Благоговейное отношение к эзотерическому и оккультному инвентарю и символизму — Baal-Hiram

Благоговейное отношение к эзотерическому

и оккультному инвентарю и символизму

 

Правильное отношение  к эзотерическому и оккультному символизму и инвентарю крайне важно. И представляет важность именно в аспекте благоговейного отношения. Что есть «благоговейное отношение»? Это в первую очередь отношение почтительное, не допускающее действий, слов, и мыслей о предметах и символах, которые бы осмеивали бы их, или принижали бы их смысл и назначение.


Закономерно будет задаться вопросом, почему это важно? Ответ на него так же достаточно прост: недопустимо относиться к священным предметам как к предметам обыденным, либо как к предметам низким, допускающим над собою шутки и осмеяние, поскольку каждый из предметов магического, теургического или мистического инвентаря, каждый изображенный символ отображает определенный Первообраз, от которого он и происходит.

 

Все действия, совершаемые при помощи образов, восходят к Первообразам, и совершаются именно Первообразами в Высших Сферах, отражаясь затем на материальном плане. Сие происходит согласно основной оккультной максиме, взятой из Изумрудной Скрижали Гермеса Трисмегиста: «то, что внизу, подобно тому, что наверху, а то, что наверху, подобно тому, что внизу, для вящего развития чудес единой вещи». Сам же принцип действия описывается другой строкой: «Эта сущность восходит от земли к небу и вновь нисходит на землю, воспринимая силу высших и низших (областей мира)». Под «сущностью, восходящей и нисходящей, в данном случае понимается волевой импульс, направляемый символами к Первообразам, а от них, соответственно, обратно, к земным образам.

 

Таким образом, любой ментальный отпечаток, любое небрежное высказывание о магическом инвентаре, или о том, либо другом символе, влечет за собой восхождение этого отпечатка к Первообразу. Не следует персонифицировать Первообразы, ибо чаще всего они являются лишь Вселенскими Законами. Однако, Законы действуют не взирая на лица. Так, если инвентарь настроен для оккультной работы, то он будет проводником всех тех действий, которые с ним будут производить, к Высшим Сферам, воспринимая оттуда последствия, и воплощая их уже в земной жизни человека. Если утрировать и гиперболизировать данную ситуацию, можно сказать, что шутки о разжигании магическим жезлом костра приведут к пожару.

 

Однако, есть и другая сторона вопроса. Она заключается в личном восприятии и сонастроенности сознания человека с символами и предметными образами Первообразов (чаще всего с оккультным инструментарием, облачениями). Постоянным небрежным отношением к символам, оккультным инструментам и т.д. человек расстраивает свою собственную связь с Первообразами, в его сознании они как бы утрачивают свое сакральное положение, становясь в один ряд с обыденными вещами, над которыми он так же при случае может подшутить.

 

Поступая таким образом, человек вредит самому себе, результатам своей практики и оккультной работы. Об этом было сказано еще в Евангелии от Матфея (гл. 7, ст. 6): «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». То есть, Господь Иисус Христос предостерегает нас от того, чтобы мы не допускали невежд оставлять даже ментальные отпечатки на наших предметах или символах; и уж тем более это касается нас самих, ибо каков смысл защищать инструменты от внешнего тлетворного влияния, однако самому постоянно порочить их при этом? Риторический вопрос.


Не смотря на то, что с вопросом о благоговейном отношении все уже должно быть ясно, все же следует рассмотреть сами причины возникновения у людей такого рода реакций по отношению к сакральным предметам, символам и аллегориям.

 

Чаще всего, такое отношение прослеживается у начинающих практиков. Это защитная реакция психики человека по отношению к чему-то Величественному и Могущественному.

 

Тому, в ком силен ветхий человек (то есть, преисполненный эгоизмом и низменными инстинктами), находиться рядом с тем, что превосходит обыденное и вульгарное сознание, представления, некомфортно.

 

Поэтому он стремится исправить окружающее его пространство хотя бы в рамках собственного сознания, формируя обыденное отношение к сакральным вещам, для достижения личного комфорта. Осмеивая Величественное и Сакральное, человек как бы пытается вписать это Сакральное в свою обыденность и рутину. Вместо того, чтобы перестроить себя и подняться к сакральному, он пытается сакральное спустить до собственного вульгарного уровня.

 

Так, говоря о Знаке Входящего, кто-то будет рассказывать, что он пугает им свою домашнюю кошку, или услышав слова молитвы, будет подшучивать над ней, говоря что это «очередная абракадабра». Такой человек не заслуживает осуждения, но лишь жалости, поскольку он являет собой пример расколотого сосуда, не способного вместить в себя данные ему Свет.

 

То, чего не понимает, поскольку вещи эти превосходят его сознание, он делает попытки нивелировать и поставить эти вещи на один уровень с забавными и смешными вещами из обыденной жизни. Таким образом, он всего лишь пытается защитить ветхого человека в себе, хрупкое эго обывателя. Одобрять такие попытки не нужно, и, если вы находитесь в едином пространстве, наполненном вещами сакральными, их следует пресекать. Однако эффективнее будет не разъяснять причину их неправоты в конкретном случае, а глобально объяснить их концептуальную неправоту, указав на то, что их поведение является отражением их нынешнего низкого уровня духовного развития, нежелания избавляться от ветхости обыденного сознания и совершить переход к сознанию более возвышенному и сакральному, к сознанию нового, духовного человека, который вместо попыток принизить символы и их смысл до собственного уровня будет стараться возвыситься до уровня смысла символов, ведя непрестанную борьбу со своим инстинктивным существом.

 


Автор статьи Baal-Hiram 330/660/900 Ancient and Primitive Rite of Memphis-Misraïm, 2010 г.


Back to Top