Home Французская Оккультная Школа и Мартинизм Жизнеописания выдающихся Мартинистов «Лекарь, терапевт и провидец» (Воспоминания о Папюсе), — Филипп Анкосс
«Лекарь, терапевт и провидец» (Воспоминания о Папюсе), — Филипп Анкосс PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Жизнеописания выдающихся Мартинистов

 

† † †

 

Лекарь, терапевт и провидец

 



7 июля 1891 года Жерар Анкосс блестяще защитил свою докторскую диссертацию по медицине перед господами Матиасом Дювалем, профессором, Кеню и Глейем, оппонентами. Эта диссертация, посвященная Философской анатомии с ее разделами, станет прекрасным путеводителем для тех, кто ее захочет изучить. На самом деле она представляет собой двойное исследование, - с одной стороны, в ней дается серьезная научная методология; с другой, наиболее полное изложение, касающееся метода подобия, умение обращаться с которым так высоко ценилось в оккультных школах.

Итак, в своем труде Жерар Анкосс дал проявиться также и личности его гения - «Папюса». Между прочим, он пользовался приемом дедукции, который можно извлечь из труда «Учение о Матезе (Mathese) или Анархии и Иерархии Науки со специальным применением к Медицине» доктора Жана Мальфатти де Монтереджио, одного из примечательных представителей школы натурфилософии. Работе над этим метафизическим трактатом автор посвятил 36 лет своей жизни.


Люсьен Шамюэль пришел поддержать своего друга Папюса на защиту его диссертации. Он сохранил наиболее точное воспоминание о словах профессора Матиаса Дюваля, обращенных к Жерару Анкоссу по ходу церемонии:

«Господин Анкосс, вы – непростой исследователь. О вещах философских и медицинских, в особенности же о волнующих темах, о которых я не буду здесь распространяться, вы написали под своим именем или псевдонимом, принесшим вам славу, книги высокого достоинства и я горжусь тем, что являюсь руководителем вашей диссертации».


Папюс, став доктором медицины, по примеру великого Парацельса заявил, что для него не существует более великой чести. И потом он отправился в свое путешествие по Европе и посетил Бельгию, Голландию, Англию, Германию, Испанию и Россию, пытаясь усовершенствовать свои знания, интересуясь всеми видами медицины, обращаясь за  советами не только к прославленным врачам, но без колебания и в равной мере и к целителям, кудесникам, которых отвергла официальная наука.

В Бельгии он изучал дозиметрию. После увлеченно интересовался гомеопатией. Два года спустя, он вернулся в Германию.

Изучив оккультные силы человека, развивающие в нем определенные психические задатки, исследовав управление силами под названием «астральных», Жерар Анкосс не мог, став официально «доктором медицины», не использовать своих знаний и талантов на медицинском поприще. Так он стал широко применять знание Астрала, столь дорогого оккультистам. Иногда, дабы провести диагностику, он испытывал сначала астрал пациента, а после его таинственным образом исцелял, взывая к материнской жизненной силе, потенциальной тайне, источнику равновесия.


И в самом деле, оккультисты подтверждают, что довольно часто наши физические заболевания, которым мы подвергаемся, есть не что иное, как отражение, манифестация заражения нашего астрального тела, или, если хотите, сбой ритма наших астральных вибраций. Отсюда представляется справедливым излечивать причину, а не следствие недуга. И именно это Папюс делал всякий раз, когда появлялась возможность.

«Он верил во всесилие Воли, в воздействие человеческого существа на разрозненные силы, индивидуального духа на Вселенную. Он раскрыл своим адептам энергию, которую каждый из них несет в себе самом и которую может в соответствии с человеческими намерениями привести в движение, создав гармонию или учинив разрушение, добродетель или преступление, отвращение или красоту. Он обладал чудесным даром внушения, сделавшим его несравненным целителем»
1.

Я приведу здесь следующий случай, рассказанный Фанегом (Phaneg) в его биографии доктора Папюса: «…Однажды богато одетая дама, прибывшая в роскошном экипаже, подошла  к двери Папюса. В тот момент, когда она вошла в его кабинет, Папюс, взглянув на нее, сказал: «Мадам, отчего вы сомневаетесь? Не следует идти на прием к врачу, к которому не испытываешь доверия. Вы страдаете невралгией верхней части левого глаза уже много лет; она пройдет; вас постигнет еще припадок, и это будет все».

«Дама, ошеломленная не только подобным знанием дела, но еще более от того, что Папюс поведал о ее семье, с восхищением обнаружила, как ее невралгия исчезла, и в знак благодарности положила ему на стол луидор, попрощавшись. «Держите ваши деньги обратно, мадам, у вас их и так не  много». И дама со слезами на глазах подтвердила, что это правда. Экипаж ей не принадлежал;  в действительности она его наняла на свой последний луидор».


Эта история принесла известность Папюсу, показав его удивительную проницательность, его силы и его доброту.

Со своей стороны, я мог бы привести другие примеры, достоверность которых гарантирую. Папюсу доводилось равным образом говорить пациенту, пришедшему впервые, следующее: «Ваш случай намного менее серьезный, чем случай с такой-то персоной (отцом, братом, сестрой, близким другом пациента). Передайте ему, чтобы он мне показался». Посетитель не мог поверить своим ушам и не без основания! Он не мог проронить ни слова, не мог подобрать объяснение, не мог предположить совпадение, и он констатировал, что этот странный лекарь способен ставить диагноз человеку, о существовании которого он прежде не знал, на расстоянии. 

Я имел возможность неоднократно отмечать, что влияние Папюса распространялось не только на людей, но также и на определенные виды животных, среди которых собаки, лошади, крупный рогатый скот. Я являлся, на сей счет, свидетелем довольно любопытного случая исцеления, когда бравые швейцарские или туранжские (tourangeaux) крестьяне, приведшие своих животных для осмотра их доктором Папюсом, не могли объяснить выздоровления животных иначе как чудом, ввиду того, что Папюс не использовал медикаменты.

«Маг и алхимик Папюс обладал внутренней исцеляющей силой, неизвестной Фармакопии, но от этого не менее действенной в своих излечивающих формулах. Наконец, освоив за долгое время управление человеческими флюидами, ему все стало известно в области магнетизма и гипноза, равно как и применение такого целебного средства, как Астральный Агент. Разумеется, что к 1890 году, когда господствовал официальный материализм, подобная личность не могла не вызывать всеобщего негодования. И такое негодование возникало.


Нельзя и представить, чтобы хоть одно его терапевтическое нововведение было в то время использовано. Еще в меньшей степени это относится к поразительным классификациям, кои содержала его терапия. Она включала в себя:

1) заболевания физического тела, собственно говоря, то, что лечится посредством противоположностей (аллопатия);

2) заболевания астрала, врачуемые при помощи гомеопатии и магнетизма;

3) заболевания духа, которые могут быть излечены лишь теургией и молитвой.

Имелось  нечто в этом простом изложении, отчего университетские ученые приходили в ярость, подобно быку при виде красной тряпки. После предпринятой попытки стать научными руководителями этого незадачливого ученика, они попытались другим способом покончить с ним. Папюс веселый, добрый малый, не представлял того сумрачного вида, которого глупцы ожидают от мага. Разумеется, ему приклеили ярлык шарлатана. Те, кто обвинил его подобным образом, поначалу считали, что все эти романтические представления Папюса служат ему только для того, чтобы блеснуть оригинальностью. Они все более отдаляются от него. Да он и не возражает; ему нужны лишь больные и психопаты, которые приходят в его кабинет; этого было вполне достаточно для Папюса. Официальная слава не являлась его целью, он не притязал на нее. Он должен был заниматься другими вещами2.


В определенных случаях он, не колеблясь, применял лишь свою доброту; равным образом прибегал к магнетизму, и весьма часто - к теургии.

Он говорил, что, согласно эзотерическому учению, человеческое тело образовано из тысяч живых клеток, каждая из которых обладает своим индивидуальным сознанием, своим духом (То, что находится внизу, соответствует тому, что пребывает вверху, чтобы осуществить чудеса единой вещи, как говорят оккультисты, цитируя «Изумрудную Скрижаль»). Роль духа, содержащегося в медикаменте, или магнетического флюида заключается в том, чтобы «разговаривать» с этими маленькими существами, пробуждать их энергию, указывать, как сами они смогут обрести выздоровление. Более того, если Дух сущности, введенный в тело, окажется достаточно сильным, то выздоровление произойдет быстрее. Этот закон, согласно Папюсу, является ключом к исцелению гомеопатическому, магнетическому и теургическому.

Гомеопатия воздействует на нервную силу, тогда как аллопатия оказывает влияние, собственно говоря, на органы. Говоря об одной и другой терапии, Папюс прибегает к следующей аналогии: заболевание подобно поезду в движении, который нужно остановить. Если прямо воздействовать на органы (колеса) локомотива, загромождая рельсы камнями или ставя препятствия самим колесам, то двигатель все-таки будет работать, и мы ничего не добьемся, помимо материального ущерба. Если же, наоборот, мы будем воздействовать на сам локомотив, а не на его второстепенные, «производные» части, а именно – на пар, давление, то локомотив остановится без каких-либо усилий. Это и есть гомеопатия. Наконец, если имеется средство воздействия на машиниста (Дух), тогда он остановится сам по себе, совершенно не ощутив никаких потрясений, ибо машинист знает весьма хорошо свой двигатель. А это уже – ментальная медицина  (внушение, самовнушение и т. д.).

Лучше всего для врача будет использовать в соответствии с обстоятельствами аллопатию, гомеопатию или ментальную медицину, воздействуя непосредственно на физическое тело, астрал или Дух.


Папюс имел возможность практиковать все три вида медицины и, благодаря верному использованию их, излечивать многих больных или же облегчать их участь. Однако было бы неправильным утверждать вслед за некоторыми из поклонников Папюса, что ему всегда сопутствовал успех. Но бесспорно, что он достиг значительных результатов в упорной своей работе.

В биографии Папюса, написанной его учеником и другом Фанегом, приводится прекрасный пример исцеления… психики. Речь идет, по рассказу Фанега, об одиннадцатилетней девочке. Однажды ее охватила ужасная лихорадка. Никакие медикаменты не помогали. Ребенок терял силы с каждым днем; пропали сон и аппетит. Крайне расстроенные родители не знали, к какому врачу им обратиться; они уже пользовались услугами многих. Подруга им посоветовала позвать Папюса, коего хорошо знала. Он пришел к завтраку, вошел в комнату и увидел на маленькой кроватке настоящий скелет… Но, уточняет Фанег, как только он вошел, ребенок приподнялся, открыл глаза и сказал слабым голосом: «О! Господин, которого Благой Господь привел ко мне, чтобы меня излечить!..» Восемь дней спустя поправившаяся девочка была в полном здравии к великому удивлению врачей, прежде ее посещавших.

Другой пример, приведенный Фанегом: «Однажды вечером я просил Папюса дать мне некоторые советы по поводу больного ребенка, который испытывал затруднения при передвижении, и имевшего, наряду с другими тревожными проявлениями, весьма ущербную левую ногу, у которой была обнажена почти вся кость. Ребенка три раза в неделю приводили на перевязку в госпиталь. Я только сказал имя этого ребенка, и обычно уже этого сведения было достаточно для Папюса. Почти сразу он мне ответил: «Отец был плохо излечен от сифилиса; ребенку необходимо прописать такой-то медикамент; он вылечится за пятнадцать дней». По истечении этого срока все в точности сбылось; и пятнадцать дней спустя, врач госпиталя, снимая повязку, увидел к своему вящему недоумению зарубцевавшуюся на ноге рану с наросшей плотью. Исцеление было совершено посредством молитвы и алхимического медикамента.


Фанег приводит другие случая удивительных исцелений, диагнозов, поставленных на расстоянии, и, со своей стороны, я довольно хорошо помню что, как в Туре, так и в Париже, целая толпа больных осаждала кабинеты моего покойного отца. Очередь начиналась еще на улице. Когда буквально истощенный неистовым трудом, длившимся с утра и до вечера, Папюс хотел выйти, то он вынужден был пользоваться черным ходом.

В области психологии у Папюса были идеи, которые в некоторых случаях не всегда разделялись его коллегами. (…)

Завершая эту часть, посвященную «Папюсу, лекарю и терапевту», я должен вновь отметить, что успешные результаты, которых он достиг там, где другие терпели неудачи, стали возможны потому, что он пополнил классическое образование Медицинского Факультета личными изобретениями в области гомеопатии и психологии, благодаря углубленному знанию об истинном строении человека. Строении из трех элементов: физического тела, флюидического тела (еще называемого двойным или астральным) и, наконец, сознательного Духа. Все три составные части пронизывают друг друга и оказывают друг на друга влияние, и от них полностью зависит то жизненное равновесие, которое мы обычно называем «добрым здравием».


* * *



Все те, кто хорошо знал Папюса, достаточно говорили о его ясновидческих способностях и о его интуиции. «Сила его интуиции, писал Альбер Легран (Albert Legrand) в «Бюллетене духовной дружбы» за апрель 1933 года (Bulletin des Amities spirituelles), была изумительной. Пишущий эти строки находился в 1913 году вместе с Папюсом в маленькой нормандской деревушке в обществе двадцати друзей, большая часть из которых еще живы. Папюс говорил с потрясающей точностью о войне, что должна разразиться, объявив всем присутствующим, чем будет заниматься каждый во время этого испытания. Его предсказания исполнились с совершенной точностью».

Можно привести многочисленные истории подобного рода. Но мы обратим внимание лишь на две:

«Однажды по прибытии поезда, он сдал свой багаж в камеру хранения, взявшись сопроводить на такси одну из своих пациенток. Он поспел точно в срок, дабы предотвратить самоубийство. В другой день к нему впервые приходит больной на консультацию, которому он говорит: «Вы. Пускай так. Но вот лечение для вашей жены; это срочно. В действительности, женщина имела одно тяжелое заболевание».

Виктор-Эмиль Мишле любил вспоминать, что однажды, когда оба молодых человека – Папюс и он – изучали хиромантию, Папюс сказал ему, показывая свою руку: «Видите, я умру к пятидесяти годам»3.

В мае 1914 года журнал Excelsior направил редактора господина Андре Арнивельда (Andre Arnyvelde)4, к Папюсу, дабы спросить у него о том, что говорят о выборах звезды.

Статья вышла в понедельник 4 мая 1914 года. Вот точное воспроизведение слов Папюса: «Партии материалистов будут… скорее всего уничтожены. Вот главная особенность этих выборов. Станет равно очевидным, что мир находится на пути возвращения к спиритуализму.  Будущие депутаты впредь не избегут его влияния, и их побуждения будут скорее философскими, нежели политическими. На практике это будет выражаться в гуманистических поступках, и, значит, возобладает социализм, новая Палата должна, несомненно, заняться военными приготовлениями; либо  конфликт разразиться внезапно, либо ему можно будет чем-то помешать. Если же придет война, то Франция может быть уверена в своей победе».

Интервьюируемая в тот же день по тому же вопросу знаменитая ясновидящая, имя которой я умолчу для того, чтобы не входить с ней более в противоречия, ответила господину Андре Арнивельду: «Хорошо. Я думаю во всяком случае, что при новой Палате удастся избежать войны. Мировые разногласия будут улаживаться скорее дипломатией, нежели пушками».

1 января 1930 года в журнале «Меркюр де Франс» (Mercure de France) была опубликована статья, в которой воспроизводилось письмо покойного художника О.-Д.-В. Гийонне (O.-D.-V. Guillonnet), автора знаменитого портрета Папюса: «Мата Хари, угаданная Папюсом».

 

«Париж, 4 декабря 1929.


Господин,

Я с глубоким интересом прочитал ваш очерк о Мата Хари.

И поскольку вы упомянули короткое выступление этого чудовища в моей мастерской, я расскажу вам довольно любопытный случай.

Прошло около года, как я сделал рисунок Мата Хари для Мессалины, и я не знал об этом опасном создании ничего, кроме того, что она мне говорила о себе, - то есть, много хорошего, конечно же, - пока мне не нанес визит доктор Анкосс, которого оккультисты знают под именем Папюс.

Беседуя со своим другом, я раскладывал рисунки на полке для хранения папок. Вдруг доктор воскликнул:

- Вы только посмотрите на лицо этой женщины! Кто она такая?

- Модель, позировавшая мне всего один сеанс, это единственный портрет.

И я рассказал ему историю о том, как совершила она свое нравственное падение (de sa crise de pudeur) – я говорил именно то, что рассказывалось в сущности в моем письме к господину Дюмюру (Dumur), которое воспроизведено в вашем очерке.

- Хорошо! – продолжил доктор Анкосс. – Эта женщина несет на себе признаки более ужасные, нежели можно увидеть. На ее лице я читаю, что она явилась причиной скорби, трагических смертей, разорений. Но что мне известно? Будет любопытно проследить за ее жизнью! Но! Это ужасно!.. Не желаете дать мне этот рисунок? Я ее разложу по полочкам  и постараюсь узнать то, кем станет эта мадам Мак Леод. Это – демон.

Пронеслись годы, мой друг Папюс умер во время войны, кажется, в 1916.

С тех пор я просил его наследников разыскать этот рисунок. Но его не смогли найти.

Я вам описал этот случай дивинации, если вы понимаете это таким образом, или занимательного исследования характера человека по чертам его лица.

Извольте  верить, господин, тому. что изложил я с чувством восхищения и с глубочайшей симпатией».   

О. Гийонне



Наконец, во время войны Папюс сделал несколько предсказаний о ходе военных действий. В ноябрьском номере за 1915 год маленького ревю, озаглавленного «Пророчества месяца» (Propheties du mois), он объявил, что 1918 год станет годом «преобразованияГерманской империи вследствие нашей вероятной победы».

Также в 1915 году он заявил, что враг вскоре будет предпринимать колоссальные усилия, и мы из-за этого, возможно, будем испытывать некоторые потрясения. Он добавил, что наступление немцев будет сломлено… Немцы ринуться на Верден… Битва за Верден будет продолжаться со 2 февраля по 15 декабря 1915 года.

Второй пример странной интуиции «Бальзака от оккультизма» был рассказан в 1932 году моим покойным другом Люсьеном Шамюэлем, который хотел привести следующую историю в первом издании книги «Папюс, его жизнь, его труды»:

«В 1887 году во время, когда между двумя партиями в шахматы, он обучал меня элементам хиромантии, он сказал мне, показывая свою руку: «Я совершенно точно умру к 50 годам». Я задал ему инстинктивно вопрос: «А я? В каком возрасте умру я?»  После внимательного рассмотрения он ответил: «Вы? К 48 годам вас постигнет очень тяжелое заболевание… Если вы избавитесь от него, то доживете до старости». Папюс умер в 51 год.  И когда в 1916 году (49 лет) я заболел тяжелым заразным воспалением легких, то вспомнил о пророчестве Папюса и стал энергично лечиться. Папюс мне спас жизнь, уведомив меня за тридцать лет до заболевания. Будущее показало, что его предсказание было верным до конца»5.

В 1914 году я был совсем юным, и с того времени я помню, какое удивление он вызывал у друзей или гостей, которым раскрывал их сокровенные мысли. Ему доводилось, в действительности, читать иногда мысли некоторых собеседников!             

Когда впервые немцы двинулись на Париж, моя покойная мать оставалась со мной на месте, благодаря сообщениям Папюса с фронта, в которых он просил ее не беспокоиться, ибо случится чудо, и Париж будет спасен. Это произошло в результате гениального удара Галлиени (Gallieni), познаний в области стратегии Жоффра (Joffre) и «Марнского чуда» («miracle de la Marne»). Вместе с тем, я являлся свидетелем других предсказаний частного характера, также интересных, но приводить их здесь не хватит места.

Мне стало известно о предсказании относительно международных отношений в мире, которое сделал Папюс на эзотерической конференции, проходившей 13 февраля 1908 года:

«Я вам напоминаю, - сказал Папюс, - что с 1848 года мы вступили в период английского господства. Она закончится с пушечным выстрелом (как считают в эзотерических кругах Запада), иными словами, в момент, когда  Папство будет уничтожено Англией, а последняя, в свою очередь будет побеждена объединенными Германией и Россией и, возможно, Францией. Мы тогда вступим в период прусского господства, а затем Россия станет править миром. Во время этого последнего периода Франция откроет другой блестящий цикл междуранодых отношений, благодаря своему союзу с романоязычными странами (les pays de la langue latine)».

«После этого цивилизационная волна пройдет по Соединенным Штатам и достигнет в последнюю очередь Японию».

«Считается, - говорил Папюс в 1904 году, - что Желтые вторгнутся в Европу перед тем, как полностью потерпят свое поражение».


Наконец, когда в сентябре 1916 года Папюс завершил рукопись своей книги «О том, что происходит с умершими», он сказал одному из своих верных друзей: «В течение месяца я смогу в том убедиться».

25 октября 1916 года, в день, когда он должен был оставить физический план, то позаботился перед тем, как покинуть наше обиталище, уйдя навстречу вечности (pour se  rendre a un rendez-vous important), о том, чтобы положить в свой портфель записку, которую  собственноручно напечатал на машинке и в которой сообщил, куда препроводить его тело, кого уведомить в первую очередь, какие распоряжения надо дать, дабы для меня и моей матери удар стал не столь ужасным. Он знал на самом деле, что должен умереть в этот день.

Я нашел в газетных вырезках «Прекрасной Эпохи» уточнения к некоторым пророчествам «Мага», как говорили о нем журналисты. Так, он объявил за год до этого события об убийстве президента республики господина Сади Карно (Sadi Carnot). Давая интервью редактору Жиль Блаза (Gil Blas), он сообщил ему об этом предсказании следующим образом: «Смертельная опасность для президента Республики - убийство» в первые четыре месяца 1894 года. Астрологический год начался 1 марта, и Сади Карно был убит в Лионе итальянским анархистом Казерио (Caserio) 24 июня 1894 года. Сколь данное предсказание, сделанное в соответствии с астрологией, всколыхнуло умы общественности! Ведь оно стало настоящим событием, если судить по многочисленным комментариям, сделанным в прессе.

Графологические таланты Папюса в отношении личностей первого порядка также импонировали его эпохе. Так, Жиль Блаз опубликовал 24 января 1894 года графологический очерк Папюса о президенте Республики Феликсе Форе (Felix Faure). Это исследование было перепечатано и прокомментировано большей частью парижской и провинциальной прессы. Ле Голуа (le Gaulois) посвятил большую статью Характеру царя Николая II по данным графологии, согласно замечательному портрету, сделанному Папюсом. Эта статья имела значительный отклик в так называемой «информационной» прессе и в спиритуалистских кругах (она была воспроизведена в № 178 Покрова Изиды (Voile d'Isis) 14 ноября 1894 года).

Кстати, о разнообразных дарованиях Папюса я нашел более свежую газетную вырезку. Речь идет о статье господина Жана Бернара, опубликованной в Лондоне журналом «Независимая Бельгия» (L’Independence belge) от 8 ноября 1916 года. Автор уточняет в ней, что по определенным вычислениям Папюсу удавалось устанавливать даты важнейших событий в жизни людей, предсказывать, каким образом они умрут, что «иногда совпадало с реальностью».

Жюлю Кларети (Jules Claretie) он предсказал год его смерти, хотя, впрочем,  отказался ему его раскрыть по весьма веской причине, ибо Жюль Кларети был немного суеверным. Его точно похоронили за восемь дней до Феликса Фора и Муне-Сюлли (Mounet-Sully).

Во время одной из передач, проходившей на французском радио, когда меня расспрашивали о Папюсе, я получил письмо от одной слушательницы следующего содержания:

«Париж, 23 августа 1949.


Я имела удовольствие вчера слушать вас по радио, и ваш голос был похож на голос вашего дорогого отца… Но это воспоминание, увы, относится к слишком отдаленному времени. Я видела вас три или четыре раза, когда вы, строгий мальчуган, открывали дверь на улице Родье (Rodier) многим больным…

Я была молодой женщиной, когда обратилась к доктору Анкоссу. Он сказал, провожая меня до двери, остановив на мне свой проницательный милый (незабываемый!) взгляд: «Мадам, вы можете сказать своему мужу, что в течение двух лет он станет отцом мальчика».


Эта новость мне принесла столько радости; я ее сообщила своему мужу, моей матери, моему отцу, и… спустя два года, несмотря на мою бдительность, у меня родился сын!

Но что тогда в таком случае  могло произойти со мной или с вашим отцом? О том дне вы могли бы упомянуть на радио в ряду подобных случаев, и я была бы очень счастлива. Я поведала вам это воспоминание, потому что уверена, что вы наверняка очень чутко относитесь к воспоминаниям об этом Человеке... несомненно, единственном в своем роде для нашей эпохи».


Согласно Папюсу, всякое истинное пророчество есть результат взаимодействия видимого плана с невидимым планом. Но то, что должно произойти, может измениться вследствие различных причин. Они - аналоговые цветные клише в кинематографе, поражающие мозг зрителя. По сути клише могут проистекать из нескольких источников: 1) прямое видение, будь то на незримом плане или посредством материальных вспомогательных средств (зеркало, ваза с водой, чернильные пятна и т. д.). – 2) передача сведений от незримого существа к пророку во время бодрствования или сна, либо через посредника - при содействии субъекта, то есть медиума. – 3) Числа, которым Папюс придавал большое значение.


Числа для Папюса представляли собой, в действительности, один из языков, происходящий из незримого плана, в котором все проявляется в символических изображениях. Но он настаивал на том, что наибольшая трудность пророчеств заключается в истолковании клише и в установлении дат, поскольку числа на незримом плане совершеннейшим образом отличаются от чисел, которые существуют на незримом плане. Земной год  - всего лишь день божественного года, и земной месяц едва ли и час составит божественного часа. Более того, все клише могут быть преобразованы, отсрочены или приближены по Воле Божьей, на которую воздействуют молитвы обитателей земли. Отсюда астрологическая формула: Astra inclinant, non necessitant.

«Установление даты, - добавляет Папюс в предисловии к маленькой книжечке «Война и Чудесное»  (La Guerre et le Merveilleux), опубликованной в июне 1915, - это заанятие глубоко индивидуальное, и предсказатель никогда в точности не может назвать ее с совершенной точностью.

Нынешнюю войну видели многие люди, обладающие интуицией, в ее неизбежность верили в течение трех лет. Кристаллизация этого клише в материальном плане была отсрочена для того, чтобы союзные армии возымели успех, который также предначертан в Незримом, и я надеюсь, что это клише не подвергнется никакому преобразованию в ходе его воплощения на земле.

С моей стороны не будет большой заслугой, когда я, наряду с другими, заявлю за несколько месяцев до начала войны о ее последствиях, а также о территориальных изменениях в Европе».                                  


* * *


Завершая эти несколько строк, посвященные дару ясновидения Папюса, я должен отметить, что он никогда не был тем, кого называют «медиумом» в спиритическом смысле слова. Он был сам по себе и не зависел ни от какого чуждого влияния. Добавлю, что он использовал осознанно дар, которым обладал (наряду с другими примечательными качествами), ибо он старался всегда оказать помощь тем, кто его окружал и кто к нему обращался. Если он делал вывод, что раскрытие будущего могло оказаться опасным для интересующегося, он не говорил ничего. Но зато, скольких несчастных он утешил, скольким бедным людям дал надежду и здоровье, по-человечески открывшись им, - обо всем этом они могли бы рассказать и сами… Он всегда помогал тем, кто приходил к нему, больным телом и духом, ведь он являлся «человеком сердца» в полном смысле этого слова.

Я уточню, наконец, что дар ясновидения и иногда «яснослышания» не проявлялся у Папюса с постоянным успехом, и мой покойный отец совершал порой ошибки более или менее существенные, что здесь необходимо признать со всей беспристрастностью. Ему нужно было бы стать богом, чтобы никогда не ошибаться. Но тем не менее установлено, что Папюс обладал замечательными дарованиями5. И все же он оставался «маленьким ребенком» рядом со своим духовным учителем Господином Филиппом Лионским.

 

 


Примечания:

 

1. - Laurent Tailhade, L'Oeuvre, novembre 1915.
2. - Zarpanit, Psychique-Magazine, 1er-15 novembre 1916.
3. - Папюс умер в 51 год. (Ф. А.)
4. Андре Арнивельд был убит немцами во время оккупации 1940-1944 гг. Я хотел бы здесь почтить его память. (Ф. А.)
5. - Люсьен Шамюэль умер в 1936 году в возрасте 69 лет.
6. - Вот что Папюс писал о царской России и о знаменитом Распутине:

«С каббалистической точки зрения Распутин - это сосуд, подобный ящику Пандоры, в котором содержатся все пороки, все преступления, все пятна позора русского народа. Кто этот сосуд разобьет, тот увидит ужасное содержимое, разлившееся над Россией...»

И немногим позже удивительное прозрение о современном азиатском мире:

«В последнем периоде нашего цикла Желтые еще сыграют существенную роль. Они восстанут от своего затянувшегося сна и будут посвящены в особенности современной стратегии. Это им позволит однажды задать нам хорошую взбучку, которую мы так любим задавать другим под предлогом их обращения к цивилизации. Впрочем, Русско-японская война явилась лишь прелюдией этой заключительной войны двух рас, которые взаимно ненавидят друг друга и обзывают варварами. Но не беспокойтесь чрезмерно об опасности, которую представляют желтые, ибо оставшиеся люди древней Лемурии исчезнут рано или поздно с лица Земли, после того как будут окончательно разгромлены белыми армиями, объединившимися перед лицом общего врага. Тогда конец нашего континента станет близок, и Земля будет готова поменять свой внешний облик.

На последующей конференции, проходившей 25 января 1912 года, Папюс сказал: «Европа подвергнется великим преобразованиям. Во-первых, вероятно, исчезнет Папство; во-вторых, произойдет крушение Англии. Если предсказания сбудутся, то вы увидите падение Папства, светского Папства, - оно потеряет мирскую власть, от которой у нее мало, что останется, и это станет прелюдией к разрушению британского главенства. Заметьте, что Англия, прекрасно организованная и стоявшая у истоков всякого парламентаризма после Испании (поскольку в Испании был первый парламент), изменится в самой своей основе. Точкой, уравновешивающей Англию, являлись земельные собственники, Лорды, сдерживавшие большие политические аппетиты Общин. Посмотрите, Лорды меняются; однажды они и вовсе исчезнут, и Англия исчезнет вместе с ними, ибо Незримый хочет, дабы она исчезла.

Всякая эпоха имеет своих пророков. Они есть еще и сегодня. Если вы почитаете четвертую страницу газет, то весьма удивитесь числу существующих пророков. Ну что ж! Имеются очень древние пророчества, которые могут нас утешить и не принести нам печали.

Но более всех нас интересуют пророчества, которые говорят о Франции. Одно из них - пророчество господина Тан-Писа
(Tant-Pis) - о том, что нас наводнят иностранцы, что иностранцы оккупируют нашу страну в течение двух лет, после чего состоится Варфоломеевская ночь над захватчиками, и император чужеземцев будет наблюдать за своими государствами, сидя верхом на бочке.

Другое в высшей степени любопытное пророчество возвещает о великом короле и великом папе. Это пророчество было достаточно раскрыто для вас: в нем говорится о будущих Соединенных Штатах Европы, и что эти Соединенные Штаты образуются, дабы назначить парламентского короля - не забываем о парламентаризме - который станет управлять всем.

Интересны и социальные пророчества, ибо рядом с великими событиями, которые должны совершиться, они говорят о малых уже совершившихся вещах. В пророчестве, касающемся нынешнего социального преобразования, говорится о времени, когда экипажи будут ходить без лошадей, и это пророчество относится к 1820 году, эпохе, когда автомобили не оставляли следов на дорогах.

Нострадамус, человек, живший в XV-м веке, пророчествовал о винтовках: он их видел как в кино, точно также он видел события и не знал как их описать. Он говорил: «Какой огонь идет с этими стрелами». Он видел стрелы, вылетающие из сарбакана (стрелометательной трубки), которые сопровождал огонь.

Ремесло пророка очень трудное. Когда я лично пытался что-нибудь предсказывать, то зачастую пророчество оказывалось неверным. Не принимайте никогда пророчеств от меня, это не мое ремесло, ибо всякий раз, когда я желал видеть Незримое на социальном уровне, поистине я его не видел. Это возможно изменится в будущем, но необходимо признавать свои прошлые заблуждения.

Итак, вот одна любопытная вещь: наша страна не должна никогда исчезнуть. Напомню вам - и это нас утешит в заключении - что все чужеземные нашествия потерпят неудачу. Гуннский натиск был сломлен у нас, хотя прежде гунны наводнили всю Европу. Нашествие арабов остановил Карл Мартел, английскому нашествию положила конец Жанна д'Арк. Вы увидите, что наша Франция довольно интересная страна, - прежде у нее была Жанна д'Арк и Наполеон, она была центром, о который разбивались нашествия, наводнявшие и уничтожавшие остальную Европу. Это важный факт, способный вселить в нас окончательно надежду. Если однажды неосознанно нас подведет наш дорогой друг Россия, и Желтые наводнят, быть может, Европу, то мы знаем, что Францией они не будут обладать никогда, как гласит третий куплет нашей патриотической песни.


*  *  *    



Наконец, в «Инициации»
(L'Initiation) за июнь месяц 1902 года (стр. 247) он предсказал  «концентрационные лагеря» в следующем мрачном пассаже:

«Когда по Европе расцветут «концентрационные лагеря», то, вероятно, начнут понимать, что нация, созданная быть рыцарем для угнетенных народов, не должна думать, как игрок на бирже. Но это будет гораздо позже!» - (Ф. А.)

 

 


† † †

© Филипп Анкосс

перевод с французского © Владимир Ткаченко-Гильдебрандт

Оформление © Teurgia.Org, 2011 год.

 

 

Back