Home Розенкрейцерство Адепты Розы и Креста «Тихо Браге», — биография, автор Eric Midnight
«Тихо Браге», — биография, автор Eric Midnight
Розенкрейцерство - Адепты Розы и Креста

 

Тихо Браге

 

Тихо Браге



Тиге (в латинизированной форме это имя было передано как «Тихо») Браге родился 14 декабря 1546 года на полуострове Сконе, который позже стал принадлежать Дании, а ныне принадлежит Швеции. Он был старшим сыном Отто Браге и Биттэ Билль (Beatte Bille) (причем также у него был брат-близнец, который не выжил после рождения). Оба его родителей происходили из знатных семей Дании, и по этой причине, казалось бы, его предназначением было заниматься такими естественными аристократическими занятиями, как участие в охоте и в войнах. Однако у него был дядя Йорген, сквайр и вице-адмирал, более образованный, чем его родители, и, к тому же, бездетный. Отец Тихо дал разрешение дяде Йоргену, что в том случае, если у него родится мальчик, Йорген может взять его к себе на воспитание. Тем не менее, он передумал и изменил своему слову. Затем, когда родился младший сын, дядя похитил Тихо. Отец угрожал дяде убийством, но в конечном итоге успокоился, поскольку Тихо должен был в результате унаследовать от дяди большое наследство.


Вскоре после рождения Тиге в Дании начался период Реформации, и Лютер (1483-1546) оказал огромное влияние на страну. После сего незамедлительно последовали идеи Филиппа Меланхтона (1497-1560), который разработал школьную и университетскую систему, поэтому в Дании появился собственный университет. Когда Тихо исполнилось семь лет, его дядя настоял на том, чтобы он начал изучать латынь. Его родители выступили против этого начинания, однако дядя уверил их в том, что это знание поможет Тихо стать адвокатом. Пока еще не было в порядке вещей поступать в университет, однако Тиге был одним из немногих счастливчиков. Здесь он изучил латынь и немного еврейский язык, а также увлекся математическими науками (арифметикой, геометрией, астрономией и музыкой). Будучи еще только пятнадцати лет отроду, Тиге использовал латинизированную форму своего имени.


Когда ему было еще тринадцать, с Тихо Браге произошел случай, изменивший его жизнь. Случилось частичное солнечное затмение. Оно было заранее предсказано и пришлось на точно предсказанное время. Это и поразило Тихо, поскольку «есть что-то божественное в том, что человек ведает движение звезд с такой высокой точностью, что способен предсказывать заранее их местопребывание и относительные положения». Вероятно, эта возможность предсказывать в особенности впечатлила его потому, что личная его жизнь развивалась более, чем непредсказуемо. Он был богатым ребенком, и одно из преимуществ его положения состояло в том, что он незамедлительно смог пойти и приобрести копию «Альмагеста» Птолемея (на латыни), а также несколько астрономических таблиц, в которых были показаны положения планет в любой момент времени. Птолемей собственной рукой составлял такие таблицы, которые были подвергнуты пересмотру в Испании группой, состоявшей из пятнадцати астрономов, собранных вместе Альфонсо X, королем Кастилии, в 1252 году. По этой причине таблицы носили название Альфонсовых таблиц. Тихо также приобрел недавно изданные таблицы, основанные на теории Коперника.


Когда Тихо было шестнадцать лет, дядя отправил его в Лейпциг, что в Германии, для того, чтобы он продолжил свое обучение праву. Его сопровождал учитель, двадцатилетний Андерс Ведель, который позже прославился как первый великий историк Дании. Однако, Тихо был поглощен астрономией. Он купил книги и инструменты, которые прятал от своего учителя, и каждый день подолгу наблюдал за звездами. Когда ему исполнилось семнадцать, он стал свидетелем особенного события, - Юпитер и Сатурн прошли мимо друг друга на очень близком расстоянии. (Это произошло 17 августа 1563). Сверившись с таблицами, он обнаружил, что Альфонсовы таблицы предсказывали это событие на месяц позже, а таблицы Коперника запаздывали на несколько дней. Тихо решил, что такая работа, проделанная астрономами, вызывает презрение, и лучшие таблицы можно было бы построить исключительно путем более точных наблюдений за точно определенными положениями планет в течение длительного периода времени. И он решил также, что именно этим он и займется. Ведель понимал, что случай Тихо безнадежен, и перестал пытаться обучать его праву. Они всю жизнь оставались прекрасными друзьями.

Квадрант Тихо Браге
Также в Лейпциге человек по имени Стин Билль собрал вокруг себя кружок мыслителей (главным образом своих собственных родственников), и в этот кружок был вовлечен, в том числе, Тихо Браге. Стин и Тихо питали глубокий интерес к Алхимии (как и Розенкрейцеры), а также в данном кружке происходили события даже более интересные, о чем будет сказано позже. Помимо сего, Браге вел оживленную переписку с «Аугсбургским» кружком, в который входили Иеронимус Вольф (1516-1580), историк и гуманист), Паулем Хайнцелем (аугсбургский майор, питавший интерес к астрономии) и с Ж. Х. Хайнцелем (который станет «покровителем Джордано Бруно»).


Наиболее интересным фактом в нашей истории является то, что Браге приобрел копию «Gesta Danorum» в Лейпциге в 1563. Знаменитое сочинение «Gesta Danorum» - это история Дании, написанная в XII веке, в котором христианский писатель Саксо Грамматикус (Saxo Grammaticus) смешал воедино историю и мифологию, и таким образом создал важнейший источник сведений о северных верованиях. Эта книга была (как удалось выяснить) не самым известным произведением, и поразительно, что датчанин сумел отыскать ее в Германии. В книге «Властитель Ураниборга», биографии Тихо Браге, Виктор Э. Торен несколько раз делает весьма примечательные отсылки на это событие. Книга Торена главным образом рассказывает о Тихо как о астрономе, однако в процессе биографического повествования можно найти некоторые интересные сведения. Мы уже говорили ранее о Веделе, который на всю свою жизнь стал другом Тихо Браге. Ведель был историком, и на написание истории Дании его вдохновил Йоган Фриис (1494-1570). Торен пишет: «Именно он завещал Веделю незаконченный перевод Саксо Грамматикуса, который в результате был окончен, и явился вкладом Веделя в Датскую историю и культуру». (с. 41, см. также с. 206-207). К несчастью, Торен не сообщает, кому изначально принадлежала эта книга, и кто начал ее перевод. Фактом является то, что Тихо поддерживал действия Веделя и помог ему с покупкой бумаги (которую было совсем не просто достать в те дни), чтобы он смог опубликовать свой перевод после того, как закончил работать над ним в 1575 году. Тихо определенно с сердечной теплотой относился к знаменитому сочинению «Gesta Danorum». Также следует отметить, что в ученый кружок Стина Билля, которого я вкратце коснулся выше, входил также Йенс Билле, который «изучал рунические сочинения и тренировался в осваивании древнего северного алфавита обмениваясь письмами с двумя своими кузинами, Бент Билль и Могенс Гильденштерн». (с. 50) К несчастью, имена кузин слишком распространенны, и сами о самих их персонах совершенно ничего не известно, поэтому невозможно найти больше информации по этому вопросу, однако события эти происходили не позже 1560 года, то есть даже ранее, чем родились «первые исследователи рун» Оле Ворм и Иоганн Буреус. Вероятно, на тот момент существовал небольшой кружок людей, интересующихся руническим письмом, Алхимией и так далее. Очень сложно разыскать что-либо еще касательно этого вопроса.


Тем временем дядя умер от пневмонии, после того, как спас короля, упавшего с моста, ведшего в замок, по своему возвращению с морского сражения со шведами. Когда Тихо возвратился в Данию, все остальные члены его семьи относились к нему крайне недружелюбно. Они относились к нему с презрением за то, что Тихо Браге предавался мечтам, а также обвиняли за то, что он пренебрег обучением праву. Он принял решение возвратиться в Германию и присоединился к неким богатым астрономам-любителям, проживавшим в Аугсбурге. Он убедил их в необходимости точного наблюдения, и (поскольку телескопы еще не были изобретены), и это означало, что понадобятся достаточно большие квадранты для того, чтобы наблюдать за звездами. Им понадобилось двенадцать человек для того, чтобы установить огромный деревянный квадрант , часть круга с радиусом в девятнадцать футов. Так было положено начало точным наблюдениям Браге.


Браге отправился в Виттенберг (где Меланхтон основал свой первый университет), где уже проживал Ведель. Судя по одному из неудачных инциндентов, который произошел в Виттенберге в 1566 году, можно предположить, что Тихо унаследовал от отца импульсивный характер. Тихо вышел из себя в споре с другим студентом о том, кто из них лучше разбирается в математике, в результате была назначена дуэль, и Тихо лишился части своего носа. Утерянная часть была заменена куском сплава из серебра и золота, и Тихо всегда держал при себе табакерку, в которой было немного мази или клейкого состава, который он использовал для того, чтобы протирать нос, вероятно, для того, чтобы этот сплав мог держаться на месте. До скончания своих дней на месте этой недостающей части он носил металлическую вставку. Когда эпидемия принудила студентов уехать из города, Браге отправился в Росток, где его и познакомил с идеями Парацельса (1493-1541) Петер Сёренсен, и Браге восторженно принял эти идеи.


Когда Тихо Браге было двадцать шесть лет, в 1570 году, он возвратился в Данию. Некоторое время он жил вместе со своей семьей, затем вместе со своим дядей.


В 1572 году произошло другое астрономическое событие, изменившее жизнь Тихо. 11 ноября, возвращаясь из алхимической лаборатории своего дяди, Тихо заметил новую звезду в небе, которая сияла ярче Венеры. Он не поверил своим глазам. Он позвал нескольких слуг, а затем и нескольких крестьян, чтобы они заверили его в том, что это было действительно так. Новая звезда была настолько яркой, что ее можно было увидеть при свете дня. Она была видна в течение восемнадцати месяцев. С теологической точки зрения в особенности представлял собой важность вопрос, где именно эта звезда находилась. В верхних слоях атмосферы, то есть в подлунном мире? Если так, в таком случае все было в порядке, поскольку эта подлунная сфера являлась изменчивой и тленной. С другой стороны, если звезда находилась в восьмой сфере, то есть в сфере неподвижных звезд, то есть на краю небес, в таком случае это противоречило аристотелевскому и христианскому догмату, согласно которым эта сфера никогда не подвергалась изменениям от начала Творения, и предполагалось, что она будет неизменной и далее. Местлин в Тубингене и Томас Диггес в Англии, ведущие астрономы, старались вычислить движение новой звезды, но им так и не удалось добиться успеха. Тихо Браге на тот момент только закончил изготовление своего нового секстанта, в конструкцию которого были внесены выгодные изменения. Новая звезда совершенно не перемещалась относительно неподвижных звезд. Она находилась в восьмой сфере. В следующем году Тихо издал подробный отчет относительно его методов и результатов наблюдения. Он несколько сомневался перед тем, как сделать публикацию, поскольку писать книги считалось для дворянина делом недостойным. Точно так же, когда несколько молодых дворян попросили его провести курс по астрономии, он отказался, и изменил свое мнение только тогда, когда сам король попросил его об этом.


К 1575 году Тихо обрел известность по всей Европе и пустился в длительное путешествие, во время которого посетил астрономов во множестве городов. Он решил, что было бы неплохо отправиться в Базель, что в Швейцарии, чарующий и цивилизованный город. Король Фредерик II Датский (чью жизнь спас дядя Тихо Браге), расстроенный тем, что потерял своего лучшего астронома (и астролога), после того, как тщетно предлагал Тихо Браге несколько замков, подарил ему целый остров с белыми утесами, около трех миль в длину, который назывался Вен и находился близ замка Гамлета Эльсинорского. Дания профинансирует постройку обсерватории и замка, а жители островка, которые работали на сорока фермах, расположенных вокруг небольшой деревни, станут подданными Браге. Причина, по которой король столь небольшой страны обладал большими богатствами, состояла в том, что в результате протестантской Реформации все земли и ресурсы расположенных в его королевстве церквей перешли в его владение.


Тихо нанял немецкого архитектора и построил свой Ураниборг (Небесный Замок). Он был окружен квадратной стеной, каждая сторона которой равнялась 250 футам. Его купол был похож на луковицу, как купол Кремля, однако его фасад был похож на фасад итальянского дворца. В замке находились огромные комнаты, в которых находились инструменты, фантастические фрески, также здесь находились устройства для изготовления бумаги и печати, а также алхимическая печь и тюрьма для жителей острова, которые создавали своим поведением проблемы. В библиотеке Тихо установил медный глобус диаметром в пять футов, который он изготовил для себя в Аугсбурге. Это была аккуратно отполированная сфера, и на нем были выгравированы положения звезд.

Новая Звезда Тихо Браге
Квадрант располагался на открытом окне, через которое и проводились наблюдения. Использовалось сразу несколько часов  для того, чтобы фиксировать время наблюдения с наиболее возможной точностью, - наблюдатель и хронометрист работали вместе. Огромное число работников и несколько установок с оборудованием позволяли вести четыре отдельных наблюдения за одним и тем же явлением, что уменьшало вероятность ошибки. Обсерватория была оборудована различными устройствами, - статуями, которые приводились в движение посредством скрытых механизмов, система колоколов, которая позволяла Тихо Браге звонить в одной комнате, вызывая из другой помощников. Обсерваторию постоянно навещали прославленные посетители: принцы, ученые, придворные, и даже король Шотландии Яков VI. Тихо Браге, много уделявший внимания выпивке, устраивал шикарные пиры для своих гостей, во время которых, когда наступала тишина, играл на музыкальных инструментах карлик по имени Джепп, обладавший даром ясновидения, как полагал Тихо Браге. У него также был ручной лось, когда умер однажды ночью, споткнувшись на лестнице после слишком большого количества выпитого пива (и это не выдумка). У Тихо Браге было множество детей, но по датскому закону все они считались незаконорожденными, поскольку его жена была крестьянкой.


Тем временем Тихо ужаснейшим образом нанес оскорбление жителям замка. Он заставлял их работать и доставлять товары, на которые ему не было дано дозволения, и заковывал их в цепи, если они создавали проблемы в этой сфере. К несчастью для Тихо, король Фердинанд умер в 1588 году, от пьянства, о чем было сказано в речи, произнесенной на похоронах Веделем. Новый молодой король, Кристиан IV, написал несколько писем Тихо, на которые так и не получил ответ. Тихо Браге презирал даже повестки в суд и продолжал удерживать в цепях временного владельца замка и всю его семью. Наконец, были предприняты меры по уменьшению средств обеспечения Тихо Браге до более разумных пределов, шли годы, и Тихо начал скучать на своем острове. Поэтому в 1597 году он собрал всю свою семью, помощников и слуг, карлика Джеппа, а также большую часть своего оборудования и начал путешествовать по Европе в поисках нового подходящего места для размещения своей обсерватории. Все инструменты были сделаны так, чтобы их можно было разобрать и перевести, поскольку, как говорил Тихо Браге: «Астроном должен быть космополитом, поскольку нельзя ожидать, чтобы невежественные государственные деятели смогли оценить его услуги».


Единожды, пребывая вне Дании, Тихо решил дать молодому королю второй шанс, и написал ему, что он мог бы изволить вернуться обратно, однако король обязан понять, что условия соглашения должны быть приемлемы для Тихо. Ответ короля можно охарактеризовать следующим выражением: «Забудьте об этом». В течение двух последующих лет он останавливался в нескольких немецких городах, и наконец, в 1599 году, прибыл в Прагу, что в Богемии, где император Рудольф II произвел его в королевские математики, предоставив денежное обеспечение размером в 3 000 флоринов в год, а также подарил Тихо замок, который он выбрал. Здесь он и умер в 1601 году. Его инструменты сохранили, но, в конечном счете, они оказались утеряны.


О причине смерти Тихо Браге существует множество версий.


13 октября 1601 года он присутствовал на пиру, во время которого выпивка лилась через край. По одному из рассказов, Тихо Браге должен был опорожнить свой мочевой пузырь, но посчитал, что было бы невежливо покинуть общий стол. Тем не менее, он сказался больным и был вынужден возвратиться домой. Его мучила лихорадка, головокружение и временные потери сознания. Существуют сведения о том, что, пребывая в лихорадочном бреду, он несколько раз повторял: «Ne frustra vixisse videar» («Возможно, моя жизнь не прошла зря»). 24 октября его семья попрощалась с ним, и он мирно умер. В его честь была совершена пышная похоронная церемония в Тынском храме, который находится в Праге, где и был воздвигнут великолепный памятник в его честь в 1604 году.


Могила, находившаяся на кладбище Тынского храма, была вскрыта в 1901 году. Были опасения по поводу того, что его останки могли перенести в 1620 году, что произошло со всеми другими не-католиками, которых похоронили на этом кладбище. Но могилу Тихо Браге трогать не стали. В могиле лежало два гроба, в которых содержались останки Тихо Браге и его жены, которая умерла в 1604 году. Тихо Браге никогда не упоминал о своей жене, Кирстен Йоргансдаттер, в своих сочинениях или письмах. Вероятно, она была дочерью священника из Кагерода, и, поскольку она была простолюдинкой, ее не считали законной женой Тихо Браге. У Тихо было три сына и пять дочерей. Ни один из родственников Тихо Браге не возвращался на родину в Данию.


Анализ волос Тихо Браге показал высокий уровень содержания ртути. Поэтому было выдвинуто предположение о том, что его отравили. Ртуть использовалась для обшивки золотыми листами инструментов. Тихо и его помощники, должно быть, вдохнули слишком много ртутных паров во время химических экспериментов. Ртуть также являлась ингредиентом во многих лекарственных средствах Тихо Браге. Предположительно все эти факты сыграли свою роль в его смерти. Однако последовавшее через некоторое время проведение анализа волос у современников Тихо Браге, которые, подобно ему, были забальзамированы, показали точно такой же уровень содержания ртути. Эксперты предположили более вероятную версию: возможно, увеличение предстательной железы вызвала смерть Тихо Браге.

Летом 1996 года ученые Лундского Университета взяли на анализ несколько волос Тихо Браге, и установили, что ртуть содержалась внутри них, а не снаружи, что означает, что ртуть прошла через кровь. Вероятно, Тихо Браге принял смертельную дозу ртути за 20 минут до своей кончины. К несчастью, не удалось установить, для чего он это сделал. Либо он хотел вылечить некоторое заболевание, либо же он был отравлен.


Вклад Браге в астрономию внушителен. Он не только спроектировал и соорудил инструменты, но также опробовал их и периодически проверял их точность. Таким образом он произвел революция в области астрономических инструментов. Он также привнес глубокие изменения в астрономическую практику. Приняв во внимание то, что астрономы, бывшие до Браге, довольствовались наблюдением за положениями планет и Луны в определенных важных точках их положения на их орбитах (например, оппозиция, квадратура, нахождение планеты в апогее), Тихо и его помощники наблюдали за этими небесными телами всюду на их орбитах. В результате Тихо отметил множество орбитальных аномалий, о которых ранее было неизвестно. Без этих продолжительных наблюдений, отличающихся беспрецендентной точностью, Кеплер, вероятно, не смог бы выяснить, что планеты движутся по эллиптическим орбитам. Тихо также был первым астрономом, который принимал во внимание атмосферную рефракцию.

Квадрант Тихо Браге
Наблюдения Тихо за новой звездой в 1572 году и за кометой в 1577, а также публикации, в которых рассказывалось о данных феноменах, способствовали установлению того факта, что данные тела находились выше Луны, а также того, что по этой причине небосвод не обладает той неизменностью, о которой говорил Аристотель, в отношении чего философы до сих пор пребывали в полной уверенности. Небесный свод был изменчив, и поэтому аристотелевское разделение между небесной и земной сферами попало под обстрел (см., например, диалог Галилея), и в конечном итоге было отставлено по причине несостоятельности. Далее, если кометы движутся по небосводу, значит, они пролагают свой путь через небосвод. До сих пор считалось, что планеты окружены материальными сферами (раковинами сферической формы), которые плотно удерживают каждую из них. Наблюдения Тихо показали, что это невозможно, поскольку кометы движутся через эти сферы. Для того, чтобы представления об этих сферах перестали бытовать среди ученого общества ушло время с 1575 по 1625 годы.


Когда Тихо разрушил дихотомию между тленным, постоянно изменчивым подлунным миром и совершенными и неизменными небесами, вселенная стала намного более гостеприимна для гелиоцентрической планетарной системы, которую предложил Николай Коперник в 1543 году.


В число главнейших работ Тихо Браге входят «De Nova et Nullius Aevi Memoria Prius Visa Stella» («О новой, никогда ранее невиданной звезда») (Копенгаген, 1573), «De Mundi Aetherei Recentioribus Phaenomenis» («Об общепризнанных феноменах Небесного Мира») (Уранибург, 1588), «Astronomiae Instauratae Mechanica» («Инструменты для возрожденной астрономии») (Вандсбек, 1598; пер. на англ. - Копенгаген, 1946); «Astronomiae Instauratae Progymnasmata» («Вводные упражнения на пути к возрожденной астрономии») (Прага 1602). Его наблюдения не публиковались в течение его жизни. Иоганн Кеплер пользовался ими, однако эти наблюдения оставались собственностью его наследников. Несколько копий в рукописном виде многие годы распространялись по Европе, и очень скверная их версия в печатном виде была выпущена в 1666. В Праге Тихо нанимал Иоганна Кеплера в качестве помощника для того, чтобы он вычислял планетарные орбиты, выводимые из его наблюдений. Кеплер опубликовал «Tabulae Rudolphina» в 1627 году. Благодаря точным наблюдениям Тихо и эллиптической астрономии Кеплера эти таблицы оказались намного более аккуратными, нежели любые из предыдущих.


Помимо сего, Тихо Браге приписывается авторство «Магического Календаря», астрономической таблицы, состоящей из трех частей. Согласно исследованию Рафала Т. Принке, существует три версии этого Календаря. Одна из них - рукописная, носит название Вроцлавского Кодекса, была выполнена примерно в 1582 году, и Принк предполагает, что эта версия была изначальной. Он склоняется, тем не менее, к версии о том, что данная рукопись была выполнена не Тихо Браге, а усердным и старательным компилятором, выпустившим две книги по алхимии, Грошеделем, а ее оформлением занимался Иоганн Теодор де Бри (Johan Theodore de Bry), издатель, услугами которого пользовались такие Розенкрейцеры, как Михаэль Майер и Роберт Фладд.


Как бы там ни было, даже если данный Магический Календарь не имеет отношения к Тихо Браге, мы можем заключить, что он в действительности относился к тому течению, которое предшествовало видимому проявлению Розенкрейцерства в человеческом обществе.


Как мы уже знаем, Тихо Браге был среди тех астрономов, которых поразило явление сверхновой звезды в 1572 году. Среди таковых астрономов был, например, и Томас Диггес, который воспринимал небесную сферу не в ее проявлении на физическом плане, но в качестве тех Небес, о которых говорят богословы. Например, он писал о сфере неподвижных звезд как о «Дворце Величайшего Бога, пристанище избранных, обиталище Ангелов Небесных». И действительно, все астрономы, охваченные этим событием (в том числе и Розенкрейцер Джона Ди) воспринимали вспышку сверхновой 1572 года как явление Всемогущества Божьего. После издания Манифестов это явление сравнивалось с Вифлиемской звездой, ознаменовавшей рождение Иисуса Христа. Именно эта звезда как явление в небесной сфере (или же явление, ниспосланное с Небес) вдохновило проявление Розенкрейцеров в подлунном мире.

Портрет Тихо Браге
То, что это была именно вспышка сверхновой звезды, глубоко символично. Эта вспышка представляет собой завершительный этап эволюции звезды, и на этом этапе та звезда, которая была незаметна на небосклоне, проявляется во всей своей силе взрывного процесса. Центр звезды сжимается и нагревается, а вещество, образующее ее оболочку, отскакивает от центра от возникающей ударной волны. После взрыва при этом образуется либо нейтронная звезда, либо черная дыра, и некоторое время вокруг взорвавшейся звезды пребывают остатки ее оболочки. Мы можем сравнить данный процесс с завершением процесса эволюции человека, которая может завершиться либо Реинтеграцией, либо новым перерождением в материальном плане. При этом весьма здесь важен «центр» человека, то есть его сердце, а внешняя сторона, оболочка, при жаре этого центра и при его сильном действии незамедлительно приводит к взрыву внешней стороны звезды, или оболочки, то есть той ложной индивидуальности, которую приобретает человек в результате своего воплощения на материальном плане. Нейтронная звезда действительно весьма похожа на судьбу Реинтегрированного Адепта: ее вращение порой достигает скорости выше скорости света. Заряженные частицы, движущиеся вдоль линий магнитного поля таковой звезды, способны покидать нейтронную звезду и улетать в бесконечность. Этот процесс весьма напоминает способность Реинтегрированного Адепта и пребывающего в Небесном Обществе Святых воздействовать на материальный план посредством собственных мыслей, которые, согласно Роберту Фладду, подобны той Творящей Мысли, с помощью которой Бог сотворил Вселенную. Вероятно, Томас Диггес был прав в отношении сферы неподвижных звезд, воспринимая ее (однако, не на материальном плане) как «пристанище избранных и обиталище Святых Ангелов». Избранные – и есть Адпеты, достигшие Реинтеграции.


Нет ничего удивительного, по этой причине, в том, что именно вспышка этой сверхновой звезды, названной в честь Тихо Браге, вдохновило проявление на материальном плане Розенкрейцерского Братства. В сфере неподвижных звезд, «пристанище избранных и обиталище Ангелов Святых», не в подлунном мире, вспыхнуло знамение о грядущей Реинтеграции для той части человечества, которая воспримет Розенкрейцерские идеи, которые уже готовы были претвориться в жизнь и найти свое осуществление.


Тихо Браге сравнивал свечение этой звезды с сиянием Венеры, в результате прохождения которой по собственной орбите за восемь лет на небосклоне можно проследить траекторию в виде пятиконечной звезды. Пятиконечная звезда, или Пентаграмма, также является Розой Розенкрейцерства.


Тихо Браге был впечатлен и с радостью воспринял идеи Парацельса, когда они были ему представлены в Лейпциге. Парацельс же предсказывал в своих «Пророчествах» проявление Розенкрейцерского Братства и явление Элиаса Артисты, духа Розенкрейцерства. Браге также занимался Алхимией и стремился к познанию тайн сего мира. Он был космополитом, поскольку не ожидал от королей должной благодарности за свои услуги, и смог найти таковую благодарность только за два года до своей смерти при дворе Рудольфа II, «Герметического императора».


Пожалуй, можно отметить одну особенность того поколения Розенкрейцеров, которые еще не застали Манифестов и только подготавливали эту «Всеобщую Реформацию». Как было сказано о Парацельсе в «Fama Fraternitatis» («Славе Братства»), он читал Книгу M, и вполне преисполнился ее духом, почерпнув многое, но в само Братство так и не вступил, поскольку больше усилий стал тратить на споры со своими оппонентами, хотя мог бы признать их достойными высокой науки, и тогда многому бы их научил. Мы также можем отметить достаточно спорные моменты в биографии Тихо Браге, однако возможно ли было в то время людям в точности воспринять всю Розенкрейцерскую, неизменную и изначальную, традицию, которая только одевает новые одежды, в соответствии с новой эпохой? Вероятно, что нет, поскольку время для того еще не настало. Тем не менее, это было начало цветения Розы, благоухание которой предчувствовал и великий астроном, искатель Тайн Небесных, Тихо Браге.

 

 



Составлено © Eric Midnight, для журнала «Пламенеющая Звезда» № 6,  2012 г.

 

 

 

Back