«Маг Папюс — "Бальзак оккультизма"», — Серж Кайе PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Жизнеописания выдающихся Мартинистов

 

Маг Папюс «Бальзак оккультизма»

 

 

Кто из ищущих, кто из любителей оккультизма не читал Жерара Анкосса (Ла Корунья, Испания, 13 июля 1865 г. – Париж, Франция, 25 октября 1916 г.), иначе говоря, Жака Папюса, или просто Папюса? Того самого Папюса, кого Жозефин Пеладан называл в1890 году «самым достойным, высочайшим из магов-каббалистов-эклектиков»; Папюса - новатора и даже «Бальзака оккультизма», по характеристике Анатоля Франса, который в том же году выступил за то, чтобы во Французской Коллегии ему доверили кафедру магии; Папюса, которого Франсуа Жоливе-Кастелло назвал в 1897 г. «самым значительным и самым глубоким магом нашей эпохи»1? Папюс ввязывался в любой бой в защиту высокой науки. «Оккультное в нем очевидно, - свидетельствует его товарищ по всем направлениям деятельности Марк Авен. - Он был самым рьяным из первопроходцев, сеятелем будущей жатвы, при всех титулах Папюс заслуживает именно того имени, которое сам выбрал с помощью высокой интуиции: Папюс - врач, первопроходец», именно так, как охарактеризовал его Аполлоний Тианский в «Нюктемероне».2

Безусловно, без Папюса путь для многих стал бы другим. «Мы никогда не узнаем, сколько молодых людей Папюс пробудил, став для них учителем и наставником. Мы можем лишь с полным правом утверждать, что целое поколение, рожденное вместе с веком, искало в его трудах свой путь и Путь»3. Это утверждение Мариуса Лепажа, высказанное в 1949 г., можно отнести также и к послевоенному поколению. Вот, почему Шарль де Сен-Севен заявлял: «Мой большой опыт позволяет, в свою очередь, сообщить всем, кто еще ищет, где находится великая правда: Папюс не умер. Он оставил свои книги, которые его пережили и всем будут служить проводниками. Вот вам первый Мастер, которого вы ищите. Читайте его. Слушайте его. Понимайте его. Следуйте за ним»4. Папюс в Пантеоне «Мастеров Прошлого» по сей день продолжает стимулировать рвение сынов высокой науки.

Однако Папюс, чей поиск был абсолютно чист и искренен, бывал часто не понят, порой оклеветан и даже презираем. Его соратник Жорж Дескормье, он же Фанег, в свою очередь, вспоминал в 1920 г.: «Будучи совершенным парижанином с Монмартра, иногда немного вульгарным, непонятным именно в тот момент, когда люди думали, что они его понимают, подчиняющийся неким неизвестным никому побудительным мотивам, Папюс, в силу своеобразного аскетизма, добровольно шел на то, чтобы быть неправильно понятым. Ни на одного человека не возводили столько клеветы, и ни один человек так не любил клевету в свой адрес, какой бы она не была, и никто так не умел ее обратить  себе на пользу. Мало кого так ненавидели, но и никого так не любили, когда понимали»5

Таким странным образом Папюс и ныне подталкивает руку новых наставников к перу.


Примечание:

Таким образом, очень важная книга (Marie-Sophie Andre et Christophe Beaufils, Papus, Bographie, la belle epoche de l’occultisme, Paris, Berg international, 1995) предлагает детальный анализ фактов из жизни мага и его окружения, демонстрируя, в частности, так называемый «критический нейтралитет», который, по сути, оттеняет «доброжелательный нейтралитет» предшествующих авторов. Кстати, этот труд, который был «первой серьезной биографией Папюса», заложил первый камень в научное изучение оккультизма Х1Х века, открывая настоящее лицо мага и его коллег, в отличие от книги «Папюс» доктора Филиппа Анкосса, считающейся пристрастной и неточной, где дан его более благожелательный портрет. Но под видом критического нейтралитета эта книга, благодаря опубликованным в ней неизданным документам, считается неопровержимой, хотя представляет собой неприкрытую атаку на Папюса и его собратьев-оккультистов периода «прекрасной эпохи». Пусть формально считается, что автор «на стороне Папюса», она не понимает, не признает и даже презирает его. Спасибо Роберу Амаду за его исполненный почтения труд «A deux amis de Dieu, Papus et Philippe Encausse,  Hommage de Reparation (Guereigny ,Cirem, 1995) Так как люди мечты - Папюс был одним из них – отнюдь не трупы для вскрытия, они живут в наших сердцах и в лоне Авраамовом. «Ты жив, Папюс!» – провозгласил  однажды Жюльен Орсель. Это так, и с ним вместе живы все сотоварищи по иерофании, где он был руководителем одного из филиалов и зачастую шутом во имя дела. Папюс был настоящим Магом (пусть он простит меня, ибо сам он не любил этого титула), другом Бога и его Мудрости. Как можно кичиться тем, что мы знаем его биографию, без того, чтобы самим ступить на путь поиска, дружбы Бога и его Мудрости. Как понять его, не любя, если знать и любить - это одно и то же? Настоящая  эзотерика, говорил нам Папюс, это наука сердечного восприятия. Не попробовав самостоятельно разделить его мечту, заниматься его историей, его биографией - значит предать Папюса. Вот почему в другой научной сфере Поль Эмиль Виктор боролся за «влюбленную этнологию».  По Зигмунду Фрейду, биограф обязательно лжет, поскольку объективную биографию невозможно составить в силу отсутствия объективного наблюдателя. Филипп Анкосс не претендовал ни на истину, ни на то, чтобы его считали историком. Его книга содержит, несомненно, как и любой труд, неточности, и есть ряд аспектов, которые были лучше изучены уже после ее написания. Но Филипп Анкосс был, как и Папюс, человеком мечты, и его педагогика, совершенно папюсовская, стремилась к воспитанию сердца, которое и служит единственным органом настоящего знания и настоящей любви. Мы можем бесконечно дискутировать, мы можем бесконечно исследовать истоки, осознанные или подсознательные побудительные мотивы молодого Жерара Анкосса и его товарищей по странствию на пути идеала. Ну и что? «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Мф., 5:37). И к черту пересуды!

Когда Жерар Анкосс еще не назывался Папюсом и даже был материалистом, труд Луи Люка (1816-1863), биолога, увлеченного науками Гермеса6, открыл ему алхимию, и научил его тому, что Природа - не машина, а живое существо, а книги Элифаса Леви (1810- 1875) показали ему, что физический мир  - это только видимая часть мира7, и что другой мир населен, и что переговоры с оккультными обитателями - это привилегия мага. Забравшись на плечи Антуана Фабра д’Оливе (1768-1825), Александра Сент-Ива д’Алведейра8, он нашел в последнем своего рода интеллектуального наставника, показавшего ему, что история людей имеет смысл, ибо они должны выполнить миссию, а также что общество профанов может само по себе организоваться на основе традиции, потому что те, кто находится внизу, должны тянуться к тем, кто находится наверху.

Труд Неведомого Философа Луи Клода де Сен-Мартена9… что я говорю? Сам Сен-Мартен (1743-1803), а также Анри Делааж (1825-1882) передали Папюсу эстафету (здесь не важно, в каком смысле), подтолкнув, в свою очередь, юного Жерара Анкосса к Мартинистской  теософии.

Папюс понял, что посвящение не обязательно должно проходить в рамках Посвятительного Ордена. Неведомый мастер, Друг Бога и людей в лице Низьера Филиппа (1849-1905)10, подтолкнул Папюса, мечтавшего быть его «верным маленьким крестьянином», на Путь Сердца и привил ему вкус к молитве. Более того, он показал ему необходимость для человека, заботящегося, по словам Сен-Мартена, о сближении с его принципами, вернуться к Отцу, в чем, собственно, и заключается Посвящение.

Но никто не идет к Отцу, кроме как через Сына, которого Папюс часто называл Йеhошуа. Зачисленный господином Филиппом в армию Воинов Христа, Папюс, в свою очередь, привел на этот тернистый путь и многих своих товарищей. «Папюс,  -  свидетельствует Шамюэль, - открыл мне благодатную науку, которая берет под свою защиту все человеческое знание». И Фанег подтверждает это: «Учение, происшедшее от господина Филиппа, которое Папюс передал нам, преобразило многих из нас. Через него мало-помалу прояснились загадочные глубины Евангелия. Он научил нас жить, в то время как до него мы не знали истинного света, который повел бы нас по пути Посвящения».

Папюс учил никогда не примыкать ни к какой группе, предлагающей посвящение без молитвы. Он молился за больных, он врачевал всеми силами своей души и тела. Под конец жизни, получив, как говорит Виктор-Эмиль Мишле, столько же ударов, сколько он с улыбкой отразил, Папюс закончил тем, что уже и не старался парировать их, заявляя с безмятежным спокойствием: «Мы остаемся преданными Рыцарями Христа, врагами насилия и мести». Сердце Папюса, как писал Марк Авен Филиппу Анкоссу, «было из чистого золота»11. Из его уст - и такая похвала!

Папюс, вечный ученик в школе единственного Мастера, Папюс, наш старший брат, Папюс, «Неведомый Высший», т.е. неизвестный служитель, столь мало познанный, который чужую беду воспринимал, как свою собственную, что и отражено в программе его друзей Мартинистов: «Они учатся, молятся и прощают обиды, как только могут».

У Папюса был вкус – он сам, впрочем, считал его пагубным влечением - к разного рода организациям и обществам посвященных, многими из которых он управлял, а некоторые создал сам. Его наиболее известным творением был Орден Мартинистов, который  сиял путеводным маяком в начале 1900-х гг. Это, как он сам объяснял, была «школа нравственного рыцарства, стремящаяся развивать духовность своих членов посредством изучение незримого мира и его законов, упражнения в преданности и интеллектуальной поддержке, а также путем насаждения в каждой душе прочной веры, основанной на наблюдениях и науке»12. Орден Мартинистов, основанный в 1887-1891 гг. под посмертным покровительством Неведомого Философа, работающий во славу Йеhошуа, Великого Архитектора Вселенной, представляет собой христианское рыцарство со строгим ритуалом, свободным от всяческих излишеств.

И какую же службу Папюсу и неугомонному Жозефину Пеладану (1859-1918), воспитаннику своего брата Адриена, сослужил Каббалистический Орден РозыКреста, рожденный в 1888 г. благодаря  энтузиазму нескольких студентов со Станисласом де Гуайта (1861-1897) во главе, первым его Великим Мастером, рано покинувшим этот мир! Обновленный Орден Розенкрейцеров почти сразу же слился  с Орденом Мартинистов. И тот, и другой  поддерживали замечательный журнал, чье название говорит само за себя - «Инициация». Его первый номер вышел в октябре 1888 года. А сколько было наряду с ними других обществ, более или менее закрытых, таких как очень закрытое и высокодуховное «Fraternitas Thesauri Lucis» Поля Седира и Марка Авена, например, - и эти общества оставались глухи к призыву Мэтра Филиппа светить отраженным светом внутренней церкви, Вечной Розы и Креста в этом профанском мире.

В то время, когда Папюс создавал его, Орден Мартинистов в своей первозданной чистоте был обществом слабо организованным: малое число Лож, редкие собрания, очень простое посвящение, передававшееся от человека к человеку лично, без, или почти без, всякой административной структуры.12 В 90-е годы XIX века этот Орден образовал Верховный Совет из 12 членов, а постепенно его структура стала еще более усложняться. Он поддерживал добрососедские отношения с франкмасонством, причем часть масонов были Мартинистами, или, если угодно, часть Мартинистов были также и масонами.

Однако, несмотря на многочисленные недоразумения, ошибки и отступления от правил, Орден мартинистов и тогда, и сегодня, - не столько масонский, сколько парамасонский, а его символизм, весьма строгий в первоначальной форме при Папюсе, точно также не является масонским.

«Папюс и большинство тех, кто развивался в этом направлении вокруг него, не были масонами. Можно даже сказать, что они питали по отношению к этому ордену немалую осторожность, отчасти по причине ярко выраженного антиспиритуализма и материализма, которыми отличались многие масоны в эпоху жестких антиклерикальных баталий конца ХIХ и начала ХХ века»13. Для Мариуса Лепажа, автора этих строк и масона, заслуженного пред Великим Архитектором Вселенной, но при этом поклонника Жерара Анкосса, «Папюс остался в стороне от масонства, несмотря на то, что писал о смысле его символов»14.

Но действительно ли он остался в стороне от франкмасонства, как утверждает Лепаж?  Конечно, да - если  речь идет о двух французских послушаниях,  - Великом Востоке, который вышел, за несколько десятилетий до того из мирового масонского сообщества, и чей выбор в пользу «пути замещения»15 он осуждал, и Великой Ложе, которая  отказала ему в посвящении в 1899 году.  Но не прибился ли он к маргинальному и оккультному масонству, которое не могло отказать ему в праве именоваться истинным традиционалистом, и при этом активно действовало в Великобритании - во главе с Яркером и в Германии - во главе с Ройссом?

 

От Ложи и Храма «INRI» до Ложи «Humanidad»


В 1888 году, когда он опубликовал первую статью в «L’Initiation», на тему символизма в масонстве, Папюс был еще, образно говоря, студентом на факультете оккультизма  (другое дело, что он им оставался всегда), да и вообще профаном с точки зрения самих масонов. Только шесть лет спустя Председатель Ордена Мартинистов явится стучать в двери масонского Храма.

Ложа «Радуга» (l’Arche-en-ciel), состоявшая из мицраимитов последнего призыва, насчитывала под своими колоннами немало выдающихся Мартинистов, среди которых были Эммануэль Лаланд (Марк Авен) и Ивон ле Луп (Поль Седир). В 1896 году в своем приветствии Ордену Мицраима Папюс назвал его Каббалистическим Уставом, близким к Мартинизму, а также расхваливал высокий уровень своей школы перед членами ареопага, далеко не всех его членов сумев в этом убедить. Для Папюса все это было ничем иным, как белым собранием16, первым приближением к Ложе, и он не стал медлить с подачей официального прошения о приеме. Увы, влияние его друзей – членов Ложи, оказалось недостаточным для противостоять мнению большинства братьев, высказавшихся против его принятия.

Последние собрались вокруг Абеля Тома, иначе именовавшегося Абелем Хаатама, досточтимого Мастера Ложи, Рене Филиппона, иначе именовавшегося Жаном Табри, и Альберика Тома, или Марна, которые изложили свою точку зрения в журнале «Акация» в 1907 г.17.

Его кандидатура была дважды отклонена «Радугой» - в конце 1896 и в начале 1897 гг. Папюс представлял свою кандидатуру и в самую новую по времени образования Великую Ложу в стране, но и она, в свою очередь, ему отказала, безусловно из-за вмешательства Абеля Тома, который специально пришел на собрание Ложи 12 июля 1899 г., во время которого Жерар Анкосс был вынужден более двух часов провести в преддверье, так и не получив права предстать перед братьями с повязкой на глазах18.

1899 год был весьма неудачным для Устава Мицраима: недовольные таким отношением к своему старшему брату, все друзья Папюса покидают «Радугу» в течении двух лет, и начинается грызня между Жюлем Осселеном, Великим Мастером, и Абелем Тома, руководителем Парижской Ложи, которая достигает апогея в момент, когда этот Орден раскалывается на две конкурирующие фракции. 

Неудивительно, что новая Ложа Устава Мицраима некоторое время спустя даровала Папюсу свет. Шарль Лимузен, опубликовавший эту историю в 1907 г., писал: «Вполне возможно, что Папюс на самом деле прошел инициацию во Франции в иррегулярной или раскольничьей Ложе. Я получил из Испании список Масонских Послушаний, с которыми находится в отношениях взаимного признания Древний и Изначальный Устав, и обнаружил там Верховный Совет Устава Мицраима, или Египетского Устава, где руководителем значится бр. Осселен с титулом Великого Председателя... <…> Я поспешил связаться с бр. Осселеном. Я встретился с этим очаровательным человеком, который мне передал Конституцию своего Устава, от которого осталась только руководящая структура, и объяснил мне причины крушения. Причин этих было две: 1) разрыв с Великим Востоком в 1889 г. и 2) Раскол, происшедший из-за Папюса.

«По всей вероятности, до или после отказа Папюсу Ложей Великого Востока Франции и еще одной Ложей Шотландского Устава некие молодые члены парижской отдельной Ложи Устава Мицраима, увлеченные оккультизмом, увлеклись также и Папюсом и захотели его посвятить. Этому противилось Верховная власть Устава, что было мудро, как подтвердило дальнейшее развитие событий: последователи Папюса произвели в послушании раскол и, что весьма вероятно, помогли своему другу, а может быть, уже и Мастеру, войти в их раскольническую Ложу19

Сам Жан Брико писал Макбину, что в 1901-1902 гг., когда Устав Мицраима «уснул», большинство его членов перешло в Шотландский Устав, в то время как Папюс и Тедер предпочли независимость20. Добавим это в наше досье.

Посмотрим, действительно ли критика Папюса в адрес двух французских послушаний была неоправданной, как в том, что касается традиционных наук, так и в том, что касается символизма. Для Папюса масонство является инициатическим орденом, потому что Традиция, которой это братство следует в своих дополнительных градусах, является оккультной и гностической. Возвращение во Францию Уставов Мемфиса и Мицраима, которым мы обязаны ему, позволило утвердиться в мировом масонстве этим Уставам, египетским по своим названию и замыслу, и содержащим градусы, рожденные в век ослабевшего Света. Именно они оказались способными помочь масонам придти к истинному Свету21. Рядом с масонством, по словам Мариуса Лепажа, а скорее вне его, Папюс нашел свой путь в оккультных масонских Уставах. Не странно ли это?

Начиная с 1897 г. Великий Мастер Ордена Мартинистов вместе с Уильямом Уинном Уэсткоттом и Генри Олкоттом появляется в списке великих Офицеров в списке Изначального и Подлинного Сведенборгианского Устава Джона Яркера22 под титулом Верховного Великого Маршалла. Четыре года спустя, по патенту, выданному Яркером, Папюс инсталлирует в Париже Ложу того же Устава под отличительным титулом «INRI» №14 и берет в руки ее молоток. В ноябре 1901 года журнал «l’Initiation» упоминает Сведенборгианский Устав и Ложу «INRI» среди эзотерических систем, чьим печатным органом он служит. Ложа набирает членов среди Мастеров-каменщиков, которым присваиваются еще три высших градуса: Зеленый Брат, Голубой Брат и Красный Брат. Но эта мастерская работает тайно, и ни Великий Восток, ни Великая Ложа Франции даже не беспокоятся по этому поводу, даже когда Папюс 9 марта 1905 г. Произносит речь в Ложе «Свободная мысль» Великого Востока, в которой ставит вопрос «должно ли масонство быть спиритуалистическим?»

20 марта 1906 г. Папюс, получив новый патент на создание Великой Сведенборгианской Ложи Франции, в которую никогда не входило никаких других Лож, кроме «INRI» No.14 , забывает о сдержанности и открывает огонь по «Акации», которая поставила вопрос о масонской  регулярности ребром.

«Весь вопрос, -  пишет Папюс, -  заключается в том,  чтобы узнать, является ли масонство символическим обществом, или традиционным, или это политическая и философская ассоциация с материалистическими целями…

С нашей точки зрения, решение вопроса - самое, что ни есть, простое. Надо создать в Париже и вообще во Франции регулярные символические Ложи, в которых не занимались бы ничем, кроме действительно масонских работ, а несимволические Ложи  свободно занимались бы своими делами. С помощью свободной конкуренции масоны, которые захотят работать с символизмом, придут в отделения всемирных Уставов, учрежденных во Франции, а те, кто захочет заниматься политикой, пойдут в другие Ложи. Скоро это будет осуществлено, и мы увидим, какая из этих двух систем лучшая»23

Дубинка, которую Папюс протянул своим оппонентам, чтобы они его же и побили, была с готовностью схвачена Шарлем Лимузеном, который под псевдонимом «Хирам» ответил ему в колонке «Акации» за июль 1906 г., в статье под названием «Регулярное масонство по Папюсу», где пишет, что  «с любопытством ждет» объявленный проект, который, по его мнению, будет иметь не больший успех, чем Мартинизм или Сведенборгианство24. В остальном, заявляет автор (считавший, что Тедер – это псевдоним Папюса), Папюс не может похвастаться регулярностью. Папюс не замедлил с ответом, который Лимузен воспроизводит в сентябрьском номере своего журнала. «Вы говорите, - пишет Папюс, - что Папюс не регулярный масон. Да что вы об этом знаете? Спрашивал ли я вас когда-либо о вашем возрасте, раз уж вам пришло в голову утверждать, что я еще не родился?» Вторая ошибка, отмечает Жерар Анкосс, в том, что Тедер, который с давних пор публикует статьи в «l’Initiation», - это не его псевдоним. И более того, Тедер сам издает в Лондоне журнал «INRI». «Что же касается создания во Франции Великой Ложи, занимающейся настоящим масонством, то пусть Брат Лимузен успокоится. Все формальности будут соблюдены, с тем, чтобы члены этой организации могли быть приняты на собраниях в Лондоне, в США, Канаде и в Германии»25.  

Затем следует ответ Лимузена, вежливый и документированный, в котором он, набросав общий схематический портрет Папюса, напоминает об их былых отношениях, в частности об обеде у Сент-Ива д’Альведейра, где был и Пеладан. Он подчеркивает при этом, что, как в гражданском смысле, так и в масонском, можно появиться на свет законным образом, а можно и незаконным. «Папюс, - пишет он, - мог родиться как масон, но не регулярно». Он также напоминает о предыдущем письме своего респондента, в котором тот заявляет: «Я не знаю, в курсе ли вы, что я представляю в Париже Шведский Устав [т.е. Сведенборгианский] Яркера и что Великая Ложа Франции только что получила хартию на ведение работ, ибо французские Ложи перестали поминать в молитвах Великого Архитектора [Вселенной]. Возможно, вы скоро о нас услышите. Этот Устав является регулярным и всемирным, он состоит в официальных отношениях  с признанными Уставами. А все прочее вы можете узнать о нем в Ежегоднике Великого Востока»26. Ежегодники Великого Востока до 1904 г., напоминает Лимузен, действительно упоминают Великую Сведенборгианскую Ложу Яркера, со штаб-квартирой  в Манчестере, - но лишь как организацию высоких градусов, а не как Великую Ложу Символических степеней.

С тех пор так и повелось. Лимузен в каждом последующем номере «Акации» публикует очередной ответ Папюса, который убеждает его, что Тедер – это не его двойник, поскольку он живет в Англии, и что его знает не менее 50-ти человек в Париже. И. наконец, чтобы окончательно убедить в этом своего корреспондента, Папюс решает вызвать Тедера во Францию, чтобы «поболтать о том, насколько  хорошо знают сотрудники «Акации» историю27. Затем он переходит к главному:

«Я состою в комиссии, уполномоченной организовать в Париже Великую Ложу Изначального и Подлинного Устава Франкмасонства, известного так же, как Сведенборгианский Устав. Эта организация должна заниматься настоящим масонством, будучи вне всякой политики или религии, и должна установить связь между Масонской Францией и Масонским Зарубежьем»28. Сообщив, что он вот уже много лет возглавляет Ложу «INRI» No.14, Папюс добавляет, что этот Устав «расширяет сферу деятельности. Он создает при своем капитуле Храм и  уполномочивает Организационный комитет административно учредить эту новую структуру. В нее будут принимать только Мастеров, поскольку отличительное свойство наших работ –не посягать на работы Символических Лож»29. И, наконец, напомнив, что Сведенборгианский Устав насчитывает в мире пятьдесят семь капитулов и храмов, Папюс заключает в лучших своих традициях: «Я работаю по-своему для своих Братьев Франции. Вы работаете по-своему - для ваших. Возможно, мы оба правы»30.

Но «Акация» и не думает на этом останавливаться. В своем январском номере за 1907 г. под вновь повторяющимся заголовком «Папюс и масонство» Лимузен снова скрещивает шпаги со своим корреспондентом, в то время, как Тедер в «l’Initiation» в декабре 1906 г. приходит на помощь Папюсу.

Образцовый храм капитула «INRI» был освящен в послушании вновь учрежденной Великой Сведенборгианской Ложи Франции31,  но где в таком случае члены капитула «INRI»,   который является капитулом высших градусов, смогли получить и практиковать символические градусы? Действительно, такой вопрос имеет полное право возникнуть. Но ответ на него был получен только после получения Папюсом 15 ноября 1906 г. права на основание в Париже новой маргинальной Ложи под названием «Humanidad» (Человечество) № 240, в которой проводятся работы в символических градусах по испанскому национальному уставу32, которым руководил из Исидоро Вийарино дель Вийар (1827-1914). Теперь Папюс мог принимать в высшие градусы капитула «INRI»  братьев, которые ранее получили голубые градусы в Ложе «Humanidad». 25 октября 1907 г. там был посвящен в Ученики Рене Генон, который был возведен в Степень Мастера 10 апреля 1908 г.33, незадолго до его исключения из всех оккультных кружков и обществ под патронажем Папюса.

 

Масон по прозвищу Тедер


Вскоре Папюс поручает руководство Ложи «Humanidad» Шарлю Анри Детрэ, он же  Тедер. Тот следил за его многосторонней деятельностью с другой стороны Ла-Манша и в скором времени стал его заместителем. В то же время Яркер и Ройсс, который теперь жил в Лондоне, активизировали сотрудничество между собой и с Францией. Тедер и Папюс, пусть и связанные прочной братской дружбой, полным взаимопониманием в посвятительных сферах, способностью насаждать и поддерживать оккультизм, были совершенно разными людьми. О своем товарище и брате Тедере, Папюс со всей серьезностью сообщил участникам конвента в 1908 году следующее:

«Цените и уважайте его, братья мои, но и на меня тоже оглядывайтесь, и учтите, что мы - два разных существа, и внешне, и по своим умственным воззрениям»34.  Слова эти были обращены главным образом к Лимузену, но в них была истина.

Шарль Детрэ – малоизвестный персонаж. Он играл весьма важную роль в окружении Папюса, но он никогда не был , насколько я могу судить, не тайным Великим Мастером Мартинизма, ни главой какого-то «подлинного внутреннего» Мартинизма, вопреки легенде, распространявшейся Жаном Брико. Куда больше, чем Папюс или Мэтр Филипп, окончательно принявшие Путь Сердца, Тедер, несомненно, принадлежавший ко многим духовным организациям, увлекался ритуалами и обычаями всех видов и форм, особенно масонскими. Без Тедера парижский конвент-конгресс 1908 г. так и остался бы на стадии проекта.

Родившись 27 мая в Винсенне, Шарль-Андре Детрэ в тридцать с небольшим лет берет себе псевдоним Тедер (анаграмма имени отца) и покидает Францию, направляясь в Бельгию, где становится в 1882 году главным редактором брюссельского журнала «Националь» (National). Изгнанный из Брюсселя за «либеральные взгляды», он укрывается в Голландии перед тем, как переехать в Англию. В Лондоне он становится редактором  журнала «Moniteur des consulats» (Консульский вестник), а затем поселяется в Ноттингеме35

В Англии Тедер был посвящен в Мартинизм самим Папюсом, по свидетельству Жана Брико, но лично я в этом сомневаюсь. Как бы то ни было, в письме, датированном 30 декабря 1902 года, Папюс отмечает его приверженность Мартинизму и направляет ему описание ритуала на английском языке и материалы для изучения в Ложах Ордена. Папюс намерен помочь Тедеру наладить контакт с … Джоном Яркером. Однако Тедер уже знаком с Яркером с конца 1880-х. Эти оккультисты вели оживленную переписку между собой, а затем встретились в Манчестере на юбилее королевы Виктории в 1887 году, о чем Тедер подробно рассказывает сам:  «Я увидел, что передо мной остановился старик. Он меня разглядывал маленькими черными глазками, живыми и искрящимися, а потом поприветствовал, назвав меня по имени. Я раньше его никогда не видел и был знаком с ним только по переписке. Я был удивлен, что этот незнакомец меня знает. Я не успел опомниться, как он обратился ко мне тихим низким голосом с загадочной улыбкой, и, к моему удивлению, сам ответил на все те вопросы, которые я ему хотел задать. В конце концов он представился, но я уже и так начал догадываться, кто он. С огромным почтением я выслушал его объяснения по поводу некоторых работ, о которых я его спрашивал в своем письме»37. Увидевшись снова в 1901 г.  они «вели долгие разговоры на вилле Пеплие в Уэст-Дидсбери»38

Тедеру удалось перевести зашифрованную рукопись, к которой Яркер не мог найти ключа, и их отношения стали близкими до такой степени, что Яркер подумывал передать ему в наследство управление теми Уставами, где он был Патриархом, но Тедер от этого предложения отказался.

По-видимому, именно в Англии Тедер проходит масонскую инициацию, и в 1903 г., когда его подпись появляется в «l’Initiation», он посвящает себя изучению истоков масонства, и, по его собственным словам, изучает в Британском музее, в библиотеке Виндзорского дворца и в нескольких герцогских архивах историю и значение основных тайных обществ Европы. Это еще не говорит о том, что Тедер был хорошим историком франкмасонства.

Новое письмо Папюса от 5 марта 1905 года извещает Тедера о том, что Верховный Совет Ордена Мартинистов только что назначил его Генеральным Инспектором Англии и английских колоний39. По возвращении во Францию в 1906 г. Шарль Детрэ обосновывается в Париже, где очень быстро занимает видное положение в окружении Папюса. Брико считал, или хотел, чтобы так считали, что Тедер был сокрытым управляющим различных групп, в которых Папюс был всего лишь официальным Великим Мастером. Это – чистая легенда. Но правда, что Тедер имел на Папюса определенное влияние, хорошо это было или плохо, и некоторые оккультисты, например Лагрез и Брико, которых Папюс привлек на свой путь и у которых был определенный интерес к инициатическим обществам, считали, что Тедер был на равных с их первым Мастером.  Примером этому может служить заявление Жоржа Лагреза, ученика Папюса, прозвучавшее в его письме от 1910 г. Председателю Ордена Мартинистов: «Я не хотел бы покидать Ложу «Humanidad» до тех пор, пока вы, Достославный Великий Мастер, и мой Мастер Тедер не дадите на это разрешение…»40

Именно Тедеру, который руководит журналом «INRI», английской версией журнала «l’Initiation», Папюс поручает редактуру нового издания, первый номер которого появляется в марте 1907 г. Это «Хирам», «журнал для изучающих символизм и инициацию, французский орган Великой Сведенборгианской Ложи Франции и национального испанского устава», чья редакция располагалась в Париже по адресу Рю Сегюе, 13. Это новое издание «Хирам» оказалось буквально камнем. Брошенным в масонское болото, и «Акация», издание «официального» французского масонства, выждав какое-то время, в своем номере за июль-август отвечает опровержением, кстати, обоснованным, на статью Папюса по поводу масонских градусов41.

 

Парижский конвент 1908 г.


В январе 1908 г. Папюс в «Покрывале Изиды» (Le Voile d'Isis) объявляет о созыве в июне масонского Конвента спиритуалистических Уставов41, организуемого Орденом Мартинистов под руководством Тедера, личного представителя Яркера. В феврале «Покрывало Исиды» возвращается к этой теме, поскольку «срочно нужно, чтобы французы, связанные с масонскими организациями, смогли установить параллель между настоящим традиционным и спиритуалистическим масонством и теми обрывками невежества и заблуждений, которые фигурируют во Франции под флагом масонства»42. Общий тон был задан и стало просто определить цель. Около полугода потребуется Тедеру и Папюсу на подготовку Конвента после того, как они создали Временный организационный комитет, секретариат которого было поручено возглавить молодому Мартинисту Виктору Бланшару, чьим заместителем был Поль Вё, а казначеем Поль Шакорнак. Членами комитета были Медерик Бодело, д-р Биаджини, Шарль Бланшар, Боннэ, Анри-Жан Бруйу, Эдмон Дас, Жан Дежобер, Ш.Дюбург, Гектор Дервиль-сын, Луи Фужерон, Патрис Жанти (1883-1961),  Этьен Гарэн,  Альбер Жуне,  Мерль, Альбер и Леон Ноэль, Жорж Дескорнье-Фанег, Шмид, Александр Тома и Рене Генон, который в тот же год будет изгнан из Ордена Мартинистов после того, как создаст Обновленный Орден Храма43 и перед тем, как его примут в Великую Ложу Франции в 1914 г..


15 марта 1908 г. Папюс становится в Париже гарантом дружбы между Державным Святилищем и Великим Востоком Берлина44, который должен был играть главную роль в Конвенте в лице своего Великого Мастера Теодора Ройсса.

В июне семнадцать масонских послушаний, маргиналы, каких поискать, но в свою очередь, отказывающиеся признавать всех тех, кто не признает Великого Архитектора Вселенной, откликнулись на призыв. Вот список, представленный журналом «Хирам», который подтвердит два года спустя редчайшее издание «Полный отчет работ Масонского спиритуалистического конгресса и конвента. Спиритуализм, Эзотерическое христианство, Магнетизм и прикладные науки, Спиритуалистическое масонство»45.

Никого не обошли почестями. Устав Мемфиса-Мицраима был представлен Древним и Изначальным Уставом в Англии и Ирландии, иначе говоря, Державным Святилищем, основанным в 1892 г. Джоном Яркером по патенту Сеймура, в лице Тедера, который в отсутствие Яркера был официальным делегатом на конгрессе от этого правящего органа.

Великий Восток и Державное Святилище Шотландского Устава Серно и Мемфиса-Мицраима Германской Империи с официальной штаб-квартирой в Берлине, но управляемые из Лондона Теодором Ройссом, были представлены на Конгрессе своим Великим Мастером.

Что же касается Сведенборгианского Устава, Изначального и Подлинного, по официальному наименованию (несколько претенциозному, впрочем), то он был представлен Великой Сведенборгианской Ложей Англии, основанной Яркером в 1876 году и затем распространившейся по миру, в лице того же Тедера. Добавим сюда ее филиалы - Берлинский и Парижский, - которые выступают под эгидой Великой Сведенборгианской Ложи Германии под руководством Ройсса, за несколько лет до этого ее создавшего, и Великой Сведенборгианской Ложи Франции, основанной Папюсом в 1906 г., когда он возглавил Храм и капитул «INRI».

В этой же компании было Арабское масонство «Сыновей Измаила», которое Джон Яркер унаследовал за несколько лет до этого от Кеннета Маккензи.

Другой соседской ветвью, претендовавшей, пусть и под другим названием, на родство с египетскими Уставами, была Великая Символическая Ложа Испании и Державный Иберийский Великий Национальный Совет, основанный в качестве надстройки над ней для высших градусов. Это послушание работало по Национальному Испанскому Уставу под председательством Исидоро Вийарино дель Вийар, который даровал Папюсу хартию символической Ложи «Humanidad»  при востоке Парижа.

Делегация послушания Португалии Национального Испанского Устава имела те же корни.

Раскроем скобки. 18 января 1908 г.46 Эдуардо Фрозини, он же Гермес, самолично получил от Вийарино дель Вийара «хартию великой делегации» (carta dig ran delaga) на управление в Италии Национальным Испанским Уставом. 16 мая его полномочия были ратифицированы самим Джоном Яркером вместе с поручением ему градусов 330, 900 и 960 , для того, чтобы он представлял в Италии Уставы Мемфиса и Мицраима Всемирной Федерации. Покинув Великий Восток Италии 8 февраля 1909 года, Фрозини основывает 10 марта того же года Ложу «Авсония» (Ausonia) и становится ее первым Досточтимым Мастером. В декабре 1910 г. он наконец учреждает Верховный Великий  Генеральный Совет Итальянского Философского Устава и Объединенных Уставов Италии и ее колоний, где одним из Почетных Советников с 1911 г. будет Папюс47, наряду с Тедером, Ройссом, Яркером и другими. C другой стороны, 24 июня 1911 г. был заключен договор между этой организацией и Великой Итальянской Мартинистской Ложей, чьим Великим Мастером тоже был Фрозини, который признал соответствие посвятительных градусов: между Мартинистской первой степенью (Ассоциат) и масонским градусом Мастера символической Ложи, Мартинистской второй степенью (Инициат) и 18 градусом Объединенных Уставов, Мартинистской третьей степенью (Неведомый Высший) и 30 градусом этих Уставов.48 В 1911 г. возникает конфликт между Фрозини и Перикле Маруцци, Великим Секретарем Верховного Великого Генерального Устава, а также из всех других братств под своим руководством.49 По словам Макбина50, а также Брико51, Итальянский Философский Устав уснул в 1914 г., что, впрочем, опровергают все его современные адепты.52 Тем не менее Микеле Морамарко53 утверждает, что в Уставе возник скоротечный внутренний кризис, и в 1919 г. Фрозини перешел в послушание с пьяцца дель Джезу.54 Был ли каким-то образом  связан с Фрозини  итальянский   Верховный Совет Масонского Восточного Ордена Мицраима и Египта , который фигурирует среди организаторов конвента? Весьма возможно, что он был связан с  итальянским послушанием Устава Мицраиима, делегатом которого от Франции в марте 1907 г. стал Папюс55, а Великим Мастером был избран Пьетро Аморозо. Но тот ли это Египетский Орден Мицраим, базировавшийся в Париже, который еще в 1911 году упоминала «l’Initiation»56?

Анахронизмом выглядит то, что на конвенте присутствовал Верховный Всемирный Совет Смешанного Масонства, или Международный Смешанный Масонский Орден «Право Человека» (Droit Human), основанный в 1893 г. Его французская ветвь в отличие от всех других отдалилась от всякой теософии  и даже от спиритуализма, а в 1899 году приняла систему высших градусов Древнего и Принятого Шотландского Устава. Предоставляя свой храм делегатам Конгресса, это смешанное послушание сохраняло дистанцию по отношению к резолюциям и оценкам Конвента,  где оно было представлено сестрой Гедалж.

Так как конвент претендовал на международный статус, надо упомянуть и об участии в нем американцев. Это были Великая Ложа Островов Зеленого Мыса, Голубой Устав Аргентинской Республики, Великая Ложа Древних и Принятых Масонов Штата Огайо, Великая Ложа Святого Иоанна Древних и Принятых Вольных Каменщиков штата Массачусетс, Верховный Совет 33 градусов Мексики.

На грани маргиналов – Орден Иллюминатов Германии Леопольда Энгеля, которого представлял Ройсс; был ли он масонским или парамасонским? 

Немасонские общества одержали реванш, на Конвент были приняты три из них по причине наличия связей с другими организациями. Это прежде всего Орден Мартинистов, который Папюс основал как Школу христианского рыцарства, отбросив большинство ритуальных форм. Тем не менее Орден продолжал приближаться к герметическому масонству и по форме, и по содержанию, особенно под влиянием Тедера. Его ритуал приема и ведения собрания, опубликованный в 1913 году изрядно грешит «масонизацией»57.

Далее, Каббалистический Орден КрестаРозы (розенкрейцеров), основанный Станисласом де Гуайта вместе с его первым Великим Мастером Жозефином Пеладаном, Папюсом и еще несколькими деятелями в 1888 г., под председательством Франсуа-Шарля Барле, который вскоре передал жреческий факел Папюсу. Созданная по образцу Ордена Мартинистов, эта школа христианской каббалистики с тремя доступными после экзамена ступенями (Бакалавр, Лицензиат и Доктор Каббалы) очень скоро перестала набирать членов, а уже принятых обязали подписать клятву «хранить молчание обо всем, что касается тайн Ордена»58.

И наконец, нечто в несколько ином ключе: Эзотерический Орден Розы и Креста, основанный Францем Хартманном в 1897 году, а затем абсорбированный ОТО Ройсса, чьим делегатом будет в Париже Тедер.

Судя по отчету Конвента, еще четырнадцать инициатических обществ, чей список будет храниться в секрете, были представлены делегатами, прибывшими 9 июня, два дня спустя после открытия работ.

Кем они были представлены? Папюсом, Тедером и Ройссом, и, возможно, еще несколькими оккультистами. Но что это были за организации? Попробуем идентифицировать несколько возможных кандидатов.

Вне всякого сомнения, Ordo Tempo Orientis (ОТО), который Ройсс, как мы уже видели, соотносил с Уставом Мемфиса и Мицраима, так как IХ градус первого ордена он сопоставлял с 95-м градусом второго. Несмотря на заявление журнала «Mysteria», принявшего эстафету у «l’Inititation», в январе 1913 г. заявив о себе как об «официальном органе десяти образований»59, в том числе Ордена Восточных Тамплиеров (O.T.O.) со штаб-квартирами в Лондоне и Берлине, можем ли мы утверждать, что Папюс, получив патент в 1908 г. от Ройсса, действительно внедрил, или способствовал внедрению, O.T.O. во Франции в виде одной-единственной парижской Ложи? 

Была представлена, без сомнения, и Гностическая церковь, которую Жюль Дуанель (1842-1902) официально основал в 1892 г. после освящения в 1890 г., по его выражению, «дезинкарнировавшими епископами альбигойского синода Монсегюра».60 В 1892 году Дуанель, в свою очередь, посвятил Лосьена Шамюэля, нареченного Тау Вардисаном, Эммануэля Фабра дез Эссара (1848-1917), нареченного Тау Синезием, который сменил его на посту Патриарха в 1986 г., и … Папюса, который взял себе епископской хиротонии уже третье мистическое имя – Тау Винсент. На Конвенте Дуанелева церковь была представлена Фабром дез Эссаром, исполнявшим обязанности Патриарха, но незадолго до Конвента была создана и другая Гностическая Церковь – Католическая, или Универсальная. Ее основателем был Жан Брико, и она быстро завоевывала сердца и многих оккультистов, пронизывая собой все их работы и постепенно выдвинувшись на первое место среди гностический церквей. По окончании Конвента Папюс посвятил, или попросил посвятить в священнический сан церкви Дуанеля Теодора Ройсса, а тот, в свою очередь, станет впоследствии основателем Gnostisch Katolische Kirche, чьи учение и практика будут крайне далеки от доктрин Дуанеля и Брико.

Надо ли включить в этот список Независимую Группу Эзотерических Исследований, которая появилась на свет в 1889 году на Рю Турбиго в Париже и была полностью подчинена Папюсу?

Надо ли упоминать Герметическое Братство Луксора Питера Дэвидсона (1837-1915), которого Папюс считал своим учителем в оккультизме. В это братство входили также Томас Бургон (1885-1894) и Луи Максимилиан Бимштейн, он же Макс Теон (1848-1927), а его официальным представителем во Франции был Франсуа-Шарль Барле, настоящее имя которого было Альбер Фоше (1838-1921)? Как бы Папюс ни хотел приспособить Герметическое Братство Люксора к Ордену Мартинистов, не перестало ли оно вообще существовать в своем изначальном виде к 1908 году?

Надо ли писать в этой связи о Fraternitas Thesauri Lucis  (лат. -  Братство Сокровенного Света), основанном в 1897 г. Седиром, Марком Авеном и Папюсом? Это братство, исключительно христианское и по-настоящему тайное, черпало вдохновение в евангелической вести Месье Филиппа и стремилось передать немногим избранным самую чистую  розенкрейцеровскую инициацию.

Надо ли включить в описание «Societas Rosicruciana in Anglia», которое поручило Ройссу представлять свой филиал в Германии? Надо упомянуть, что его несказанно удивило, что Тедера и Папюса туда не приняли. Тем более что Каббалистический Орден РозыКреста подписал, в лице своего Великого Мастера, соглашение со SRIA (с другой стороны, подписанное самим верховным Магом общества), согласно которому члены этих двух организаций получали право посещать собрания друг друга и предоставлять друг другу в распоряжение свои журналы61.

Надо ли добавлять Внешний Орден Золотой Зари (Golden Dawn in the Outer), основанный в 1888 г. Уинном Уэсткоттом, Самюэлем Лидделом Мазерсом и У.Р.Вудманом62?   В 1893 г. Мазерс учредил в Париже храм «Ахатхор» № 7, где 21 марта 1895 г. Папюс получил степень Неофита, но дальше этого он не пошел63.

Именно Папюс, в окружении своего «бюро», в воскресенье 7 июня, в 10 часов утра, в Доме научных обществ на Рю Дантон, 8 принял делегатов от различных Уставов, прежде чем огласить цели собрания и повестку дня.  После первого заседания в 14.00, где не обсуждались масонские и иные внутренние вопросы, он, облачившись в белое Мартинистское одеяние, в 17 часов 30 минут открывает ритуальные работы в храме Ордена «Право Человека» на Рю Кардинал Лемуан, 51. Ему помогали Жорж  Дескормье, или Фанег, и Эдмон Дас, возглавлявшие Мартинистские Ложи в Париже64. Работы шли до 21.00; все присутствующие были в белых ритуальных одеждах, а почетным председателем был провозглашен Джон Яркер, который в силу своего преклонного возраста не смог покинуть Англию, а по-настоящему вел собрание Папюс, который затем передал молоток Тедеру. 

Весь следующий день, понедельник 8 июня, был посвящен немасонским разговорам, и нам известно только, что в 19 часов в Доме научных обществ прошел банкет, где было произнесено много тостов, автором одного из которых был немецкий Великий Мастер, чье имя так и не было раскрыто ни в одной статье, равно как и в отчетном докладе. Кое-где, правда, были приведены инициалы его псевдонима… Речь шла, очевидно, о все-таки о Теодоре Ройссе, который должен был сыграть главную роль  следующим вечером.   

9 июня весь день был снова занят работами и разговорами, не связанными с масонством. Но в 20 часов 30 минут Тедер открывает в том же храме новые масонские работы В этом ему помогает Дас в должности Оратора. В зале собраний присутствуют делегаты масонских спиритуалистических уставов и, что важно упомянуть, Устава Мартинистов.

 

Международная Федерация Объединенных Обрядов


Первая  резолюция, принятая  тем вечером, предусматривала создание  «Вселенской Масонской Федерации, подчиняющейся прежним конституциям, признающим Великого Архитектора Вселенной,  к которой примкнут спиритуалистические Уставы, представленные на конвенте, в том числе  «Мартинистский Устав».

Тедер тут же был назначен главой секретариата Федерации со штаб-квартирой в Париже. 25 октября 1912 г. он также был назначен Вселенской Гностической Церковью Брико одним из двоих «Гностических Легатов» (вторым стал итальянец Эдуардо Фрозини) при масонских послушаниях Спиритуалистической Федерации.

Начиная с июля 1908 г. ройссовское издание «Oriflamme» публикует статьи общего регламента, обсужденные и принятые 9 июня: 

1.Вселенская Масонская Федерация ставит своей целью Союз и Прогресс всех Масонских Уставов, которые в нее входят.
2.Каждый Устав Федерации сохраняет свою полную автономию, внутреннюю организацию и свои регламенты, и Федерация не должна вмешиваться в суверенитет Уставов.
3.Каждый Федеральный Устав обязуется только по-братски принимать у себя членов других Федеральных Уставов и установить братские отношения со всеми Уставами Федерации.
4.Для организации и централизации усилий Вселенской Масонской Федерации в Париже создается Центральное Бюро под названием «Секретариат Вселенской Масонской Федерации».
5.Всселенская Масонская Федерация объединяет вокруг существующих в той или иной стране Федеральных Уставов все новые элементы, которые могут там возникнуть.
6.Если в какой-либо стране  не представлено ни одного Федерального Устава, Вселенская Масонская Федерация оставляет за собой право учреждать там группу, подчиненную одному из Федеральных Уставов, не принимая  во внимание протесты не входящих в Федерацию Уставов, действующих в этой стране.
7.Если Масонский Устав, действующий в той или иной стране, отказывается вступить в братские отношения с Вселенской Масонской Федерацией, Федерация оставляет за собой право учредить в этой стране группы какого-либо Федерального Устава»65
В декабре 1909 г. к тем же самым колоннам Папюс, образно говоря, лично прибивает те тезисы, благодаря которым программа действий Федерации становится еще более амбициозной. Речь идет о манифесте от 30 ноября 1909 г., который парижская «l’Initiation» воспроизвела в следующем месяце:
«Всемирное масонство определило для себя способы действия. Теперь важно их применить, не заботясь более о наших противниках, которые нас вовсе не интересуют.


Мы должны перейти к действиям!

В этих целях мы создали в Париже Центральное Информационное Бюро.
У нас теперь есть все необходимое для действия. Более того, мы организовали соответствующие корреспондентские бюро для всех иностранных языков, и каждый Устав Объединения может общаться с нами на своем родном языке, не заботясь о переводе. 

Предстоит осуществить следующие большие реформы во Масонстве. Это:

1. Тщательная ревизия Ритуалов и окончательное установление единообразных паролей и священных слов с учетом их иудейского, или каббалистического, происхождения.
2. Установление социального, исторического и символического смысла каждого градуса различных Уставов.
3. Принятие Ритуала всех градусов, восстановленных согласно данным современной науки и реалиям нашего времени, но не лишенных при этом первоначального символизма.
4. Учреждение секретных тетрадей для каждого таким образом восстановленного градуса, чтобы ими не могли воспользоваться профаны или масоны, не принадлежащие к нашему союзу.
5. Легкое видоизменение опознавательных знаков, которое позволит членам Объединенных Уставов узнавать друг друга без привлечения внимания со стороны членов других Уставов.
6. Принятие своего варианта дипломов и фактическое создание масонских паспортов.     
7. Немедленное определение условий проведения периодических Почтовых Конвентов.
Наши отношения с различными центрами розенкрейцеров, наши герметические и кабалистические объединения, наши архивы, полученные из центров просвещенных Мартинистов, поддержка, оказанная нашим усилиям самыми знающими масонами в Европе и Америке, позволяют нам приступить к этой реформе с хорошими шансами на успех»66.


Папюс потребовал немедленного назначения корреспондентов Федерации в каждом из федеральных Верховных Советов. Увы, этот замечательный проект далеко не продвинулся, его попробуют возобновить в 1920 г., и тоже без особого успеха, затем в 1934 г. в Брюсселе, где родится FUDOSI.67

Вот список представителей Федерации образца 1909 года из достовернейшего источника: Джон Яркер, 330,900,970, Великий Всемирный Иерофант; Великие Национальные Мастера 330, 900, 960 – Жерар Анкосс в Париже, Ж. Вийарино де Вийар в Мадриде, капитан С. Морою в Бухаресте, доктор Марандо в Непале, сенатор Филья, Х.Г. Гудейл, сенатор Филипеску, барон Сальверда, д-р Кристофоро, Гитана и Гарсия, Макс Шеер, адмирал Х. Говард, профессор Эммануэль Галанис в Афинах, Абрамино Тильче, Эдуардо Фрозини во Флоренции68.

 

Верховный Великий Генеральный Совет
Объединенных Уставов


Вторая резолюция Конгресса касалась возвращения во Францию египетских уставов. После того как было заявлено, что французское масонство является иррегулярным, а Великий Восток, в чей адрес Тедер взыскал немало критических замечаний, - в первую очередь (и это несмотря на то, что Великий Восток прислал своих наблюдателей для участия в Конвенте), собрание постановляет «единогласным решением всех участников учредить в Париже Верховный Великий Совет и Великий Восток Древнего и Изначального Устава Вольного Каменщичества во Франции и ее подвластных территориях, признать патент Конституции Державного Святилища Берлина и учредить Центральное Бюро под названием «Секретариат Вселенской Масонской Федерации».69

Изложение этой резолюции тотчас же было вписано в Золотую Книгу Великого Мастера Теодора Ройсса в следующих терминах:

Трое 330 и одиннадцать 300 подписали этот документ, который отныне принадлежит истории. Братья П. [Папюс], Р. [Ройсс], Т. [Тедер], 330, и братья Х.Б . [Брийу], Б. Б. [Биаджини?], А. Б. [Бодело], В. Б. [Бланшар], П. С. [Шмидт], Л. Г. [Гастен], Э. Д. [Дас], Ж. Д. [Дежобер], П. Л. [Фанег] и Е. Г. [Гарен], 300.

Следующий этап: во время двух заседаний, состоявшихся 23 и 24 июня, Державное Святилище и Великий Восток Берлина изучили резолюцию, за которую проголосовал Конгресс. 24 июня все его участники единогласно решают предоставить 14 подписантам протокола учредительный патент Верховного Великого Генерального Совета и Великого Востока Объединенных Уставов для Франции и подвластных ей территорий. «Объединенные Уставы», напомним, представляют собой Уставы Мемфиса и Мицраима, с которыми слился Шотладнский Устав Серно, выступающий соперников Древнего и Принятого Шотладнского Устава. Патент был в тот же день подписан и скреплен печатью в Берлине. Он подтверждал назначение Папюса Великим Мастером Франции, 330, 960, а Тедера - его Заместителем, 330, 950.

В Лондоне журнал «Орифламма» Ройсса торопится сообщить эту новость и публикует главные резолюции Конргесса. Во Франции немецкий Великий Мастер передает тот же отчет в «Акацию». Там его публикует в январе 1909 г., сопроводив комментарием под заголовком «Творцы подложного масонства», подписанным О. Понте71. К той же категории журнал относит и орден «Право Человека», некоторые египетские уставы в Америке и новую организацию Папюса. Два месяца спустя в том же журнале публикуется текст протокола Державного Святилища Берлина72, который сопровождает комментарий того же автора под заголовком «Папюсова чушь». В апреле 1909 г. в «Акации» появляется письмо, датированное 21 февраля и подписанное троими молодыми учениками Папюса, которые встают на его защиту, гордые своим 90-м градусом: Жак Дежобер, Виктор Бланшар и Рене Генон73. В мае 1909 г. им отвечает А. Тома74.

В 1909 г. Папюс издает брошюру «Что должен знать Мастер Вольный Каменщик»75, где достаточно деликатно и без всякой агитации за свой лагерь приводит пример Устава Мемфиса-Мицраима, но это упоминание, единственное во всем произведении, не является призывом вступать в это послушание. Так как забота о подготовке посвященных для вступления в это масонство, чей маргинальный характер Папюс мимоходом признает, достается, как он пишет, другим уставам, Устав Мемфиса-Мицраима служит для них как бы внутренним святилищем. «Группа высших градусов, по сути своей, иллюминистских» - вот какое определение дает Папюс египетских уставам и, в частности, масонскому послушанию, которое образовалось для управления ими во Франции, о котором он более ничего не сообщает.

Храм и Капитул «INRI» и парижская ложа «Humanidad», похоже, единственные из всех мастерских продолжали работать в 1908 г. в структуре Древнего и Изначального Устава, который в действительности был Уставом Мемфиса.

Говоря о ложе «Humanidad», отметим, хотя и не без осторожности, с учетом обстоятельств, при которых оно прозвучало, запоздалое свидетельство ее секретаря Виктора Бланшара перед оккупационными властями, которые допрашивали его в связи с посвятительной деятельностью: «Ветвь Древнего и Изначального Устава масонства была создана в Париже в 1906 или 1908 г. Шарлем Детрэ, или Тедером, другом Папюса, и я вошел туда в качестве обладателя 3-го градуса и вплоть до 1910 или 1912 г. регулярно присутствовал на ее собраниях (три или четыре раза в год). Ложа, в которую я входил, называлась «Humanidad». Она была усыплена или даже вовсе расформирована в 1912 г. Работы в ней были посвящены исключительно изучению философии, как официальных направлений, так и эзотерических, религиозному символизму, герметическому и масонскому, герметическим наукам, философской истории человечества и масонства, а также морали последнего... Я должен добавить, что получил при посредничестве Детрэ в 1908 г., по окончании спиритуалистического Конгресса, который проходил в Клубе ученых в Париже, диплом 300, 900 и 950 Верховного Совета Устава Мемфиса-Мицраима в Берлине без всякого посвящения или коммуникации степеней, а также без оплаты этого диплома. В 1916 г. Детрэ вручил мне такой же диплом, также без всяких формальностей, уже от имени Итальянского Древнего и Изначального Устава76.

Что же касается высших градусов, то в целях установления доброжелательных взаимоотношений с Орденом Мартинистов, который все более масонизировался, были установлены нормы соответствия градусов. Градус Мастера символической ложи (третий) был приравнен к Мартинистской степени Ассоциата, 180 ДПШУ, степень Рыцаря, или Князя, Розы и Креста, соответствовала Мартинистской степени Инициата, а 300 ДПШУ, степень Великого Избранника, или Рыцаря Кадош, соответствовала третьей степени посвящения у Мартинистов - Неведомый Высший. Великий Генеральный Совет Папюса и Тедера, естественно, не сумеет вытеснить со сцены два основных французских послушания, но Великий Восток дойдет до того, что признает ложу «Humanidad» в 1910 г.

Настали новые времена. В 1913 г. в Париже появилась Великая Независимая Национальная и Регулярная Ложа, которую тут же признала Объединенная Великая Ложа Англии. Она работала по Исправленному Шотландскому Уставу, к которому Папюс не мог не испытывать симпатии. В 1814 г. руководитель Ордена Мартинистов начинает переговоры с Великим Мастером нового послушания Эдуардом де Рибокуром с целью учредить под его эгидой несколько масонских мастерских. Проект был включен в план действий, но тут разразилась Первая мировая война и Папюс ушел добровольцем на фронт, где был главным врачом полевого госпиталя до тех пор, пока его не комиссовали по причине заражения туберкулезом, от которого он и умер 26 октября 1916 г.

Совершенно естественно, что его преемником стал самый близкий соратник. Несмотря на то, что Жерар Анкосс хотел было распустить Орден Мартинистов, Верховный Совет избрал Тедера главой этого Ордена, а 29 октября 1916 г. он возглавил также Каббалистический Орден Розы и Креста. Затем последовало его назначение на пост Великого Мастера Верховного Великого Совета Объединенных Уставов во Франции, где он был до этого Заместителем Великого Мастера. Но Устав Мемфиса-Мицраима в этот период находился в состоянии сна во Франции и Германии, и у Тедера не хватило времени пробудить его. Два военных года, когда он исполнял обязанности Великого Мастера, ничем особенным не отмечены, разве что интенсификацией сближения Устава Мемфиса-Мицрраима и Ордена Мартинистов, которое позднее Жан Брико доведет до конца. Два письма, одно - Тедера за 1916 г. и другое - Брико за 1917 г., свидетельствуют о контактах как одного, так и другого с Эдуардом де Рибокуром, которые приведут в 1917 г. к созданию эфемерной ложи Исправленного Шотландского Устава «Франция» №7, которая реализует под покровительсвом Великой Независимой и Регулярной Ложи Франции проект, начатый Папюсом еще в 1914 г.. В числе основателей это йложи, предназначенной для членов Ордена Мартинистов78, которая обосновалась в 1917 г. в Париже по адресу рю Сен-Жак, 282, значились Эдуард Лагрез, Перрен, Жолуа, Уисс и Борман. Но она погасила светочи уже в 1918 г.. Шарль Детрэ не откликнулся на призыв ее создателей, но, по мнению Брико, очень активно работал за границей во славу этой организации. По возвращении из Италии у него обнаружили тромбофлебит, который он не лечил, вместо этого отправившись в Англию. Состояние его здоровья ухудшается, и он вынужден вернуться во Францию в марте 1918 г.

Париж ежедневно бомбят. Брико рассказывает: «Меня мобилизовали в Клермно-Ферране. Он решил обосноваться в этом городе, чтобы было легче вместе со мной работать над реорганизацией наших Уставов, которые война дезорганизовала. Но от месяцац к месяцу его здоровье ухудшалось. В сентябре его положили в хрирургическую клинику на ампутацию ноги. Но, к сожалению, было уже поздно...»79. «Я вижу его снова, как вчера, - напишет Брико десять лет спустя, - борющегося со смертью. Он так не хотел умирать!»80

В ночь с 25 на 26 сентября 1918 г., измученный тяжелой борьбой со смертью, Шарль-Анри Детрэ встретился со своим братом Папюсом на Востоке Вечном.


Примечания:


1. - Его сын д-р Филипп Анкосс (1906-1984), которому судьба поручила возродить Орден Мартинистов в 1952 г., воздал должное памяти отца в своей книге «Бальзак оккультизма» («Papus, Le Balzac d’occultisme», Paris, Belfond, 1979), в предисловии к которой Робер Амаду отметил: «Мы все перед ним в долгу. Позор тому, кто об этом забывает».
2. - Греч. Νυχθημερον – дословно «сутки»;  предполагаемый трактат Аполлония Тианского (1-98 гг. н.э.), впервые приводится в виде фрагментов Гилбертом Гаутринским в «De vita et morte Moysis», III, p. 206, затем Лаврентием Мосемием в «Obsservations Sacrées et historico-politiques», Amsterdam, 1721; впервые опубликован с комментариями в переводе на французский Элифасом Леви в труде «Учение и ритуал высшей магии», Париж, 1861. – прим. ред.
3. - Le symbolisme, octobre 1949; in «l’Initiation», jillet-decembre, 1958, p. 86.
4. - L’Initiation
5. - См. книгу того же автора Le Docteur Papus , Paris, Libraire hermetique, 1909.
6. - См. Papus, Un savant meconnu: Lois Lukas, l’Initiation, avril. 1894, p. 1-3.
7. - Работа Поля Шакорнака до сих пор остается непревзойденной: Paul Shacornac. Eliphas Levi, rennovateur de l’occultisme en France. Paris, Shacornac, 1926; nouv. edition en fac-simile, Paris, Editions traditionnelles, 1989.
8. - Самое лучшее, что было написано из доступного об этом человеке: Jean Saunier, Saint-Yves d’Alveydre ou une synarchie sans enigma, Paris, Dervi-Livres, 1981.
9. - Для первого знакомства с темой см. книгу Робера Амаду «Мартинизм» (Robert Amadou, «Martinisme», 2-e edition revue et augumente, 1933, diffusion Cirem), где приводятся все необходимые биобиблиографические ссылки.
10. - См. две работы, которые стали уже классическими: Dr. Philippe Encausse, Le Maitre Philippe de Lyon, thaumaturge et Homme de Dieu, ses prodiges, ses guerisons, ses enseignements, Paris, Editions traditionelles, 1985; Alfred Hahel, Vie et paroles du Maitre Philippe, Paris, Dervy, 1997; а также мою работу Monsieur Philippe, L’ami de Dieu, suivi du recueil de Papus et d’un journal de séances, Paris, Dervy, 2000.
11. - Philippe Encausse, op. cit.
12. - О современном разветвленном Ордене Мартинистов, его разнообразных традициях и т.д. см. работу Робера Амаду «Мартинизм», на которую мы ссылались выше.
13. - Marius Lepage, Papus, l’Initiation, op.cit. , p. 88.
14 - Ibid., 86-89, где я также привожу восхитительное признание М. Лепажа: «Действительно, как только я прочитал книгу Папюса [речь идет о книге «Методический подход к оккультным наукам» -  Traite methodique de sciences occultes], я тут же позвонил Досточимому Мастеру Ложи и попросил его принять меня в масоны без всяких проволочек. Именно Папюс пробудил во мне интерес к оккультному, и я подумал, что только масонство сможет открыть мне двери в самые тайные и замечательные мистерии неизвестного». (С. 86).
15. - Фр. «voie substituée» - термин, введенный исследователем масонства Жаном Бэйо в одноименной книге, вышедшей в 1968 г. Этим термином он описывает локальное развитие социальной доктрины масонства во Франции и ближнем Средиземноморье, начавшееся, по его мнению, во второй половине XIX в. И приведшее к значительному отдалению более светского и социально активного французского масонства основных послушаний от более замкнутой и ортодоксальной масонской общины англосаксонского образца. – прим. ред.
16. - Масонский термин для описания неритуального собрания Ложи или иной масонской (или любой другой посвятительной) организации, на котором могут присутствовать не только посвященные, но и их родственники, кандидаты на прием, приглашенные докладчики. В основном белые собрания служат цели установления и поддержания связей эзотерических организаций с общественностью. – прим. ред.
17. - № 51, mars, 1907.
18. - Об этой истории рассказывают Филипп Анкосс (Papus: Le Balzac de l’occultisme, op.cit., p. 71-73) и Бертран де Мэйар (Papus et la franc-maconnerie, Papus – franc—macon, l’initiation, juillet-septembre, 1977, p. 144-151).
19. - Рарus et la Maconnerie, l’Acacia, janvier 1907, pp. 29-30.
20. - «Во Франции Мемфис пребывал во сне; только Мицраим продолжал работы в своих 90 градусах. В 1901-1902 г. Мицраим, в свою очередь, погрузился в сон, и его члены в большинстве своем перешли под юрисдикцию Верховного Совета Шотландского Устава. Некоторые, впрочем, как, например, Папюс и Тедер, остались независимыми» (R.G.M., Notes in the Ancient and Primitive Oriental Rite of Memphis, op.cit., p 52).
21. - По сей день Великая Ложа Франции воздает должное Папюсу : там существуют две Ложи под его символическим покровительством - под отличительными  титулами «Папюс» и «Жерар Анкосс», обе основанные его сыном Филиппом Анкоссом.
22. - См. мое исследование по поводу ритуалов этого Устава – referee supra, chapitre II,  note 6.
23. - L’Initiation, juillet 1906.
24. - L’Acacia, juillet 1906, pp.19-22.
25. - Charles M. Limousin, Papus et la maconnerie, L’Acacia, September 1906, pp. 212-213.
26. - Ibid., p. 220.
27. - Papus et la franc-maconnerie, l’Acacia.
28. - Ibid., p.361.
29. - Ibid., p361-362.
30. - Ibid., p.363.
31. - Д-р Филипп Анкосс (Papus, op. cit., p. 72) приводит отрывок, где подтверждается, что этот Храм действительно функционировал в Париже.
32. - См. факсимиле патента из архивов д-ра Филиппа Анкосса: Archives et Documents, Le Monde inconnu. № 10, septembre 1980, p.71.
33. - Rene Desaguliers, Deux episodes inconnus de la vie maconique de Rene Guenon, Renaissance Traditionelle, No. 56, octobre 1983, pp.239 -266; A propos de la vie maconnique de Rene Guenon ( texts d’Ives Gablin, Rene Desaguiliers, Rober Amadou), Renaissance Traditionnelle , №. 58,  avril 1984, p. 112-124.
34. - Robert Amadou, Le grand Congres spiritualiste de juin 1908, l’Autre Monde, No. 9i6, juillet 1985, p. 28.
35. - Так пишет Жан Брико, чьи две эти статьи можно использовать в исследовании, но не забывать об осторожности: Papus et Teder, Annales initiatiques, № 1, janvier-mars 1920; In memoriam: Henri-Charles Detre, Annales initiatiques, No.35, julliet-septembre 1928.
36. - Данное письмо было опубликовано Робером Амбеленом в Le martinisme contemporain et ses veritables origins, Paris, Les Cahiers de Destin, 1948, p. 26. Другие письма Тедера к Папюсу хранятся в фонде Папюса в Муниципальной библиотеке Лиона, cote 5 488.
37. - Teder, Un grand home disparu, Mysteria, № 3, juillet 1913, воспроизведено в Thelema, № 5-6, septembre-decembre 1998, pp.26-28.
38. - Robert Ambelain, Le martinisme contemporain et ses veritables origins, op. cit., p. 26.
39. - Lettre du 13 juillet 1910, Bibliotheque municipale de Lyon, fonds Papus, ms. 5488-125. Там же встречаются и другие письма Лагреза.
40. - F. Schinn, Papus historien, L’Acacia, julliet-aout, 1909, p. 271-273.
41. - Это объявление было приведено, как и большинство текстов, относящихся к этому знаменитому конгрессу, Робером Амаду в статье Le grand congres spiritualiste de juin 1908, l’Autre Monde, № 96, juillet 1985, pp. 26-29. 
42. - Ibid., p. 27.
43. - Эта история была изучена Роббером Амаду в L’Erreur spirite de Rene Guenon ou l’affaire du temple renove, Le Sphinx, No. 3-4, automne 1978; № 5, printemps 1979.
44. - Согласно масонскому диплому, выданному Папюсу, ему был в Берлине присвоен этим Великим Востоком 330, причем указан лондонский адрес. На дипломе стоят три подписи: Теодор Ройсс, 330, 900, 960 – Великий Генеральный Мастер Германской Империи; Генри Кляйн, 330, 900, 950 – Великий Генеральный Канцлер; Джон Яркер, 330, 900, 960 – Великий Генеральный Мастер Великобритании и Ирландии. Любопытно, что подпись последнего зачеркнута (см. факсимиле диплома в архивах д-ра Филиппа Анкосса в Archives et documents, Le Monde Inconnu, № 12 , novembre 1980, p. 79.
45. - Paris, Libraire hermetique, 4 rue de Furstenberg, 1910. Этот документ сейчас разыскивается, потому что ни в одной библиотеке не сохранилось ни единого его экземпляра: он практически исчез. Робер Амаду, к счастью, догадался опубликовать из него обширные цитаты и комментарии (Le Grand Congres spiritualiste de juin 1908, l’Autre Monde , № 96, juillet 1985, p.26-29 et № 97, aout 1985, pp.14-17) .
46. - Eduardo Frosini, Massonneria italiana e Tradzione iniziastiche, p. 178-179, et R.G.M., Notes on the Ancient and Primitive Oriental Rite of Memphis, op. cit., p. 15.
47. - Rite philosophique italien et Rites unis d’Italie et de colonies, l’Initiation, novembre 1911, p. 184-188.
48. - L’ordre martiniste en Italie, l’Initiation, art cit., novembre 1911, pp. 184-188.
49. - Декрет опубликован в l’Initiation, art.cit., novembre 1911, p.188
50. - R.G.M., Notes on the Ancient and Primitive Oriental Rite of Memphis, op. cit., p.16.
51. - Notes historiques sur le rite ancient et primitive de Memphis-Misraim, op. cit., p.12.
52. - Roberto Sestito et Emerene Armentano, Il Rito Filosofico Italiano et il Rito Memphis e Misraim, Cahiers de Thebes, № 1.
53. - Nuova enciclopedia massonica.
54. - Великая Ложа Италии со штаб-квартирой на Piazza del Gesu, основанная в 1910 г. – прим. ред.
55. - Что касается двух дипломов Папюса, которые приводит в своей книге д-р Филипп Анкосс (Papus, op. Cit., p. 75), то один из них был опубликован в факсимиле в Archives secrets du Monde inconnu, Paris, Soc. Moers Kepphrene - Le Monde inconnu, s.d. 1980.
56. - Rite philosophique italien…, art cit., р. 187.
57. - Paris, Dorbon, 1913; nouv. Editions en fac-simile, Paris, Demeter, 2002.
58. - Cf. infra, note 61.
59. - «Mysteria» - иллюстрированный ежемесячный журнал посвятительных знаний, издававшийся Папюсом и Л. Комбом в Париже по адресу рю Сегье, 15, вплоть до 1914 г.
60. - О Гностической Церкви и совокупноси ее различных направлений и ответвлений см. прекрасное интервью Алена Педрона Т. Жаку Qu’est-ce que l’Eglise gnostique?, l’Initiation  № 3, julliet-septembre 1978, p. 147-162. Там воспроизводится также свидетельство Дуанеля о духовном посвящении, которое дополняет и корректирует работу под тем же названием, составленную Т. Жаком: T.Jacques, l’Esprit des choses , № 3, hiver 1992, p. 4-16.
61. - Cм. мою статью о каббалистическом розенкрейцерстве (La Rose-Croix kabbalistique, l’Initiation № 3, juillet-septembre 2001, p. 173-185), в которой, в частности, воспроизводится текст этого соглашения. Из того же архивного фонда Робер Амаду взял для публикации экзаменационные листы Марка Авена и Поля Седира, которые они заполняли для получения степеней Бакалавра и Лицензиата каббалистики, и ритуал для статьи «Каббалистический Орден Розы и Креста. Ритуал собраний» (I’Initiation, № 4, octobre-decembre 1978, p. 206-210).
62. - R.A. Gilbert, The Golden Dawn: Twighlight of the Magicians, 1983.
63. - Robert Amadou, Les enfants d’Ahathoor, Thelema, juillet 1990.
64. - В Париже существовали всего три действующие Мартинистские Ложи, и была еще одна, скорее всего, под председательством Папюса. Эта четвертая Ложа была абсолютно закрытой, и ни имя ее руководителя, ни имена ее членов не подлежали разглашению.
65. - Oriflamme, Berlin, juillet 1908, p. 3-4.
66. - Secretariat Maconnique International (Union des rites maconniques), Oriflamme, art. cit., p. 4.  См. также l’Initiation, janvier 1910.
67. - См. Sar Hieronymus et la FUDOSI , op. cit., с предисловием Робера Амаду.
68. - Oriflamme, Berlin et Londres, decembre 1909, p. 1.

69. - Compte rendu complet des Travaux du Congres, op. cit., воспроизводится в Robert Amadou, Le Grand Congres spiritualiste de juin 1908, l'Autre Mondr, № 97, aout, 1985, p. 15.
70. - На настоящее время этот патент утерян. Возможно, он был в коллекции дипломов, собранной Филиппом Анкоссом (Papus, op. cit., p. 75), которая была у него похищена гестапо 17 июня 1940 г. Его не удалось возвратить после освобождения страны в отличие от других дипломов Папюса, которые хранились в знаменитой штаб-квартире знаменитой Службы тайных обществ. В том, что этот документ существовал, не приходится сомневаться, и попытки Гастона Вентуры (Les rites maconnicues de Misraim et Memphis, op. cit.) поставить под вопрос его существование не имеют под собой почвы. Следует отметить, что Гастон Вентура, которому Жан Брико мало доверял, хотя и был его основным финансистом, не изволил изучить ни протоколы Конгресса, ни статьи в «Орифламме» и «Акации».
71. - Janver, 1909, p. 31-51.
72. - L'Acacia, mars, 1909, p. 135-137. Воспроизводится Р. Амаду в предисловии к данной книге.
73. - L'Acacia, 1909.
74. - Toujours Papus, l'Acacia.
75. - Paris, Ficher, 1910. По просьбе Филиппа Анкосса Мариус Лепаж вновь воздал должное Папюсу в 1952 г., написав предисловие к четвертому изданию этого труда (Nouv. editions, Parois, Teletes).
76. - Архив Великого Востока Франции.
77. - Robert Amadou, L'Erreur spirite de Rene Guenon, art. cit.
78. - Много позже, 16 апреля 1961 г. ее пробудят под эгидой Великой Национальной Ложи Франции (современное название Великой Независимой и Регулярной ЛОжи Франции) Винсент Планк и несколько масонов-Мартинистов, а именно Пьер Марсель (который стал ее первым Досточтимым Мастером), Робер Амбелен, Жан де Фуко, Пьер де Рибокур и другие известные и достойные братья: (см. Apercu historique du Regime ecossaise rectifie, de la Grande Loge tradiobelle et symbolique - Opera et de la R. I. La France, Chaponost, Imprimerie, Bosc, 2000). ВНЛФ, в свою очередь, пробудила и ложу «Франция». В настоящее время существют две ложи под таким титулом, и каждая из них претендует на первородство.
79. - J. Bricaud, In Memoriam, Annales initiatique, № 35, juillet-septembre, 1928, p. 429.
80. - Ibid., p. 427-428.

 


Отрывок из книги Сержа Кайе «Египетское масонство Устава Мемфиса-Мицраима»

Перевод © К. С. Варгулевич

Редактура и оформление - Teurgia.Org, 2011 г.

 

 

Back