Тайны ментализма — К. Л. Мирович
Ars Magia. Ars Theurgia Ars Thaumaturgia

Тайны ментализма — К. Л. Мирович

Тайны ментализма

Его теория и практика в Америке и у нас

 

К. Л. Мирович

 

Вступление



tainy mentalizmaПосвятив себя изучению ментализма по методам и указаниям автора этого учения, американца А. Виктора Сеньо, а также интересуясь распространением сведений об этом „оккультном" знании в нашем отечестве, мы волей-неволей столкнулись, с одной стороны, с существующей в известной части нашей публики потребностью в сведениях по ментализму, а с другой, при всем нежелании, нам также пришлось познакомиться и с приемами русских поставщиков ментального товара, орудующих в этой области наспех, в виду внезапно появившегося на русском книжном рынке спроса на ментализм. 

 

В глазах многих и многих русских читателей, интересующихся вопросами оккультных знаний, ментализм окутан необычайной таинственностью —в этом убеждают нас поступающее из разных уголков России запросы. В глазах одних, американские менталисты являются чем-то вроде религиозной секты со своим ритуалом и обрядностями, и нам присылают телеграммы с просьбами передать американским менталистам просьбы тяжело больных об облегчении их участи. Нам пишут о том, чтобы спросить американских менталистов о виновниках случившейся у авторов писем покражи... Третьи сообщают о своем непременном желании приобрести расположение у такой-то определенной молодой особы... Четвертые объявляли о своем серьезном интересе к ментализму, они обращаются с просьбами как можно подробнее объяснить теорию и практику ментализма, каких результатов вообще можно достигнуть при помощи ментализма, каких именно результатов достигли мы лично, не „утка" ли это, и т.д., и т. п. 

 

Думается, что предлагаемое издание, касающееся в кратких чертах, как теории, так и практики ментализма, прольет некоторый свет и послужить не бесполезным ответом всем тем, кто так или иначе слышал о ментализме и возымел желание иметь сведения по этому предмету. 

 

Это одна сторона. 

 

В частности же наше издание имеет дело дать надлежащее освящение вопроса о положении ментализма в России и ответить должным образом на те, распространяемые известной частью нашей печати, неверные пристрастные и односторонние суждения о ментализме, которые могут только смущать неосведомленную часть публики. Не располагая своим печатными органом, автор этого издания видит в нем единственное средство для свободного изложения и некоторых своих мыслей о ментализме вообще и о московском ментализме в частности. Ввиду вышеизложенного, наша книга имеет осведомительно-полемический характер, и не нам судить, насколько она удовлетворяет своему назначению. Если она будет иметь какой-нибудь успех, то несомненно, что это будет „успех чести", к которому мы единственно и стремились. 

 

г. Томск 1 февраля 1907г 

И.П.Т

К. Мирович.




ГЛАВА ПЕРВАЯ

Что такое ментализм? 

 

“Мысль управляет миром” Эмерсон

 

Что такое ментализм? До какой степени ново это учение, и в чем именно оно состоит? 

Как показывает самое название, в основе понятия ментализма лежит мыслительная деятельность человека. Ментализм— это мысль, управляемая волей и тесно сплоченная с особой утонченной субстанцией, выделяемой мозгом при процессе мышления. Подобно тому, как элементы азота, кислорода и углекислоты составляют одно целое, известное под именем воздуха, так и мысль, руководимая волею в соединении с излучаемой мозгом невесомой энергией, составляют одно неделимое целое, имя которому ментализм. 

 

Автором такого определения ментализма и изобретателем самого термина „ментализм" в указанном значении слова является американец А. Виктор Сеньо, автор книги „Закон Ментализма", „Секрет памяти" и других менее значительны произведений, написанных блестящим слогом и показывающих, что автор их остроумно использовал данные опытной психологии и философские выводы открытий последнего времени в области чисто физической. 



В объяснение своей теории ментализма он приводит такие соображения. 

 

Мысли из мозга посылаются точно так же, как депеши по беспроволочному телеграфу. Волны, производимые в атмосфере, совершенно одинаковы и процесс в точности соответствует телеграфированию без проволок. При всех случаях действия мозга в нем происходит химическое изменение вещества, в результате которого возникают проявления электрического свойства, которые порождают собою движение. Отсюда, по необходимости, вытекает, что никакое действие мозга не может иметь места, не создавая вокруг себя волны или волнообразного движения в атмосфере, потому что всякое погружение твердого тела (так как все мы, в свою очередь, погружены в атмосферу) должно создавать волнообразное движение. Всякий функционирующий, мыслящий, мозг есть центр ондуляций, которые передаются во всех направлениях в пространстве. Эти ондуляции, или волны, разнообразны по своему характеру и силе, что зависит от природных свойств субъекта и той силы воли, с какой он их посылает. Мысли, проникнутые любовью или ненавистью, жаждой жизни или страхом смерти, местью или желанием спасти, согласием или отказом,—каждая из них имеет свой соответствующий тон известной силы, подобно тому, как всякое душевное волнение или страсть выражаются в соответствующих тонах голоса. 

 

Все рассуждения автора проникнуты трогательной верой в торжество духа над всеми другими сторонами человеческой природы. „Цель моя", говорит он в одном месте своей книги „Закон Ментализма" , состоит в том, чтобы добиться индивидуализации всех и каждого — и мужчин, и женщин, сделать из них богов по силе мысли, морали, духа и тела. Душа человека создана по образу Божию и долг человека состоит в том, чтобы быть наиболее совершенным его образом". 

 

Пути для достижения своей цели автор видит, главным образом, в силе человеческого мышления. Это—спиритуалист в подлинном значении слова. В числе эпиграфов он приводит слова Эмерсона: „Мысль предшествует по факту; все исторические события существовали прежде всего в уме, как законы. Человек—полная энциклопедия совершившегося, a история — протокол его умственной деятельности". 

 

Он говорит: „Власть человека может быть признана воистину волшебной, бесконечной и всемогущей. В умах мыслителей не существует больше никакого сомнения в том, что власть ума человека над собственным его телом далеко превосходит силу и влияние микроба или какой бы то ни было болезни".

Мысль составляет фундамент или творческую силу всякого действия, будет ли это простое поднятие руки или постройка целого города. Ваятель своими мыслями придает форму модели, а затем уже высекает ее из камня. Точно так же художник создал уже картину в своем мозгу прежде, чем изобразил ее красками на полотне. Статуя или картина есть только материальное повторение мысли художника, и если бы вам случилось спросить у него об этом, он вам сказал бы, что это лишь слабое подражание тому сложившемуся в его уме проекту, который служил для него моделью". 

 

„Мысль предшествует всякому действию и, вследствие этого, все окружающее есть результат мыслей тех, которые нас окружают. Если человек любит природу и прекрасное, он обнаружит эти мысли и в обстановке того дома, в котором он живет, и в манере устройства клумб в своем садике, в способе разделения цветов, в стиле постройки здания, которое он занимает, в своей одежде, в своих речах. Если над его умом берут верх более грубые элементы, вы и в окружающем его сейчас же отыщете тот же самый отток. Все сказанное применимо ко всем человеческим деяниям. Мысль освящает и преобразует материю. Архитектура есть ничто иное, как замороженная музыка: это—ум, отлившийся в камень и дерево! Дом, зал, церковь—все это только выражение мысли людей, создавших их. Таким образом, окружающее нас становится живой картиной, иллюстрацией того вида мыслей, какой нам свойствен, по роду нашего мышления. Мысли нашего соседа иллюстрируются точно таким же образом. Обстановка, в которой мы живем, должна оказывать более или менее сильное влияние на наши мысли. Мысли людей, с которыми мы постоянно имеем дело, являются в высокой степени ответственными за формировку нашего характера и наших талантов, которые в свою очередь образуют нашу судьбу. Точно так же очевидно, что дела, которые мы делаем, успехи, которые мы одерживаем, и т. д., не могут быть значительнее, чем комбинированное влияние мыслей, под давлением которых мы работаем и т. д. 

 

В двадцати главах своего сочинения наш автор всесторонне рассматривает ментализм, трактует о воспитании воли, об укреплении памяти, о том, как определять свое призвание и способности, как управлять самим собою и окружающими; как воспитывать детей, подвергая их своему умственному влиянию, как быть хозяином своего собственного тела и силою мысленного внушения излечивать собственный болезни и облегчать недуги других. Он пытается установить, что сновидения человека, гипнотические явления, животный магнетизм, явления спиритизма, ясновидения, телепатии и проч. находят себе полное объяснение лишь при свете открытого им закона ментализма. Главнейшими средствами для самовоспитания, для укрепления воли, для определения призвания, для приобретения успеха в жизни и пр., он считает сосредоточенное размышление в часы уединения, выработку при свете совести и разума известных положений или правил, которым человек обязан строго следовать в жизни. 

Помимо других сторон, книга „Закон Ментализма" представляет собою практическую школу „воспитания воли", и ознакомление с ней было бы далеко не бесполезно для многих из тех, кто плавает по житейскому морю „без руля и без ветрил", и в то же время хотя и смутно, да сознает необходимость известных точек опоры, вытекающих из свойственных ему природных способностей. Представляемое в таком виде учение ментализма есть, на наш взгляд, поэтическая смесь данных науки и верований мистика, плоды свободного творчества человека, усвоившего указания опытных наук и пожелавшего сочетать их с чаяниями своего сердца... Мы думаем, что представленный в таком виде ментализм может стать предметом горячего увлечения, предметом веры, цементом для сплочения известного сорта людей в одно целое, как это бывает, например, при образовании религиозных сект. Только такое увлечениe, согретое теплотой эмоций, и может создать привязанность и любовное следование принципам ментализма, может превратить его в предмет культа, и в таком виде стать действительным двигателем прогресса личности. 



Ничто не ново под луной! Не мог и ментализм появиться сразу, свалиться, что называется, с облаков в виде чудесного, небывалого явления, в виде невесть откуда взявшейся кометы,— нет! Сам автор говорит, что идеи, лежащие в основе ментализма, „стары, как мир". Но объяснение, данное „закону ментализма", и установленная практика применения его составляют несомненно и всецело плоды авторства именно г. Сеньо, а не кого-либо другого. 

 

Считаем долгом оговориться, что цена книги „Закон Ментализма" (француз. текст) - 16 франков или 6 рублей в переплете с золотым тиснением и с пересылкой, возможна только в сфере оккультных знаний: за том в 202 страницы это страшно дорого, даже и в том случае, если книга издана роскошно с внешней стороны. Мы не говорим уже о том, что появившееся в Москве, без ведома автора, в плохом переводе русское издание продается по 5 руб. без пересылки, что превосходит уже всякие пределы литературного приличия и возможно только на московском „оккультном" рынке.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

Текст подготовлен коллективом Teurgia.Org, 2021 г.


Back to Top