Черная магия и колдовство — Baal-Hiram

Черная магия и колдовство


Чем отличается колдовство от магии? Этот вопрос закономерно должен возникнуть в умах многих наших читателей, ведь так часто в прессе, интернете, кино мы встречаем отождествление данных явлений. Однако данные вульгарные представления происходят лишь от невежества отождествляющих и не имеют под собой каких бы то ни было серьезных оснований.

Давайте, следом за магией, дадим определение колдовству. Колдовство – это суеверие или заблуждение о физических или метафизических явлениях и о способах на них повлиять при помощи действия или набора действий, не имеющих смысла, но совершаемых по обычаю, иногда без оного. Чтобы более глубоко понять смысл данного рассуждения и определения, нам следует коснуться вопроса о том, чем являются суеверия, и почему они, то есть суеверия, существуют.

Вначале рассмотрим наиболее распространенные суеверия, которые совершаются по обычаю. Они представляют из себя импульсивно признаваемый остаток форм, когда-то бывших частью некоего ритуала (магического, церковного или социального - не важно), но в данный момент, в следствие продвинувшийся эволюции индивида или общества, сделавшихся неактуальными и представляющими из себя тяжелый багаж, стесняющий или задерживающий проявления внутренней сущности.

Вероятно, самым общеизвестным является социальное суеверие о черной кошке, которая перебежала дорогу. Опустим тот момент, что в некоторых европейских странах этот знак считается счастливым, и коснемся того, как это воспринимается чаще всего среди россиян. Считается, будто бы это знак к несчастью или беде. Каким способом суеверный обычай предлагает отвести от себя несчастье или беду? Данный обычай предлагает нам держаться за пуговицу.

Здравомыслящий человек из этого примера вполне может извлечь подтверждения к ранее означенным тезисам – на лицо и бессмысленный обычай (совершенно не ясно, каким образом пуговица связана с перебегающей дорогу кошкой), и совершенно нелепый страх и опасения, вызываемые совершенно безобидным явлением, как кошка, перебегающая дорогу, какого бы цвета они ни была. У людей, верящих в подобные глупости, стоит поинтересоваться: а как же быть тем несчастным, у которых черная кошка живет дома? Быть может, им стоит приклеить пуговицу к пальцам? Или, вот, другой пример.

Существует поверье, будто люди с карими глазами, ближе к черному, обладают дурным глазом, и могут сглазить. Поэтому при встрече с таким человеком нужно держать в кармане руку, сложенную в фигу. Каким образом рука, сложенная в фигу, связана с глазами другого человека, тоже совершенно непонятно. Однако стоит поинтересоваться у тех, кто верит в подобные предрассудки: тем несчастным, которые обладают глазами такого цвета, быть может не стоит смотреться в зеркало и вообще рассматривать себя?

Вполне возможно, что данные явления являются извращенными элементами неких старинных языческих ритуалов. В нашу задачу не входит рассмотрение, что это были за ритуалы, однако можно сказать совершенно точно, что в Средиземноморье знак, который называется «кукиш» или «фига», суеверным простонародьем используется как знак, якобы защищающий от нечистой силы. Возможно, в древние времена он использовался жрецами или жрицами языческим культов для того, чтобы во время ежегодных празднеств плодородия отпугивать от полей неурожай. Однако никакого отношения к защите от сглаза, черной кошки или еще чего-то в этом роде сей знак не имеет.

Данные примеры являются иллюстрациями к так называемым социальным бытовым суевериям. И, по сути, представляют собою практику народного колдовства. Точнее, самый простой и вульгарный ее вариант. Чуть более сложной формой существования народного колдовства является вера во всякие присказки, которые следует сказать, или действия, которые нужно сделать при тех или иных обстоятельствах. Например, при икоте люди считают, будто их кто-то вспоминает, и, если они назовут имя того, кто их вспоминает, икота прекратится. На самом деле, просто надо попить воды, так как физиологическое явление, называемое икотой, никоим образом не связано с человеком или людьми, имена которых произносят икающие.

Быть может, переключение мыслительного процесса с зацикленности на собственном икании каким-то образом способствует прекращению означенного процесса, однако в таком случае совершенно не важно, вспоминает человек имена знакомых ему людей или же ну, хотя бы играет в города. Нелепость данного суеверия очевидна. Возможно, оно также являлось частью некоего языческого волхвования, или даже рекомендацией каких-то языческих волхвов обращающимся к нему простолюдинам для избавления от этого не самого приятного явления.

По сути, любое социальное суеверие можно уподобить примеру: представьте, что современный человек, приходя с улицы, привык мыть руки с мылом. И вот группа таких лиц неким гипотетическим образом оказалась с запасами воды и мыла вне цивилизации, где она продолжала мыть руки с мылом всю свою жизнь, и научила этому же своих детей, не особо объясняя, для чего это нужно, но сказав лишь, что это предохраняет от болезней. Допустим, следующее поколение тоже могло пользоваться мылом, пока это мыло, собственно, не кончилось. Дети этого поколения уже не будут иметь мыла, но будут иметь обычай, предписывающий поливать руки водой и тереть их. Быть может, мылу даже найдут некий заменитель – какой-нибудь деревянный брусок или камешек. Вполне возможно, что еще через пару поколений поливание рук водой перед едой тоже будет упразднено, и останется лишь потирание рук, а также вера людей в то, что сие защитит их от болезней, нападения злых духов и прочего.

По схожей схеме появилась большая часть социальных суеверий. Хотя некоторые из них, безусловно, обязаны своим появлением исключительно чьей-то больной фантазии и досужему вымыслу. Однако их примеры совершенно не интересны, и мы не будем их касаться. Теперь давайте рассмотрим, в каком месте суеверие становится осознанным колдовством, потому как приведенные ранее предыдущие примеры есть колдовство неосознанное, так как человек, держащий в кармане фигу или хватающийся за пуговицу или называющий имя человека, который его якобы вспоминает, не осознает того, что он совершает акт колдовства, но действует так исключительно механически, бессознательно, из-за собственной непросвещенности и невежества.

Кстати о непросвещенности и невежестве. Многие люди боятся числа 13, и в особенности пятницы 13-го. При попытке узнать у них, почему, вы никогда не получите вразумительного ответа, вы услышите лишь вульгарные байки о том, что это число и день дьявола. Историческая же подоплека негативного восприятия этого числа связана лишь с тем, что 13-го октября 1307-ого года, аккурат в пятницу, магистр Ордена Тамплиеров Жак де Моле был арестован в Тампле, резиденции Ордена в предместье Парижа. С его ареста началась история долгое время будоражившая европейские умы – от простолюдина до дворян и членов королевских семей. В ходе этой истории, уже во время своей казни Жак де Моле проклял французского короля Филиппа IV, его советника Гийома де Ногарэ и папу Климента V, и в скором времени его проклятия не замедлили исполниться. В связи с этим у людей закрепилась вера в то, что пятниа 13-ое является якобы несчастливым днем, а число 13 – якобы число несчастливое. На формирование этих суеверий наложило также отпечаток то, что пятница считается днем, в который был распят Господь Иисус Христос, а число 13 – число Апостолов вместе с Иисусом Христом и Его предателем – Иудой Искариотским.

Перемешавшись в народном сознании, и потеряв даже малейшую привязку к первоначальному смыслу негативного отношения к данному дню и числу, сие абусрднейшее суеверие укоренилось в умах невежественных и непросвещенных, вызывая в них иррациональный ужас и животный страх каждый раз, когда они с ними встречаются.

Да, таковы плоды невежества. Вернемся же к рассмотрению вопроса о том, как и при каких обстоятельствах суеверие становится осознанным колдовством. Суеверие становится осознанным колдовством в тот момент, когда некто берет слова или обряды сомнительного происхождения, и еще более сомнительного содержания, и использует их для достижения той или иной эгоистической цели, сознавая при этом, что воздействует на некую сферу, в коей обитают некие невидимые силы. Таким образом колдовством, но не магией, являются все заговоры, порчи, привороты, а также сеансы спиритизма, вульгарные сеансы ясновидения и подобные распространенные среди доверчивой и столь же невежественной публики явления.

Многие явления колдовства находятся на грани, либо же плавно перетекают в черную магию, но об этом чуть ниже. Рассмотрим же сейчас исключительно колдовской пример. Для этого возьмем широко известные российской публике деревенские заговоры. Все они являются, при внимательном их рассмотрении, искаженными Христианскими молитвами с изрядной примесью народного фольклора и деревенских суеверий, как то вера в домовых, леших, кикимор, периодически отождествляемых в этих же самых заговорах с чертями, и прочую нечисть. Характерно упоминание острова Буяна, царя Салтана, наравне с совершенно Евангельскими персонажами, как то Иван Креститель, Иисус Христос, Дева Мария, царь Ирод, Понтий Пилат и дочь Ирода Саламея. По всей видимости, они составлялись в деревнях на основе более ранних языческих заклинаний, которые могли передаваться по наследству в семьях колдунов, но чаще выдумывались на ходу людьми, склонными к мистификациям, либо же обладающими, в силу тех или иных обстоятельств, некими сверхспособностями, которые, чаще всего, данным людям не подконтрольны.

Существование, появление и проявление всякого рода сверхспособностей является отдельной темой, напрямую зависящей от нашего нынешнего рассуждения, однако требующей отдельного освещения в отдельной главе. Итак, когда-то действовавшие языческие магические заклинания, либо же заклинания, составленные людьми со сверх способностями, для проявления этих самых сверхспособностей, записывались и попадали в руки либо их наследникам, либо другим людям.

С течением времени либо в них добавлялись Христианские мотивы, либо они изначально составлялись с оными, - сие не имеет значения, - магические языческие ритуалы теряли свою изначальную суть, и итогом всего этого и является существование в наше время передающихся по наследству неких тетрадей с заговорами, которые работают исключительно в силу веры в их действенность того, кто этой тетрадью обладает. Как мы уже указали, большая часть данных заговоров совершенно бессвязная, зачастую сказочная, в большинстве случаев просто абсурдная, ну хоть взять, к примеру, перенесение Евангельских сюжетов на остров Буян, на котором лежит какой-то черный камень, с присказкой о том, что кто-то там что-то кому-то сказал, и теперь, вот, как эта ветка под камнем лежит, так пусть и зуб у коровы не болит. Очевидна абсурдность данных методов, на лицо отсутствие как физической, так и метафизической причинно-следственной связи.

Такие заговоры и заклинания работают и могут работать исключительно в силу фанатичной веры того человека, который их произносит. Именно отсутствие причинно-следственной связи, как физической и метафизической, в методах и формулах, используемых колдуном, отличают колдовство от черной магии. Колдовство суеверно. Колдун, как обезьяна мага, повторяет, зачастую довольно нелепо, некие действия, и верит, будто их повторение даст ему желаемый результат.

Он отчасти прав, но при этом смешон и жалок в своих заблуждениях и невежестве. Теперь же давайте коснемся вопроса о том, где и на каких границах колдовство пересекается или перетекает в черную магию. Мы пока не будем брать тот аспект, когда человек осознанно занимается черной магией. Мы возьмем, в качестве примера, некоего абстрактного колдуна, который в своем арсенале, помимо нелепых суеверных заговоров, имеет и вполне действенные черномагические техники, в методах которых присутствует и причинно-следственная связь, и некоторые магические законы.

Самым распространенным примером такового является наведение порчи с помощью куклы, либо фотографии. В отличие от банального колдовства, когда колдуну предлагается верить в то, что, прочти он заговор с упоминанием имени недоброжелателя, и будет ему плохо, методы вредительства с помощью куклы или фотографии работают не только от веры человека, их использующего, но и по магическим законам аналогий. Закон аналогий, он же закон подобия, является частным проявлением более универсального закона, известного как Герметическая максима «Изумрудной Скрижали», полностью звучащая так: «То, что вверху, подобно тому, что внизу, и то, что внизу, подобно тому, что вверху». Следует сразу оговориться, что подобие не означает тождество, однако подобия достаточно, чтобы, вследствие наличия оного, действия, совершаемые с неким предметом, в том или ином схожем виде переносились на подобный ему объект.

На этом принципе строится вся Церемониальная Магия, вне зависимости от направления ее использования. На этом же принципе базируются и черномагические приемы. Кукла, обычно изготавливаемая колдунами, с наличием черт, подобных человеку, которому желают навредить, либо же фотография, являющаяся его образом и подобием, тонким образом связаны с ним самим, объектом вредоносной магии. Причиняя увечья кукле, или фотографии, при специализированной ритуальной или квази-ритуальной обстановке колдун, использующий сей черномагический метод, актуализирует эту тонкую связь. Именно поэтому, если кто-то нечаянно уронит вашу фотографию и наступит на нее, либо уронит на нее случайно топор, не имея ни злых намерений, ни специализированной обстановки, вам ничего не приключится. Однако при осознанном желании вам навредить через фотографию или куклу, колдун нанесет вам ущерб, вне зависимости от того, знает он, каким образом это все работает или нет. Хотя здесь как раз следует сделать одно тонкое замечание.

В том случае, если колдун знает оккультные законы, и осознанно применяет их во вред, то он скорее уже не колдун, а черный маг, что вовсе не возвышает его, отнюдь. Сие лишь усугубляет его окаянное положение. Колдун имеет то оправдание, что, будучи слепым рабом своих страстей, не ведает, что творит, и является лишь марионеткой в руках падших духов и развоплощенных мерзавцев. Черный маг же не имеет такого оправдания, потому как знает, что творит зло. Знает, что вредит. Знает оккультные законы, с помощью которых это делает. И знает, в союзе с кем он это делает, и что их всех в итоге ожидает неумолимая расплата, неумолимая лишь в следствии непреложности закона равновесия, баланса всего во вселенной, симметричности получаемого нами тому, что мы даем.

К черной магии следует отнести сознательное, обдуманное применение динамизированной воли к воспрепятствованию эволюции вселенной, в том числе любое причинение вреда, любое нарушение свободной воли других человеческих существ. Любая попытка поработить свободную волю другого человеческого существа есть черная магия. Именно поэтому любой ритуал, направленный на то, чтобы вызвать в другом человеке влечение к себе, мы имеем ввиду все так называемые любовные ритуалы, являются актом черной магии.

Любой ритуал, построенный по всем канонам оккультной традиции, с учетом всех оккультных законов, призванный причинить смерть другому человеческому существу, также является актом черной магии. Любой ритуал, направленный на призывание падших духов, всячески противящихся эволюции вселенной, природы и человека, является актом черной магии. Первые два случая являются таковыми, потому как оператор, их применяющий, с помощью универсальных законов, нарушает свободную волю другого человеческого существа, и навязывает ему несвойственное ему чувство, либо же отнимает у него жизнь, без согласия свободной воли объекта его атаки.

В третьем случае, вызывание демонов, говоря же более эзотерическим языком, падших духов, является актом черной магии вследствие того, что данным существам, в обмен на те или иные эгоистические пожелания оператора, будет дана власть проявить себя и свои разрушительные качества. Во-первых, для осуществления пожелания оператора, а во-вторых вследствие того, что свободная воля человека впустила их в наш мир. Есть лишь одно исключение из этих правил, касающееся третьего варианта.

Падшие духи могут быть призваны оператором для того, чтобы привести их к покаянию, также иногда они могут быть вызваны ради того, чтобы расторгнуть договор, коий какой-либо нерадивый человек, случайно наткнувшийся на магические книги, заключил с ними, и теперь, раскаявшись, хочет избавиться от своей ошибки. Однако подобные операции могут быть осуществлены лишь человеком, достигшим определенного уровня внутренней мистической святости и близости к Богу, и пользующегося соответствующим астральным протекторатом. Само собой разумеется, что среди черных магов таких нет, и никогда не будет. Таковых нету и среди магов Света. Оператором, способным осуществлять такое, может быть лишь Теург. Мы вновь стоим на границе определений, требующих своего прояснения. Мы вновь коснулись вопросов о том, что есть магия, и чем она отлична от Теургии. Сие нам следует рассмотреть в отдельной главе.

 

Автор статьи © Baal-Hiram 330/660/900 Ancient and Primitive Rite of Memphis-Misraïm, 2012 год


Back to Top