Первая часть, Четвертая Глава, Великая Французская Ложа — Жан-Мари Рагон

Первая часть, Четвертая Глава, Великая Французская Ложа — Жан-Мари Рагон

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

 

МАСОНСКАЯ ОРТОДОКСИЯ

 

 Глава IV

 

ВЕЛИКАЯ ЛОЖА ФРАНЦИИ



1756 год. Масонство, кроме прискорбных раздоров, продолжает испытывать сильные покушения на уничтожение: оно наводнено обрядовыми системами и иностранными и местными степенями, основой которых были ложь или отмщение и неизвестное большинству происхождение. Французское пристрастие к новизне делает популярными на определенное время эти шарлатанские произведения, являвшиеся масонскими только по форме. В надежде остановить это пагубное влияние Великая Ложа, несмотря на состояние оцепенения, куда ее низвергла администрация Лакорна, осуществляет торжественный отказ от названия Великой Английской Ложи Франции, чтобы взять и носить единственное имя ВЕЛИКОЙ ЛОЖИ ФРАНЦИИ.

Это изменение названия ничего не прибавило к господству Великой Ложи и не принесло никакого улучшения критической ситуации Масонства. Независимость и происки беспокойных масонов (группировки Лакорна и других сообществ) продолжаются. Они создают мастеров ложи в Париже и в провинциях; они основывают капитулы, советы и трибуналы, которые, со своей стороны, устанавливают тоже ложи и капитулы, различные и смутные творения, которых невозможно ни описать в истории, ни даже дать их номенклатуру, поскольку не было еще никакого регулярного реестра в этих разнообразных ассоциациях, и сама Великая Ложа не составляла точно протоколов своих собраний.

1758 год. В Париже учреждается Совет императоров Востока и Запада, суверенных масонских князей, генеральных заместителей королевского искусства, великих стражей и офицеров великой и суверенной ложи Святого Иоанна Иерусалимского (на каком Востоке?) Это шутовское введение, разрушающее под узурпированным покровом масонское равенство, одну из основ установления, должно было бы оказаться высмеянным и отринутым; тщеславие, любовь к убранствам рассудили об этом по-другому: многие пожелали достичь двадцати пяти степеней, из которых слагалась мнимая инструкция нового режима.

До сих пор Масонство, и это истинно, скромно и логически составлялось из трех степеней: ученика, подмастерья и мастера. Но все, чем наиболее губительным обладают страсти для человечества — честолюбие, гордыня, лжеименное знание — увлекли в свою среду масонство, пышные наименования степеней которого не позволяют сокрыть его ложность.

Именно Рамзай, произведший первую сверхмасонскую систему, безжалостно разорвал единство доктрины, исказив масонскую догму и извратив простоту ордена. Разлитый яд заразил легковерных и алчных людей; и толчок, данный лионскими масонами, организует тамплиерскую систему, естественный продукт рыцаря Рамзая; Стюарт учреждает в Аррасе первоначальный капитул; рыцарь де Бонневилль мечтает уменьшить зло, создавая капитул высших степеней для выдающихся масонов; затем появляется Совет императоров Востока и Запада, суверенных масонских князей, с двадцатью пятью степенями, которыми увлеклись масоны, достигшие степени мастера, оказавшиеся достаточно ослепленными, чтобы унизиться, признавая двадцать два превосходных над собой разряда, известные им не больше чем кому бы то ни было. Едва завершится столетие, как появятся эмпирики, которые, замечая, что масонское порождение, а равно и другая часть человеческого рода, в общем, не способны воспользоваться уроками прошлого, вообразят себе с помощью грубой лжи прибавить к этим двадцати пяти степеням новые элементы разлада, классифицированные восемью степенями, получив тем самым номенклатуру тридцати трех степеней.

Десять лет спустя прибудут иностранные спекулянты с громадной картотекой, ячейки которой для большинства пусты, но надписи достигают круглого числа 90. Это все? Нет:

Безумец всегда находит большего безумца, ему подражающего.

На самом деле, плодовитые изобретатели окажутся очень кстати в столетие, когда человек мыслит не потерять ни минуты, когда электричество, переносясь в сто мест за секунду, сделалось посланником идей, а скорость пара обнаружилась слишком медленной; итак, в это столетие уместно вообразить себе инструкцию для своих адептов научной лестницы из девяноста двух, затем девяноста трех ступеней, которая, несомненно, остановится на девяноста девятой. Мы не предвосхищаем: об этих мнимых масонских творениях речь пойдет в своем месте. В данный момент мы высказываем только соображение: если бы эти странные заблуждения существовали во времена Эразма, то мы сомневаемся, что он осмелился бы написать Похвалу Глупости.

1760 год. Ложа, основанная графом де Бёрнонвиллем (de Beurnonville), состоявшая из самых знатных лиц столицы и первых вельмож двора, предохранилась от мании новых степеней. Ее заседания проходили в Нувель-Франс на севере Парижа.

1761 год. В этот год масонское нестроение достигает своего апогея в Париже и в провинциях, где патенты и хартии выдавались тремя учре жденными органами, заседающими в столице: Великой Ложей, фракцией Лакорна и Советом императоров.

1762 год. Великий Мастер, удовлетворив жалобы, направленные против администрации Лакорна, освобождает его от своих обязанностей особого заместителя и назначает на его место в качестве генерального заместителя брата Шэйу де Жуанвилля (Chaillou de Joinville). Этот выбор в целом одобрен; стороны, образующие две Великих Ложи, сближаются, происходит примирение. Великая Ложа Франции объявляет своим циркуляром об этом счастливом событии всем ложам столицы и провинций. Два сообщества собираются 24 июня, чтобы образовать одну Великую Ложу. Реорганизация работ дает место новым правилам и распространенным под ее властью конституциям для единства и регулярности работ.

Смирившийся, но всегда отважный Лакорн воодушевляет усердие своих сторонников. Их смута такова, что Великая Ложа вынуждена изгнать их из своих рядов.

Великая Ложа Франции с большим спокойствием и достоинством продолжает свой почтенный путь; но фракция Лакорна не остается б ездействующей. Вспыхивает ежедневная и лютая борьба, которая продолжается несколько лет.

1763 год. Великая Ложа претерпела смуту в своих работах благодаря Клермонскому капитулу, капитулам и советам, которые, презирая ее власть и ее права, продолжают выдавать конституции в Париже и в провинциях. Это соперничество вредит установлению, поощряя введение в ложах обрядов всех видов, степеней и систем, противоположных первоначальной цели ордена.

1765 год, 2 июня. Члены старой Великой Ложи, вынужденной принять лиц из фракции Лакорна, смотрели на них с трудом заседающими у себя, как в отношении их гражданского статуса, так и в отношении их невежества в управлении ложами: они решили их изгнать. Эпоха избрания пришла в день, когда ни один из них не был избран; они оскорбились от этой процедуры, являвшейся единственной ошибкой, ибо некоторые из них оказывались достойными, за что они отмстят; и с сего дня конец Великой Ложи мог быть предсказуем.

24 июня. Чествование праздника Ордена и инсталляция офицеров. Ни один из членов фракции Лакорна на нем не присутствует: все удаляются из Великой Ложи, против которой они публикуют и распространяют оскорбительные пасквили, ожесточенно опротестовывая недавние избрания.

1766 год, 5 апреля. Великая Ложа без рассмотрения, если неправота исходит не от ее стороны, выгоняет со своих работ и из масонских сообществ авторов и распространителей пасквилей, направленных против нее, в которых опротестовывались избрания от 1765 года. Затем 14 мая она формулирует новый декрет против изгнанных братьев.

14 августа. Теснимая со всех сторон административными и структурными мероприятиями советов, капитулов и коллегий высших степеней, Великая Ложа издает декрет, упраздняющий все их конституции и запрещающий ложам иметь отношение к их признанию под угрозой оказаться нерегулярными и вычеркнутыми из списков. Но как желать того, чтобы братья высших степеней, которые, несомненно, управляли своими мастерскими, сочувствовали бы своему низложению? Для этого мало знать масонскую гордыню, то есть неисправимую человеческую гордыню. Необходимо было с самого начала воспротивиться установлению этих ложных масонств или позднее заставить их войти в общий центр, чтобы ими управлять и руководить. Видно, что Великая Ложа устремилась к своей погибели.

Этот декрет, равно упраздняющий Великие Провинциальные Ложи, вызывает новые разделения во французских ложах. Советы высших степеней упорствуют, продолжая составлять и направлять разрушительные циркуляры и инструкции.

Эти мастерские высших степеней возымели такой успех, что их членам удалось установить в принципе, что уступка капитулов или конституций высшим степеням им принадлежала исключительно от Великой Ложи. Несмотря на очевидность этого неправомерного акта узурпации власти, большое число масонов подчинились данной тихой конвенции, сделав Великую Ложу бессильной в своем действии, сведя ее к второстепенному существованию, предвестнику ее конца.

1766 год, 2 октября. В Великой Ложе возбуждается рапорт по декрету от 14 августа против капитулов и советов высших степеней, доказывающий необходимость объединения данных сообществ в центре французского Масонства с предложением разделить Великую Ложу на три палаты, из которых первая должна заведовать символическими степенями; вторая — высшими степенями в экоссизме; и третья — другими высшими степенями.

К несчастью, прошение отклонено: Великая Ложа отказывает принять капитулы высших степеней в свое средоточие; эта главная ошибка станет для нее смертельной, поскольку возымеет место союз с диссидентами. В действительности, это отторжение, соединенное с декретом от 14 августа, не упорядочило тщеславие толпы масонов, которые тогда, как еще и сегодня, скорее видели Масонство в титулах, убранствах и пышных церемониях, нежели в своих принципах и догме. Эти непокорные уже больше не остановятся на ставших бесполезными протестах, они вскоре разобьют упрямство, создавшее препятствие, бросив в средоточие Великой Ложи нестроение и беспомощность.

1767 год, февраль. Великая Ложа продолжает испытывать терзания: на ассамблее для чествования праздника Ордена изгнанные братья, присутствующие в большом количестве, вносят смуту во время заседания, куда они проникают, несмотря на охрану. Они повелительно требуют принять участие в торжестве. Получив утвердительный отказ, они предаются неистовству; вскоре возникает рукоприкладство, и разворачивается полный скандал.

Наутро гражданская власть приказывает Великой Ложе, которая повинуется, прекратить ассамблеи, возобновившиеся лишь в 1771 году. Таким образом, законное применение масонской власти оказывается на долгое время приостановленным (четыре года).

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

перевод © Владимир Ткаченко-Гильдебрандт (Прандау), 2018 г.


Back to Top