Жан-Мари Рагон. Жизнь, обращенная к древней троичной мистерии — Владимир Ткаченко-Гильдебрандт

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Жан-Мари Рагон


Жизнь, обращенная к древней троичной мистерии
предисловие исследователя и переводчика*


Из всего огромного изобилия посвященной франкмасонству литературы, как разоблачающей, так и превозносящей это сообщество, редко встретишь книгу, которая могла бы объективно и без мифотворчества рассказать о подобном явлении, введя читателя в удивительный мир алхимических символов, тайных знаков и эмблем. Впрочем, перед нами именно такая книга, принадлежащая перу знаменитого французского символиста Жана-Мари Рагона, всю жизнь положившего на исследование и растолкование древних мистерий, энциклопедические знания которого ценились и его сторонниками, и его оппонентами: к последним равно относились масонские писатели, утверждавшие непрерывную преемственность братства, нисходящую от посвятительных сообществ античности через орден тамплиеров к братству вольных каменщиков, и писатели интегристской католической направленности, объективно не приемлющие масонства по самому факту его существования.

С другой стороны, следует особо отметить, что подробное знакомство с творческим наследием Жана-Мари Рагона буквально не оставляет камня на камне от концепций журналистских альтернативных расследований с претензией на эзотерику, известных нам по популярным произведениям Майкла Бейджента (1948–2013), Ричарда Ли (1943–2007), Генри Линкольна (1930 г. р.), Кристофера Найта, Джона Джея Робинсона (1918–1996) и других, якобы допущенных к архивам тайных организаций и черпавших там свои мифологические и витиеватые версии о происхождении франкмасонства. Впрочем, подобные авторы весьма преуспели, если вспомнить гениальную мистификацию первых трех из них, известную под названием Сионского приората, никогда и нигде не существовавшего тайного общества, создавшего все остальные закрытые ордена, в том числе иллюминатов, и в неусыпное око которого они заставили поверить миллионы людей в Европе, Америке и России. Причина в том, что их живописным и увлекательным домыслам, не имеющим никакого отношения ни к масонству, ни к подлинной эзотерике, удалось во многом перепрограммировать сознание обывателя и достичь тем самым коммерческого успеха. Характерно, что они развивались на фоне и в контексте литературного жанра фэнтези, заменившего научную фантастику. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что данное произведение Жана-Мари Рагона ознаменовано жанром строгого исследовательского осмысления: в нем автор не склонен доверять ни легендам различных масонских степеней, ни воображению предыдущих масонских или католических писателей, превозносящих или клеймящих институт вольных каменщиков, но ничтоже сумняшеся одинаково возводящих его к временам библейского царя Соломона.

Таким образом, задача нашей вступительной статьи состоит в том, чтобы, придерживаясь позитивных христианских воззрений, резюмировать определенные посылы и выводы автора и, четко обобщив их, прийти к заключениям, которые могут показаться весьма неожиданными даже для читателя, искушенного в разного рода конспирологической и масонской литературе. Итак, начнем по порядку с описания жизни и творчества выдающегося французского символиста и глубокого исследователя религиозной и масонской эзотерики Жана-Мари Рагона.

 

Биография и творческий путь «самого просвещенного масона
XIX-го столетия»


Жан-Батист-Мари Рагон родился 25 февраля 1785 года в муниципалитете Брэ-сюр-Сен района Иль-де-Франс департамента Сена и Марна в семье нотариуса, происходившего из местной зажиточной буржуазии. К сожалению, нам не удалось найти сведений о его образовании, зато известно, что он был посвящен в масонство в Брюгге в 1804 году, где оказался благодаря службе кассиром в императорской администрации (отметим, что в ту пору Наполеон Бонапарт планировал сделать из этого города плацдарм для будущего французского вторжения в Англию). Широта познаний Жана-Мари Рагона позволила ему сотрудничать с редакцией французских академических словарей и опубликовать в Грамматическом журнале свою методику беглого чтения. Одновременно он является издателем и редактором первого французского масонского обозрения Гермес.

 

В 1808 году Жан-Мари Рагон женился на Натали-Амели-Луизе, урожденной де Беттиньи (1788–1879), происходившей из обедневшего дворянского семейства, в браке с которой имел четырех детей: сына (Адольфа-Эрнеста-Анри) и трех дочерей (Клару, Клотильду и Дельфину-Аменаиду). Адвокат Жан-Максимилиан де Беттиньи, отец НаталиАмели-Луизы, служил мастером-керамистом на одном из фарфоровых предприятий Турени (он умер в возрасте 48 лет); ее мать Амели-Эрнестин-Жозефин Петеринк де ла Гоэлль (1757–1842) была дочерью отставного французского офицера Франсуа-Жозефа Петеринка, владельца с 1751 года одной фаянсовой мануфактуры, ставшей знаменитой, поскольку выпускала изделия для Карла Лотарингского, генерал-губернатора Нидерландов. Позднее Франсуа-Жозеф Петеринк получил монополию на 30 лет, а его мануфактура приобрела наименование Имперской и Королевской. Но трудности, в которых оказалось его предприятие в предреволюционный и революционный период, заставили Петеринка искать инвесторов на стороне, и в итоге ему стало принадлежать лишь треть промышленного производства. Судебные тяжбы с финансистами даже привели отставного офицера в тюрьму, откуда его освободили по ходатайству одного графа. В 1798 году в возрасте 79 лет (за год до своей кончины) он продал свою многострадальную мануфактуру дочери Амели-Эрнестин-Жозефин, жене Жана-Максимилиана де Беттиньи, умершего в 1803 году. Она управляет предприятием до тех пор, пока в 1808 году не уступает его трем своим детям — Анри, Олимпе и Натали, которая уже вышла замуж за франкмасона Жана-Мари Рагона. Этот последний принимает на себя руководство новым торгово-промышленным обществом, названным «Рагон, де Беттиньи и компания», но, к несчастью, доводит его до банкротства уже в 1814 году. Так печально завершилась коммерческая карьера выдающегося французского эзотерика и символиста. Тогда же он прибавил к своей буржуазной фамилии предикату в виде фамилии своей жены, став именоваться Жаном-Мари Рагоном де Беттиньи. Совершенно иначе складывался его посвятительный масонский путь. В 1804 году в Брюгге Рагон был посвящен в Достопочтенной ложе Собрание Друзей Севера, где вскоре в 1805 году он сделался секретарем, перед тем как быть избранным Великим Архивариусом и Хранителем Печатей Капитулярной ложи. Переместившись в Париж, он стал называть себя «братом Жаном-Мари из Брюгге». Именно во время его пребывания во Фландрии ложа Собрание Друзей Севера переживала расцвет своего развития, когда между 1805–1808 гг. насчитывала в своих рядах от 59 до 108 братьев. Жан-Мари Рагон принадлежал как к ложе Феникс Великого Востока Франции и обряду Мисраим братьев Бедарридов, так и к составу высших офицеров Суверенного Военного Ордена Иерусалимского Храма, восстановленного доктором медицины Раймоном-Бернаром Фабре-Палапра под эгидой Наполеона Бонапарта в 1804 году. Его орденским именем являлось «граф Жан-Мари из Венеции». Кроме того, он основал парижскую ложу Истинных Друзей, переименованную затем в Тринософы, став сначала ее досточтимым, а впоследствии и постоянным почетным мастером. В 1820 году, как повествуют масонские издания, он отбывает в Соединенные Штаты Америки, и эту дату некоторые авторы связывают с завершением его практической франкмасонской работы. Впрочем, было бы справедливее сказать, что он сосредоточился на своей исследовательской деятельности в сфере религиозного и мистериального символизма, истории масонства и оккультных знаний, которой посвятил больше сорока лет своей жизни. После 1840 года он водворился в департаменте Мёз в муниципалитете Моваж вблизи города Вокулёра, где, уединившись на лоне лотарингской природе, продолжал заниматься своими глубокими изысканиями, систематизировать сведения, полученные им как в архивах посвятительных организаций, так и в лучших библиотеках Европы и Америки. Он ушел на Вечный Восток (то есть почил в Бозе помасонски) в 1862 году в Брюгге, городе, где началась его замечательная франкмасонская биография. Натали-Амели-Луиза, вдова Жана-Мари Рагона, доставила его тело из Брюгге в муниципалитет Шо-де-Кротенэ Франш-Конте: там его тело и было захоронено по римско-католическому обряду на кладбище при местной церкви Святой Маргариты; именно рядом с Шо-де-Кротенэ находился посвятительный центр древних кельтских друидов Алезия, оборонявшийся галльским вождем Верцингеториксом и разрушенный Юлием Цезарем в 52 году до нашей эры.

В анекдотическом смысле стоит упомянуть характерный факт, что Жан-Мари Рагон, после того как приостановил свою деятельность в материнской ложе, вместе со своими друзьями скрипичным мастером Жаном-Батистом Вийомом (1798–1875) и великим магистром Ордена тамплиеров Раймоном-Бернаром Фабре-Палапра (1771–1838) основал Орден Нюхающих братьев (O:: des Pr::), секретное элитарное парамасонское сообщество, датируемое 20-ми гг. XIX-го столетия: количество его членов не превышало число 21. Братьев в него привлекала, как любовь к табаку нюхательных сортов, так и изучение других стимулирующих и расширяющих сознание растительных средств подобного происхождения. Своей направленностью ассоциация провозглашала совершенствование семейных и гражданских добродетелей. Рукописный свод положений и ритуалов этого табакологического сообщества от 1828 года, роскошно переплетенный и насчитывающий 17 томов, выставлялся на продажу в 2003 году в Париже по довольно скромной цене 48 000 Евро.

Этот орден обладал также наименованием Большой Французской мануфактуры, пребывающей в Париже; его внутреннее устройство подразделялось на четыре степени, каждая из которых составляла свои разряды. Первая степень посвящалась изучению естества и добродетелей, называясь Нюхающими братьями (Priseurs). Вторая степень именовалась Братьями, тянущими табак (Torqueurs). Офицерские должности, кроме классических соответствий (братья стражи, церемониймейстеры), носили названия: Директор Мануфактуры, Страж Хранилища Мануфактуры, Полевод и пр. Равно мы находим в ордене следующих офицеров: иеродидаскал, протодидаскал, архимистагог, графистер и ахиоаргирогном.

Уподобляясь масонскому Ордену Строгого Тамплиерского Соблюдения, члены наделялись в сообществе новыми именами, но только с аллюзией на античную мудрость. Вот почему мы в нем встречаем: Ксенофила, Евдоксия, Гиппократа, Алкея, Солона, Евклида, Архимеда, Плутарха, Феокрита, Лисия (Рагон), Ликурга, Сократа и Протагора (Вийом). Несмотря на свой саркастический и даже юмористический озорной характер, это сообщество табачно-вакхических жизнелюбов обладало своим вполне серьезным кодированным символическим языком, разработанным Жаном-Мари Рагоном, и эзотерическими знаками, среди которых нужно особо отметить четыре точки, поскольку в масонском обиходе оно
иногда называлось Братством четырех точек.

Литературное наследие Жана-Мари Рагона богато, но, к сожалению, до сих пор не обработано должным образом. Создававшийся на протяжении десятилетий главный и незавершенный труд его жизни семитомная «Посвятительная Летопись» еще и сегодня по нашим сведениям пребывает в глубоких недрах архивов Великого Востока Франции, ожидая своего исследователя и издателя. С другими произведениями «самого просвещенного масона XIX-го столетия», как называли Рагона его соратники и соперники, судьба обошлась намного более справедливо; книги Жана-Мари Рагона «Месса и ее Таинства в сравнении с древними мистериями», «Философический и толковый курс древних и современных посвящений», «Масонская ортодоксия», «Об оккультном масонстве и герметическом посвящении» и «Всеобщий Кровельщик» никак не утратили своей актуальности и публикуются на многих европейских языках, среди которых английский, немецкий, испанский, итальянский, румынский и др.; говорят даже, что существуют попытки перевода произведений Жана-Мари Рагона и на китайский язык.

 

 ПРОДОЛЖЕНИЕ - В СЛЕДУЮЩИХ ОБНОВЛЕНИЯХ

 

автор © Владимир Ткаченко-Гильдебрандт (Прандау), 2018 г.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ


Back to Top