Jump to content
Sign in to follow this  
Baal Hiram

История Ордена Розенкрейцеров, Свиток №XVI

Recommended Posts

ИСТОРИЯ ОРДЕНА РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ

Достопочтеннейший Брат N.O.M. (У.У. Уэсткотт)

 

 

Часть Ритуала 5—6, посвященная истории Ордена R.C., начинается следующими словами: «Знай же, о Соискатель, что Мистерии Розы и Креста возникли в незапамятные времена и что обряды эти исполнялись и мудрость эта преподносилась посвященным и в Египте, и в Элевсине, и на Самофракии, и в Персии, и среди халдеев, и в Индии, и во многих других странах древности. История введения этих мистерий в средневековой Европе дошла до нас в таком виде…»

Изречение это обращено, в сущности, ко всем посвященным степени 5—6, поскольку они, находясь, в сущности, лишь на пороге серьезных оккультных занятий и подлинного развития в этой области, тем не менее, уже способны оценить по достоинству, какая сила и мастерство потребовались для объединения всех этих мистических учений и сколь красноречиво свидетельствует единство розенкрейцерской системы о Мудрости ее создателей.

 

Особый интерес для нас представляет «история введения этих мистерий в средневековой Европе». Христиан Розенкрейц — поистине великая личность, с которой связаны самые романтические предания средневекового оккультизма. Настоящее имя этого выдающегося деятеля история не сохранила (очевидно, Христиан Розенкрейц — это его мистический псевдоним).

 

Срок его жизни в физическом воплощении составил 106 лет — с 1378 по 1484 гг., а его трудам и свершениям мы обязаны великой реформации в мире западного оккультизма. Воспламененный благородной целью и воодушевленный божественными энергиями, он устремился к идеалу жизни ради оккультного блага. Если бы мир остался в неведении о его личности, для него это не значило бы ровным счетом ничего, ибо единственно важной целью для него был прогресс западного оккультизма, и по мере дальнейшего изложения его биографии вы сможете оценить, насколько существен именно этот факт. Молодые годы Христиан Розенкрейц посвятил образованию — научному и оккультному, после чего прошел ряд посвящений в нескольких местах за пределами Европы — там, «где существовали Храмы нашего Ордена». Так было заложено основание, на котором впоследствии воздвиглось более обширное здание практического оккультизма. Избрав троих Братьев, разделивших его труды и заботы, Христиан Розенкрейц учредил наше Братство в Европе. С основными направлениями их последующей деятельности вы уже знакомы в общих чертах, и достаточно будет сказать, что к тому времени, когда Основатель наш «вошел в свою усыпальницу», труд его был завершен, а потому все мы находимся перед ним в неоплатном долгу.

 

В истории Ордена Розенкрейцеров выделяется три важные эпохи: первая — время жизни Христиана Розенкрейца, скончавшегося незадолго до начала протестантской Реформации; вторая — 120 лет безмолвия и тайны, продлившиеся с 1484 по 1604 гг., и третья — период, последовавший за ними и за упомянутой Реформацией. Открытие Усыпальницы, положившее начало этому заключительному периоду, создало историческую основу для последующей публикации трактата «Fama Fraternitas» — «Слава Братства, или Откровение Братства высокочтимого Ордена Розы и Креста», — датированного 1610-м годом, но увидевшего свет в 1614 году в Касселе. О том, с каким пристальным интересом и волнением восприняли это событие и какое огромное впечатление оказало оно на образованные круги того времени, можно судить хотя бы по тому факту, что в Берлинском музее хранится не менее 600 трактатов с рассуждениями — где благосклонными, где неблагожелательными — на тему мистического Братства, о котором поведала миру «Fama Fraternitas». Таким образом, внимание широкой общественности впервые обратилось на Орден в 1614 году, и на предложение, выдвинутое в «Fama Fraternitas», откликнулись многие тысячи; однако те, кто был допущен в Орден, обязались хранить молчание о приеме в его ряды, а большинство из тех, кто не получил ответа на просьбу о допуске, сочли все произошедшее обычной мистификацией .

 

По здравом размышлении очевидно, что церемонии и строение ритуалов, равно как и наставления для посвященных Второго Ордена в нынешней его форме, не могут быть совершенно тождественны тем, которые использовались в Ордене до открытия Усыпальницы, поскольку основу символики степени 5—6 составляет именно открытие Усыпальницы Христиана Розенкрейца. Принимая это во внимание, отметим, однако, что две предшествующие эпохи в истории Ордена могут быть соотнесены с двумя последующими степенями — 6—5 и 7—4 соответственно. Первая из упомянутых степеней, символика которой связана со смертью и торжественным безмолвием, соотносится с периодом молчания и тайны, окутавших личность нашего Основателя на сто двадцать лет, и основное ее состояние можно охарактеризовать как молчаливое накопление и осмысление знаний. Вторая же, степень Свободного Адепта, соотносится с возвышенным саном и великими свершениями самого Основателя Розенкрейцерского Ордена — Ордена, ставшего новым носителем традиций той Оккультной философии, или Религии Мудрости, которые, вне всякого сомнения, не прерывались ни на мгновение с тех самых пор, как разум человеческий обрел способность постигать Божественные истины.

 

Сопоставляя эзотерическое предание, изложенное в «Fama Fraternitas», с теми сведениями, что сообщаются Соискателю в нашем Ритуале 5—6, мы обнаруживаем несколько важных точек расхождения и несоответствий между двумя этими версиями. Это объясняется тем, что «Слава Братства» была обращена к широкой публике, а потому авторы ее не могли обнародовать вполне правдивый рассказ о происшедшем. Вот несколько примеров «неточностей», допущенных в «Fama Fraternitas»: в описании Усыпальницы утверждается: «Все это ярко сверкало, как семь сторон и два семиугольника…», и далее: «Каждая сторона, или стена, разделена на десять квадратов, в каждом из которых начертано по несколько символов и изречений…». Более того, говорится, будто в «каждой стороне, или стене» имелась дверь в хранилище, а в хранилищах этих лежали различные вещи и книги, среди которых обнаружился словарь Парацельса, — что, по всей видимости, не может быть правдой, поскольку годы жизни Парацельса, 1493—1541, приходятся как раз на 120-летний период сокрытия. Столь очевидная ошибка была включена в текст преднамеренно, дабы отвлечь внимание поверхностных критиков: скептически настроенный критик едва ли способен стать настоящим оккультистом, и, дабы оградить себя от подобных особ, Братство в мудрости своей дало разрешение на публикацию трактата с такой явной ошибкой, которая сразу бросается в глаза — и отбивает у скептиков всякую охоту добиваться приема в Орден. Напомним, кстати, что «Слава Братства» была официальным манифестом, санкцию на издание которого дали Братья, в то время возглавлявшие Орден. Позднее — в связи с большим ажиотажем, вызванным этой публикацией, и, в первую очередь, для опровержения обвинений в том, что принципы Ордена подрывают устои истинной христианской веры, — этот манифест, опубликованный под именем Валентина Андреэ, был с дозволения Братства дополнен (в 1615 году) еще одним — «Confessio Fraternitatis», «Исповедание Братства Розы и Креста, составленное для уведомления всех ученых мужей Европы». В предуведомлении к этому манифесту утверждалось, что «великодушному читателю» будут предъявлены в нем «тридцать семь причин, изъясняющих наши цели и намерения, каковые, по усмотрению своему, он может отыскать и сопоставить между собой, дабы самолично затем рассудить, довольно ли оных, чтобы привлечь его благосклонное внимание». Проблема, однако, в том, что даже при самом тщательном изучении текста «Confessio» не обнаруживается ни обещанных тридцати семи причин, ни каких-либо слов, которые, будучи записаны еврейскими буквами, соответствовали бы этому числу и могли бы обладать неким тайным значением. И только при помощи темуры удается выявить два таких значимых слова, а именно: LHB = 30+5+2 (Пламя, Lux, Свет, Озарение) и LGD = 30+3+4 («для Братства» или «для воинства»).

 

В «Fama Fraternitas» содержится еще одно упоминание о Парацельсе, представляющее подлинный интерес: говорится, что, «хотя он и не принадлежал к нашему Братству, но Книгу М прилежно прочел, и ею воспламенился его острый разум». Учителями Парацельса были Иоганн Тритемий, аббат Шпонхаймский, а позднее Вюрцбургский , и Соломон Трисмосен ; он совершил путешествие на Восток, где был захвачен в плен татарами (ср. с посвящением Е.П.Б[лаватской] в Тибете; Парацельс не был розенкрейцером, но учение, которое ему преподали, весьма близко к розенкрейцерскому, — он нашел на Востоке другой Храм, принадлежавший к родственной традиции), и там прошел посвящение; более того, утверждают, что в Константинополе он получил Камень от некоего Сигизмунда Фуггера .

 

Несмотря на некоторые неточности, «Слава Братства» сообщает немало подробностей, дающих обильную пищу для размышлений. Например, утверждается, что в одном из хранилищ, обнаруженных в Усыпальнице, содержались «зеркала различных свойств, а в других — колокольчики, горящие лампады и преудивительные искусные песнопения». Несомненно, последние суть то, что на Востоке именуется мантрами, — произносящиеся с особой вибрацией божественные имена.

Последней из значительных розенкрейцерских публикаций стало в высшей степени интересное произведение под названием «Химическая свадьба», которое также вызвало немало споров и разногласий. Случайному и невнимательному читателю это сочинение покажется совершенно непонятным, однако в действительности оно представляет собой глубокую аллегорию, проникнуть в смысл которой возможно лишь путем великого напряжения умственных сил. Все, что можно сказать о ней посвященным этой ступени, — «Случается, что свет нисходит на ученика нежданно». Опубликована эта книга была в 1616 году, через год после выхода «Confessio Fraternitatis».

 

Следует упомянуть, что английский перевод «Славы Братства» выполнил Евгений Филалет (Томас Воган) в 1652 году в Лондоне; в то время он был Верховным Магом Англии, или, в нашей терминологии, Верховным Адептом.

 

В заключение остается добавить, что, при всем интересе, который для каждого члена степени 5—6 Второго Ордена представляют все эти исторические подробности, сами по себе они далеко не так важны, как связанная с ними мистическая символика. Число 120, как явствует из самого Ритуала 5—6, имеет и другие важные соответствия. Таково число правителей, коих поставил над своим царством Дарий, — а Даниил был магом среди халдеев; другое указание на смысл этого числа содержится в дальнейшем объяснении о том, как оно образуется .

 

В Ритуале степени 5—6 особое внимание уделяется символике цветов радуги — самого явного и очевидного спектра цветов. Степень же 6—5 для многих из нас представляет большой интерес тем, что цветовая шкала ее — иная. Степень 7—4 соотносится с периодом еще более давним и обладает еще более глубокой и таинственной символикой.

 

 

Дополнительные замечания

 

Весьма желательно, чтобы при встречах между нашими Братьями сохранялась старинная форма приветствия, а именно, чтобы один при встрече приветствовал другого словами «Ave Frater», тот бы отвечал ему: «Roseae Rubeae», — а первый в завершение произносил бы: «et Aureae Crucis».

В старину также соблюдался обычай, согласно которому после обмена приветствиями один из Братьев говорил другому: «Benedictus Dominus Deus Noster» , а второй отвечал: «Qui dedit nobis hoc Signum» , показывая при этом свой Крест или Печать . Это следовало выполнять при всякой встрече по официальному поводу, в особенности между Братьями, мало знакомыми друг с другом.

 

Подобным же образом при прощании желательно использовать старинное выражение «Vale» , присовокупляя к ней «Sub umbra alarum tuarum, Jehovah!» .

(Жезл, который будет направлять и оберегать вас при восхождении на Гору, — это Посох Гермеса, обвитый египетскими Змеями-близнецами и осененный крыльями Бины и Хокмы, между которыми покоится священный Алмаз, венчающий Корону Кетер. «Sub umbra alarum tuarum», под лучами духовного Понимания, исходящими из Божественной Мудрости, вам и впрямь будет нечего страшиться: смело ступайте вперед под защитой Высоких и Священных Сил, в совокупности своей заключенных в великом имени IHVH.)

 

Соблюдение этих обычаев непосредственно способствует поддержанию той духовной связи, которая во все времена соединяла между собой членов нашего Древнего и Досточтимого Ордена, — поэтому не следует полагать, что это всего лишь пустая формальность.

 

На обороте же Книги, кою держал в руке Основатель, были начертаны прекрасные изречения на латыни в память о Брате C.R.C, нашем первообразе. И первое из них таково:

 

«Granum pectoru IHSHVH insitum» — «Зерно (или семя) посеянное (или посаженное) в сердце Иисуса».

Изношенное физическое тело сброшено, и из него высвободилась Духовная сущность, которая будет впредь обитать в теле духовном (по словам святого Павла ) — если не потребуется от нее вновь облечься плотью и сойти в этот мир, дабы снова наставлять и направлять других на путь истинный.

Заключительные же слова этой латинской надписи таковы:

«Pater dilectissimus» — «Наилюбимейший отец!»

«Frater suavissimus» — «Наилюбезнейший брат!»

«Preceptor fidelissimus» — «Наивернейший наставник!»

«Amicus integerimus» — «Наикрепчайший друг!»

Воистину, надо всю свою жизнь посвятить помощи людям и наставлению учеников, чтобы удостоиться подобной эпитафии!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

Контакты

 

 

ПРАВА



При копировании любой информации с сайта Teurgia.Org, обязательна ссылка на оригинальную публикацию с указанием автора и/или переводчика статьи.

Powered by Invision Community

Поддержать

Портал Teurgia.Org осуществляет свою деятельность, помимо личных финансовых вложений администрации, благодаря поддержке читателей. Поддержите проект, чтобы он продолжал развиваться.

Мы в Facebook


  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
  • Telegram
  • © Teurgia.Org 2009-2019. All rights reserved.

    Powered by Invision Community

    ×
    ×
    • Create New...