Могущество чисел согласно Пифагору (Глава 27) — Жан-Мари Рагон
Ars Magia. Ars Theurgia Ars Thaumaturgia

Могущество чисел согласно Пифагору (Глава 27) — Жан-Мари Рагон

Глава XVII

МОГУЩЕСТВО ЧИСЕЛ СОГЛАСНО ПИФАГОРУ

 

Числа являются интеллектуальными или научными.

 

Интеллектуальное число, прежде всего, существовало в божествен- ном разумении; оно есть основа универсального порядка и связь, соединяющая вещи.

 

Научное число престает порождающей причиной множества, происте- кающего из единства, и которая в нем разрешается.

 

Необходимо различать единство с искусством: единство принадлежит числам, искусство исчисляемым вещам.

 

Научное число бывает четным и нечетным.

 

Присутствует лишь четное число, которое страдает бесконечно- стью деления на парные части; тем менее, нечетное число более со- вершенное.

 

Единица является символом тождественности, равенства, существо- вания и сохранения всеобщей гармонии (1).

 

Бинарное число это число разнообразия, неравенства, разделения, от- деления и превратностей.

 

Диада (2), происхождение контрастов, представляет для них материю пассивного принципа.

 

Каждое число, как единица и двойка, обладает собственными свойства- ми, придающимися ему присущими символическими характерами. Монада или предел это последний предел, последнее состояние, отдох- новение состояния в своем убывании.

 

Тройка является первым из нечетных чисел. Триада, таинственное число, играющая столь большую роль в традициях Азии и в платонической философии, образе верховного существа, соединяет в себе свойства двух первых чисел. Тернер выражал у пифагорейцев не только поверхность, но еще и начало образования тел (3).

 

Кватернер является самым совершенным числом и корнем других чисел и всяких вещей. Тетрада выражает первое математическое мо- гущество; она представляет равно порождающую добродетель, от кото- рой исходят все сочетания. Посвященные ее рассматривают как эмбле- му движения и бесконечности, выражающую все то, что не является ни телесным, ни осязаемым. Именно ее как символ вечного и творческого начала Пифагор сообщал своим ученикам под названием кватернера, невыразимого имени Бога, означающего источник всего получившего жизнь, который по-еврейски слагается из четырех букв.

 

Именно в кватернере обнаруживается первая основательная фигура, универсальный символ бессмертия — пирамида (4). Поскольку подоб- ным способом треугольник, выражаемый числом три и составляющий основу треугольной пирамиды, предстает единицей, образующей острие или вершину. Также Лисий и Тимей из Локр говорили, что нельзя назвать ни одной вещи, которая не зависела бы от кватернера, как от своего кор- ня (5). Согласно пифагорейцам существует связь между богами и числа- ми, образующая вид ясновидения, называемого арифмомантией. Душа является числом, она двигается сама по себе; она заключает в себе число кватернер.

 

Число ПЯТЬ рассматривалось как таинственное, поскольку состоит из бинера, символа того, что ложно и двойственно, и тернера, столь инте- ресного в своих результатах. Тем самым оно энергично выражает состо- яние несовершенства, порядка и нестроения, счастья и несчастья, жизни и смерти, которые творятся на земле; оно представляет собой в таинствен- ных сообществах ужасный образ ЗЛОГО НАЧАЛА, бросающий смятение в низший порядок, когда, одним словом, бинер действует тернере. Тем не менее, квинер в другом отношении являлся эмблемой брака, поскольку он образуется из двух, первым четным числом, и трех, первым нечетным числом. Равно и Юнона, руководящая в супружестве, обладала в качестве иероглифа число пять (6). Наконец, квинер представляет собой одно из свойств числа девять, воспроизводящегося и умножающегося само по себе; оно влечет всегда пятерку в правую сторону от производ- ного результата, который заставлял его использовать как символ матери- альных превратностей.

 

Число пять обозначало универсальную квинтэссенцию и символи- зировало в своей форме жизненную сущность, воодушевляющий дух, извивающийся во всем естестве. На самом деле это замысловатое число является соединением двух греческих произношений, значки которых помещены над гласными и показывают, что должно или не должно быть придыхательным (7). Первый из значков несет имя сильного духа; он обозначает высший дух, дух, выдыхаемый Богом (spiratus) и вдыхаемый человеком. Второй значок, называясь мягким духом, представлял собой вторичный или чисто человеческий дух (8).

 

Число ШЕСТЬ в древних мистериях являлось поразительной эмблемой ЕСТЕСТВА, как представляющее шесть величин всех тел; шесть линий, образующих их форму, а именно: четыре линии по направлению на север, юг, восток и запад с двумя линиями высоты и глубины, соответствующими зениту и надиру. Мудрецы применяли сенер к физическому человеку, тог- да как септенер был для них символом его бессмертной души (9).

 

Никогда еще число не было столь хорошо собранным, как СЕПТЕНЕР, чествованием которого мы, несомненно, обязаны, числу, составляющему планеты. Равно оно принадлежит к священным вещам. Пифагорейцы его рассматривали в качестве образовавшегося из чисел трех и четырех: из них первое представляло собой образ материальных элементов, а второе им отражало принцип всего того, что не является ни телесным, ни осязае- мым, показывая для них в этих отношениях эмблему всего совершенного. Рассматриваемое, как составленное из сенера и единицы, это число слу- жило обозначением незримого центра или духа каждой вещи, поскольку не существует никакого тела, шесть линий которого не образовывали бы форму, немыслимую без седьмой внутренней точки как центра и реаль- ности сего тела, внешние величины которого придают только видимость. Множественные применения септенера подтверждались древними му- дрецами в использовании данного символа (10). Впрочем, они восхваля- ли свойства семи, как второго числа, имеющего совершенство единицы, являющейся числом чисел; ведь если единица не сотворена, если ника- кое число ее не производит, то семерка подобным же образом не поро- ждена никаким числом, заключенным в промежутке десяти; и четверка представляет собой арифметическую середину между единицей и семью, поскольку она превосходит то же самое число три, которое преодолено семью, ведь четыре больше одного, как и семь больше четырех (11).

 

Число ВОСЕМЬ или ОКТАВА обозначала естественный и первона- чальный закон, предполагавший всех людей равными. Установленные не- беса семи планет и сферы, или вечного единства с таинственным числом семь образуют огдоаду, восьмерку, первый куб четных чисел, рассма- триваемую в арифметической философии как священную (12).

 

Число восемь символизирует совершенство; ее фигура 8 тем самым указывает на непрерывное и упорядоченное движение мироздания. О НОВЕРЕ или ТРОЙНОМ ТЕРНЕРЕ. Если число три чествовалось у первых мудрецов, то число трижды на три обладала не меньшей зна- менитостью, поскольку согласно им каждый из элементов, образующих наши тела, тройственный: вода содержит в себе землю и огонь; земля заключает огненные и водные частицы; и огонь умеряется шариками воды и земными частицами, служащими ему питанием. Таким образом, ни один из трех элементов неотделим от двух других; все материальные существа, составленные из этих трех элементов, из которых каждый тройственный, могут с тех пор обозначаться образным числом трижды три, ставшим чи- слом воплощения. Отсюда название девятеричной оболочки, даваемой ма- терии. Всякая материальная протяженность, всякая круговая линия обла- дает отличительным знаком — числом девять; пифагорейцы, наблюдавшие свойство, располагаемое этим числом, выяснили, что оно непрестанно и це- ликом воспроизводит само себя во всякой множественности, представляя для духа поразительную эмблему материи, непрерывно образующейся на наших глазах, а после подвергающейся тысячам и тысячам разрушений.

 

Число девять посвящалось сферам и музам. Оно предстает знаком всякого пространства, поскольку его значение в степенях равно 9, то есть 3+6+0. Тем не менее, древние наблюдали это число, испытывая нечто подобное ужасу; они его рассматривали как дурное предзнамено- вание, как символ непостоянства, изменчивости, и эмблему зыбкости человеческих вещей. Равным образом они избегали всех чисел, где по- являлась девятка и особенно число 81 (13), являющееся производным числа 9 помноженного на себя само, и сложение которого 8+1 заключает в себе еще девятку.

 

Если фигура числа 6 была символом земного шара, воодушевленного божественным духом, то фигура числа 9 олицетворяла землю под влия- нием злого начала; отсюда этот ужас, вдохновляемый новером. Тем не ме- нее, согласно каббалистам цифра 9 символизирует порождающую работу или аспект меньшей сущности, низшая часть которой, кажется, произво- дит излияние своего жизненного духа.

 

ЭННЕАДА является первым квадратом нечетных чисел (14).

 

Число ДЕСЯТЬ или ДЕНЕР предстает мерой всего и приводит к един- ству умножившиеся числа. Содержа в себе все числовые и гармонические взаимоотношения и все преимущества ей предшествующих чисел, она за- вершает абак или счеты времен Пифагора. Это число для тайных сообществ выражало совокупность всех чудес мироздания. Они его начертали следую- щим образом Ɵ, то есть единство посреди зеро как центр круга, символ бо- жества. Они видели в этой фигуре все достойное установить мысль: центр, луч и пространство им отображали Бога, человека и мироздание.

 

Это число являлось для мудрецов знаком согласия, любви и мира. Для масонов оно равно знак союза и благой веры, поскольку выражено соедине- нием двух рук или мольбой мастера, число пальцев которого дает 10 (15). Число ДВЕНАДЦАТЬ, как и число семь, отмечено в культе естества.

 

Два самых известных небесных подразделения — это области семи пла- нет и двенадцати знаков зодиака, находящихся в религиозных памятниках всех народов древнего мира, особенно дальневосточных. И хотя Пифагор никак не говорит о числе двенадцать, оно, тем не менее, предстает не меньшим священным числом. Оно есть образ зодиака и, следовательно, солнца, являющегося его средоточием.

 

В пифагорейской доктрине система чисел разрешала систему космогонии.

 

Это знание чисел выражало не только арифметические качества, но всякую величину и всякую пропорцию. Благодаря чему можно было прийти к раскрытию принципа вещей, который назвали сегодня АБСО- ЛЮТОМ (16).

 

Древние и сам Пифагор, которые не всегда разумелись в истинных нача- лах, никогда не имели намерения приписывать числам, то есть абстрактным знакам, никакой особой добродетели; но мудрецы античности признавали единственную (материальную и духовную) первопричину существования мироздания; отсюда ЕДИНИЦА сделалась символом верховного Божества; ее использовали, чтобы выразить, чтобы представить Бога, не относя к чи- слу ОДИН никакой божественной или сверхъестественной добродетели. Справедливо было сказано:

 

«Философия является высказанным или написанным смыслом, и ее действие проявлялось только в сопровождении знания (или практического знания).

 

Примененная к естеству, она произвела физику;

 

— к жизни — гигиену;

— к материи — химию;

— к законодательству — юриспруденцию;

— к богатству — экономию;

— к разумению — психологию;

— к достоверности — метод и т. д.

 

Вместо того чтобы говорить познание (свойство познавать), гово- рят философия или смысл, воздействующий собственной добродетелью (свойством), экспериментирует, сравнивает, извлекает факт из своего элемента, чтобы это группировать, обобщить и поднять до состояния за- кона, и от состояния закона до состояния знания. Всякое открытие про- истекает от философии. Следовательно, она предстает первоначальным знанием, наукой наук. Всякий гениальный или ученый человек начинал, будучи философом.

 

Философия разрушает заблуждение».

 

Философические принципы древних, составлявшие основу тайного обучения в великих мистериях, сообщались из века в век посвященны- ми. Мы обнаруживаем их воспроизведенными в сочинениях, датируемых последними столетиями и особенно XIV-го века, мнение трех знаменитых авторов из которого мы спешим привести в секретных знаниях. В настоль- ко важной материи не стоит опасаться некоторых повторений; поскольку они объявляют о согласованности идей и цели и могут лишь служить под- тверждением античной премудрости. Примечания:

 

(1) Цифра 1 обозначала живого человека (тело, расположенное стоя); человек является единственным из живых существ, который пользуется этим свой- ством. С добавлением к ней головы получался знак (Р) отечества, творящего могущества; буква R отображала человека в пути; идущего — Iens, Iturus.

 

(2) Бинарное число используется иногда в смысле дуализма, двойственности. В теогонии у Валентина Bythos и Sigé образуют первоначальный бинер существ.

 

Диада равно предстает несовершенным состоянием, в которое впадает существо, следуя пифагорейцам, когда оно отделяется от монады или Бога. Духовные существа, исходящие от Бога, облекаются в диаду и по- лучают впредь только иллюзорные впечатления.

 

Это слово говорит о паре, двух авторах, которые совместно трудятся и называются литературной диадой.

 

Как некогда число ОДИН обозначало гармонию, порядок или доброе начало (Бог один и единственный, выраженный по-латински как solus, откуда происходит sol, солнце, символ этого Бога), число ДВА представляло собой противоположную идею. Отсюда начиналось пагубное знание добра и зла. Все двойственное, ложное и противо- стоящее единственной реальности отображалось бинарным числом. Оно выражало также состояние противоречия, в котором пребывает естество, где все двойственно: ночь и день, свет и тьма, холод и тепло, влага и сухость, здоровье и недуг, заблуждение и истина, один и дру- гой пол и т. д.

 

Известно, что Римляне посвящали Плутону второй месяц года, и его вто- рой день был посвящен десяти искуплениям в честь манов, их усопших. Католики имеют то же самое посвящение: папа Иоанн XIX в 1003 году учредил праздник Умерших (перешедших в мир иной), повелев его отме- чать 2 ноября, второго месяца осени.

 

(3) Тернер для философов являлся в высшей степени предпочтительным чи- слом. Мы раскрыли в Толковом курсе посвящений (2-е издание, стр. 137 и сл.) большую часть многочисленных сочетаний, к которым приме- нялся этот таинственный образ, почитаемый в античности и посвящен- ный в мистерии; и разве не три сущностных степени у масонов, чтущих в треугольнике августейшую мистерию, таинство священного тернера, предмета их благоговений и их исследований? Естество подразделяет- ся на три царства; каждое из них тройственно, откуда девятка и всякая (троичность) составляют лишь ЕДИНИЦУ, выражаемую дельтой.

 

Расскажем, почему треугольник, чисто геометрическая фигура, выража- ет Бога, и как французское Масонство облегчает его интерпретацию. В геометрии одна линия не может представлять тело абсолютно совер- шенным. Две линии дальше не образуют демонстративно совершенной фигуры. Но три линии формируют благодаря их соединению треуголь- ник или первую регулярно совершенную фигуру; и вот почему он слу- жил и еще служит для определения Предвечного, который бесконечно совершенен в своем естестве, и является, как вселенский творец, пер- вым существом и, следовательно, первым совершенством.

 

Прямоугольник или квадрат, каким бы совершенным ни казался, пред- стает только вторым совершенством и совсем неспособен выражать Бога, который — первое совершенство. Отметим, что слово Бог на латыни, как и по-французски, имеет инициалом греческую дельту или треугольник. Таков мотив у древних и современных посвящения треугольника, стороны которого отображают три царства или естество, или Бога. Посередине это еврейская буква йод (инициал Иеговы), оживляющего духа или огня, порождающего начала, представленного буквой G, инициала слова Бог в нордических языках, философическое значение которого — порожде- ние. Вот в этом смысле одно из преимуществ французского обряда над несуразным шотландским уставом.

 

Первая сторона, предоставленная для изучения ученика, это минеральное царство, символизируемое Тубалкаином.

 

Вторая сторона, над которой должен размышлять подмастерье, являет- ся растительным царством, символизируемым Шибболетом (колосом). В этом царстве начинается порождение (генерация) тел; вот почему бук- ва G предстает лучезарной в глазах адепта.

 

Третья сторона, изучение которой затрагивает животное царство и вос- полняет наставление мастера, олицетворяется Мак-бенаком (сыном тле- ния). От этого тройного исследования характеристики каждой степени происходит имя тринософа (изучающего или познающего три знания, которые суть три степени или Масонство).

 

Тримурти индийской теологии; преемственная Трилогия, состоящая из: БРАХМА, ШИВА, ВИШНУ; и персонифицированная в мире идей Творением, Сохранением, Уничтожением; и в мире фактов:

 

землей, водой, огнем; символизированная лотосом, живущим на земле, в воде и на солнце. Такова первоначальная, рудиментарная и символическая триада (тримурти), выражаемая лотосом, который в данном смысле являлся атрибутом Исиды (естества).

 

Одной из доктрин Манеса была гностическая троица: единый Бог и два начала, доброе и злое. Отец пребывал в неведомой обители, сияющей не- бесным светом; Сын был солнцем, а воздухом — Дух. При своей жизни Манес имел двенадцать апостолов.

 

Христианской Святой Троицей является Бог в трех лицах, то есть еди- ный Бог, обладающий тройственным выражением и троично симво- лизируемый: как Творящий, Оживляющий и Сохраняющий; поскольку persona (лицо) обозначает совершенное выражение; это слово представ- ляет собой сокращение слов perfecte sonans, совершенно выраженного. Цифра 3 символизирует землю; она есть образ земных тел. Число 2, вер- хняя половина 3-х, является символом растений; ее нижняя часть убегает от взора.

 

Четыре первых цифры по-немецки выражают наименования четырех элементов.

 

EIN, один, обозначает воздух; это элемент, который всегда в пути, прокрадывающийся во все части материи; его постоянный прилив и отлив является универсальной основой жизни.

 

ZWEY, два, происходит от тевтонского zweig и обозначает зародыш, плодовитость; это число выражает собой землю, плодовитую мать вся- кого порождения.

 

DREY — соответствует trienos Греков и нашему числу три; оно обо- значает воду. Вот почему морские божества названы Тритонами; трезубец есть эмблема Нептуна; и море или вода в целом именовалась Амфитритой (окружающей водой).

 

VIER, четвертое число на языке бельгов выражает огонь; обозначая по- немецки лишь число четыре. Впрочем, огонь по Плутарху есть послед- ний из четырех элементов, который был открыт.

 

(4) Гностики утверждали, что всякое здание их знания покоилось на квадра- те, углы которого обладали сиге (безмолвием), батосом (глубиной), ноусом (разумением) и алетейей (истиной).

 

(5) Равно материя выражалась числом 9 или 3 по 3; и поскольку бессмертный дух обладал сущностным иероглифом кватернера или числа четыре, постольку мудрецы говорили, что человек заблуждался и попадал в без- выходный лабиринт, идя от четырех к девяти; единственным путем, на который он мог бы встать, чтобы уйти от этих двусмысленных троп, этих катастрофических изгибов и пучины зла, куда он погружался, значило вернуться назад и идти от ДЕВЯТИ к ЧЕТЫРЕМ.

 

Искусная и мистическая идея, заставившая почитать треугольник, была применена к цифре 4: считалось, что она выражала живое существо 1, несущее треугольник Δ, несущее Бога, то есть человека, заключавшего в себе божественное начало.

 

(6) Древние представляли мир числом ПЯТЬ. Диодор красочно описывает, что это число выражает землю, воду, огонь и эфир или дух (spiritus). Отсюда происхождение пенты, которая по-гречески значит пять и пан, что означает все.

 

(7) Произносимые грубо (aspere) прерывисто. Об этом ведется речь только в словаре Академии, где говорится о той же самой силе, с которой науча- ются вдыханию при разговоре.

 

(8) Именно с утратой взгляда на посвятительный смысл вещей большая часть характерных изображений, столь выразительных в прошлом, сегодня оказалась почти бессодержательной. То же самое обстоит и с характером письма: буквы, как нынче, не были сведены к обозначению обыкновенно- го звука. Их роль была более благородной. Каждая из них по своей фор- ме представляла собой полный смысл, который, не учитывая значения слова, обладал двойной интерпретацией, применимой к двойственной доктрине. Таким образом, философы, когда желали написать, оставаясь понятыми только учеными, сочиняли историю, сновидение или всякий другой вымышленный рассказ с именами, присущими героям, и местами, содержавшими, наряду с буквальными значениями, тайну авторских мы- слей. Таковыми являлись особенно религиозные системы.

 

Письменность всегда окажется позади слова, которое она выражает, не живописуя его, как слово останется позади мысли, которую оно всегда отображает неполно, поскольку всегда присутствует в звуке определенная неописуемая вещь, как и в мысли — определенная невыразимая вещь.

 

Если бы было возможно усовершенствовать древнюю письменность, которая описывала идеи вместо звуков, получился бы универсальный язык, понятный всем народам; подобная книга оказалась бы англий- ской в Лондоне, немецкой в Берлине, китайской в Пекине, французской в Париже. Какое преимущество для прогресса человеческих знаний! Достаточно было бы уметь читать, чтобы понять все языки способом арифметических знаков. Тем самым Японцы и Китайцы, обладающие теми же самыми графическими обозначениями, стали бы понятны- ми, хотя и разговаривающими на различных языках; как и знак & для Англичан и Французов: одни его называют and; другие — et; но его обозначение тождественно. Дельгарно, Вилькинс и Лейбниц занима- лись этим универсальным языком, называемым философическим; но Демэмьё (Demaimieux) в своей Пазиграфии (Pasigraphie) один до- казал его возможность.

 

Таким образом, обозначения стали бы дополнительными к слову, ка- ждая буква сделалась бы фигурой, выражавшей сразу звук для уха, идею для разумения, как, например, мы смогли бы привести: F; FE является резким звуком, похожим на шум быстро перемещающегося воздуха: гром (foudre), стремительность (fougue), исступление (fureur), ракета (fusée), стрела (fleche), раскалывать (fender), fuir (спасаться бегством) — все они являются выразительными словами, описывающие то, что они обозначают. Этот характер хоро- шо указывает на то, что стремительно творится: Фортуна (Fortune), дым (fumée), милости (faveurs), fleurs (цветы), праздники (fêtes), волны (flots), река (fleuve). С какой энергией звук этой буквы вы- ражает резкий удар и быстроту косы, форма которой ее образ! Сим- вол разрушения, она является инициалом слов: funèbre (траурный), похороны (funérailles), голод (famine), губительный (funeste), конец (fin).

 

S (se), согласная и гласная (поскольку благодаря самой себе она произво- дит один звук), должна была стать инициалом змеи (serpens) и шипения (sibilus), описывая одновременно рептилию и ее крик.

 

T, инициал и концовка имени знаменитого Тота, которому приписывают изобретение египетского алфавита, завершала алфавит Евреев и Самари- тян, называвших ее Тау, то есть конец, совершенство. Отсюда происходит terminus, предел и заканчивать (terminer). Звук, который она производит, поразительный; равным образом кажется, что ее форма это молот, сло- во, превосходящее matteus Латинян, откуда происходят подражательные глаголы: ударять (taper), грохотать (tonner), звучать (retentir). Ее форма выражает также прибежище, надежность и словами toit (крышу) toiture (tectum) (кровлю), у которых эта буква служит инициалом.

 

Тем самым читая наименование минерала или растения, посвященный тотчас же замечал природу и качество минерала, применение и особое свойство растения. Он с легкостью проникал в сущность каждой вещи, поскольку эта сущность выражалась характерами, делавшими ее осязае- мыми в глазах образованного брата.

 

Применим эту систему к слову ГЛАЗ (OEIL), предполагая его составлен- ным с этой целью. Просвещенный брат, никак не зная языка, к которому принадлежит слово, составит себе о нем отчет следующим образом: O, круглое тело, E, дух, душа, присущие ему; I, особенность, которую он раскрывает (видимый радиус); L, язык, ему свойственный; все это будет разгадываться и передаваться словом глаз.

 

Значит, ученый, обладавший ключом от иероглифов, назывался сведущим (письменным). Это определение являлось истинным и заслуженным. Се- годня это знание утрачено, слово же сохранялось и применялось совсем неправильно к людям, обладающим только эрудицией или начитанным в литературе. Прекрасной словесностью называются: грамматика, красноречие и поэзия. Можно сказать, что среди современных авторов Вольтер был сведущим; но у древних он не заслужил бы этого звания, если бы ни соединил со своим обширным знанием познания букв. Сведущие в Ки- тае образуют класс реальных ученых, которые ведают о значении своих многочисленных характеров и аллегории, служащей завесой в народной ре- лигии. Они обладают ключом истины, являющимся единственным знанием. (9) Иероглифический сенер (двойной равносторонний треугольник) есть символ перемешивания трех философических огней и трех вод, откуда получается прообраз элементов всех вещей; вот почему древние посвя- щали Венере число 6, ведь соединения двух родов или полов и спагириза- ция материи посредством триад являются необходимыми для развития этой порождающей силы, этой производящей добродетели, этого направ- ления к воспроизведению, что присущи всякому телу.

 

Цифра 6 была символом Земного шара, воодушевленного божест- венным духом. Цифра 365 читалась справа налево и обозначала: дух воодушевленного шара земли 5 6 3

 

(10) ПАН, поначалу обозначавший великое все, закончился вырождением в сельского бога. Несмотря на этимологию едва ли возможно было рас- крыть его первоначальный смысл, если бы не сохранилась флейта с се- мью трубками, эмблемой семи планет, семи музыкальных нот, семи цве- тов и всякой гармонии септенера. В Аркадии его иногда изображали без флейты, но он имел семь звезд на груди. Он носил бороду, знак отцовства и порождающей силы, и больше того — рога, рассматриваемые раньше как признак благородства и силы.

 

Все разделения на семь, упоминаемые в Апокалипсисе, как и во всех других священных книгах, даже у Индусов, достаточно доказывают, что число септенер, придерживающееся неомического (лунного) культа, играло огромную роль в мистериях и в религиях.

 

(11) Цифра 7 у Египтян символизировала жизнь; вот почему буква Z у Греков, которая предстает лишь удвоением 7, есть инициал глагола Zao, я живу, и Зевса (Юпитера), отца жизни.

 

Буква Т, сообразованная с цифрой 7, символ жизни, и с буквой Г, символ земли, отображает собой пользующихся жизнью земных и смертных существ.

 

Буква или цифра I обозначает существование, Ti обозначает сущест- вование смертных.

 

(12) Гностическая огдоада имела восемь звезд, замещавших восемь кабиров Самофракии, восемь египетских и финикийских начал, восемь богов Ксенократа, восемь углов кубического камня.

 

(13) Согласно Тринитарному Шотландцу 81 является таинственным числом, обожаемым ангелами.

 

(14) Эннеада обозначает собрание 9 вещей или 9 лиц. Здесь говорится об Эннеадах Плотина, названии, под которым Порфирий собрал 54 трак- тата этого неоплатоника в шести частях по девять глав каждая. Все знают эту исключительную особенность числа 9, которое, ум- ножаясь на само себя или на какое-нибудь число, дает результат, конечная сумма которого является всегда 9 или всегда точно делима на 9.

 

Число 9, умноженное на каждое из обычных чисел, порождает арифмети- ческую прогрессию, каждый член которой, составленный из двух цифр, представляет собой следующий замечательный пример:

 

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 0

 

9, 18, 27, 36, 45, 54, 63, 72, 81, 90

 

Первый ряд цифр дает регулярную последовательность от 1 до 9. Второй ряд воспроизводит с удвоением этот ряд поначалу восходящим образом, исходя от первой цифры 18, и противоположным образом, ис- ходя от второй цифры 81.

 

Из этого любопытного примечания выходит, что половина чисел, состав- ляющих данную прогрессию — 9, 18, 27, 36, 45=135= 9, в обратном порядке представляют собой цифры второй половины: 90, 81, 72, 63, 54=360=90 или 9.

 

Значит, число 45 противоположно 54, 36 — 63, 27 — 72, 18 — 81; и ка- ждое из этих чисел или всех вместе собранных представляет всегда де- вятки 9: 99, 99, 99, 99, 99 =495= 18=9.

 

(15) Цифра 10 определяет всякий интервал числа; поскольку тот, кто желает счислять за его пределами, возвращается к 1, 2, 3, и считает так второй десяток до 20, третий десяток до 30, и подобным же способом все де- сятки до 100. После этого числа все вновь начинается, и интервал 10 повторяется до бесконечности. Но число 10, являясь только цифрой 1, сопровождаемой зеро, показывало, что вне единицы все ничтожно, и что только благодаря ей одной существуют все вещи.

 

О ЧИСЛЕ 100. Император Юлиан, отправляя 100 смокв Серапиону, пи- шет ему шутливое письмо, в котором он восхваляет число сто, ибо с ним древние связывали вящее значение из-за его арифметических свойств; они отдавали в покровительство Юпитеру: узор из 100 окаймлений; 100 рук в Бриарии; 100 голов в Тифее; 100 глаз в Аргусе; 100 городов на острове Крит; и 100 врат (100 дворцов) в Фивах.

 

(16) Или ЕДИНИЦЫ; это возвышенное определение, к которому направлена всякая философия; это повелительная потребность человеческого духа; это ось, к которой вынужденно привязано множество человеческих идей; единица — это источник, это средоточие всякого систематиче- ского порядка; это принцип жизни; это неизвестный очаг ее сущности, проявляющийся в своих последствиях; единица — верховный узел, с ко- торым неизбежно соединяется цепь причин; она являлась августейшим знанием, к которому устремлялись все идеи Пифагора. Он отказался от звания мудреца, обозначающего того, кто знает; он создал и получил наименование философа, означающее того, кто ведает или изучает скры- тые оккультные вещи. Астрономия, преподаваемая им таинственным образом, была астрологией; его знание чисел основывалось на каббали- стических принципах. Под его именем дошли изречения, грубо назван- ные Золотыми стихами. Фабр д’Оливе их перевел белыми стихами; но большая часть из них так и не стали более проясненными.

 

 


Back to Top