Образ Мага в художественной литературе — Eric Midnight

Образ Мага в художественной литературе


Eric Midnight
Введение


Данная работа посвящена феномену мага в литературе. Тема эта может показаться достаточно простой и не заслуживающей внимания, но это не совсем так. Маги – это не только выдумка, фантазия. И в наше время существуют люди, называющие себя магами, и люди эти сталкиваются с проблемами, присущими магам из литературы. На самом деле, существует не только конфликт, но даже антагонизм между магом человеком, как внутренний, так и внешний.


Пожалуй, наш мир делится на тех, кто хочет все знать и повелевать силами природы, другими людьми, и тех, кому спокойнее пребывать в неведении, и быть подчиненным. Маг – это сильный человек, который, не смотря на трудности своего пути, выбирает знание и подчинение вместо незнания и подчиненности. Конечно же, присутствие рядом человека, способного на многое, пугает тех, кто на многое не способен. Оттого обыватели испытывают крайне сложные чувства к магам, от страха до ненависти.

С давних пор люди пытаются избавиться от кудесников, если те не желают действовать в их интересах. Однако далеко не все маги желают быть придворными шутами, что тратят свое время на исполнение людских низменных желаний, потакание их слабостям и защиту от собственной же их глупости. Пожалуй, существуют колдуны, которые по своей философии и нуждам мало, чем отличаются от обывателей, и действительно маги, желающие проникнуть в суть вещей, познать этот мир, его законы, и использовать их. Маги обладают сложной философией, которая абсолютно не понятна простым людям. Именно об этом и будет рассказано в данной работе: о пути мага и о магической философии, отраженных в литературе. 

Стоит отметить, что литература о магах написана либо простыми людьми, либо самими магами. В том числе, такая литература может быть написана магами для магов, магами для обывателей и так далее. В качестве примера литературы, написанной обывателями, мы приведем тексты из сборника «Великие некроманты и обычные чародеи». Примером художественного произведения, написанного магом, нам послужит «Лунное дитя» Алистера Кроули. Алистер Кроули – едва ли не самый известный эзотерик как среди людей, интересующихся мистикой, так и среди не интересующихся (чему послужил во многом порочный образ жизни этого мага. А, как известно, обывателей больше всего интересуют самые черные и самые необыкновенные страницы истории). 
Мы рассмотрим такие периоды отражения образа мага в литературе, как Средневековье и двадцатый век. 

Для данной работы использовались не только художественные произведения, но и исследовательские работы, такие как книга Фрэнсиса Кинга «Современная ритуальная магия». Дело в том, что нам важно узнать, насколько точно реальность магических Орденов отражалась в художественной литературе о магах. Также мы использовали работу «Русское масонство» С. П. Мельгунова и Н. П. Сидорова, ведь масонские ложи по своей структуре и своим обычаям очень похожи на магические Ордена. В сущности, один из Орденов двадцатого века, «Золотая Заря», был создан именно как противопоставление масонским ложам, в которых царили междоусобные распри (впрочем, той же участи не удалось избежать и «Золотой Заре»). 

Крайне важно разобрать отношения между человеком, магом и Дьяволом, ведь именно по причине якобы связи с последним многим магам и колдунам пришлось отведать костра во времена инквизиции. 

ГЛАВА I
ОБРАЗ МАГА В ЛИТЕРАТУРЕ


1.1    Маг и человек

Наше исследование образа мага в литературе мы начнем, пожалуй, с «Книги о жизни Вергилия, о его смерти и о многих чудесах, которые он совершил благодаря колдовству и некромантии при помощи дьяволов преисподней». Дело в том, что произведение это содержит в себе множество замечательных примеров истории сношений магов с обывателями. Даже само название книги (а была она написана не магом, а обыкновенным человеком, хотя авторство, к сожалению, неизвестно) является прекрасной иллюстрацией этих сношений, а в частности отношения обывателей к магической силе отдельных представителей человечества. Из названия следует, что Вергилий, который предстает перед нами в данном произведении в образе мага, получил свою силу ни от кого иного, как от дьяволов преисподней. Возможно, покажется удивительным, что Вергилий, древнеримский поэт, о котором мы не знали ничего как о маге, здесь играет роль кудесника. На самом деле, Н. Горелов, чья статья предваряет произведения из сборника «Великие некроманты и обыкновенные чародеи», замечает, что удивительного в этом мало, ведь «Книгу о жизни Вергилия…» составляли средневековые школяры, которым приходилось заучивать целые главы из «Энеиды». При таком объеме и связанных с ним мучениями, как не обвинить автора в дружбе с Дьяволом? 

История о жизни Вергилия начинается с рассказа о том, как хитростью он завладел ценнейшими книгами по некромантии. Во время прогулки, еще обучавшийся в школе Вергилий услышал из-под земли голос, который звал его. Оказалось, то был заточенный под землю изгнанный демон. Демон пообещал, что, если Вергилий поднимет дощечку, закрывавшую ямку, в которой томился демон, то получит книги, которые обучат его магии. Вергилий поднял дощечку и получил, что хотел. Но, удивившись, что такой большой демон смог уместиться в столь небольшой ямке, попросил его продемонстрировать, как же у него это получилось. Как только демон снова забрался в свою тюрьму, Вергилий накрыл его дощечкой. После этого случая Вергилий становится преуспевающим и мудрым ученым мужем, к которому съезжаются студенты со всего света. Однако через некоторое время главный герой получает весточку от матери. Та просит его возвращаться на родину в Рим, чтобы вернуть себе отцовское наследство, которое по праву принадлежит ему, но которым пользуются бессовестные родственники, и стать одним из самых могущественных людей в столице.

Приезжая в Рим, Вергилий сталкивает с препятствием, ведь разбогатевшие родственники отнюдь не желают расставаться с добычей. Хотя Вергилий и сам не беден, но чувство справедливости заставляет его возвратить богатства. Положение обделенной матери опечалило его, и тогда Вергилий задумал месть. Отведя «черной магией» глаза родственникам, Вергилий собирает все созревшие плоды и заколосившиеся хлеба с их полей. Таким образом Вергилий проучил обывателей, совершенно позабывших о нормах морали. Но маг в данном произведении не только наказывает, но и помогает. Многое сделал Вергилий для Рима, для его безопасности и процветания. Сооруженным медным всадником ему удалось очистить Рим от ночных разбоев. Всадник этот оживал после десяти часов вечера, гнался за каждым, кто находился в это время на улице, и убивал его. В первую же ночь было убито двести человек. Однако, разбойники придумали противоядие: они стали брать с собой веревочные лестницы, по которым забирались на крыши домов. Тогда император снова стал просить совета у Вергилия, и Вергилий сказал сделать также и двух медных псов. Эти-то медные псы и доставали разбойников с крыш, и убивали их. Кроме всадника, Вергилий сотворил и лампу, которая никогда не гасла и освещала весь Рим. Напротив нее он поставил медного лучника, который натянул тетиву так, как будто бы сейчас собирается выстрелить. Но не долго римлян радовала вечная лампа. Однажды собрались дочери богатых горожан на прогулку, чтобы посмотреть на лучника. Одна из них из шутки спросила: «А чего же он не выстрелит?» Положила руку на лук, и стрела с грохотом разбила лампу. Примеры людского безрассудства, легкомыслия, губительного любопытства и жадности еще не раз будут встречаться как в «Книге о жизни и смерти Вергилия», так и в других произведениях, которые мы рассмотрим. Данные ситуации очень напоминают случай, описанный в «Одиссее» Гомера, когда неосторожные и корыстные спутники Одиссея решили выпустить ветра из мешков, считая, что в них находится золото, которым Одиссей не хочет делиться со всеми. Нам известно, чем закончился этот пример человеческой глупости. Не выпусти люди ветра из мешков, Одиссей с целыми и невредимыми людьми пристали бы к берегам Итаки гораздо раньше. Однако и сама эпическая поэма от этого потеряла бы множество сюжетов. К тому же, она утратила бы сам человеческий дух. Примерно то же самое происходит и с художественной литературой о магах, написанной для обывателей. 

Действительно, многие полезные деяния магов оказываются совершенно ненужными и даже портящими жизнь для обывателей. Примером тому может послужить статуя, сотворенная Вергилием, обладавшая волшебным свойством: стоило женщине посмотреть на нее, как пропадала всяческая тяга к прелюбодеяниям. Но женщин опечалила эта чистота и честность, они загрустили, попросили жену Вергилия сбросить статую. Так она и сделала. Вергилий же после сказал: «Черт с тобой, я ради твоего же блага старался, но больше я в бабские дела лезть не буду, делайте, как сами знаете». - И начал Вергилий с тех пор свою жену ненавидеть». Бедный Вергилий! Если бы он принял такое решение в отношении всего человечества, и больше не лез в его дела, не обрек бы он себя на множество проблем. Воистину, когда маг соприкасается с людьми, больше всего страдает он сам. То, что, казалось бы, должно приносить радость, приносит только боль и непонимание. Нет ничего странного в том, что Вергилий возненавидел свою жену. Пожалуй, перенеси он свою ненависть и на мужчин так же, как на женщин (чего он не мог сделать, так как больше всего страдал именно от женщин, ведь женщины вызывают сильные эмоции у мужчины), пожалуй, Вергилий стал бы мизантропом. Образ мага-мизантропа мы встречаем в серии книг о Гарри Потере, однако автор данной серии не дает нам объяснения такой мизантропии. Скорее, причины совершенно умалчиваются, и мы встаем на сторону «добрых волшебников», которые не хотят причинять вреда магглам. Конечно, «Гарри Поттер» - это книги для детей, для подрастающего поколения. Обществу будет выгоднее, если новые люди вырастут без ненависти. Однако в «Книге о жизни и смерти Вергилия» мы найдем множество объяснений того, почему маги становятся мизантропами. 

Вообще же, в истории о Вергилии женщина предстает перед нами как существо, полное коварства и выдумок, которые помогают избежать ей позора за прелюбодеяния. Этот образ типичен для Средневековой литературы, в особенности для литературы смеховой. В «Книге о жизни и смерти Вергилия» описывается, как главный герой маг соорудил статую змеи, которая позволяла определить, правду ли говорит человек, положивший ей в пасть свою руку. Если человек врал, то рука оказывалась откусанной. Один рыцарь решил проверить свою жену на верность и привез ее в Рим. Та же имела любовника, но, тем не менее, нашла способ избежать позора. Она научила любовника надеть на себя костюм шута, и пришла вместе с ним и с мужем на площадь. Сунула руку в пасть змее. Тут Вергилий, который как маг знает все, попросил ее не клясться, ведь рука окажется откусанной! Но женщина, глядя мужу в глаза, сказала, что имела с ним сношений не больше, чем с «тем шутом». Таким образом, она сказала правду, а Вергилий снова оказался раздосадованным. 

Однако, кроме введения во гнев, обыватели сыграли еще одну роль в жизни мага. У Вергилия был слуга, которому он больше всех доверял и которого любил. Маг решил провести процедуру обновления своего физического тела, для чего нужно было убить его, порезать на четыре куска, посолить и положить в бочку, на которую непрестанно капало бы масло. Через некоторое время тело должно было вновь срастись из кусочков плоти, и Вергилий стал бы снова молодым. Данную процедуру, в том числе и слежение за телом, кудесник поручил своему любимому слуге. Слуга сначала отказывался, так как не мог убить своего господина, но Вергилий уверил его в том, что ничего плохого в этом не будет. Тем не менее, ничего у них не получилось. Пока Вергилий лежал в бочке, его здоровьем поинтересовался сам император. Он спросил у слуги, где находится его хозяин? Слуга долго не отвечал, но, в конечном итоге, ему пришлось провести императора в замок к Вергилию. После чего император отсек слуге голову за то, что тот убил своего хозяина. Тут же из бочки выпрыгнул младенец и трижды обежал ее кругом, повторяя: «Проклят будь день и час, когда ты явился сюда», а Вергилий так и остался лежать в бочке. 

Незнание людей привело мага к смерти. Поистине, лучше магу не иметь никаких отношений с людьми, держаться от них подальше и никаких важных дел не доверять. Делая обывателям добро, делаешь только себе хуже. 
Перейдем к следующей средневековой истории без автора, а именно к «Знаменитой истории монаха Бэкона, содержащей также чудеса, совершенные им при жизни, и рассказ о его смерти с описанием жизни и смерти двух волшебников, Банджи и Вандермаста». 

Роджер Бэкон – известный нам ученый средневековья. Именно ему принадлежит заслуга в изобретении очков. Ничего удивительного нет в том, что в художественной литературе он выступил в образе мага, ведь когда-то то, чем занимались ученые, было непонятно для обывателей. А то, что непонятно, они склонны называть магией. Неспроста магическое слово Абракадабра, которое пишут в несколько рядов, в каждом из которой убирают по одной букве, что дает здоровье, является у обывателей словом, обозначающим что-то совершенно непонятное. Когда-то науку называли магией, теперь же происходит обратное: то, что раньше было магией, переходит в раздел науки. 

Роджер Бэкон в «Знаменитой истории» тоже предстает перед нами как филантроп, занимающийся проблемами людей и решающим их. Кроме того, он даже является едва ли не придворным магом короля, с удовольствием показывает ему чудеса и предлагает свою помощь в государственных делах, чем король и не стесняется воспользоваться. 

В отличие от истории про Вергилия, история о монахе Бэкона не трагична, она скорее напоминает собой смеховую литературу средневековья, ведь в ней присутствуют и забавные истории, и образ, так часто использовавшийся в смеховой литературе, а именно мы говорим о слуге Бэкона, Майлзе. Этот герой поет шуточные низовые песенки, любит выпить и постоянно попадает впросак, причиняя этим, кстати, неприятности и своему хозяину. 

Люди по-разному относятся к Бэкону. Те, кого он обдурил, не любят его. Те, кому он показывает свои чудеса, дивятся таланту Бэкона и нисколько не желают ему зла. Например, посланник короля, которого Бэкон пустил по ложному пути с помощью своей магии, чтобы доказать, что сам маг сможет прийти ко двору гораздо раньше посланника, определенно недолюбливает Бэкона, и даже желает ему отомстить. Король же, наоборот, симпатизирует монаху, ведь тот использует свое искусство на пользу королевству. Так Бэкону удалось с помощью линз поджечь целый город, который армия могла бы еще долго держать в осаде, так ничего и не добившись. Конечно, это вовсе не магия, а самая настоящая наука, но средневековым людям такое умение виделось именно как волшебство. 

Роджер Бэкон с помощью своей хитроумности спас однажды человека, который подписал договор с Дьяволом. Дьявол одолжил ему денег, чтобы тот расплатился с долгами, а взамен просил то, что сам захочет взять после растраты денег, на свое усмотрение. Получается, как только незадачливый обыватель расплатился бы с долгами, его душа попадала бы в распоряжение Дьявола. Но Бэкон и здесь нашел выход из положения. Дьяволу он указал на то, что подзащитный, конечно, расплатился со всеми земными долгами, но самому рогатому так и остался должен денег. 

Однако, в этой, казалось бы, идиллии между магом и обывателями, образовывается брешь. Крайне комичны отношения между Бэконом и его слугой Майлзом. 
«Гости поблагодарили Майлза за песенку и отправили его домой. Дома хозяин спросил, где это он пропадал так долго. Слуга ответил, что был на свадьбе. 
- Это я знаю, - говорит Бэкон, - а также ведомо мне, скотина, что ты бывал пьян каждый день. 
На что слуга отвечал ему следующим образом:
- Это самое худшее, что вы можете обо мне сказать, хозяин, да и то, как же бедному человеку не быть пьяным, коли выпьет лишнюю кружку! У богатых-то оно, понятное дело, не так. 
- А как же у богатых?
- Это я вам сейчас расскажу в нескольких словах, - молвил Майлз. 
Когда законника тошнит,
Монаха лишь слегка мутит,
Бедняк в бесчувствии лежит, -
А все одна зараза.
- Но-но, сударь, - отвечал ему брат Бэкон, - чтобы я больше об этой заразе не слышал, не то пропишу тебе такого кислого соусу, что все твое мясо испорчу».  (3, С.120-121)

И пусть конфликт между магом и его слугой, то есть обывателем, выражен комически, совсем не так, как в «Книге о жизни и смерти Вергилия», тем не менее, конфликт присутствует. Глазным образом он выразился в истории с говорящей головой из бронзы, которую соорудил Бэкон. Голова должны была заговорить, и, когда она заговорит, следовало обнести всю Англию бронзовой оградой, чтобы страну никто не смог завоевать. Когда брат Бэкон устал и пошел отдохнуть, он оставил Майлза присматривать за головой, чтобы тот мог сообщить, если она вдруг заговорит. Голова действительно заговорила, но говорила она только одну единственную фразу: «Время пришло». А Майлз посчитал, что это сущая безделица, и не стоит о ней сообщать хозяину. Вместо этого он пререкался с головой и пел ей веселые народные песенки. В конце концов, бронзовая голова произнесла: «Время ушло», и закрыла глаза. Брат Бэкон, «услышав это, так разъярился, что хотел слугу своего прибить». «Так великие труды двух ученых мужей сошли на нет (к их глубокому сожалению) из-за мужика-простофили». (3, С.121)

Это очень показательный случай для художественной литературы про магов. То же самое мы встречаем и в истории про смерть Вергилия, который доверился своему слуге, а тот ничего не смог сделать против его настоящего убийства. 
Но перейдем к литературе двадцатого века. В романе  «Лунное дитя» Алистера Кроули, который на самом деле являлся магом, также прослеживается та же закономерность, что и в двух разобранных нами произведениях, насчет сношения магов с обывателями. Главный герой «Лунного дитя», Сирил Грэй, задумывает вместе со своим учителем Саймоном Иффом создание идеального ребенка, который станет Сверхчеловеком. Для этого им необходима подходящая девушка, которую они и находят в лице Лизы Ла Джуффриа, компаньонки танцовщицы Лавинии Кинг, которая путешествует с нею по миру. Девушка эта экзальтированная, склонная к мистицизму, чья душа хочет познать что-то большее, чем известно людям. В то же время, эта девушка очень импульсивна, вспыльчива. Она способна загореться идеей, но через некоторое время полностью охладеть к ней. 

Пожалуй, Лиза ла Джуффриа являет собой образец интересующегося магией обывателя, тем не менее, не способного посвятить всю свою жизнь эзотерическим изысканиям. Сирил Грэй и Саймон Ифф возлагают на нее большие надежды, строят мощную магическую защиту, чтобы ничто не могло помешать созданию Лунного дитя, то есть Сверхчеловека, которого должны зачать Грэй и Лиза. Все же, они слишком хорошо понимают, что не смогут защитить Лизу от ее же собственных мыслей и душевных метаний. Именно это обстоятельство и пробивает брешь во всем плане. После проведенных магических операций Лиза живет в «Сачке для бабочки», как называется поместье Иффа, в котором и осуществляется задуманное. Дело в том, что девушка не может общаться ни с кем, кто не живет в самом доме. Ее кормят одними молочными продуктами, держат в покое. Никакие человеческие развлечения становятся недоступными для Лизы. Всего за несколько месяцев она из худосочной, живой девушки превращается в расплывшуюся барышню совершенно без интереса к внешним проявлениям мира. Именно это и позволяет переманить ее магам из Черной Ложи, которая желала помешать рождению Лунного дитя. 

Так мы встречаемся уже с третьим случаем, когда из-за профана-обывателя все замыслы мага оказываются невоплощенными. Таков конфликт между магом и обывателями (в литературе, по крайней мере, о чем мы и должны говорить): если маг помогает обывателям, то его помощь они либо отвергают, либо наносят самому магу еще больший вред. 

1.2    Маг, человек и Дьявол

Нельзя игнорировать приписанную магу связь с Дьяволом. В конце концов, и в художественной литературе мы встречаемся с такими сюжетами. 
Человек отличается от мага тем, что являет собой раба божьего. Встречаясь с темными силами, он обращается за помощью к богу, молится ему, но сам не пытается разрешить проблему. Для мага же Дьявол – если и не брат, то, по крайней мере, либо слуга, либо соратник. Получается, что маг – это человек, который отведал запретного плода знаний. Он сам отказался от опеки бога, и теперь сам себе хозяин. 

В «Сказаниях о Дьяволе» Клода Сеньоля, представляющих собой сборник народных рассказов о нечисти, мы часто встречаем истории, в которых человек перехитрил Дьявола, и спасся таким образом. Монахи же в данных рассказах исключительно молятся богу, и это нисколько не помогает. Дело в том, что, чтобы обмануть дьявола, нужно действовать его же методами, понимать его, то есть быть самому немного дьяволом. Мага же роднит с рогатым как раз тяга к самостоятельности, скорее повелеванию силами Неба, чем служению этим силам. Как говорится в средневековой европейской поговорке, «обмануть дьявола не грех». Именно этими способами и пользуются маги в художественной литературе, чем неизменно одерживают над Дьяволом верх. Вспомним рассказ о том, как монах Бэкон избавил беднягу от долга Дьяволу. 

То же родство мага и Дьявола настраивает обывателя против первого. Ведь никто не должен оказывать на раба божьего своего пагубного влияния. А так, как человек слаб, это влияние действительно может быть оказано. Это одна из причин, по которой люди боятся магов. 

1.3 Внутренний конфликт между магом и человеком

Однако, внешний конфликт между магом и человеком далеко не единственный. Существует также и внутренний конфликт, ведь сам маг изначально представляет собой человека. Имеют место душевные метания: а должен ли он становиться хозяином самого себя? А стоит ли отказываться от покровительства бога? Ведь, в первую очередь, маги живут в человеческом общества. А так, как мы – не закрытые системы, то на нас может повлиять и мнение окружения. К тому же, путь познания отнюдь не является образцом веселой жизни. Как говорил царь Соломон: «Во многой мудрости много печали; и кто умножает знания, умножает скорбь».  (9) Действительно, нам следует обратиться к образу царя Соломону, чтобы показать сущность данной проблемы. В «Малом ключе Соломона» царь становится магом, который запечатывает в сосуд при помощи своего кольца зловредных демонов. Кстати, по преданию, люди этот сосуд затем вырыли из земли, решив, что царь Соломон спрятал туда золото. Опять же, собственная глупость людей погубила их и избавила от спокойной, благодатной жизни. И, если в «Малом ключе» мы получаем сведения о демонах, которых можно вызывать, чтобы пользоваться их силой в своих целях, а также о том, как необходимо производить вызовы, то в «Экклезиасте» Соломон отрекается от знания, и предпочитает веселье скорби, присущей раздумьям. 

Еще один отрекшийся маг в художественной литературе – монах Бэкон. И причиной тому в большей степени послужили обыватели. Бэкон смастерил зеркало, в котором можно было увидеть все, что только пожелаешь. К зеркалу этому стекалось много народу, и все поначалу было в порядке, пока дело не дошло до убийства. Отцы двоих молодых людей в их отсутствие стали заклятыми врагами, и вот в тот момент, как сыновья хотели справиться с помощью зеркала об их здоровье, отцы сошлись в рукопашную, и один убил другого. Сын поверженного сказал, что с его отцом обошлись нечестно. Тут завязалась драка, и оба погибли, нанеся друг другу ранения кинжалами. После этого случая Бэкон крепко задумался о роли магии в его жизни и жизни других людей: «Злосчастный Бэкон, злосчастные твои знания, злосчастная твоя мудрость! Твое искусство стало причиной гибели этих молодых людей. Занимайся я, как и надлежит мне по сану, святыми вещами, не было бы у меня времени на изготовление премудрых зеркал. Дурное это зеркало, ибо стало оно причиной столь страшной трагедии». (3, С.127)Однако, зря Бэкон винил зеркало во всех несчастьях. Ведь не зеркало виновато, а то, как люди распорядились им. Как писал Алистер Кроули в своем «Лунном дитя», об убийстве можно договориться по телефону, но телефон в убийстве обвинять глупо. 
«В то время, что брат Бэкон провел в своей комнате, предавался он разного рода размышлениям. Иногда думал он о тщете всякого искусства и науки. Иногда вдруг принимался проклинать себя за то, что занимался вещами, противными его сану, а также вредными для здоровья души. Тогда говорил он, что магия превращает человека в дьявола». (3, С.128)

Все же, если говорить о превращении человека в дьявола, то, действительно, стоит говорить о таком человеке как о человеке, а не как о маге. Никто бы и не пострадал, если бы люди не обладали столькими негативными качествами. И вовсе не вредила Бэкону магия. Это его магии вредили люди. 


ГЛАВА II
ОБРАЗ МАГА, ОПИСАННЫЙ МАГОМ И ОБЫВАТЕЛЕМ


2.1 Маги в произведениях, написанных магами и написанных людьми

Существует разница между тем, как описывают деятельность магов (а именно Делание, как это называется в эзотерической литературе) обыватели и сами маги. 
В средневековых произведениях, которые мы разобрали, был представлен результат Делания, но не сам процесс. Мы видели чудеса, но никто не объяснил нам методов их сотворения. Философии в таких произведениях нет, разве что присутствует житейская народная мудрость. Если же мы обратимся к произведениям, написанным самими кудесниками, то увидим совершенно иную картину. 

«Лунное Дитя» Алистера Кроули сплошь наполнено магической философией. Все действие объясняется философской подоплекой. Автор рассказывает устами героев о четвертом измерении, о сущности души. Приводятся также целые ритуалы, которые проводятся в Магических Орденах. Кроме того, Кроули как никто другой может рассказать нам о сущности мага, о его характере, пристрастиях. 
Фраза «Что Хочешь, то Делай, вот весь Закон!» интерпретируется в вводной статье к роману Евгением Колесовым. Это означает, что, если маг решился на какое-либо действие, то все, что ему остается, это выполнять его, не сомневаясь. Сам Сирил Грэй говорит, что очень важно держать свое слово, тогда не возникнет душевных метаний, должен ты делать что-либо, или не должен. 

Маг – человек чрезвычайно сильной воли. Пока ты не станешь хозяином самого себя, ни за что не станешь хозяином для других. В образе Сирила Грэя присутствуют черты, характеризующие его как гипнотизера. Именно как гипнотизер, человек сильной воли, которой нельзя не подчиниться, он завоевывает душу Лизы Ла Джуффриа. Пусть слова его звучат мягко («Я обязательно позвоню, если смогу, - сказал он ласково, но твердо, и слишком усадил ее на диван»(4, С.26)), но под ними скрывается невероятная сила характера мага. Сирил способен сделать так, что его никто не заметит, не станет обращать на него внимания. И лишь когда ему самому нужно будет, мага заметят все, он даже станет душой компании, если уж это будет так ему необходимо. Да, действительно, Сирил Грэй – маг, отличающийся от Бэкона и Вергилия, ведь он не пересекается с обывателями, он ничего для них не делает, и следует лишь своему собственному желанию, своим собственным эзотерическим целям. Однако, как мы видим, «профан» смог просочиться и в эту мощную систему защиты, после чего всем эзотерическим чаяниям пришел конец, Лунное Дитя создать не удалось. 

Сирил Грэй способен влиять на других людей, подчинять их своей воле. В отличие от Вергилия, он не терпел издевательств от женщин. Он очаровал Лизу Ла Джуффриа так, что его временное отсутствие заставляло ее нервничать, доводило ее до неврастении. Когда же маг появляется снова, Лиза падает перед ним на колени, воскликнув: «О мой бог, мой китайский божок!» (4, С.29)
Что также примечательно в образе Сирила Грэя, так это его «двойные мозги», как он сам называет свой стиль мышления: «У некоторых людей обыкновенные мозги, - ответил он вполне серьезно, - а у некоторых – двойные. У меня двойные. – И через минуту добавил: - Ах да, совсем забыл! Есть еще вовсе безмозглые люди». (4, С. 120) Сирилу присуща редкая способность видеть в каком-либо явлении сначала нечто прекрасное, затем нечто смешное, затем опять прекрасное и опять смешное, и так до бесконечности. Вот уж действительно невозможная вещь для обывателя, который только и хочет, что насчет всего иметь одно единственное мнение, чтобы не войти в когнитивный диссонанс. 

Кроме характера настоящего мага, а не переработанного образа обывателями, мы также видим в романе Алистера Кроули и структуру настоящего Магического Ордена. Так как сам Кроули входил в несколько Орденов («Золотая Заря», «Astrum Argentum»), он хорошо знаком с их ритуалами. Более того, в «Лунном Дитя» Кроули описал реально существующих магов, с которыми ему довелось работать в «Золотой Заре». Так как отношения между ними были неприятельские, то Кроули описал этих магов со всей присущей ему иронией, как людей, жаждущих не мудрости, а новых степеней, аморальных, пьющих, склонных к заумному, но бездумному изложению мыслей. Орден «Золотой Зари» подвергался множественным распрям между его членами, что Кроули считал неприемлемым (хотя сам, в некотором роде, и посодействовал этим процессам разложения)

В «Лунном Дитя» мы встречаем описание настоящего обряда посвящения, когда Лизу Ла Джуффриа помещают одну в «часовню», где она подвергается множеству неприятных ощущений. Сирил Грэй разыгрывает перед ней любовные игры с Сестрой Кибелой, внутрь входит заплаканная и испуганная девушка, расписывающая, к каким ужасным людям они с Лизой попали, и что нужно скорее отсюда бежать. Однако Лиза Ла Джуффриа проходит испытание, не убегает и узнает, что перед ней был разыгран спектакль. Такие испытания при посвящении проходили на самом деле в масонских ложах, а затем и в Магических Орденах. Претендента помещали в страшную комнату, в которой тот после воздействия некоторых факторов задумывался о смерти, о тщетности жизни. Или же о тщетности знания, после чего отказывался от вхождения в ложу или Орден. Это ритуал символической смерти и возрождения, который и пережила Лиза, и после которого чувствовала себя ребенком, заново рожденной, только пришедшей в этот мир. 

Заключение


В ходе данной работы нам удалось определить, что образ мага по-разному описывается в литературе, написанной магом и обывателем. В литературных произведениях обывателей чудеса только констатируются, при этом авторы нам не объясняют, как они были совершены. Такие произведения не содержат не только эзотерической философии, но не содержат философии вовсе, если только за таковую не принимать житейскую мудрость. 

Рассмотрев художественную литературу о магах, мы пришли к выводу, что путь мага описывается как наполненный множеством сложностей и преград. Одна из этих сложностей – это внешний конфликт между магом и человеком (человек, даже которому доверяет маг, способен навредить по незнанию магическим практикам). Но также существует и внутренний конфликт между человеком и магом, так как, пока маг не стал совершенным, ничто человеческое ему не чуждо. Маг может отказаться от знания и стать обывателем, не выдержав всех трудностей на своем пути. 

Что же касается отношений между магом, человеком и Дьяволом, то мы можем сказать, что нет для мага большего дьявола, чем человек. 

Список литературы
1. Курбатов В.И.  Магический ключ Соломона/ Владимир Курбатов. – М.: Эксмо; Ростов н/Д: Наука-Пресс, 2006. – 416 с. – (Тайные знаки). 
2. Клод Сеньоль Сказания о Дьяволе. Т. 1. / Пер. с франц. В. Ломм, Е. Меникова. М.: Энигма, 2002. – 608 с. 
3. Великие некроманты и обыкновенные чародеи. / Пер. с англ. Н. Масловой, вступ. Ст. Н. Горелова. – СПб.: Азбука-классика, 2006. – 224 с. 
4. Алистер Кроули. Лунное Дитя. / Пер. с англ. Е. Колесов (Fra: E.U.L.).П: Издательство «Алмазное сердце», 2005. – 356 с.
5. Фрэнсис Кинг. Современная ритуальная магия: М.: Локид, Миф, 1999. – 368 с.; ил. – (Коллекция «Сфинкс»)
6. Папюс. Практическая магия. – М.: АСТ, 200. – 694 с.
7. Русское масонство. – М.: Эксмо, 2006. – 688 с. 
8. Философия в России [Электронный ресурс] / М. Бахтин/ Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. 
9. Электронная библиотека [Электронный ресурс] / Соломон/ Экклезиаст.

© Eric Midnight

Back to Top