«Гимн Одеянию Славы» PDF Печать E-mail
Гностицизм - Гностическое Учение

 

† † †

 

Гимн Одеянию Славы



Когда был чадом я
И жил в Царстве своем,
В Доме Отца моего,
И богатства и слава
Родителей моих радость в меня вселяли,
С Востока, из Родины нашей
Мои родители забрали меня и отправили меня в путь,
И нечто из богатств Сокровищницы нашей
Они взяли для меня, и собрали в узел.
Он огромен был, но легок,
И без помощи других я мог нести его:
В нем было Золото горнее,
И серебро Жаззака (Jazzak) Великого,
Вместе с рубинами индийскими
И агатами из Дома Кашана (Qashan).
Опоясали они меня адамантом,
Что крепче был, чем железо,
Обнажили меня, сняв сияние,
Что создали когда-то, пылая ко мне любовью,
И лучезарную мантию,
Что, измерив мой стан, соткали соответственно росту.
Со мной заключив завет,
Написали его в сердце моем, дабы запомнен был мною:
Сказано: «Если спускаешься ты в Египет
И приносишь Жемчужину,
Что хранится посреди глубоководного Моря,
В коием Змий пребывает ревущий,
Тогда возвратишь свое сияние,
И Мантия покроет его,
И с Братом твоим, наместником короля нашим,
Будешь наследником в Царствии нашем».
Я покинул Восток и спустился,
Два Вестника были со мною,
Так как путь был опасен и труден,
И был я молод чрезмерно, чтобы пройти по нему.
Я прошел чрез границы Майшана (Maishan),
Базарную площадь торговцев Восточных,
Пришел в Вавилонские земли,
В стены Сарбуга вошел;
Я спустился к границам Египта,
И оставило меня состраданье.
Устремился я прямо к Змию;
Рядом с ним я возвел жилище,
Дабы, как только задремлет, как только уснет он,
У него я забрал бы мой Жемчуг.
Я был одинок и покинут,
Чужим был для кровных братьев.
Сына Расы моей, сына свободы,
Среди восточных людей узнал я,
Юнца, что был чист и любезен,
Сына, что снискал помазание.
И пришел он ко мне, и стал мне товарищем;
Он стал для меня близким другом,
С ним разделял я Товары;
Египтян он просил опасаться,
А также и грязных путей их.
Тогда я надел их одежды,
Дабы не знать оскорблений, что я прибыл из стран далеких,
Что забрать могу Жемчуг у Змия,
И что Змий на меня ополчится.
Но как-то им ведомо стало, что не их я, что я чужеземец;
Тогда же они исхитрились, дали есть мне еды, им присущей.
И забыл я, что Царским был сыном,
И служить стал царям их земли;
И о Жемчуге, за коим был послан
Отцом с матерью, позабыл я,
И под тяжестью египетской пищи
Пребывал во сне я глубоком.
Но все то, что со мной приключилось,
Жизнь мне давшие лицезрели, обо мне горевали они;
Объявили тогда в нашем Царстве,
Чтоб спешили все к нашим Воротам,
Цари и Правители Парфии,
А также вельможи Востока.
И тогда порешили они,
Что не быть мне забытым в Египте;
И ко мне написали Письмо,
И великие все подписались на нем именами.
«От Отца твоего, Царя над Царями,
От Царицы Востока, твоей Матери»,
И слова все, что были в Письме,
Были словно слова в моем сердце.
И воспомнил, что Царский я Сын,
И Душа моя, что свободна,
Возжелала вернуть свои свойства;
Вспомнил я про Жемчужину, ради которой
Я и послан был в земли Египта.
И стал я накладывать чары
На Змея ревущего, страшного;
Успокаивать, усыплять его,
Ради Имени Отца моего говорил над ним,
И во Имя Наместника нашего, и во Имя моей Матери,
Коия есть Царица Востока.
И затем схватил я Жемчужину
Развернулся, чтобы шествовать к Дому Отчему;
Их одежды, нечистые, грязные,
Снял, оставив в земле их,
И ступил на дорогу, ведущую
К Свету Родины нашей, к Востоку.
И Письмо, меня Пробудившее,
Я нашел пред собой на Дороге,
Пробудило оно меня своим гласом,
А теперь его Свет направлял меня,
И сиял предо мной на дороге, по которой шагал я,
А голос его и водительство
К спешке сильной меня побуждали,
И любовь его влекла меня по пути, что опасен.
Шел вперед я, прошел через Сарбуг,
Вавилон я оставил слева,
И пришел я в Маишан Могучий,
В торговую гавань у моря;
И пришел я к границе Востока.
То Сиянье, что я отбросил,
Моя мантия, окутывавшая Сиянье,
Поскольку не помнил, каковы они внешне,
Так как в детстве покинул Дом Отчий,
Вдруг казались мне, хоть были моим Одеяньем, отраженьем моим.
В Одеяньях узрел я все, что было моим,
И в них же я встретил все, что было моим;
Когда мы разделились, то было нас двое,
Однако мы были едины в подобии своем.
Мое многоцветное сиянье, излучающее множество оттенков;
С золотом и с бериллами,
С рубинами и агатами,
С сардониксом цвета различного;
Адаманта камнями все это скреплено было,
На всем – образ Царя над Царями.
Все светилось оттенками разными, подобно сапфиру.
В сиянии этом узрел я Сознанья движенье,
Оно собиралось как будто бы что-то сказать мне;
Я слышал звук его говора,
Рекшего каждому, Сиянье носившему,
И вот, говорило оно: «Я действую в тех трудах,
Для коих они созидали меня в Присутствии Отчем».
Я также заметил, что рост мой стал больше посредством работы Сиянья.
Оно потекло ко мне царским движеньем,
На дланях дарителей Сияние будто спешило,
Меня побуждая его перенять поскорее;
И любовь моя так же меня побуждала,
Дабы выбежал я и Сияние встретил.
И я, потянувшись, за него ухватился,
За Сиянье прекрасное, содержащее много оттенков.
На него же накинул я Мантию, блестевшую цветами различными.
Облачившись, я воспарил высоко к Вратам Мира и Благоговенья.
В восхищении склонил я главу перед Ним,
Пред Величием Отчим, пред Отцом, даровавшим мне это,
Так как выполнил просьбу Отца моего,
И Отец сдержал обещанье пред мною.
И вот, во Вратах Его Принцев
Частью вельмож Его благородных я оказался;
Поскольку рад Он был мне, и меня он приветствовал,
И был я с Ним в Царстве Его;
И следом за гласом духов Его
Все слуги Его прославляли Его.
Меня уверял Он, что также должны поспешить мы
К Вратам Царя над Царями,
И так, с Даром моим, с Жемчужиной,
Предстать вместе с Ним пред нашим Царем.

 

 


† † †

Перевод © Eric Midnight

Оригинальный материал размещен на сайте www.apostolicgnosis.org

 

 

 

Back