процессах к наивысшему из трех природных царств — царству минералов, той области экспериментов, в которой можно получить такие субстанции, как Философская Ртуть, Питьевое Золото и сам Философский Камень.

Но одного лишь умения создать из какого-либо растения простую алхимическую тинктуру недостаточно, хотя последняя сама по себе является сильнодействующим лекарством, исцеляющим тело и гармонизирующим психику. Поскольку конечная цель лабораторной алхимии — получение вышеперечисленных знаменитых субстанций, то студенту сперва предписывалось научиться сознательно сочетать в лабораторных условиях три первоначала и три процесса для получения Растительного Камня — «камня», который не только подобен по свойствам достославному Философскому Камню, но на котором, в процессе изготовления, студент обучается в точности тем самым практическим лабораторным операциям и эзотерическим принципам, которые необходимы для получения Summum Bonum — самого Камня Мудрецов. Таким образом, успешно создав Растительный Камень, студент на практике осваивает те самые процедуры и истины, о которых старинные трактаты, повествующие об изготовлении Великого Камня, упоминают лишь косвенно или намеками.

В качестве домашней работы студентам первого курса предписывалось самостоятельно воспроизвести процессы сепарации, пурификации и когобации, продемонстрированные в лабораториях ИОП, и создать для личного пользования набор тинктур, соответствующих семи планетам древности. Для этого выбирали семь растений, соответствующих семи планетам старинной астрологии. Каждое растение подвергали первым двум алхимическим процессам, чтобы выделить из него Соль, Серу и Ртуть. Затем эти алхимические первоначала каждого растения воссоединяли друг с другом посредством когобации. Получалось семь сильнодействующих тинктур, которые далее следовало употреблять внутрь на протяжении года. Благодаря этому физическое тело студента безопасным образом очищалось от грубых элементов и природа его насыщалась каббалистическими свойствами планет. Тем самым ученик подготавливался к более серьезной алхимической работе, которая предстояла ему в последующие шесть лет обучения. Предполагалось также, что каждый ученик начнет в своей домашней лаборатории работу по созданию Растительного Камня. Как предупреждал Брат Альберт, на этот процесс «потребуется, по меньшей мере, несколько лет. Природа не спешит расставаться со своими тайнами! Равно как не торопятся и те сферы, которые лежат за пределами Природы — и которые в конечном счете помогут вам преуспеть в этом “Малом Делании”» (как традиционно именуется в литературе изготовление Растительного Камня).


Но что насчет этих Трех Алхимических Первоначал? Что они собой представляют? Действительно ли они обладают физической природой и оккультными свойствами? Одинаковы ли они во всех трех царствах природы? И если нет, то в чем состоят различия? И как применять к ним Три Алхимических Процесса? Объем статьи не позволяет ответить на эти вопросы во всех подробностях. Однако недостаток места не помешает вкратце охарактеризовать здесь истинную суть Трех Алхимических Первоначал и Трех Алхимических Процессов. При условии внимательного изучения, эта информация, несмотря на всю свою лаконичность, поможет истинному искателю тайного алхимического знания извлекать в дальнейшем огромную пользу из классических средневековых трактатов и распахнет перед ним врата в царство этого древнего искусства и науки — врата к самостоятельному экспериментальному постижению алхимии.

Как объяснял Брат Альберт студентам Примы, алхимическая «Соль» представляет собой тело растения, животного или минерала. Это то, что остается, когда природную форму подвергают воздействию Огня. «Тело» одинаково для всех трех природных царств. Это вещество, по свойствам и внешнему виду подобное соли, и щелочное (а не кислотное) по химическому составу. Это продукт окончательного упрощения. В процессе очищения состояние Соли изменяется в соответствии с последовательностью трех высших сефирот Древа Жизни. Иначе говоря, она меняет цвет с черного на серый, а затем на белый: переходит от Бины к Хохме, а от нее — к Кетер, где и достигает чистоты. Так происходит не только с Солью растительного царства, но и Солями животного и минерального царств. Достигнув последней стадии белизны, она может выйти из-под власти известных нам физических законов. К примеру, очищенная  Соль может в буквальном смысле подняться над рабочей поверхностью, на которой проводится операция очищения, и парить в воздухе. Я лично наблюдал это много раз и имел возможность удостовериться, что этот феномен не имеет никакого отношения к воздушным или термальным потокам, возникающим при нагревании вещества в ходе операции.


Алхимическая «Ртуть» — это эзотерическая Жизнь вещества, с которым ведется работа. В разных природных царствах «сосуды», в которых она помещается, различны. В растительном царстве сосудом Жизни является алкоголь. Его получают непосредственно из обрабатываемого растения методом ферментации (сбраживания) и экстрагируют простой ступенчатой дистилляцией. В животном царстве сосудом Жизни является кровь. В минеральном царстве — алкагест2, который выделяют из минерала в несколько этапов. Сначала минерал (например, сурьму) подвергают дигесции (расщеплению) — промежуточной процедуре, входящей в процесс Сепарации. На этом этапе к минералу добавляют растворитель или иное жидкое вещество, способное образовать соединение с алкагестом. В случае сурьмы в дальнейшем используют именно полученное соединение алкагеста с растворителем. В качестве растворителя для сурьмы берется обычный 95%-ый этиловый спирт. Так поступают при изготовлении Незакрепленной Тинктуры Сурьмы. Для того же, чтобы получить Закрепленную Тинктуру Сурьмы, предварительно подготовленную сурьму обрабатывают 6N уксусной кислотой, чтобы «закрепить» содержащуюся в ней Ртуть. Полученный ацетат сурьмы затем экстрагируют, а с помощью этилового спирта из сурьмы выделяют Серу и Ртуть для дальнейшего употребления.

При работе со свинцом, когда предпринимается попытка «Великого Делания», растворитель отделяют от алкагеста после дигесции посредством еще одной Сепарации — серии дистилляций, первая из которых представляет собой простую ступенчатую дистилляцию, а последующие совершаются с помощью особых стеклянных колб, которые студент должен спроектировать самостоятельно и заказать для изготовления компетентному стеклодуву.

Алхимическая Сера представляет собой оккультное Сознание исследуемого вещества. Во всех трех царствах природы сосудом ее является масло, то есть физическая субстанция, по вязкости, запаху и внешнему виду подобная маслам. В растениях масло присутствует в очень малых количествах, поэтому его получают посредством обычного химического процесса сухой дистилляции. Как правило, для получения сколько-нибудь заметной порции масла приходится обработать таким способом не один фунт растительного сырья. Серу выделяют до того, как начнется ферментация. В животном царстве Серу получают из мезодермы — зародышевого листка, из которого образуются кровеносная и кроветворная системы животного. В этом случае Сера экстрагируется посредством эфирной сепарации — процесса, который на практике провести легче, чем может показаться исходя из названия. В минеральном царстве Серу получают из алкагеста, потому что она от природы связана с ним. При работе, к примеру, с сурьмой сепарация здесь не особенно трудна, но со свинцом — требует чрезвычайных усилий.

Что касается изготовления Растительного Камня, то есть «Малого Делания», то, выбрав, растение для работы, студент, как было сказано выше, должен прежде всего подвергнуть его сухой дистилляции, чтобы выделить алхимическую Серу (Сознание). Это первая Сепарация. Затем проводится ферментация для получения алкоголя или, точнее,  растительного «вина», в котором будет содержаться алхимическая Ртуть — Жизнь растения. Затем это «вино» вновь подвергается Сепарации — серии ступенчатых дистилляций, которая на выходе даст чистый алкоголь данного растения. Получив Серу и Ртуть — в их естественных пропорциях, установленных самой Природой, — студент должен сжечь растительное вещество (теперь именующееся «экскрементами» растения), чтобы свести к основным элементам его грубое тело. Это процесс Очищения. Первый цвет, который вещество приобретает в ходе этого процесса — черный, соответствующий сефире Бина. В данном состоянии черная зола растения именуется Caput Mortuum — «Мертвая голова».


После этого черную золу помещают в неглазированную глиняную емкость и подвергают кальцинации (прокаливанию на горелке Фишера в различных температурных режимах), уменьшая тем самым его массу путем отделения существенных частей физической природы от несущественных. Неглазированная емкость используется для того, чтобы зола могла «дышать» в процессе прокаливания. Поток воздуха, поднимающийся снизу под действием огня и проходящий сквозь поры в глиняной емкости, полностью очищает обрабатываемое вещество от элементов, в которых далее не будет необходимости. Это очень важный момент.

В ходе кальцинации черная зола постепенно превратится в темно-серую и, наконец, — примерно через семь дней непрерывного прокаливания — в светло-серую, приобретя цвет, соответствующий сефире Хохма. Пурификацию продолжают далее на протяжении нескольких недель или даже месяцев, круглосуточно, до тех пор, пока вещество не примет вид белого порошка. Это и будет истинная алхимическая Соль данного растения. Ее сущностная Квинтэссенция обладает цветом и оккультными соответствиями сефиры Кетер.

После этого, собственно, начинается Малое Делание как таковое. Необходимо иметь в виду, как неоднократно напоминал на занятиях Брат Альберт, что создание Растительного Камня — это не просто последовательность механических манипуляций наподобие тех, что проводятся в обычной химической лаборатории. Поскольку процесс изготовления этого Камня отражает истинный (а не воображаемый) духовный прогресс ученика, то преуспеть можно лишь при условии, что внутренний рост находится в полной гармонии с внешними, лабораторными процедурами. Именно поэтому на создание Камня порой уходят долгие годы.

Очищенная белая Соль помещается в «живот Пеликана», как в средневековых трактатах именуется реторта, и начинается медленный процесс насыщения ее Ртутью (алкоголем) и Серой (маслом). Серу и Ртуть понемногу, каплю за каплей, добавляют к белой Соли, пока последняя не приобретет окраску Серы и не превратится в полувязкую массу. Эту массу оставляют для Когобации («соположения»), пока по горлу реторты не начнет подниматься дистиллят. Дистиллят, достигший отверстия реторты, собирают и сохраняют в отдельном сосуде. Эта чрезвычайно летучая жидкость именуется «Усовершенствованной Ртутью Камня». Процесс насыщения продолжается несколько месяцев и прекращается лишь тогда, когда полувязкая масса в реторте перестанет принимать Серу и Ртуть. Когда масса сгустится и станет отталкивать Серу и Ртуть, реторту следует взболтать. Тогда масса свернется в сгусток, похожий на камень. После этого можно будет переходить к заключительному этапу насыщения.

К затвердевшей массе в реторте начинают по капле добавлять Усовершенствованную Ртуть Камня, и этот процесс продолжается несколько недель или месяцев. В какой-то момент «камешек» в реторте откажется принимать и эту форму Ртути, более летучую. Об этом будет свидетельствовать появление еще более летучей прозрачной жидкости, которая начнет сгущаться в горле реторты. На этом этапе реторту разбивают, чтобы извлечь камнеподобную массу.


И, наконец, эту массу помещают в глазурованный тигель и подвергают воздействию Огня, постепенно повышая температуру нагревания, пока масса не затвердеет окончательно и не уподобится на вид и на ощупь настоящему камню. Я использовал для этой операции муфельную печь «Blue M» с термопарой для высокоточного измерения и регулировки температуры. Операция началась при температуре 100°С, а завершилась — при 1000°С. В процессе формирования Камня после каждой стадии нагревания его следует вновь насыщать Усовершенствованной Ртутью. Процесс нагревания — последний этап создания Камня.

Готовый Растительный Камень — чисто белый по цвету, чрезвычайно твердый и необыкновенно тяжелый. Для проверки Камня его обвязывают обычной бечевкой, второй конец которой привязывают к карандашу. Затем в большой стеклянный сосуд (например, двухлитровый лабораторный стакан) помещают несколько унций любого сухого растительного сырья и заливают примерно 1,5 литрами простой водопроводной воды. Пропитавшись водой, растительное сырье, естественно, погрузится на дно сосуда. После этого в сосуд опускают камень, подвешенный на бечевке к карандашу, — таким образом, чтобы вода едва-едва покрыла его целиком. Тому, что происходит после этого, официальная наука не находит объяснения.

Через несколько минут (время здесь зависит от степени зрелости камня) тяжелая, пропитавшаяся водой растительная масса всплывет со дна сосуда и соберется вокруг камня. В этом положении она будет оставаться на протяжении нескольких часов, после чего вновь погрузится на дно. Несколько часов спустя всплывет опять, но на сей раз продержится у поверхности всего несколько минут, а затем вновь опустится на дно и больше не поднимется. Однако на поверхности останутся плавать Соль, Сера и Ртуть, выделившиеся из растительного сырья. Эту смесь Соли, Серы и Ртути останется только вычерпать ложкой и принять внутрь — она действует как мощный лекарственный препарат. Коротко говоря, с помощью зрелого Растительного Камня можно за очень краткий период времени выделить Жизнь, Сознание и Тело из любого растительного сырья. После этого камень просто промывают и помещают на хранение до того, как в нем снова возникнет необходимость. В дальнейшем он сохраняет свои свойства в неизменности, не растворяясь ни в воде, ни даже в слабых кислотах.

Следует отметить, что изготовить Растительный Камень можно несколькими способами. Все они подробно обсуждались в ИОП на сессиях последующих курсов. В числе этих способов — изготовление Камня из светло-серых Солей, а также из водорастворимых Солей, которые можно «вымыть» из серой Соли. В конце этой статьи я приведу несколько ссылок для тех, кого интересует процесс Малого Делания.

Что касается меня, то я изготовил четыре камня четырьмя различными способами и продемонстрировал их действие перед Братом Альбертом и моими соучениками на совмещенной сессии Квинты и Сексты в 1979 году. На то, чтобы открыть в самом себе нечто, необходимое для создания этого алхимического продукта, у меня ушло четыре года. Приобретенные в процессе познания и опыт алхимической работы оказались поистине бесценны — как и то, что «поведали» мне сами Растительные Камни, полученные в результате моих трудов.

Три курса от Секунды до Кварты включительно посвящались работе с природным царством минералов — а точнее говоря, с сурьмой. В природе этот минерал встречается в соединении с мышьяком, в форме смертельно ядовитого трисульфида сурьмы. Брат Альберт объяснил нам, что самые драгоценные свои лекарства Природа скрывает среди самых опасных ядов. Чтобы мы смогли подобрать ключи к тайнам алхимии, Брат Альберт раздал нам по экземпляру «Триумфальной колесницы Сурьмы» в переводе А.Э. Уэйта. Этот трактат, написанный немецким монахом-бенедиктинцем Василием Валентином в 1415 году и впервые опубликованный в 1604 году благодаря стараниям Иоганна Теольдена Гессия, мы тщательнейшим образом изучали все три года, со второго по четвертый курс — фразу за фразой, абзац за абзацем, страницу за страницей. Комментарии Брата Альберта, посвященного в его тайны, и дальнейшие пояснения открыли нам глаза на то, сколь бесценен этот старинный труд.

Все, от правил изготовления Незакрепленной и Закрепленной Тинктур Сурьмы, получаемых из «паров», и до каббалистических цветов Сурьмяного Стекла, которое образуется при нагревании в температурном интервале 900—1800°С; от тайн получения Krikrum Menstruum3 и Сурьмяной Соли и до завершающих операций приготовления «Сурьмяного Масла» и методов его безопасного, правильного и естественного использования, — все это в мельчайших подробностях разъяснялось нам на занятиях, после чего Брат Альберт демонстрировал нам соответствующие процессы в лаборатории. «Прежде чем приниматься за дело, изучи теорию!» — таков был его неизменный призыв, предшествовавший всякой лабораторной работе. Каждый год мы возвращались домой с багажом новых знаний и старались самостоятельно воспроизвести продемонстрированные нам операции, чтобы на следующий год нам было что показать и о чем рассказать нашему наставнику. Позволю себе напомнить читателю, что, если он вдумчиво применит объяснения, данные по поводу Трех Алхимических Процессов и Трех Алхимических Первоначал, к «Триумфальной колеснице Сурьмы», то перед ним распахнутся все тайны, изложенные Василием Валентином в этом бесценном трактате.

На пятом курсе каждому из нас предоставляли отдельное рабочее место в лаборатории и необходимое оборудование. На протяжении двух недель нам разрешалось работать самостоятельно, воспроизводя или совершенствуя те удивительные операции с сурьмой, которые мы проводили дома, и сравнивая полученные результаты с результатами сокурсников. Как и на предыдущих курсах, по окончании двухнедельной сессии мы сдавали Брату Альберту отчеты о проделанной работе, которые тот оценивал и помещал на постоянное хранение.

Программу занятий для последних двух курсов, Сексты и Септы, Брат Альберт назначал индивидуально, исходя из личных особенностей каждого курса. Одни студенты начинали работу над «Зеленым Львом», другие — над «Философской Ртутью», третьи — приступали к изготовлению «Питьевого Золота». Для меня и моих сокурсников Брат Альберт припас самый «темный», как принято считать, самый таинственный из алхимических методов  — «Водяное Делание». Этой темой я очень интересовался и лично обсуждал ее с Братом на предшествующих курсах.

В основе этого Делания лежат теория и практика, описанные в «Золотой цепи Гомера»4 — манускрипте, который приблизительно в XIV веке был переведен с латыни сначала на французский, а затем на немецкий язык. Английский перевод, которым мы пользовались, был выполнен с первого немецкого издания, вышедшего в Лейпциге в 1723 году. Этот трактат повествует об изготовлении субстанции под названием «Гур», или «Доадамова Земля», — субстанции, которая сама по себе способна породить три природных царства. Иначе говоря, это та самая первоматерия, от которой произошел весь сотворенный мир. Нетрудно себе представить, почему в христианской Европе того времени эта область алхимических экспериментов удостоилась прозвания «самого темного закоулка Природы».

Меня интересовала исключительно возможность порождения животного царства, то есть, для начала, маленьких ракообразных существ, которых, согласно «Золотой цепи Гомера», можно «сотворить» из обычной дождевой воды — основного материала, о котором повествуется в этом трактате. Чем уникальна эта работа, так это указанием, что воду следует собрать во время сильной грозы с мощными электрическими разрядами, после чего необходимо подвергнуть собранную влагу процессу «путрефакции» (химического расщепления). В результате путрефакции образуется Гур, или Доадамова Земля, выпадающая в виде осадка, похожего на сероватые нити. Затем, подвергая наэлектризованную и «перегнившую» воду серии дистилляций, следует получить «Воду Воздуха, Воду Земли, Воду Воды и Воду Огня». Далее этими «водами» в определенном сочетании насыщают высушенный Гур. В результате этого процесса и образуются вышеупомянутые существа, относящиеся к животному царству. В целом, это своего рода ранний эксперимент из области спонтанного самозарождения жизни. Впрочем, в «Золотой цепи» отмечается, что полученные таким способом существа не относятся ни к одному из известных видов или родов. Для начала работы необходимы около 200 галлонов дождевой воды, собранной в вышеназванных условиях.

Довести до конца эксперименты в этой области в стенах ИОП было невозможно, поскольку путрефакция и дистилляция требовали длительного времени — от полугода до года. Однако работа все же была начата, и первые успехи убедили нас в том, что все описанное в «Золотой цепи» имеет под собой некие основания.

Продолжив Водяное Делание по окончании седьмого курса, я написал две статьи, которые Брат опубликовал в своем журнале «Эссенция: журнал эволюционной мысли в действии». Первая статья называлась «Аналитический метод в приложении к Водяному Деланию: современный подход». Она была напечатана в первом зимнем выпуске журнала за 1980-й год. Речь в ней шла о самых что ни на есть практических, бытовых затруднениях, возникающих при попытке собрать и обработать такой огромный объем дождевой воды. Кроме того, я описал современные методы «повторной электризации» воды и ее эффективной путрефакции и дистилляции, с тем чтобы и другие современные исследователи получили возможность прикоснуться к этой древней области природных тайн. Эти методы разработаны мною самостоятельно, и пригодность их подтверждена на практике.

Еще через два года работы в 3-м выпуске журнала «Эссенция» (лето 1982 года) вышла вторая моя статья — «О сотворении животных». На обложке номера помещалась цветная фотография сочетания Гура с Водой и ракообразного существа, которое было получено в результате процесса, описанного в «Золотой цепи Гомера». В самой статье, сопровождавшейся многочисленными фотографиями, этот процесс описывался в привычных бытовых терминах, с тем чтобы другие исследователи, работавшие в этой области, смогли воспроизвести его самостоятельно. Как и утверждалось в «Золотой цепи», полученные таким способом ракообразные не принадлежат ни к одному из известных видов или родов, что подтвердили зоологи и биологи, пытавшиеся их классифицировать.

Воодушевленный этими успехами, я несколько раз лично беседовал с Братом Альбертом о том, что традиционно считается самой темной областью этого темнейшего из уголков алхимии, а именно — о создании «гомункула». По окончании школы ИОП я сосредоточил на этой цели все свои усилия.

Согласно легенде, гомункул представляет собой миниатюрное подобие человека. Он создается из Соли (т.е. обладает физическим телом), насыщенной Ртутью (т.е. самой Жизнью). Однако Душой (как в алхимии именуется самосознание) он не обладает. Поэтому алхимику предстоит работать с этим существом и наделить его волей и смыслом жизни. Солью для этого Великого Опыта служит Гур, или Доадамова Земля. Эта «Мать-Земля» в данном контексте представляет собой Тело. А Ртуть, или Жизнь, должна исходить от «Отца» — то есть от самого алхимика. Достичь успеха в этой области алхимии может только мужчина-алхимик, ибо он должен оплодотворить Мать-Землю своим семенем. После оплодотворения (как и в случае с обычным человеческим ребенком) начинается период развития и роста. Дальнейшее пусть читатель домыслит — или воспроизведет на опыте — самостоятельно.

В завершение хочу выразить искреннюю надежду, что изложенные здесь сведения и указания помогут опровергнуть тяжкие обвинения и псевдоинтеллектуальную критику, обрушившиеся на этого гениального человека — Брата Альберта, доктора Альберта Рихарда Риделя. Своим глубоким пониманием алхимических тайн и своей преданной любовью к мудрости он распахнул тайные врата алхимии тысячам и тысячам людей во всем мире. И те немногие из его учеников, которые усвоили главную его заповедь — «Трудись!», и по сей день продолжают в частных алхимических лабораториях работу, начатую под его руководством.

 

* * * * *



Рекомендуемая литература:

Следующие книги, изученные в свете рекомендаций, данных в этой статье, помогут заинтересованному читателю подобрать ключи к тайнам трех природных царств.

— Брат Альберт. Справочник алхимика (Frater Albertus. The Alchemist’s Handbook. 1987. Weiser Books, York Beach, Maine). В этой книге приводятся конкретные указания, необходимые для успешной работы в природном царстве растений, и полезные советы по проведению экспериментов в современной химической лаборатории.

— Брат Альберт (переводчик и составитель). Золотые манускрипты (Frater Albertus, translator and compiler. The Golden Manuscripts. Kessinger Publishing, LLC, Kila, Montana).

— Василий Валентин. Триумфальная колесница Сурьмы (Basilius Valentine. The Truumphal Chariot of Antimony, with the Commentary of Theodore Kerckringuis, A Doctor of Medicine. Translated by A.E. Waite. Kessinger Publishing, LLC, Kila, Montana). В этой книге содержатся подробные указания по работе в природном царстве минералов.

— Г. Нинцель (составитель). Золотая цепь Гомера (H. Nintzel, compiler. The Golden Chain of Homer. 1723 edition. Restoration of Alchemical Manuscripts Society [RAMS], Richardson, Texas). Общество восстановления алхимических рукописей, опубликовавшее эту книгу, ныне прекратило свое существование.

— Глаубер, Валентин и др. Справочник по алхимическим процессам (Glauber, Valentine, et al. A Compendium of Alchemical Processes. Kessinger Publishing, LLC, Kila, Montana). Чрезвычайно полезный обзор процессов, непосредственно применяющихся в изготовлении Камня Мудрецов.

А.Э. Уэйт (редактор и составитель). Герметические и алхимические труды Парацельса (A.E. Waite, editor and compiler. The Hermetic and Alchemical Writings of Paracalesus. Kessinger Publishing, LLC, Kila, Montana). «Великая Книга» алхимии, содержащая как теорию, так и практические указания. Незаменимое справочное руководство и подспорье в работе.

 

 


Примечания:

1. Латинская фраза, означающая в переводе: «практика алхимической философии»

2. Универсальный растворитель. Термин, вероятно, придуман Парацельсом на основе арабских слов.

3. Точнее, Kerkring Menstruum — «растворитель Керкринга» (по имени голландского исследователя XVII в. доктора Керкринга, написавшего аннотацию к переизданию «Триумфальной колесницы Сурьмы»), растворитель, получаемый в ходе работы в царстве минералов.

4. Название трактата восходит к эпизоду из «Илиады» Гомера, где с неба на землю опускается золотая цепь, по которой нисходят боги. В Теургии неоплатоников и Неоплатонизме, а позднее в масонском символизме, золотая цепь, соединяющая небо и землю, — представляет собой многозначный символ, допускающий различные толкования, одним из которых может быть взаимосвязь всего сущего.

 

 


 

перевод с англ. А. Блейз, редактура и оформление - Teurgia.Org


 

 

Back