Home Французская Оккультная Школа и Мартинизм Жизнеописания выдающихся Мартинистов «Виконт де Лапасс и Тулузский Орден Розенкрейцеров», — Оккультный Колледж и Теургия.Org
«Виконт де Лапасс и Тулузский Орден Розенкрейцеров», — Оккультный Колледж и Теургия.Org PDF Печать
Французская Оккультная Школа и Мартинизм - Жизнеописания выдающихся Мартинистов

 

† † †

Виконт де Лапасс и Тулузский Орден Розенкрейцеров

 

Семья Лапасс обладает благородным, испанским происхождением, она пользуется славой примерно начиная с XI-го века, находясь на службе нескольких поколений рода Фуа, наделенного графским титулом. В 1869 году граф Фернанд, обладающий наиболее достоверной (хотя и не совсем полной) информацией относительно семьи де Лапасс, следующим образом подытожил всю историю данного рода:


«Семья де Лапасс была одной из лучших в наших землях. Свою известность она приобрела в южных провинциях нашей страны, в особенности во время своей службы при дворе графов де Фуа, отличавшихся рыцарскими доблестями. Семья де Лапасс, происходящая из Испании, начиная с 1090 года, находилась на вассальской и рыцарской службе у благородной семьи Фуа, мужество членов которой укоренилось в памяти жителей наших земель, и чей двор, в течение эпохи Средневековья, наряду с дворами графов Тулузских и виконтов Бернских, представлял собой центр всех политических и социальных движений на юге нашей страны. Крестовые походы, Альбигойские войны, а также оккупация Гиени англичанами, - эти три события в эпоху Средневековья, а также воинственные походы в Италию и Испанию показали, что семья де Лапасс всегда находилась на передовой линии фронта, защищая интересы своего суверена мечом в битвах и речами во время собраний. Они участвовали в битвах при Равенне, Павии, Креси. Они побывали в Арагоне и в Тунисе, в Святой Земле и в Фландрии, и всюду они показывали свою верностью неизменной традиции, они жили и умирали на службе роду Фуа. Затем, когда страна возвратила себе корону, и когда, чрез право унаследования, семьи Фуа, Берна и Наварры слились воедино во Франции, семья Лапасс осталась жить на своей родине, и различные ветви данной семьи показали, насколько преданы они той провинции, которая являлась их колыбелью».

 

Луи-Шарль Эдуард де Лапасс


Луи-Шарль Эдуард де Лапасс родился в Тулузе 2 января 1792 года. Девичья фамилия его матери – де Кардильяк. Это были трудные времена для благородной семьи де Лапасс, однако ее члены смогли избежать, не смотря не на что, дознания со стороны революционного комитета, скрывшись в окраинах Тулузы.


Сначала образованием юного Эдуарда занималась его мать, затем он стал учиться в лицее Бордо, а после поступил в Школу Юриспруденции в Тулузе. Школу Юриспруденции он оставил примерно в 1812-1813-м годах, и неизвестно, получил ли он какой-либо диплом о ее завершении.


Примерно в 1815 году (или в 1816) мать Луи-Шарля Эдуарда представила его маркизу д’Осмонду, послу короля Луи XVIII в Лондоне, который приходился им родственником. Так Луи-Шарль стал работать в посольстве, и таким образом получил абсолютный доступ к дипломатическому миру эпохи Реставрации. Вероятно, он очень быстро снискал известность, когда участвовал в конгрессе в Ахене в 1818 году вместе с герцогом Ришелье, заместителем короля. Затем он стал поверенным в делах в Ганновере, где представлял он интересы Франции. Именно здесь он женился на мадемуазель де Лагард, «богатой наследнице весьма уважаемого семейства». Затем, когда должность посла в Берне освободилась, Луи-Шарль переехал туда. Рессегюр отмечает следующее:


«Его дом в скором времени стал прибежищем и центром швейцарского общества, поскольку для него дипломатия являлась не только лишь предметом неутомимого изучения международных де и защиты интересов его поручителей, но также и предметом ежедневного распространения французского влияния, которое он производил, пользуясь преимуществами социальной жизни. Его гостиная служила ему чем-то вроде его кабинета, и по вечерам ему нравилось продолжать утреннюю свою работу блестящими беседами или изысканными встречами, которые он непрестанно устраивал».


Двумя годами после его приезда в Берн с Луи-Шарлем произошла первая трагедия в его жизни: его молодая жена скончалась, произведя на свет первого ребенка. Это была девочка, которую назвали Мари, и которой, как можно полагать, Луи-Шарль уделял всяческое свое внимание. Будучи глубоко поражен внезапной кончиной своей жены, Луи-Шарль получил разрешение оставить Берн. Его отправили в Неаполь, где постепенно он возвратил свой интерес к жизни. Здесь он познакомился с археологическими изысканиями, и в скором времени приобрел к археологии величайший интерес, а также он воспылал страстью к медицине, которая главным образом  основывалась на спагирии.


Когда он находился в Неаполе, в июле 1830-го года началась революция. Незамедлительно после этого Луи-Филипп, находившийся в замке Тюильри, написал Луи-Шарлю, чтобы сообщить ему, что он может исполнить свои служебные обязанности при дворе Луи XVIII. В результате его встречи с королем виконт, которому было 38 лет, завершил свою дипломатическую карьеру и перешел к защите королевских интересов в стране. Рессегюр упоминает о том, что Луи-Шарль сотрудничал с журналом «Renovateur» и «La Quotidienne», а также сообщает о том, что он часто посещал художественный салон графини Бойне.

 

Виконт де Лапасс. Спагирик.


В Неаполе, согласно Рессегюру, виконт впервые познакомился с медициной. Вот, что он пишет по этому поводу:


«Школа в Салерне, утратившая свой сияющий ореол, стала доступна для него. Он искал прославленных практиков, проводил время в одиночестве и иногда посещал монастыри. Он расспрашивал монахов в пыльных библиотеках монастырей Лакавы, Монтекассино и Монреаля о тех богатствах, что содержатся в их материалах; вероятно, именно здесь он получил наиболее тайные и значимые сведения относительно медицины, которые в дальнейшем и составили основание его системы исцеления».


После того, как Лапасс был принужден покинуть Неаполь, он остановился либо на Сицилии, либо же рядом с Палермо. Именно здесь, согласно Симону Бругалу (Simon Brugal) (псевдоним Фирмена Буассина), который, вероятно, получил данные сведения от самого Лапасса, и с которым он длительное время находился в общении, виконт познакомился с принцем Бальбиани. Вот, как описывает, вероятно, со слов самого Лапасса, Симон Бругал принца Бальбиани:


«…дружелюбный, образованный старый человек, принимавший гостей с чарующей любезностью. Этот восьмидесятилетний человек был приятелем Жозефа Бальзамо, более известного под именем Калиостро, не смотря на новеллу, посвященную ему Александром Дюма, где использовалось его настоящее имя.


Принц Бальбиани также стал другом с виконтом де Лапассом. Он беседовал с ним о Герметизме и поддерживал его желание проникнуть в глубины существующих в мире тайн. Он сделал даже больше: он направлял первые шаги молодого Адепта по лабиринту манускрипотв и книг по Алхимии и Каббале, коих было у него множество. В Италии этого принца считали Розенкрейцером…»


Бругал добавляет, что принц Бальбиани всегда носил с собой хрустальную колбу с таинственной прозрачной жидкостью, которую дал ему некий отшельник, живший близ Палермо. Все это имеет отношение к спагирической традиции. Согласно Бругалу, принц Бальбиани был Посвятителем виконта Лапасса. Однако неизвестно в точности, к какому именно Посвящению в действительности имеет отношение принц Бальбиани. Принц Бальбиани является личностью весьма загадочной, однако известно, что де Лапасс никогда не распространялся о своем Посвящении вне круга его друзей и Братьев, то есть вне круга членов Тулузского Ордена Розенкрейцеров. Наконец, согласно Бругалу, виконт возвратился в Италию, что случилось, вероятно, в 1830 году, вместе с рекомендательным письмом к графу Уршескому, который жил в Париже и обладал замечательной библиотекой с собранными в ней книгами по оккультным наукам. Он дозволил виконту посещать эту библиотеку в любое время, когда он этого пожелает.


Принц Бальбиани неизвестен в числе людей благородного происхождения в Италии, однако следует ли истолковывать этот титул обыденным образом? Многие Посвященные использовали благородные титулы в ином их значении. Например, «граф» Сен-Жермен или «граф» Калиостро, с которыми принц Бальбиани был знаком. Следует также сказать и о том, что в Масонстве титул Принц использовался для обозначения некоторых Степеней Посвящения. Например, звание 18-й Степени в Древнем и Принятом Шотландском Уставе звучит следующим образом: «Верховный Принц Розы-Креста». Однако также верно и то, что, согласно Бругалу, принц Бальбиани ответил отрицательно на вопрос Лапасса о том, является ли он Масоном. Он также часто рассуждал о путанице между Масонским званием Розенкрейцера и собственно Розенкрейцерством, поскольку это не одно и то же. Бругал пишет, что Принц Бальбиани говорил следующее: «Распространенное мнение в этом отношении не является верным. Истинных Розенкрейцеров нет среди Масонских собраний».


Однако на встречу между Лапассом и Принцем Бальбиани следует смотреть с огромной осторожностью. Отметим, что граф де Рессегюр ничего не знал по этому поводу; по крайней мере, об этой встрече ничего не упоминал. Но, если они и были знакомы, все равно это не дает оснований полагать, что их общение каким-либо образом касалось оккультных штудий. Как бы там ни было, Рессегюр упоминает о том, что Луи-Шарль Эдуард останавливался в 1840-м году на Сицилии, где и продолжил свои исследования в области медицины, и излечился от некоторой болезни.


Однако кем является на самом деле Принц Бальбиани? Легендарная ли он фигура или же реально существовавшая личность? Очень сложно ответить на этот вопрос, даже и обладая достаточным количеством предлагаемой информации.


Согласно Рессегюру, виконт пребывал в Париже после своего возвращения из Италии в 1830-м году примерно до 1842 года. Затем он уехал в Тулузу. Согласно Бургалу, во время своего пребывания в Париже виконт стал вольным студентом на факультете медицины, когда ему было 60 лет, то есть в 1852-м году.


Согласно Рессегюру, виконт возвратился на юг Франции примерно в 1842 году, и там заболел некоторой болезнью, что и подтолкнуло его к обширным медицинским исследованиям:


«Он читал все, что касалось темы медицинской науки, все, что было опубликовано и доступно».


Когда виконт отправился на Сицилию, он стал практиковать медицину, как пишет о том Рессегюр:


«… у де Лапасса было намного больше пациентов, чем у большинства других удачливых докторов. Некоторыми из них были очаровательные молодые леди, которых он держал под влиянием своих мистических доктрин, которые прибегали к его помощи для того, чтобы излечиваться от своих мигреней, гастрита и невралгии. Без сомнения, после того, как по-докторски он прощупывал их пульс, он брал допубрую щепотку табака из своей золотой табакерки, и с серьезным тоном прописывал им больше времени проводить в увеселительных беседах, ходить в театр и есть побольше конфет. Другими его пациентами являлись бедные, покинутые всеми люди, которым он попросту давал надежду, а также и совершал щедрое подаяние. Можно себе представить, насколько приятное и драгоценное вознаграждение получал де Лапасс благодаря своим методам!» Со своей стороны, Бругал сообщает, что говорили о Лапассе жители Тулузы: «он – весьма искусный врач, который лечит бесплатно», Бругал сравнивал его со своим «покойным другом», Доктором Адрианом Пеладаном, который был членом Розенкрейцерского Ордена в Тулузе, как говорил его брат, Жозеф, к которому мы еще вернемся в ходе нашего повествования.


Возможно, Лапасс опубликовал работу под названием «Размышления о продолжительности человеческой жизни и о способах продлить ее». Еще одна его работа называлась «Эссе о сохранении человеческой жизни», затем, в 1861-м году, он опубликовал сочинение под названием «Практики по увеличению срока человеческой жизни, излечению мигреней, болей в животе, успокаиванию нервов и остановки головокружения». Он принимал участие в исследованиях, проводимых археологическим обществом Миди во Франции и присоединился к сельскохозяйственному Обществу Верхней Гаронны. В 1865 году он был избран в Муниципальный Совет Тулузы, где участвовал в заседаниях на протяжении некоторого времени. Как мы помним, виконт потерял свою жену в момент рождения ее единственного ребенка, Мари, которая выжила и, повзрослев, вышла замуж за маркиза де ле Бурдоннея. Вскоре, увы, Мари покинула сей мир; ее отец так никогда и не сумел оправиться от этой потери. Вероятно, после этого он стал еще ближе к своей престарелой матери, которую он любил, и которой уделял массу внимания и заботы. Когда умерла и его мать, то де Лапасс, вновь поверженный печалью, отправился на отдых вместе со своей кузиной, мадемуазель де Монтескью. «Именно там, - пишет Рессегюр, - через несколько дней он серьезно заболел и умер, будучи человеком добрым, Христианином, мужественно и сохраняя веру».

 

Тулузский Розенкрейцерский Орден


Относительно Тулузского Розенкрейцерского Ордена Жозеф Пеладан, который обладал его линией преемственности, писал следующее:


«От моего брата, доктора Адриана Пеладана, который, вместе с Симоном Бругалем, был последним представителем так называемого Тулузского Розенкрейцерского Ордена, членами которого являлись также Аро (Aroux), д’Ориенс и виконт де Лапасс, я обладаю Розенкрейцерской преемственностью». Среди документов Пеладана, которые находятся в Библиотеке Арсенала в Париже, есть также «Панихида в честь Фирмена Буассина (Симона Бругала), командора Розенкрейцерского Храма, тулузского приора и высокопоставленного члена Совета Четырнадцати, умершего в лоне Церкви»., подписанная инициалами S.P. (Sar Peladan). Вот, что содержится в данном документе:


«Для всех членов нашего Ордена и для всех людей, интеллектуально развитых, мы с горечью сообщаем, что наш Командор и Приор Тулузский, Фирмен Буассин, возвратился к Богу. В его лице мы потеряли последнего высокопоставленного члена нашего Ордена: он являлся рыцарем Розенкрейцером последней ветви Традиционного Ордена, Ордена Тулузского.


В 1858 году он Посвятил в Братья нашего Ордена Доктора Адриана Пеладана, и, после смерти прославленного доктора, на законных правах он стал великим Мастером сего минувшего Ордена, который мы вновь возвратили к жизни из небытия.


Фирмен Буассин написал замечательную новеллу, посвященную Революции в Ардеше, которая называлась «Жан де ла Лун», прекрасное по степени своей учености исследование; «Камп-де-Жаль», биографическая заметка, а также эссе под названием «Умершие чудаки». В течение некоторого времени он был редактором издания «Тулузский вестник». Мы вверяем его вашим молитвам и вашей памяти. Аминь».


Данная «Панихида» подтверждает факт существования цепи Посвященных, линия которых начинается еще со времен Христиана Розенкрейца. В числе последних звеньев данной цепи были Фирмен Буассин-Бругал, Адриан Пеладан пладший, который, в свою очередь, передал это Посвящение своему брату, Жозефу. Сам Бругал утверждал, что существует Розенкрейцерская линия преемственности, членом которой был Лапасс, и к которой имеет отношение, возможно, мифический Принц Бальбиани, которого называют учеником Калиостро. Опираясь на все вышеприведенные источники, мы можем заключить, что Лапасс учредил в Тулузе Герметический кружок Розенкрейцерского происхождения. В этом кружке не могло быть более, чем 20 человек.


Сам Пеладан утверждал, что на время его Посвящения Розенкрейцерский Орден в Тулузе уже прекратил свое существование, что он возобновил его деятельность, которая продолжается исключительно в Розенкрейцерском Ордене Храма Грааля, который тот основал в 1890-м году. Орден Пеладана, не смотря на то, что он был немногочислен, вызвал к себе большой интерес в Париже благодаря Розенкрейцерским салонам, которые он организовывал под эгидой данного Ордена.

 


† † †

© Оккультный Колледж и Теургия.Org

Перевод © Eric Midnight, 2012 г.

 

 

Back