Jump to content
Sign in to follow this  
Frater Fisidd

Иоаннов день - масонский праздник. "Изида"

Recommended Posts

"Изида" № 11 Август 1911 г. 


Иоаннов день - масонский праздник. 

День 24-го июня. День Св. Ионна крестителя, был главным и общим торжеством для всех свободных каменщиков. Св. Иоанн почитался высоким покровителем ордена свободных каменщиков и летний Иоаннов день был чтим в России одинаково свято и малыми и великими братьями. Святой Иоанн - указатель пути истины, верный путеводитель к свету, потому и наименование Иоанновского масонства было присвоено трем низшим степеням ученика, товарища и мастера, степеням, общим всем масонским системам. В этих трех степенях собственно и заключалась сущность орденского учения - работа над усовершенствованием нравственности. 

С наступлением Иоаннова дня масоны не упускали случая поздравлять друг друга даже в письмах, так например в письме от 21-го июня, известный масон, граф Михаил Юрьевич Горский писал своему другу Сергею Степановичу Ланскому: Поздравляю тебя и наших друзей с наступающим праздником, воспоминающим нам покровителя Иоанна. Дай Боже, чтобы и у нас приготовился путь, который есть водяное крещение или внутреннее слезное. 
Великий орденский праздник сопровождался в торжественных одах, высоким голосом и новопринятые братья и братья высших степеней настраивали свои лиры и особым масонским слогом выражая свои мысли, славословили патрона вольных каменщиков. При торжествовании Иоанна дня, великий мастер, по предписанию ритуала, читал такие произведения братьев, некоторые оды, прочитанные во время празднества, поступали в масонский архив и забывались, но иная, пришедшаяся по мысли братьям включались в списки масонских песен для последующего употребления во время собраний, оды перекладывались на музыку и пелись братьями хором. Но масоны не только воспевали Иоаннов день, они праздновали его по особому ритуалу и во все время существования масонских ложь в России день 24-го июня праздновался с великой торжественностью. Иоаннов день праздновался согласно особому церемониальному обряду торжествования ложи Иоанна. Этот обряд был установлен для того, чтобы день проведен был в работах, в умеренности, в тишине, в благовении, в чистой невинной радости, в веселье духа и любви. Обряд был одинаковым для масонов и всех стран, для всех государств и городов. При моих архивных изысканиях мне удалось найти порядок обряда, каковой был наблюдаем в ложах Нептуна 1812 года, 24 Июня. Этот датированный документ тем более заслуживает внимания. Что ложа Нептуна оффициально числилась возобновленной лишь с 21-го октября 2813 года. Как известно, масонские ложи запрещены императрицею Екатериной 1-й, не смотря на надежды масонов о снятии этого запрета, оно было повторено и Императором Павлом I и императором Александром I. По поступлении их на престол, формальное же разрешение наложи было дано лишь в 1810 году. Однако многие ложи в которых членами состояли ревностные масоны не перерывали совершенно своих работ и собирались вдали от ревнивых глаз властей. Ложа Нептуна по видимому прекращала на время свои работы. Все же многие годы работала в тиши, о чем красноречиво свидетельствуют так названный мною документ, так и тетрадь с масонскими песнями этой ложи на французском языке, где в заголовке сказано, что песни были составлены в 1805 г. на русском языке и переведены на французский язык в 1812 г. Кроме того, сохранилась ода, писанная для ложи Нептуна на Иоаннов день в 1809 г. Конечно свидетельства не многочисленны, но важны ! Скажу кстати несколько слов об истории ложи Нептуна. С 21 октября 1813 года она оффицинально числиться в списках лож, принадлежащих к союзу Великой директориальной ложи Владимира к порядку, но едва только из-за границы появились новые веяния, едва в германии началось преобразование масонства и приступились к уничтожению совершенно излишних высших степеней с тем, чтобы воскресить древне Иоанновское масонство, приспособив его к требованиям времени, как заволновались и братья ложи Нептуна. В России страстным поборником новых идей выступил доктор Е.Е. Эллизен, высоко гуманный человек, о котором и друзья и недруги, кроме хорошего, ничего сказать не могли. 
Он хотел ввести в своей ложе новое масонство, т.е отбросить высшие степени и ограничиться тремя Иоанновскими, он об этом своем намерении написал гроссмейстеру Директориальной ложи, масону старого времени Беберу. С отправкой этого письма начались беспокойства в масонском ордене, Бебер вскоре оставил свой высокий пост, новоизбранный на его место граф В.В Мусинь-Пушкин-Брюс, высказал столь большую терпимость ко всякого рода масонства в своей ложе. Ложа Нептуна тотчас же тоже ввела у себя новую систему трех степеней. Новая система быстро приобрела много сторонников. Однако возникшие распри заставили приверженцев системы высших степеней признать желательность уничтожения великого соблазна и было решено в масонский праздник, Иоаннов день, в который обыкновенно рассматривались важные вопросы, приступить к учреждению нового устава для Директориальной ложи, время между тем было уже упущено и в Иоаннов день 1815 года было постановлено закрыть Директориальную ложу. Четыре ложи. Из коих одна была ложа Нептуна, соединилась для образования новой великой ложи , принявшей наименование Великой ложи Австреи. Как видно, братья не откладывали дела в долгий ящик и не занимались бюрократической проволочкой. Так в нем между прочим говорилось: ныне признано, чтобы вольные каменщики принадлежали к одному из тех вероисповеданий, которые обязывают справедливости , честности, снисходительности и благотворительности к ближнему, какого бы он звания , состояний и исповедания ни был, предоставляя впрочем всякому держаться тех мнений и правил, которые он признает благоразумнейшими. В официальных списках ложи Астреи ложа Нептуна уже числиться в августе 2815 г.  
Князь Гагарин, как посвященный в масонство по шведской системе, мог давать очевидно, патент на утверждение ложи той системы, к которой принадлежал сам между тем, по иностранным источникам. Ложа Нептуна работала и по елагинской ( Английской ) системе. Значит ложа Нептуна возникла еще до получения ею патента от Гагарина, т.е до 1779 г. А так как ложи по английской системе стали работать в Петербурге с 1770 г. то ложа Нептуна могла возникнуть уже в это время. 
Но не противоречило бы историческим данным предположение, что ложа Нептуна была тою первою масонскою ложею, которая, согласно масонскому преданию, по воле Петра Великого, была открыта в Кронштадте. Основанием к подобному предположению могут служить следующие соображения. Во-первых, великий преобразователь страстно любил море, и не было бы ничего удивительного, По масонскому преданию, во время заграничного путешествия, Петр Великий с Лефортом были посвящены в орден храма. Замечается удивительное совпадете между тем, что апостол Андрей почитается масонами шотландских лож их покровителем, а первый русский орден был орден св. Андрея, и в русском флоте до сих пор состоит андреевский флаг. Наконец в старейшей ложе русских масонов, известной у масонов под термином летописной, встречается такая строфа, относящаяся к Петру Великому: 
Норд во мраке погруженный Пребыл бы еще до днесь. Если б час для всех блаженный Не вместил героя здесь. Петр, подобно Геркулесу, суеверия завесу. 
Однако, вернемся к празднованию Иоанова дня в государствах, где масонство не только разрешилось правительством, но где ложи в числе своих членов насчитывали особ царствующего дома где на масонский орден смотрели едва ли не как на государственное учреждение, там священный для масонов день Иоанова праздновался с большой пышностью и со многими церемониями. Ритуал, вообще, предписывал соблюдать все церемонии, какие выполнить можно будет, а церемоний было много, празднование продолжалось целый день с самого утра, все братья всех находящихся в данном месте лож должны были собраться в церковь, где богослужение совершал священник-масон; и священник, и все братья обязаны были одевать на Иоанов день свои орденские одежды. По совершении богослужения масоны торжественной процессией шли в доме, где должно было совершаться дальнейшее празднование; все братья шли парами, братья младших лож впереди; пение масонских гимнов оглашало воздух; во главе процессии выступал великий мастер; процессия производила большое впечатление: орденские одеяния братьев высших степеней были роскошны, украшения сверкали драгоценными каменьями, напевы гимнов были печальны, напоминая наши лютеранские хоралы: они как—то особенно вдохновенно звучали под открытым небом, петые сотнями голосов. Кронштадт едва ли видел столь пышную процессию. „Порядок обряда" ничего не напоминает о таком церемониальном выходе в нем значится лишь, что братья после литургии, в десять часов утра, собирались в ложу, одетые во все знаки и украшения, в орденских одеждах. 
Причудливы масонские одежды: простые кожаные запоны учеников и товарищей Иоанновских лож привлекают взор только своей белизной. Богат и мрачен убор учеников и товарищей шотландских лож; и дорогое шитье серебром на них изображает символ смерти—череп и кости; из серебра же и мертвая голова на костях, привешенная на черной с белым ленте на шее; но не мрачен и не прост наряд Иоанновских и шотландских мастеров: он сверкает золотом, лазурью, пурпуром. Разнообразны драгоценные знаки; серебряные и золотые циркуля, лопаточки, наугольники, треугольники. солнца, звезды, кресты, кинжалы, секиры, повешенные на черных, голубых, красных, зеленых лечтах. Значки лож пестреют в петличках; знаки степеней и занимаемых по ложам должностей одевались на лентах через плечо и на шею. Братья ложи Нептуна, подобно братьям некоторых других лож, накидывали на плечи епанчи. Обряд начинался с открытия мастерской ложи, где в присутствии братьев мастеров великий мастер произносил речь, которою ложа мастерской степени закрывалась, и братья— мастера, сняв епанчи, попарно переходили в ученическую ложу в предшествии обрядоначальника и в сопровождении наместного мастера, который занимал затем в ученической ложе место великого мастера до прибытия процессии, образованной из великого мастера и чиновников ложи т. е. второго наместного мастера, надзирателей, ритора, секретаря и казначея; все эти братья несли масонские регалии: великий мастер—подушку с Евангелием. второй наместный мастер—подушку с молотком, первый надзиратель—подушку с циркулем, второй надзиратель— подушку с наугольником, ритор — меч, секретарь—акты, казначей—печать, обрядоначальник—жезл. Процессия приближается к дверям ложи, и здесь совершается обряд „ударений и возгласов". Каков был этот обряд в ложе Нептуна неизвестно; в великой же провинциальной ложе. Например, подойдя к дверям, великий мастер стучит молотком—два раза подряд и через промежуток один раз; стражи отворяют двери, и наместный мастер спрашивает: „кто там*?" На это следует ответ: „истинные братья и рыцари свободные каменщики", a затем великий мастер продолжает: „врата храма да будут нам отверсты любовью вашею: каждый из нас приходит в оные с тем, чтобы побеждать свои желания. покорять свою волю и успевать в большем познании науки свободных каменщиков". Наместный мастер ответствует: «с сердечной радостью приемлем вас и отверзаем вам врата, да видите в оные. все благие силы да сопровождают вас* и да торжествуют с нами в сей великий день. Звуки музыки оглашают ложу, и раздается первый куплет известной ритуальной песни: 
О братство, дружбой сопряженно. Будь в веки славно и блаженно. Мастерская ложа отличалась от ученической своим убранством; в мастерской ложе могли присутствовать только мастера и масоны, имевшие более высокие степени; масоны же низших степеней туда не допускались. Процессия входит в ложу и подходит к жертвеннику музыка умолкает. Начинается обряд трех путешествий к «свету, жизни и слову»—от востока через север. запад и юг. При путешествиях следуют братья в таком порядке: впереди — обрядоначальник. Затем попарно секретарь и казначей, первый и второй надзиратели; замыкают путешествие великий мастер во время путешествий поется, по куплетам, продолжение песни „О братство, дружбой сопряженно". При третьем путешествии братья чиновники идут от запада прямо через север к востоку, a другие братья образуют из своих шпаг так называемый „железный свод", под которым проходит процессия. Чиновники занимают свои места и распределяют регалии по своим местам великий мастер ударяет трижды по жертвеннику; надзиратели эти удары повторяют по шпагам, которые у них прикреплены на бедрах; прочее братья отвечают троекратным рукоплесканием по три удара открывается ученическая ложа обыкновенным порядком. При соблюдении порядка открытия ложи начинает говорить великий мастер. Как любезный хозяин он сперва приветствует гостей-посетителей, а затем произносит речь на тему о значении торжества Иоанного дня. После мастер дает слово ритору. Нередко речей было очень много: говорили и братья надзиратели и желающие братья. Однако это не были экспромты-речи проходили как бы масонскую цензуру, отправляясь заблаговременно на просмотр великого мастера. Цензура касалась только запрещения затрагивать личности и делать неясные порочащие намеки на кого-либо или вступать в какие –либо пререкания. Обычно подобными речами в Иоанов день взывали о важности празднования этого торжества, о достоинствах покровителя святого Иоанна, о значении гласа вопиющего в пустыне, об истинном покаянии, о любви к ближнему и необходимости ей выражаться делами милосердия. Нередко такие речи громили пороки тогдашнего общества. Громился беспощадно и малый и великий мира сего. Затем великий мастер произносил стихотворение на празднуемый день. Известно стихотворение,произнесенное в ложи Нептуна в 1809 году и сочиненное Павлом Голенищевым-Кутузовым,служившим во флоте.Одновременно о состоял адьютантом у адмирала Грейга и вероятно принимал в 18 веке участие в массонских работах ложи Нептуна,мастером стула,который был Грейг. 
После произнесения стихотворения ложа закрывалась обыкновенным порядком,после чего братья не расходились по домам,а присутствовали за обедом у великого мастера,проходившим без обрядов. После обеда по предписанию следовало гуляние братьев в саду и в тенистых аллеях.Наконец в десятом часу вечера братья облачались в орденские одежды и день св. Иоанна завершался блестящей столовой ложей с масонскими обрядами. Столовая ложа в этот день по предписаниям должна быть непременно с музыкой и закрывалась в самую полночь. Она называется торжественной,а из масонских правил для столовых видно, что торжественная столовая ложа бывает два раза в году-24 июня она обязательна для всех ложь и затем в день основания каждой ложи в отдельности. При торжественной вечерней ложе дозволялось правилами употреблять не более 5 блюд, а вина не более бутылки на брата: при дневной же торжественной ложе допускалось 7 блюд. 
Столовая ложа в Иоановский день начиналась с молитвы,после которой следовало пение назначенной масонской песни. 

"Отец любви,мировой строитель. 
Услышь смиренный глас рабов, 
Будь нашим наставником, оживителем. 
Будь нам помощником и покровителем. 
Пронзи нас истиной святой. 
Да дышим и живем тобой." 

Эта песня пелась на мотив «Коль славен». Затем следовал ряд здравниц, которых во время торжественной ложи произносилось десять: За государя Императора, за Великую ложу, За мастера ложи, за соединенные ложи, т.е за принадлежащие к той же системе. За надзирателей и офицеров ложи В одном ритуале ложи союза Астреика сказано, что в торжественных случаях «стреляют три здоровья-в честь Великой ложи Астреи), принятого брата(или последнего принятого).За всех гостей, за всех членов ложи и всех братьев, разбросанных по всей вселенной. Как видно, здравницы, за исключением первого поста, имели корпоративно-массонскую окраску. Любопытно,что в ложи Лабзина в Иоанов день произносился тост в честь душ братьев, отошедших из сей жизни в вечность. После каждой здравницы могла быть спета соответствующая песня. 
Перед последней здравницей великий мастер может наставлять братьев поучительными разговорами или чтением к сему приличным или же другой какой либо брат может читать наставительные поучения. В честь братьев разбросанных по земном шару была составлена особая песня. Перед последней строкой этой песни братья составляли «Массонскую пыль» и за тем пелся последний куплет: 
Небес идя любовь! О сладость несравненна тобою наша зыбь да будет во век сопряжена. 
Да в самых небесах вкушаем мы твой плод. 
Да так в одной цепи согласно воспеваниям –познайте, о друзья, всю цену сих работ. Которые здесь совершаем! 
Ложа заканчивается сбором денежных сумм на благотворительность. 
Паче всего любовь к благотворению да согреет твое сердце-читаем в каменщинских правилах. 
И этому правилу следовали братья: масонская благотворительность была главным проявление деятельности масонов в жизни и осуществлялась ими в самых разнообразных формах. Естественно, что торжественный Иоанов день не мог проходить без следа для масонской благотворительности. В ложе Елизаветы к добродетели была произнесена речь, где оратор говорил профанские празники бывают великолепными, но скучны ибо ничего себе не оставляют. 
В законах ложи св.Иоанн а читаем: издревле установлено, чтобы каждый свободный каменщик платил червонец в день Св Иоанна Крестителя,24 июня. Вместо червонца каждый член платит пять рублей ассигнований. От этого платежа не один из членов не освобождается, как гласит массонское правило. Существовал даже особый термин-Иоановский червонец. По денежным отчетам видно, что в день Иоанна приток пожертвований в кружку для бедных был особенно щедр. 
В этот же день, так сказать, подводился итог годовой деятельности данной ложи и читались разнообразные годовые отчеты. Казначей оглашал денежный отчет-секретарь-отчет. О числе собраний бывших в истекшем году. Был еще обычай среди массонов приносить в Иоанов день покаяние. В 1820 году в своей ложе «Умирающего сфинкса» говорил: Верный путеводитель к свету есть посланный от Бога святой Иоанн Предтеча, чей день рождения как покровителя нашего торжественно празднуют все братья свободные каменщики. Его учение указывает путь к свету, главнейшее состоит в этих словах его- покайтесь и сотворите плоды достойного покаяния, приблизится Царствие Божье и мы этим торжественным образом можем ознаменовать единство сердечное покаянием нашим. За подобными речами следовало взаимное испрошение прощений, великий мастер просил прощения у братьев, которые просили прощения у братьев, которые в свою очередь просили прощение у великого мастера через местного мастера, не имея права по масонским правилам, на непосредственное обращение к великому мастеру. Иногда в этот же Иоанов день,братья,воспользовавшиеся благодаяниями ордена, делали о том публичные заявления, некоторые же кроме того, публично же признавались в той нравственной перемене, которую произвело в них орденское учение и порою вдаваясь в большие подробности,как бы увлекаясь самобичеванием. В этом странном на первый взгляд,обычае нет ничего странного и экстраординарного для масонов.Нельзя упускать из виду,что масоны должны были представлять в ложу правдивые и чистосердечные свои биографии,поступающие для дальнейшего хранения в масонский архив.Эти биографии служили по смерти брата материалом для надгробной о нем речи в траурный день,где как бы совершалась оценка всей его жизни. Публичная биография исповеди масона являлась лишь некоторым видоизменением его автобиографии. 
Уже стемнело и солнце зашло,но багровая заря белой ночи пылает на горизонте.Я сижу на балконе у матери с пером в руках и думаю,почему здесь так прекрасно,но в тоже время так грустно почему то.Золотисто красная струна моря так меланхолично и задумчиво медленно набегает на берег и шепчет что-то невнятно и таинственно.Мне кажется снова,что эти северные волны говорят какую-то старую,печальную сказку,забытую в веках,сказку любви моей-ее нет и не будет здесь,но мы принесли тебе о ней весть:она стоит на берегу этого же моря,около древнего города Риги и смотрит в даль.Но она тебя не любит и забыла давно.Как тогда,глаза ее печально улыбаются светозеленым аквамарином наших струн,как тогда,две золотистые косы спадают с плеч. Вдыхай его и ты узнаешь аромат ее благоухающего тела,но она тебя не любит и забыла давно.Как тогда,солнце садится и ласкает нас и далекие верхушки деревьев последними лучами,а из-за темного леса несется грустный перезвон старых колоколов. Наши сестры-волны играют у ее ног алмазными брызгами,а ветер целует ее в алые уста,раздвигая пряди кудрей. Она думает и молчит,но мы не знаем ее мыслей,глаза ее полуопущены,а руки сложены на коленях,она смотрит в широкий кругозор открытого моря…Но тебя она не любит и забыла давно. 
А мы знаем тебя,ты ее любил когда то уже в веках,когда еще дикие норманы грабили берега и в непроходимых лесах водились злые туры.Повелитель Альберт,которому ты служил,пересекал на кораблях наше непокорное море и прибрежные жители Германии завидовали на седьмой день страшное оружие норманов: они сожгли деревни и родные нивы,а сами заперлись в башнях черной крепости,чтобы ничего не досталось врагу.Но смелый Альберт высадился на берег и взял штурмом город.Богатая добыча досталась норманам-золото,серебро и девушки.Ты храбрый Алерих, начальник! Драгоценные камни,дорогие материи,золото и серебро ты получил.Но не взял ты ничего ,а пошел к Альберту и сказал –Повелитель седых морей и грозных бурь! Мне не надо самоцветных камней,их достаточно на дне океана.Довольно всего у меня и славен я богатством,позволь мне лучше взять из пленных одну девушку,станом гибкую,как шотландский тростник,с глазами голубыми ,как бирюзовое море и кудрями,как лучи живительного солнца.Она заменит мне блеск камней,дорогую парчу и сверкание металла.Хорошо-сказал повелитель и усмехнулся: тогда это была награда солдату. И ты взял и увез ее.Но дикая и боязливая,как лань,скучала и томилась-Ты убил отца моего,а братьев продал в рабство-говорила она.Ты сжег родной город и разорил мою страну,я не люблю тебя,жестокий Алерих. Но ты любил ее хотя со всеми был суров и не преклонен,но всегда ласкал ее и был с ней нежен.Мы знаем,шептали войны,тогда,вдруг она полюбила тебя и покорилась твоей железной воле.Но чувствую тоски по родным по родным берегам,покинутыми в туманной дымке утерянного солнца,не оставляло ее и она скучала в длинных набегах.Это чувство минутами разрасталось в страсть и тогда она ненавидела тебя и все окружение.И вот долго мучалась она, скитаясь как ты, морской волной по пустыным морям и ее все больше тянуло на берег,в леса и поля,где мирно жило ее племя. 
Она говорила тебе-Уйдем ко мне на родину,я тоскую и мучаюсь.Я не могу больше жить так.Там же на востоке мы будем счастливее.Я отдам тебе свою любовь.Уйдем же! Но тебя соединяла с товарищами страшная клятва,которую ты произнес когда то давно перед восходящим солнцем и ты не мог.Ты не пожертвовал собою ради нее.Ты говорил ей ласково-мы останемся на нашем корабле,неужели тебе не весело,смотри,как свежий ветер надувает белый парус,как белеет оружие и медные шлемы на солнце и как плывут облака по голубому небу. Я научу тебя песням скальдов,научу понимать говор волн и шелест ветра. Ты будешь знать непреклонное суровое море,признаки бури и урагана,подводные скалы и мели и темные опасные водовороты. И тебе будет весело,останемся здесь.Но она не осталась.В бурную ночь,когда корабль твой качало и ветер рыдал и рвал паруса,ей стало так тоскливо и скучно,что она бросилась на колени и стала молиться: О Великие и всемогущие боги!Звала она « Сжальтесь надо мною и услышьте мольбы мои.Я не знаю древних заклинаний судеб и таинственные знаки рук не знакомы мне,но сердце и душа моя зовут Вас и стремятся к Вам.Я одинокая на этом свете, скитаюсь по морям и нет у меня родины,как у шумящего ветра. 
Нет у меня близкого человека,отца убили норманы,мать умерла в плену,любимый же Алерих не понимает моих страданий и сердце его суровое не сожмется ко мне в жалости.О Великие и Всемогущие Боги, возбмите и унесите меня на сожженные берега моей родины или потопите тело мое в пучине этого моря.Жизнь моя разбита и нет у меня счастья,как нет звезд в эту страшную ночь. Молилась она,так звала,но бушующий ураган заглушал ее,он злобно рыдал и рвал паруса.Долго без движения лежала она и ждала чего то,но по прежнему стонал ветер и тоскливо свистал в верху. Уже был виден свет зари сквозь черное небо,когда в иступлении она бросилась в море и утонула. Мы приняли ее нежное тело в свои холодные объятия.Мы обнажили ее белую грудь,размели золотистые кудри и похоронили на дне океана.Там в холодной пучине лежит она под скалой,поросшей кораллами. А душа ее поднялась в горные страны.Ты горевал по ней,стремился немногим пережить ее. В набеге ты погиб от удара храброго испанца.Душа твоя понеслась над пенистым морем,а седой морской дух норманов старый и вечный как мир сказал тебе-Ты любил ее так сильно и свято,что новые перерождения не сотрут твою страсть к ней и ты будешь искать ее в поисках и находить ее в жизнях.Но она до тех пор не полюбит тебя и не будет принадлежать тебе душой,пока ты не познаешь страдания. Ищи же ее,я дал тебе признак ее существа,хотя ты и сам будешь чувствовать ее. В следующую жизнь облик ее останется почти не изменным, но глаза станут зелеными,как это море,в котором она умерла.Ищи же ее-сказал дух и пронесся дальше-Ты нашел ее,шептали тихо волны,но она тебя не любит и забыла давно: ты не знаешь,что значит страдать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

Контакты

 

 

ПРАВА



При копировании любой информации с сайта Teurgia.Org, обязательна ссылка на оригинальную публикацию с указанием автора и/или переводчика статьи.

Powered by Invision Community

Поддержать

Портал Teurgia.Org осуществляет свою деятельность, помимо личных финансовых вложений администрации, благодаря поддержке читателей. Поддержите проект, чтобы он продолжал развиваться.

Мы в Facebook


  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
  • Telegram
  • © Teurgia.Org 2009-2019. All rights reserved.

    Powered by Invision Community

    ×
    ×
    • Create New...